[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Аниме (405) -- (virarr)
  • Товарищ Каллиграфия (1) -- (virarr)
  • Страничка Ботан-Шимпо. (359) -- (Ботан-Шимпо)
  • мультфильмы для взрослых (2) -- (virarr)
  • LOVE DEATH + ROBOTS (3) -- (virarr)
  • Расскажите о своих проблемах (854) -- (virarr)
  • Хорошие мультфильмы для твоей коллекции (0) -- (virarr)
  • Фантастика (109) -- (virarr)
  • музыка помогающая творчеству (145) -- (virarr)
  • Олдскул от старьёвщика (3) -- (virarr)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Паразит Бу-Ка (Роман про тварей, которые вытягивают жизнь из людей)
    Паразит Бу-Ка
    трэшкинДата: Четверг, 24.10.2019, 09:20 | Сообщение # 1
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3738
    Статус: Не в сети
    Начал новый роман. Сюжет уже продумал, персонажей тоже, и идея, как мне кажется, неплохая.

    Паразит Бу-Ка


    Глава первая.

    Дурная муха, осенняя, потому и не находила себе места, металась как сумасшедшая по охранной будке, жужжала, билась о грязное стекло, врезалась в стены и в мужчину, который сидел на шатком табурете за столом и лениво отмахивался от мелкой назойливой твари. Сегодня днём одна такая непоседливая козявка уже спикировала прямиком в его кружку с чаем – выливать пришлось, а ведь даже глотка сделать не успел, ждал, когда остынет. Пришлось заново воду кипятить.
    Муха заметалась вокруг пыльной лампочки под потолком, затем бросилась к металлическому шкафу – короткая перебежка по поверхности с чешуйками облупившейся краски – и снова хаотичный полёт. Вправо, влево, удар в стекло, в радиоприёмник, из динамика которого доносилась нудная песня о неразделённой любви. Муха рванула в щель между стеной и шкафом, и это стало для неё роковой ошибкой – угодила в паутину.
    - Попалась, гадина, - проворчал Макар Куликов.
    Он мог расправиться с мелкой тварью в тот момент, когда она в будку влетела, то есть, минут двадцать назад, но гоняться за ней со свёрнутым журналом ему было лень.
    Муха отчаянно жужжала, пытаясь вырваться из паутины. Мужской голос в приёмнике буквально провыл последние слова песни, закончив её плаксивым фальцетом. Макар представил себе исполнителя: лощёный хмырь в пёстрой одежде и взглядом грустного пуделя. Подобную хрень ведь только с таким взглядом и можно петь – текст паршивый, а музыка и того хуже. Типичный высер отечественной попсы. Как ярый фанат Кинчева, Летова и Цоя, Макар считал попсу чем-то схожей с тухлым мясом: сожрёшь - и блеванёшь. А почему слушал, почему не перенастраивал приёмник на другую волну? Да потому что нравилось ему критиковать и ругаться на хмырей-исполнителей. Это было сродни добровольному самоистязанию ради благословенных минут праведной злости. Глупо? Может, и глупо, но когда ты работаешь охранником и большую часть времени торчишь в унылой будке, это хоть какое-то развлечение.
    На этот объект Макара перевели два месяца назад. Паршивый объект, шумный – стройка супермаркета. Никакого комфорта. Днём приходилось постоянно бегать к воротам, пропуская и выпуская грузовики, а ночью – делать обход территории. Впрочем, Макар на свои обязанности охранника частенько забивал, особенно когда погода была плохая. Пару раз за ночь пройдётся, глянет по сторонам, посветит фонариком, и достаточно. За те деньги, что ему платили, он и это считал подвигом.
    Сюда Макара сослали из-за того, что он проштрафился на предыдущем объекте – хорошо хоть не уволили. Тогда Макар работал в торговом центре, следил, так сказать, за порядком. Среди охранников этот объект считался «тёпленьким местечком». Оно и понятно, днём потоптался то тут, то там, побродил по этажам, а потом можно и в комнате отдыха надолго зависнуть. А ночью так вообще лафа, запер все двери и дрыхни себе до утра. А если проверка нагрянет, так были кое какие хитрости, чтобы врасплох не застала. Целый год Макар в торговом центре проработал, но затем случилась пакость, причём конкретная: какой-то урод намалевал красной краской на фасадной белоснежной стене матерное слово из трёх громадных букв, а вдобавок ещё и иллюстрацию нарисовал к этому самому слову. Люди утром шли на работу, снимали эти художества на телефоны и смеялись. Один из сотрудников торгового центра позже заметил, что без стремянки тут не обошлось – иллюстрация к матерному слову была метра четыре высотой, кто-то серьёзно подошёл к делу.
    Козлом отпущения, разумеется, выставили Макара. Начальство кричало: «Проспал, зараза! Репутацию фирмы подорвал! Таким как ты только ямы помойные охранять!» А он стоял с угрюмым видом и кивал, соглашаясь: да, мол, виноват, не уследил. Должно быть из-за того, что он огрызаться не стал, его и не уволили. Наказали рублём и швырнули на грязный объект.
    В том, что тогда случилось Макар не винил ночного художника. Он винил весь этот город. Три года назад, после гибели жены, подмосковный Светинск стал для него олицетворением подлости и на то были причины. Многие заметили бы, что испытывать отвращение к городу из-за мерзости и равнодушия некоторых людей - это глупо. Ну, в самом деле, нельзя же ненавидеть целый лес только за то, что в нём попадаются гнилые деревья? Или, к примеру, злиться на всех птиц, только потому, что парочка голубей нагадила на твой балкон? На подобные аргументы Макар мог бы ответить: «Мне плевать. Всё что у меня есть, это ненависть к городу, который убил мою жену». По крайней мере, слова «мне плевать» он точно сказал бы, ведь за последние годы они стали для него едва ли не девизом. Ему было тридцать два, и он уже давно шагал по дороге разочарований и на другие тропы сворачивать не собирался. Ему так было комфортней. Это походило на его отношение к отечественной попсе – терпеть не мог, но слушал.
    Закончилась очередная песня, по радио начались вечерние новости.
    Макар с недовольством поглядел на дверь, побарабанил пальцами по поверхности стола. Время семь, а сменщика всё нет. Опять опаздывает, хотя обязан являться без пятнадцати. Ну не урод ли? Тяжело вздохнув, Макар уже собирался подняться со стула и выйти на улицу, чтобы немного размяться, но вдруг услышал, как снаружи скрипнули ворота. Через несколько секунд дверь распахнулась, и в будку ввалился раскрасневшийся сменщик. Макару хватило мимолётного взгляда, чтобы определить, что тот поддатый.
    - Извини, спешил, как мог! – развёл руками сменщик – пухлый парень с щекастым помятым лицом и с зализанными к затылку жидкими волосами цвета соломы. – Дружбана встретил. Разговорились, жахнули по паре стопок, - он снял с плеча спортивную сумку, швырнул её на лавку возле стены. – Не обижайся, Макар, сам знаешь, как это бывает.
    Макар выключил звук в приёмнике, вышел из-за стола, скрестил руки на груди.
    - Скажи, Лёх, тебе здесь нравится? – он обвёл взглядом убогую обстановку будки.
    - Да не особо, - последовал настороженный ответ.
    - И мне вот тоже не особо. Совсем не особо! – Макар повысил голос. – И меня достало, что из-за тебя я постоянно тут торчу больше, чем положено!
    Лёха насупился.
    - Ну что ты начинаешь опять? Я ведь извинился. Подумаешь опоздал на каких-то пятнадцать минут… Вон мой сменщик постоянно задерживается и ничего…
    - Плевать я хотел на твоего сменщика! – глаза Макара угрожающе блеснули. – У тебя всегда какие-то отмазки находятся. То дружбана встретил, то подружку, то ещё какая-нибудь хрень. Смотри, ещё раз опоздаешь…
    - И что? – Лёха набычился, щёки стали пунцовыми. – Что ты сделаешь, Макар? Начальству настучишь? Ты стукач, да?
    Не стоило ему это говорить. Слишком молодой, слишком глупый, не наученный горьким опытом тому, что за некоторые слова можно и поплатиться. Суть лишь в цене. А ценой в этот раз стал резкий удар под дых. Макар нанёс его умело, несколько лет занятий боксом не прошли даром.
    Лёха согнулся, закряхтел, жадно хватая ртом воздух. В осоловелых глазах сквозило удивление, он будто бы вопрошал: за что?
    Макар охотно пояснил:
    - Это чтобы ты за языком следил, усёк?
    Ответом стал энергичный кивок. На этом урок был закончен. С невозмутимым видом Макар открыл шкафчик, снял с вешалки куртку, надел её, после чего взглянул на сменщика, который всё ещё стоял в полусогнутом положении.
    - Чего стоишь? Расписывайся давай.
    Лёха болезненно поморщился, подошёл к столу и в специальной графе в журнале поставил подпись, означающую, что сену он принял, а значит, ответственность за объект теперь полностью переходит к нему. Подпись получилась корявая, потому что рука дрожала. Закрыв журнал, Лёха буркнул обиженно:
    - Не ожидал от тебя такого.
    Макар застегнул молнию на куртке, взял из шкафчика сумку и молча вышел из будки. Он не сомневался: Лёха впредь будет приходить на смену вовремя, по крайней мере, в ближайшие недели. Всё зависит от того, насколько горек для него стал сегодняшний опыт. Для некоторых и одного удара под дых хватает, чтобы многое переосмыслить, а кого-то и избиение до полусмерти ничему не учит.
    Дойдя до ворот, Макар бросил взгляд на будку. Представил, как Лёха сейчас кроет его последними словами. За языком ведь можно не следить, когда тебя никто не слышит. Макар подумал, что нажил себе врага. Да и плевать, одним больше, одним меньше. Жизнь от этого ни хуже не станет, ни лучше. Слабый, как дыхание больного старика, внутренний голос сказал, что не стоило бить парня, он этого не заслуживал, но Макар, как обычно, заглушил его равнодушием. То был голос из прошлого, эхом тех времён, когда город ещё не вызывал отвращения. Голос – фантомная боль.
    Макар натянул капюшон куртки, прикрыв короткий ёжик волос, провёл ладонью по лицу, которое, казалось, было вытесано из камня бесталанным скульптором, после чего вышел за ворота и двинулся вдоль бетонного забора к шоссе. Весь день сегодня моросил дождик и только к вечеру прекратился. Слякотная осень. Бабье лето в этом году лишь промелькнуло золотой искрой, почитай и не было его. Листва рано пожухла, а сейчас, в начале ноября, деревья выглядели, как трупы, с которых содрали кожу и обглодали плоть. Тускло горели фонари в дымке влажной хмари, их свет отражался в лужах и мокром асфальте. Порывы промозглого ветра заставляли прохожих спешить туда, где тепло и уютно. Макару казалось, что такая погода подходит этому городу, словно сырость и холод являлись истинной сутью Светинска, не притворной. А солнечные дни, тёплые ночи, зелёная листва, салюты по праздникам – это всего лишь детали лживой маски, которую город иногда надевает, чтобы запудрить мозги наивным и беспечным.
    Обходя лужи, Макар вышел к шоссе, по которому сонно ползли автомобили. Возле автобусной остановки топтались две девчонки, обе что-то внимательно рассматривали на экранах своих телефонов, на фонарном столбе ветер трепал драный рекламный листок.
    Какое-то время Макар следовал по тротуару, а потом свернул в парк, хотя этот путь до дома был не самым близким. Пройдя по аллее с десяток метров, он остановился возле скамейки, на которой кто-то оставил пустую пивную бутылку. Ощутив укол гнева, Макар схватил бутылку, швырнул её в урну, а затем, успокоившись, вынул из сумки небольшую щётку и принялся смахивать со скамейки пожухлую мокрую листву. За последние три года это стало для него своеобразной традицией, и ему было всё равно, что прохожие, застав его за этим занятием, порой глядели на него, как на чудака. Однажды какой-то засранец вырезал на спинке скамейки буквы «Б.С» - видимо, свои инициалы. Макар тогда, не долго думая, отправился в хозяйственный магазин, купил шпаклёвку, подходящую по цвету краску, а потом замазал и закрасил буквы «Б.С». А пару раз он прогонял со скамейки пьяниц, решивших накрыть на ней «поляну» - Макар не на шутку разозлился тогда, едва до мордобоя не дошло. Сдержался лишь потому, что пролитая кровь была бы таким же осквернением этого места, как и пирушка алкашей. Со временем пьяницы, которые частенько собирались в парке, усвоили: от этой скамейки лучше держаться подальше, иначе придётся иметь дело с кряжистым, как дуб, и дурным, как бешеный пёс, мужиком.
    Причина, почему Макар так ревностно оберегал эту скамейку, была проста: здесь сделала свой последний вздох его жена, тут умерла Катя. Ему казалось, что частичка её души всё ещё здесь – для него это было едва ли не единичное проявление сентиментальности, исключение, на общем фоне ожесточённости. Он полагал, что просто обязан ухаживать за скамейкой, иначе потеряет самого себя, превратится в полное ничтожество, иначе ненавистный город победит.
    С Катей Макар прожил пять лет, четыре из которых они были женаты. До встречи с ней у него в голове бардак творился, постоянно возникали какие-то проблемы на ровном месте, которые он усугублял бездействием. Это был затяжной период под названием «Достало! Пошло оно всё нахрен и будь что будет». Кризис, замешанный на дурости и нежелании строить планы на будущее. Многие такое водкой лечат, вот только Макар алкоголь не жаловал.
    Так и жил, двигаясь по чёрной полосе, пока не познакомился с Катей.
    Его удивляло то, как они легко сошлись. Абсолютные противоположности, словно лёд и лава. Она красавица, которая восхищалась каждой мелочью, радовалась каждому новому дню, а он… Как-то одна знакомая назвала его неотёсанным раздолбаем и Макар ни капли на неё не обиделся, ведь определение это было правдивым. Неотёсанный раздолбай. Будучи самокритичным, он тогда мысленно добавил: «Раздолбай с внешностью гориллы».
    И что Катя в нём нашла? Макар никогда её об этом не спрашивал, что-то внутри него противилось задавать подобные вопросы. Он просто принимал всё как есть, порой считая, что фортуна перепутала его с каким-то успешным беззаботным красавцем, которому, по сути, и предназначалась Катя. Нет, Макар не был из той породы унылых самобичевателей, видящих в себе одни только недостатки, и уж тем более не страдал закомплексованностью. Он всего лишь реалистично оценивал собственное лицо с искривлённым после юношеской драки носом, слишком уж массивным подбородком, глубоко посаженными глазами и шрамом на скуле. Мамаша алкоголичка однажды заявила юному Макару, что с такой внешностью ему придётся брать женщин только силой, ведь «по любви» ничего не светит. Она это сказала и захохотала, словно выдала лучшую шутку на свете. Теперь мамаша покоилась на городском кладбище, и Макар редко приходил на её могилу.
    Катя как будто совершенно не замечала его недостатков, а, быть может, считала их тем, чем они не являлись. Она была, как Иван Бодхидхарма в песне «Аквариума», который «…склонен видеть деревья там, где мы склонны видеть столбы…» Катя и Макара ненавязчиво учила замечать позитив в вещах, казалось бы, совершенно не позитивных. Она многому его учила. Он и сам не заметил, как под её влиянием стал смотреть и ценить фильмы, которые раньше считал недостойными внимания. Не заметил, как не просто полюбил, а стал фанатом русского рока, как начал читать действительно хорошие книги, а не тот мусор из категории «прочёл и забыл». Макар становился другим, неотёсанный раздолбай остался в прошлом. Все проблемы решились сами собой, чёрная полоса сменилась светлой. Ведомый любимой женщиной по этой полосе, Макар глядел теперь в будущее с радостным любопытством, хотя его и одолевал иной раз страх, что нынешняя жизнь - это какой-то мираж. Он боялся, что за радость придётся платить рано или поздно. Впрочем, Катя могла одной лишь своей улыбкой усмирить все страхи, способна была внушить, что в чёрном, если приглядеться, можно увидеть белое.
    Она служила в Детском театре эстрады. В спектакле «Бременские музыканты» играла принцессу, в постановке «Снежная королева» ей досталась роль разбойницы, которой она особо гордилась. Кате до всего было дело, её интересовали политика, космос, литература, музыка, спорт, но главной страстью для неё был театр. Однажды она сказала Макару, что когда-нибудь ей предложат роль, которая всё в её жизни изменит. Роль – таран, что пробьёт путь на большую сцену, а, быть может, в кино. Она верила, что даже в провинциальном детском театре можно стать настолько яркой звездой, что её свет достигнет глаз именитых режиссёров.
    Катя жила этой мечтой.
    И однажды всё же сыграла роль, которая всё изменила. То есть – вообще всё.
    Премьера спектакля «Сказка волшебного леса» состоялась в апреле 2016-го. Катя сыграла роль кикиморы так, что зрители, а в особенности дети, были в восторге. После представления журналистка местного телевидения задавала выходящим из театра зрителям вопрос: «Что больше всего понравилось в постановке?» Дети радостно восклицали, отвечая: «Кикимора, кикимора! Она такая смешная была!» Взрослые с детьми соглашались: «Конечно, кикимора. Актриса сыграла превосходно, ярко. Приятно, что в нашем городе есть такие таланты!»


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Пятница, 25.10.2019, 19:22 | Сообщение # 2
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    трэшкин, а тот который писал про отравленные грибочки, закончил? и про пса рыжего?


    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Пятница, 25.10.2019, 19:23 | Сообщение # 3
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    - Попалась, гадина, - проворчал Макар Куликов.

    я б упоминание фамилии менее резко преподнесла б. продумай такой случай



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Пятница, 25.10.2019, 19:26 | Сообщение # 4
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Никакого комфорта.

    а откуда читатель знает, что гг любит комфорт?



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Пятница, 25.10.2019, 19:41 | Сообщение # 5
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3738
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    а тот который писал про отравленные грибочки, закончил? и про пса рыжего?

    Про какие грибочки? Я про грибочки не писал. :) А про пса (это где вначале он по железнодорожной платформе брёл) я дописал, уже в редакцию отправил.

    Цитата Verik ()
    я б упоминание фамилии менее резко преподнесла б. продумай такой случай

    Тут я соглашусь с тобой. Не знаю, нужно ли вообще фамилию упоминать, учитывая, что дальше я её вообще упоминать не буду.

    Цитата Verik ()
    а откуда читатель знает, что гг любит комфорт?

    Комфорт все любят. :) К тому же, он охранником работает, а охранники любят, когда тепло и комфортно. По себе знаю, я работал охранником.

    Verik, спасибо большое! ng


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Воскресенье, 27.10.2019, 11:22 | Сообщение # 6
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Комфорт все любят. :) К тому же, он охранником работает, а охранники любят, когда тепло и комфортно. По себе знаю, я работал охранником.

    ну нет, надо ж показать, что он любит комфорт, только не в лоб)



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Понедельник, 28.10.2019, 13:31 | Сообщение # 7
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Мужской голос в приёмнике буквально провыл последние слова песни, закончив её плаксивым фальцетом. Макар представил себе исполнителя: лощёный хмырь в пёстрой одежде и взглядом грустного пуделя. Подобную хрень ведь только с таким взглядом и можно петь – текст паршивый, а музыка и того хуже.

    жирным лишнее, далее по тексту понятно, что голос мужской.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Понедельник, 28.10.2019, 13:33 | Сообщение # 8
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Да потому что нравилось ему критиковать и ругаться на хмырей-исполнителей. Это было сродни добровольному самоистязанию ради благословенных минут праведной злости. Глупо? Может, и глупо, но когда ты работаешь охранником и большую часть времени торчишь в унылой будке, это хоть какое-то развлечение.

    как у гг это отражается в лице, мимике? жестикуляции? что он испытывает. Может какой-нибудь флеш-бэк добавить про кого-то критикующего внутри.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Понедельник, 28.10.2019, 13:35 | Сообщение # 9
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    На этот объект Макара перевели два месяца назад. Паршивый объект, шумный – стройка супермаркета.

    не многовато объекта? Может Сюда Макара перевели два месяца назад, паршивый объект, шумный – стройка супермаркета.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Понедельник, 28.10.2019, 13:40 | Сообщение # 10
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Днём приходилось постоянно бегать к воротам, пропуская и выпуская грузовики, а ночью – делать обход территории. Впрочем, Макар на свои обязанности охранника частенько забивал, особенно когда погода была плохая. Пару раз за ночь пройдётся, глянет по сторонам, посветит фонариком, и достаточно. За те деньги, что ему платили, он и это считал подвигом.

    я б убрала, а в строку с фонариком добавила в слякоть и мороз вообще из будки носа не высовывал и водители грузовиков частенько сами перелезали через ограду и открывали ворота. Или примерно такое, например стучали в будку охранника.
    За те деньги... добавила б разговор в курилке между сотрудниками работягами-таджиками или прорабами.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Понедельник, 28.10.2019, 13:43 | Сообщение # 11
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    и я до сих пор не понимаю, а как выглядит этот твой гг: толстый, худой, лысый, и прочее. а то я ж подрисую себе какого-нибудь, а он у тебя вообще другой масти.


    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    ValentainДата: Понедельник, 28.10.2019, 22:33 | Сообщение # 12
    Посвященный
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 100
    Статус: Не в сети
    начало отличное, хотя с мухой( прием описания в начале), не у вас ли читал уже подобное на этом форуме?

    Читаю бегло...

    Цитата трэшкин ()
    Тыстукач, да?

    запнулся об "ты". может без него?

    Все хорошо, читается быстро. У меня любимый сказочный персонаж почти Кикимора - Бабка-Ежка:)
     
    трэшкинДата: Вторник, 29.10.2019, 09:53 | Сообщение # 13
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3738
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    ну нет, надо ж показать, что он любит комфорт, только не в лоб)

    Думаю, это будет лишняя информация, а начало романа и без того не слишком динамичное.

    Цитата Verik ()
    жирным лишнее, далее по тексту понятно, что голос мужской.

    Согласен, исправлю.

    Цитата Verik ()

    как у гг это отражается в лице, мимике? жестикуляции? что он испытывает. Может какой-нибудь флеш-бэк добавить про кого-то критикующего внутри.

    Так он втихоря критикует. Было бы странно, если бы на его лице по этом поводу эмоции отражались. Сама представь - сидит охранник в будке и, слушая попсу, морщится, кривится. Это не нормально, сродни психическому заболеванию.

    Цитата Verik ()

    не многовато объекта? Может Сюда Макара перевели два месяца назад, паршивый объект, шумный – стройка супермаркета.

    Согласен, словно "объект" прорежу.

    Цитата Verik ()
    а в строку с фонариком добавила в слякоть и мороз вообще из будки носа не высовывал и водители грузовиков частенько сами перелезали через ограду и открывали ворота. Или примерно такое, например стучали в будку охранника.

    Это уже перебор. :) Такого охранника в первый же день с работы выгнали бы.

    Цитата Verik ()
    и я до сих пор не понимаю, а как выглядит этот твой гг: толстый, худой, лысый, и прочее. а то я ж подрисую себе какого-нибудь, а он у тебя вообще другой масти.

    Там дальше будет описание ГГ. Просто не хотелось сразу, в лоб так сказать, его описывать.

    Цитата Valentain ()
    хотя с мухой( прием описания в начале), не у вас ли читал уже подобное на этом форуме?

    Всё верно. У меня все романы начинаются с какого-то животного. Был комар, паук, собака, теперь вот - муха.

    Цитата Valentain ()
    запнулся об "ты". может без него?

    Это я подумаю. От лишних местоимений действительно нужно избавляться.

    Цитата Valentain ()
    У меня любимый сказочный персонаж почти Кикимора - Бабка-Ежка

    Бобок Ёжек все любят. :D

    Verik, Valentain, большое вам спасибо! :) Скоро выложу продолжение.

    Добавлено (30.10.2019, 09:38)
    ---------------------------------------------
    Продолжение главы:

    Макар на премьере не был. В то время он работал охранником в институте микробиологии, и поменяться сменами ему не удалось. Смена заканчивалась в пять вечера и Макар не находил себе места – не терпелось поздравить Катю с отлично сыгранной ролью. То, что роль будет сыграна отлично, он ни капли не сомневался.
    После премьерного спектакля театральная труппа по обыкновению устроила небольшой банкет. Катя позволила себе пару рюмок коньяка, после чего у неё неожиданно разболелась голова. Приняла таблетку, которую ей дала костюмерша, а потом, попрощавшись со всеми, отправилась домой. Она собиралась устроить Макару сюрприз, а потому не смыла грим после спектакля и не сняла костюм кикиморы. Для неё подобная шутливая выходка была в порядке вещей, и её совершенно не волновало, как на это отреагируют прохожие. Когда Катя шла через парк, ей стало плохо, она села на скамейку. Неподалёку находилась детская площадка с видеокамерой на фонарном столбе и в объектив камеры попадала эта скамейка. Позже, в полиции, Макару показали видеозапись. На ней было видно, как Катя вынула из сумочки телефон, причём сделала она это заторможено, неуклюже, словно находилась в сильном подпитии. Телефон выпал из рук. Катя потянулась за ним, а потом завалилась на скамейку, прижав собой сумочку. Через какое-то время камера зафиксировала парня в толстовке. Тот нервно поглядел по сторонам, затем схватил лежащий возле скамейки телефон и рванул прочь. Когда Макар увидел на записи этот эпизод, то едва не взорвался от гнева, однако самое поганое его ждало впереди.
    Минуты через две мимо скамейки прошествовала молодая семейная пара, ещё через минуту прошёл мужчина в спортивном костюме, потом проехал мальчишка на велосипеде. Все они бросали взгляды на женщину, лежащую на скамейке в нелепой одежде, но никто ни на секунду возле неё не задержался. А вот две девчонки, которым на вид было лет по пятнадцать, задержались. Они одновременно вынули свои телефоны и, смеясь, начали снимать на камеры Катю. Та пыталась приподняться, её рука вытянулась, словно прося подаяние, а затем обмякла. Девчонки, потоптавшись ещё с полминуты, убрались восвояси. Мимо вразвалочку продефилировала похожая на бочонок женщина. Макар не был уверен – качество видеозаписи оставляло желать лучшего, - но ему показалось, что эта тётка наградила Катю презрительным взглядом.
    Прошло ещё несколько минут.
    Объявился полицейский патруль – двое парней, совсем ещё пацаны. Позже они оправдывались, что приняли женщину на скамейке за пьяную бомжиху, их на эту мысль навели одежда, которая больше походила на лохмотья, и, как один из них выразился «лицо, как у конченной алкоголички». Они мямлили, потупив взгляд, что не заметили, что это грим, к тому же от женщины пахло алкоголем.
    Полицейские постарались её растормошить. С их слов, она мычала, точно пьяная, и глаза у неё были мутные. Когда не получилось привести в чувство Катю, они топтались возле скамейки ещё минут пять, а потом заметили, что у «бомжихи» подозрительно приличные туфли и ещё более приличная дамская сумочка. И только тогда они вызвали «скорую», которая прибыла через двадцать три минуты. Но было уже поздно, врач констатировал смерть.
    После просмотра видеозаписи Макар долго не мог прийти в себя. Он сидел на стуле и глядел невидящим взглядом в пространство перед собой, а потом вскочил и швырнул стул в стену, затем ударил ногой по столу, отшвырнув его к окну. Понадобилось усилие четырёх полицейских, чтобы усмирить Макара. В те минуты он жаждал крови, ему невыносимо хотелось растерзать всех тех равнодушных людей, что проходили мимо умирающей Кати и не оказали ей помощь. В его голове бушевала буря, ярость рвалась наружу, требуя хоть какого-то выхода. Лишь когда ему сделали укол успокоительного, он притих и на какое-то время будто бы в транс впал.
    А на следующий день ему позвонила Юлька, подруга Кати. Она рыдала в телефонную трубку, всхлипывала, а потом поведала, что в Ютубе есть видео, на котором Катя лежит на скамейке, ролик назывался «Прикольная алкашка». Юлька по этому поводу выдала порцию ругательных слов и пообещала, что всё сделает, чтобы видео удалили, и посоветовала Макару не смотреть эту мерзость. Когда та повесила трубку, Макар сделал вывод, что она специально сообщила о ролике, чтобы он его посмотрел, иначе и не заикнулась бы. Вряд ли легкомысленная подруга Кати руководствовалась какими-то подлыми соображениями, просто желала расширить круг праведного возмущения, не думая о последствиях.
    И она добилась своей цели, ведь Макар сразу же уселся за стол и включил компьютер. Нашёл в Ютубе ролик «Прикольная алкашка» и… тут его рука дрогнула, сердце бешено заколотилось, бросило в жар. Палец лежал на кнопке «мышки», перед глазами стояла красная пелена. Макар стиснул зубы, напрягся, словно собирался поднять тяжёлую штангу, порывисто задышал и заставил себя нажать на кнопку. Ролик начался, послышалось девичье хихиканье.
    Видео снимала одна из тех малолеток, что останавливались возле скамейки. Макар не сдержал стона, когда увидел загримированное лицо Кати. Да, её глаза были мутными, но он заметил в них мольбу о помощи. А девчонки смеялись, называли Катю пьянью, говорили, что она наверняка сюда с какой-нибудь вонючей помойки приползла – нажралась, как свинья и приползла.
    Двухминутный ролик закончился. Макар не заметил, как до крови прикусил губу, пока смотрел это видео. Он зажмурился, сделал глубокий вдох, а потом разомкнул веки и принялся читать комментарии.
    Некто под ником «Весёлая кошечка» написала: «Я в таком же парке с детьми гуляю! Пинками нужно из людных мест таких тварей вонючих гнать! Дай им вою, они всё вокруг загалдят!»
    Следующий комментарий: «Ну и рожа у этой алкашки! Наверное, годами бухала не просыхая».
    Далее: «Отстреливать таких надо!»
    Ещё комментарий: «И что тут интересного? Обычная пьяная бомжиха…»
    Макар сам не знал, зачем всё это читал. Каждый комментарий был как удар хлыста по оголённым нервам. Ему хотелось выкрикнуть в монитор: «Это моя жена, мать вашу! И ей нужна была помощь, твари!». Но он лишь сильнее стиснул зубы и продолжил скользить взглядом по строкам.
    «Бандерас 777» возмущался: «Нажрутся денатурата и валяются средь бела дня! Ни стыда, ни совести».
    Ему вторил некий «Владимир Петрович»: «Таких алкашей лечить бесполезно. В советское время их в ЛТП отправляли, а сейчас до них никому нет дела».
    И всё в таком же духе. Хотя нет… был один комментарий, выбивающийся из общей колеи: «Что-то не так с её лицом, на грим какой-то похоже. И одежда странная, вроде бы лохмотья, но чистые. А туфли вообще, как мне кажется, не дешёвые».
    Впрочем, эти строки как будто никто и не заметил, яд продолжал литься, причём комментаторы источали этот яд весело, словно какие-то шуты-палачи. Глядя в монитор, Макар едва не сорвался. Он собирался написать под роликом, что отыщет всех, кто оскорбил Катю. Отыщет и выпустит кишки! Сдержался. Вместо этого просто отключил компьютер, вышел из-за стола и подошёл к окну. Он думал о том, что коньяк, таблетка, грим, сценический костюм, кровоизлияние в мозг – всё это, разумеется, сыграло свою роль в трагедии, однако главным фактором был пофигизм – холодный и непробиваемый. Макар ненавидел тех людей, что в тот день прошли мимо умирающей Кати, но как он поступил бы на их месте? Этот вопрос вызвал у него почти физическую боль. Гнев давал чёткий ответ: «Помог бы, вызвал бы скорую помощь!» Но внутренний обвинитель не соглашался с гневом: «Прошёл бы мимо» И у обвинителя были доказательства в виде памяти о том, как Макар не раз игнорировал спящих где-нибудь в кустах пьяниц. Чёрт, да ему до них никогда не было дела – валяются себе, да и хрен с ними! И даже не задумывался: а пьяны ли это люди вообще? Нужна ли им помощь? Так если он ничем не лучше тех, кто прошёл мимо Кати, вправе ли он их винить?
    Вправе! Потому что нужно хоть кого-то винить, чтобы легче было переносить боль утраты. Макар и сам не заметил, как его ненависть перешла с конкретных людей на весь город. Так тоже было легче. А со временем ненависть сменилась отвращением.
    Макар не замечал или подсознательно старался не замечать, что в городе Светинске происходят и хорошие вещи, что в нём много прекрасных людей. К примеру, он закрыл глаза на то, что два года назад в лесу потерялся мальчик, и сотни добровольцев бросились на поиски, прочёсывали чащобы днём и ночью и, в конце концов, нашли парнишку живым. Макар обошёл вниманием, что новое начальство городской больницы уволило под надуманным предлогом хорошего, но неугодного врача, и люди устроили внушительный пикет в его поддержку и добились, чтобы врача восстановили на работе, принеся ему публичные извинения.
    Он видел только плохое. И у него не было ни малейшего желания менять что-то к лучшему. Макар даже не жил, а существовал, плывя по течению с тем же равнодушием, с каким люди когда-то проходили мимо Кати. Недавно, возвращаясь домой из магазина, он стал свидетелем того, как троица молодых подонков избивала щуплого парня. Макар мог раскидать этих уродов, как щенков, но он этого не сделал. Лишь поморщился и продолжил путь домой. Ему было плевать. На всё плевать.
    Кроме скамейки в парке.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Среда, 30.10.2019, 11:27 | Сообщение # 14
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Думаю, это будет лишняя информация, а начало романа и без того не слишком динамичное.

    вряд ли, добавь пару воспоминаний о комфорте рядом с женой. а то ты же в лоб.
    Цитата трэшкин ()
    Там дальше будет описание ГГ. Просто не хотелось сразу, в лоб так сказать, его описывать.

    в лоб не надо, ты через действия
    Цитата трэшкин ()
    Так он втихоря критикует. Было бы странно, если бы на его лице по этом поводу эмоции отражались. Сама представь - сидит охранник в будке и, слушая попсу, морщится, кривится. Это не нормально, сродни психическому заболеванию.

    если опишешь одну две грмасы, когда он это слушает или еще как-то. это нормально. пока для меня мое мнение макар непонятно что из себя представляет. за ним и его судьбой следить не особо хочется.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Среда, 30.10.2019, 11:37 | Сообщение # 15
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    как троица молодых подонков избивала

    трое избивали. а то не понятно.
    Цитата трэшкин ()
    И она добилась своей цели, ведь Макар сразу же уселся за стол и включил компьютер. Нашёл в Ютубе ролик «Прикольная алкашка» и… тут его рука дрогнула, сердце бешено заколотилось, бросило в жар. Палец лежал на кнопке «мышки», перед глазами стояла красная пелена. Макар стиснул зубы, напрягся, словно собирался поднять тяжёлую штангу, порывисто задышал и заставил себя нажать на кнопку. Ролик начался, послышалось девичье хихиканье.
    Видео снимала одна из тех малолеток, что останавливались возле скамейки. Макар не сдержал стона, когда увидел загримированное лицо Кати. Да, её глаза были мутными, но он заметил в них мольбу о помощи. А девчонки смеялись, называли Катю пьянью, говорили, что она наверняка сюда с какой-нибудь вонючей помойки приползла – нажралась, как свинья и приползла.
    Двухминутный ролик закончился. Макар не заметил, как до крови прикусил губу, пока смотрел это видео. Он зажмурился, сделал глубокий вдох, а потом разомкнул веки и принялся читать комментарии.
    Некто под ником «Весёлая кошечка» написала: «Я в таком же парке с детьми гуляю! Пинками нужно из людных мест таких тварей вонючих гнать! Дай им вою, они всё вокруг загалдят!»
    Следующий комментарий: «Ну и рожа у этой алкашки! Наверное, годами бухала не просыхая».
    Далее: «Отстреливать таких надо!»
    Ещё комментарий: «И что тут интересного? Обычная пьяная бомжиха…»
    Макар сам не знал, зачем всё это читал. Каждый комментарий был как удар хлыста по оголённым нервам. Ему хотелось выкрикнуть в монитор: «Это моя жена, мать вашу! И ей нужна была помощь, твари!». Но он лишь сильнее стиснул зубы и продолжил скользить взглядом по строкам.
    «Бандерас 777» возмущался: «Нажрутся денатурата и валяются средь бела дня! Ни стыда, ни совести».
    Ему вторил некий «Владимир Петрович»: «Таких алкашей лечить бесполезно. В советское время их в ЛТП отправляли, а сейчас до них никому нет дела».
    И всё в таком же духе. Хотя нет… был один комментарий, выбивающийся из общей колеи: «Что-то не так с её лицом, на грим какой-то похоже. И одежда странная, вроде бы лохмотья, но чистые. А туфли вообще, как мне кажется, не дешёвые».
    Впрочем, эти строки как будто никто и не заметил, яд продолжал литься, причём комментаторы источали этот яд весело, словно какие-то шуты-палачи. Глядя в монитор, Макар едва не сорвался. Он собирался написать под роликом, что отыщет всех, кто оскорбил Катю. Отыщет и выпустит кишки! Сдержался. Вместо этого просто отключил компьютер, вышел из-за стола и подошёл к окну. Он думал о том, что коньяк, таблетка, грим, сценический костюм, кровоизлияние в мозг – всё это, разумеется, сыграло свою роль в трагедии, однако главным фактором был пофигизм – холодный и непробиваемый. Макар ненавидел тех людей, что в тот день прошли мимо умирающей Кати, но как он поступил бы на их месте? Этот вопрос вызвал у него почти физическую боль. Гнев давал чёткий ответ: «Помог бы, вызвал бы скорую помощь!» Но внутренний обвинитель не соглашался с гневом: «Прошёл бы мимо»

    вот этот момент классно написан. Может быть его растиянуть флэш-бэками на попытки Макара заглушить свою боль никчемной работой, безразличием к обязанностям? Как раз если сначала будет описан домашний уют и комфорт совместной жизни с Катей, а потом часть существования Макара в качестве ленивого охранника, а там попеременно флеш-беки из просмотра видеозаписи. Сыграет как мне кажется сильней.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Четверг, 31.10.2019, 09:24 | Сообщение # 16
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3738
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    вряд ли, добавь пару воспоминаний о комфорте рядом с женой. а то ты же в лоб.

    Такие воспоминания будут на протяжении всего романа, но пару строк, действительно, можно будет в начале вставить.

    Цитата Verik ()
    пока для меня мое мнение макар непонятно что из себя представляет. за ним и его судьбой следить не особо хочется.

    Так это же только самое начало романа. Характер ГГ бедет по ходу раскрываться.

    Цитата Verik ()
    трое избивали. а то не понятно.

    Исправлю.

    Цитата Verik ()
    Может быть его растиянуть флэш-бэками на попытки Макара заглушить свою боль никчемной работой, безразличием к обязанностям? Как раз если сначала будет описан домашний уют и комфорт совместной жизни с Катей, а потом часть существования Макара в качестве ленивого охранника, а там попеременно флеш-беки из просмотра видеозаписи. Сыграет как мне кажется сильней.

    Я всё это, предположительно, сделаю, но не буду в самом начале об этом упоминать, потому что динамика совсем убьётся. Пускай хотя бы интрига какая-то начнётся.

    Verik, спасибо! ng

    Добавлено (07.11.2019, 09:21)
    ---------------------------------------------
    Окончание главы:

    Макар встряхнул щётку, сбросив с неё влагу и прилипшие листья, и убрал в сумку. Ритуал был закончен, пора идти домой, но уходить не хотелось. Он закрыл глаза, представил себе Катю. Она сидела на скамейке и улыбалась, держа над головой зелёный зонт в белый горошек. Отчего-то воображение всегда рисовало её с этим зонтом, который она очень любила. На мгновение Макару показалось, что Катя на самом деле здесь, и если протянуть руку, можно её коснуться, ощутить тепло её кожи…
    Всего лишь наваждение. Такое уже случалось не раз. Он открыл глаза, вздохнул и побрёл прочь по осенней аллее. За круглыми плафонами фонарей качались ветви клёнов, где-то неподалёку агрессивно завыла сирена полицейской машины. Макар задумчиво глядел себе под ноги, а потому, на выходе из парка, едва не столкнулся с высоким мужчиной лет сорока. Всё выглядело так, словно тот намеренно встал на пути. Макар отступил, чертыхнулся, неосознанно сжав кулаки, а потом узнал мужчину и расслабился.
    Это был Вадик. Дети и жестокосердные взрослые называли его «дурачок», а более толерантные и воспитанные, не зная точного диагноза, стыдливо говорили «умственно отсталый» и часто добавляли «бедолага». В северной части города Вадика каждая собака знала. Обычно он выходил из дома рано утром и принимался обходить дворы, как будто таким образом выполняя одному ему ведомую миссию. Здоровался со всеми, кого встречал, при этом лицо его всегда оставалось бесстрастным – эдакая непроницаемая маска. Если замечал машину такси, сразу же направлялся к ней, просил у водителей визитки, которые он коллекционировал. Впрочем, просить ему редко приходилось, ведь водители, как правило, уже держали визитные карточки наготове, зная, что ему нужно. Все относились к Вадику хорошо. Макар помнил, что его, давным-давно, дети дразнили, но это были единичные случаи, а теперь никто не дразнил, по крайней мере, открыто. Катя как-то призналась, что считает хорошей приметой, если встретит и поздоровается с Вадиком. У Макара тогда это признание вызвало улыбку, однако после он частенько ловил себя на мысли, что и сам поверил в эту примету. Когда видел нескладного долговязого Вадика, идущего по улице своей дёрганной, какой-то птичьей, походкой, то отчего-то радовался, словно тот был добрым духом домов, кварталов и скверов, частичкой позитива в большом злом городе. Макар знал, что родители этого «человека дождя» умерли и о нём заботятся две родные тётки, причём заботятся неплохо, судя по тому, что брюки его всегда отутюжены, лицо чисто выбрито, волосы аккуратно подстрижены.
    - Здравствуй, Макар, - сказал Вадик скрипучим, лишённым эмоций голосом, глядя при этом на фонарь. На голове была красная вязаная шапка с помпоном, пальцы теребили «язычок» на молнии серой куртки. – Я знал, что тебя встречу. Специально шёл, чтобы тебя встретить и встретил.
    Макар даже немного растерялся. Обычно они с Вадиком просто коротко здоровались и расходились, а в редких случаях тот начинал жаловаться, что там-то и там-то кто-то раскидал мусор, или возле дома такого-то машина неправильно припаркована. "Специально шёл, чтобы тебя встретить и встретил» - это звучало из уст Вадика необычно, как если бы на заезженной пластинке каким-то чудом появилась новая, ни кем не слыханная, песня.
    - С тобой всё в порядке, Вадик? – Макар обеспокоенно посмотрел ему в глаза.
    - Со мной всё хорошо, - ответил тот, подтвердив свои слова плавным кивком. – Спасибо, что спросил. Мне тепло, у меня ничего не болит, на ужин я съел кусок яблочного пирога и выпил кружку клубничного киселя. Тётя Зина и тётя Света купили мне новые ботинки и новый шарф. Сегодня я получил три визитные карточки от водителей такси и теперь их в коробке четыреста пятьдесят шесть, а если считать ту карточку с оторванным уголком, то четыреста шестьдесят семь. Да, у меня всё хорошо. Ты спросил, я ответил.
    Макар дёрнул плечами.
    - Ну… рад за тебя.
    - А вот с городом не всё хорошо, - Вадик перевёл взгляд на другой фонарь, понизил голос до заговорщицкого шёпота, что для него было совершенно неестественно. – Город заболел, в нём завёлся паразит, люди умирают. Рите нужна помощь, она сказала, что там стало слишком опасно, ей нужен тот, кто бы её защитил.
    Макар никогда не воспринимал Вадика как сумасшедшего, но сейчас не мог отделаться от мысли, что у него, кажется, совсем шарики за ролики заехали. Иначе как объяснить этот совершенно не свойственный ему бред? Какой-то паразит, какая-то Рита, которой нужна помощь, потому что «там» стало опасно… С Вадиком явно что-то не так. Возможно, тётушки забыли дать ему лекарства. Макар хоть и стал за последнее время пофигистом, но не до такой степени, чтобы оставить больного человека шляться по вечернему городу.
    - Слушай, Вадик, - вкрадчиво сказал он, - давай я тебя домой отведу. Пойдём, друг, пойдём…
    Вадик вдруг резко перевёл на него взгляд, хотя всегда избегал смотреть на собеседника. Привычная бесстрастная маска на лице сменилась выражением явного беспокойства, глаза блеснули.
    - Рите нужна помощь! – и даже голос его перестал быть скрипучим. – Ты сильный, ты можешь помочь ей. Вы должны убить паразита, иначе всё будет очень, очень плохо. Помоги Рите. Если не поможешь, она попробует справиться одна и погибнет. Помоги Рите! Она хорошая, нельзя, чтобы она погибла! Помоги Рите, помоги Рите!..
    - Ладно, ладно, я помогу! – сказал Макар, подняв руки в успокоительном жесте. Это обещание ни к чему ведь не обязывало – так, пустой трёп и желание умиротворить разволновавшегося человека. – Кем бы ни была эта Рита, я помогу ей. А теперь пойдём, - он взял Вадика за предплечье. – Пойдем, твои тётки, наверное, беспокоятся…
    - Ты не обманываешь? Ты поможешь?
    - Если я что-то пообещал, то обещание своё сдержу, - заверил Макар, мечтая поскорее закончить эту бессмысленную болтовню.
    Вадик смерил его подозрительным взглядом.
    - А ты не будешь потом на меня злиться?
    Макар усмехнулся.
    - И за что же я должен на тебя злиться?
    - За то, что я сделаю. Пообещай, что не будешь злиться и не будешь меня ругать. Я очень не люблю, когда меня ругают.
    Сегодня Макар преподал своему сменщику урок: у некоторых слов есть цена. Однако сейчас над ценой своих собственных слов он не задумывался, а потому с лёгкой беспечностью дал очередное обещание:
    - Вадик, поверь, я никогда не буду злиться на тебя и ругать тоже не буду.
    После длительного задумчивого молчания Вадик кивнул.
    - Хорошо. Это хорошо, Макар. Я очень рад. Теперь у Риты будет помощник. Вместе вы справитесь с паразитом.
    Неожиданно Макар ощутил тревогу, по спине пробежал холодок. И вдруг убежать захотелось, спрятаться от «человека дождя», словно в том таилась угроза, как в ядовитой кобре. Откуда взялась эта дурацкая паника? Будто ветром из долины теней повеяло. Макару казалось, что он стоит на краю бездны и вот-вот рухнет в мрачные глубины. Даже стыдно стало за себя – испугался непонятно чего точно истеричная девчонка. Какого чёрта?
    Вадик вздрогнул, задышал так тяжело, будто долго находился под водой и, наконец, вынырнул. Зрачки сузились до маленьких точек и теперь в свете фонарей белки глаз жутковато блестели. Макар отшатнулся, а в следующее мгновение Вадик схватил его за правую руку, крепко сомкнув пальцы на запястье. Кожу обожгло, нервный импульс метнулся по предплечью, болезненно стрельнул в локте, добежал до плеча, шеи, стянул мышцы лица и вонзился в мозг. Перед глазами потемнело, рассудок помутился. Макару казалось, что его тело разрывает на части, туго стягивает и снова разрывает, а потом было ощущение полёта и всё закончилось падением.
    Какое-то время Макар пытался определить, где находится. Наконец сообразил, что сидит на мокром асфальте, в парке. В голове гудело, состояние было такое, словно очнулся от тяжёлого сна. Сквозь мутную пелену перед глазами проступали размытые шары фонарей, контуры деревьев. Макар поднялся, посмотрел по сторонам. Где Вадик? Когда успел слинять? И что он сделал?! Вопросы теснились в голове и вызывали желание долго и яростно ругаться, однако Макар сделал глубокий вдох, затяжной выдох и заставил себя успокоиться. Все вопросы трансформировались в один: что это, нахрен, вообще было?!
    Опасливо косясь, мимо быстро прошёл парень в красной куртке, за поводок он тянул таксу.
    Макар поморщился, потёр пальцами виски, прислушиваясь к своим ощущениям. Запястье жгло, но не сильно, как от крапивы. А в остальном… кажется, всё было в порядке. Голова не кружилась, туман перед глазами рассеялся. На вопрос «что это было» Макар с некоторым сомнением дал самый простой и самый, с его точки зрения, логичный ответ: потерял сознание. А вот почему это случилось… Потому что чёртов Вадик что-то сделал! И жжение в запястье отличное тому подтверждение!
    - Твою ж мать! – Макар зло сплюнул, отряхнул штаны от мокрого сора и двинулся к выходу из парка.
    Ему вспомнились слова Вадика: «А ты не будешь потом на меня злиться?» Бред какой-то! Ну как тот умудрился сделать то, что сделал? Люди не теряют сознание от прикосновения других людей! А может… Да! Точно! Электрошокер! Это всё объясняет. Макар не видел в руках Вадика электрошокера, но мало ли что, мог и не заметить. Странно, конечно, что у «человека дождя» вообще имеется такая опасная штуковина. Откуда она у него могла взяться? Нашёл? А может, тётушки-опекунши подарили? Если так, то они выжили из ума.
    Постепенно злость сменилась обидой: за что Вадик с ним так поступил? Чего-то испугался? А что если он опять испугается и применит электрошокер? Тогда ему одна дорога – в психушку!
    Ну и плевать!
    Макар вернулся к своему привычному состоянию пофигизма, но с неприятным осадком после случившегося. В кои-то веки решил сделать доброе дело, проводить больного человека до дома, а в итоге получил электрический разряд в руку. Проклятый город. Здесь даже безобидные дурачки становятся опасными и агрессивными. Макар решил, что не будет больше считать встречи с Вадиком на улице хорошей приметой. Глупости всё это. Наивная хрень, которую давно нужно было оставить в том прошлом, когда жизнь не казалась дерьмом.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Четверг, 07.11.2019, 14:01 | Сообщение # 17
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Макар не был из той породы унылых самобичевателей, видящих в себе одни только недостатки, и уж тем более не страдал закомплексованностью. Он всего лишь реалистично оценивал собственное лицо с искривлённым после юношеской драки носом, слишком уж массивным подбородком, глубоко посаженными глазами и шрамом на скуле.

    лишнее и без этого понятно как оценивал себя гг



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Четверг, 07.11.2019, 14:06 | Сообщение # 18
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1849
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Макар нанёс его умело, несколько лет занятий боксом не прошли даром.

    мать алкоголичка и занятия боксом при том, что гг у тебя по твоим же словам раздолбай. про какие такие года говорится? может это была какая-то самопальная школа борьбы, в которую каким-то образом попал гг? мало ли мальчишки играли так типа этого или это был какой-то тренер на пенсии, вот этого у тебя нет.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Четверг, 07.11.2019, 15:11 | Сообщение # 19
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3738
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()

    лишнее и без этого понятно как оценивал себя гг

    Это я обдумаю.

    Цитата Verik ()
    мать алкоголичка и занятия боксом при том, что гг у тебя по твоим же словам раздолбай. про какие такие года говорится? может это была какая-то самопальная школа борьбы, в которую каким-то образом попал гг? мало ли мальчишки играли так типа этого или это был какой-то тренер на пенсии, вот этого у тебя нет.

    Здесь подойдёт любая секция бокса. Я вот ходил на самбо, причём денег не платил. Это сейчас с секциями проблема и деньги нужно платить, а раньше с этим проблем не было. А если и платили, то копейки. А самопальные (подпольные секции) - это ещё в советском союзе было и секции бокса в них обычно не входили, там - карате, боевое самбо.

    Verik, спасибо! ng

    Добавлено (12.11.2019, 10:21)
    ---------------------------------------------
    Глава вторая

    Макар зашёл в свою квартиру на седьмом этаже девятиэтажного дома, разулся, снял куртку и, усевшись на пуфик, принялся рассматривать «ожог» на запястье. Какой-то странный был ожог, он походил на опоясывающее руку родимое пятно, от которого расползались неровные протуберанцы. С некоторым сомнением Макар рассудил, что это какая-то реакция на электрический разряд. Раздражение на коже, не более того. При желании всё можно объяснить и такое объяснение ему показалось самым логичным. Он лишь надеялся, что раздражение скоро пройдёт, на нём всегда всё заживало, как на собаке. А жжение было терпимым, Макар уже и внимания не обращал на лёгкую боль.
    - Эх, Вадик, Вадик, - пробормотал он, поднимаясь с пуфика.
    Остаток вечера Макар скоротал за просмотром телевизора, перед этим поужинав лапшой быстрого приготовления и бутербродом с колбасой. Он умел готовить, причём неплохо, но в последнее время не утруждался, ел то, что можно приготовить на скорую руку. Точнее, на очень скорую. Обленился. Это касалось и занятия спортом. Раньше бегал по утрам, занимался на брусьях и турнике на площадке за домом, а теперь ограничивался гантелями и изредка отжиманием от пола. Правда бывали моменты, когда на него накатывало воодушевление, и он принимался лупить по боксёрской груше, что висела в углу гостиной, однако такие порывы случались всё реже и реже. И Макар не говорил себе, что скоро возьмёт себя в руки и снова начнёт бегать и заниматься на брусьях и турнике. Как-никак это были планы на будущее, а их он отвык строить.
    Стрелки часов на стене показывали без пяти одиннадцать, по телевизору шёл детективный сериал с комедийным уклоном, на экране то и дело мелькал Гоша Куценко в полицейской форме. Макар лежал на диване, его глаза слипались, и он уже давно перестал улавливать суть сериала. Это был типичный для него вечер – далёкий от изысков ужин, диван, телевизор. С друзьями, которые раньше иногда заходили в гости, он отношений больше не поддерживал, а с кем-то и рассорился. Мысли, что не мешало бы куда-то сходить самому, развлечься, его не посещали. Макара устраивали скука и одиночество, а разнообразие вызывало дискомфорт.
    Он взял пульт, убавил звук телевизора до тихого бормотания, устроился на диване поудобней и закрыл глаза. Перед внутренним взором возник зелёный в белый горошек зонтик. Под порывами ветра тот катился по полю, покрытому унылым ковром их чахлой травы. А потом зонтик взмыл и полетел, вращаясь, как юла, к затянутому серыми тучами небу. Он становился всё меньше, меньше, пока не превратился в крошечную точку.
    «Странное видение», - подумал Макар. И уснул.
    Проснулся от боли в запястье – в кожу, словно сотни мелких иголок вонзались. Он поморщился, откинул покрывало, сел на диване, тряхнул головой, избавляясь от дремотного состояния и, включив торшер, уставился на руку. Пятно на запястье было пунцового цвета с ярко-красными, как расплавленная лава, прожилками. Охнув, Макар повернул руку и так и эдак, не веря своим глазам и ощущая, как страх овладевает сознанием. Мелькнула мысль позвонить в «скорую». То, на что он сейчас смотрел, было явно никаким не раздражением после удара током. Но тогда что это за хрень?! Его бросило в жар. В каком-то порыве он принялся судорожно тереть пальцами пятно, словно оно было всего лишь наклейкой вроде искусственной татуировки.
    - Твою-то мать! – вскочив с дивана, процедил Макар сквозь зубы. Чем сильнее он тёр пятно, тем страшнее ему становилось. Красные прожилки, впечатанные в пунцовое образование, становились всё ярче.
    «Скорая!» - вспомнил он.
    Но от мысли о вызове скорой помощи его отвлекли скрипучие звуки, которые как будто ворвались в пространство комнаты со всех сторон. Казалось, вокруг заработали невидимые, но мощные механизмы – проворачивались несмазанные шестерни, натужно кряхтели и повизгивали ржавые поршни. От этих звуков у Макара зубы заныли, кожа покрылась мурашками, голову, словно тесным обручем стянуло. Творилось что-то непонятное. Как и прошлым вечером в парке Макару почудилось, что он балансирует на краю пропасти. Скрип и скрежет становились всё громче, добавился звук, как если бы кто-то раздирал и комкал листы металла. Воздух стал густым, Макару казалось, что тот его стискивает, не позволяя сделать вдох. Мерцал экран телевизора, по стенам, потолку, мебели скользили резкие тени.
    Макар зажмурился, зажал ладонями уши, попытался внушить себе, что всё это сон – отрубился на диване и спит, спит, спит, и никак не может проснуться! Однако внушение не работало. Звуковой хаос, боль в руке и страх не позволяли обмануться. Он распахнул слезящиеся глаза, с трудом сделал хриплый вдох, а потом с ужасом увидел, что с комнатой начала происходить какая-то запредельная метаморфоза. Исчезали, словно растворяясь в пространстве, предметы: пропали часы на стене, книги на полках, декор, грязная тарелка на столе, кружка, канула в небытие боксёрская груша в углу, гантели. Фотография Кати стала бесцветной, прозрачной. Овальное зеркало возле шкафа подёрнулось дымкой и растворилось, как льдина при сильной жаре, не оставив после себя и намёка.
    «Я сошёл с ума!» - решил Макар, медленно поворачиваясь на месте. Его глаза едва ли из орбит не вылезали от изумления. На лбу блестела испарина, правая щека нервно подёргивалась.
    Занавески стали прозрачные, как полиэтилен, исчез рисунок на обоях и ковре, жёлтый плафон торшера выцвел за считанные секунды и пропал.
    Пошатнувшись, Макар осел на пол, как пьяница, у которого закончились силы держаться на ногах. Он всегда считал себя человеком смелым, Катя как-то заявила, что его даже ядерный взрыв за окном не испугает, но то, что творилось сейчас… это было слишком! Ядерный гриб - понятен, а скрип, скрежет, пылающая хрень на запястье и исчезновение предметов – это что-то сверхъестественное, из разряда «то, чего не может быть в нормальном мире ни при каких обстоятельствах!» И именно необъяснимость вызывала мистический страх.
    Экран телевизора стал тёмным, погасла лампа в торшере, в окно проникал бледный, какой-то дрожащий свет. Раздался громкий хлопок, и комната совсем опустела, остались лишь голые кирпичные стены и лишённый ковра и паркета пол. Скрип и скрежет прекратились, воздух перестал быть плотным, и Макар лихорадочно сделал несколько вздохов, ощущая себя так, словно выбрался из тесной душной темницы.
    В комнате больше ничего не менялось. Макару подумалось, что невидимое чудовище прошлось по помещению, сожрав всё с жадностью. Абсурдная мысль, но других, более рациональных, сейчас в голове не было.
    За оконным проёмом что-то пролетело, на мгновение озарив гостиную ярким светом. С улицы донёсся тягучий трубный звук, который, похоже, издавало какое-то существо. Макара обдало волной прохладного воздуха.
    Он взглянул на руку. Красные прожилки, впечатанные в бурую отметину, всё ещё ярко светились, но боли больше не было. Собравшись с духом, Макар осторожно пополз на карачках к оконному проёму. Он напряжённо прислушивался к доносящимся с улицы звукам и думал о том, что, возможно, не он сошёл с ума, а мир вокруг спятил. И виноват в этом Вадик. Чёртов дурак что-то сделал! Чёртов недоумок сотворил какую-то непонятную хрень! Добравшись до подоконника, Макар сел, сжал кулаки, злость и страх боролись в его сознании за место на пьедестале. Но было ещё и любопытство, и именно оно заставило подняться, выглянуть в оконный проём, лишённый рамы. Макар ожидал увидеть нечто странное, но представшая перед его взором картина была скорее не странной, а поразительной. С отвисшей от изумления челюстью он глядел в оконный проём и ощущал, как вверх по спине ползёт холодок.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Паразит Бу-Ка (Роман про тварей, которые вытягивают жизнь из людей)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Skyrim Гость