[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Школьная история (19) -- (Verik)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Орэвальд (1) -- (Virhand)
  • Про любовь (15) -- (трэшкин)
  • Русский рок (213) -- (Igor_SS)
  • Аниме (404) -- (Ellis)
  • За пределами Воображения (12+) (5) -- (Ellis)
  • Давайте отдохнём. (907) -- (Валентина)
  • Эксперименты во славу Креатива (5) -- (Hankō991988)
  • Поэтическая страничка Hankō991988 (75) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Изнанка (Часть деревни неожиданно оказалась в чёрной пустыне)
    Изнанка
    трэшкинДата: Четверг, 11.04.2019, 09:00 | Сообщение # 1
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3732
    Статус: Не в сети
    Когда-то я писал роман "Другая сторона", но не вытянул. Теперь решил этот роман продолжить, но многое поменял: убрал некоторых персонажей, придумал новых, да и саму ситуацию немного изменил.

    Изнанка

    Часть первая

    По железнодорожной платформе брёл рыжий пёс. Он совершал ежедневный обход территории деревни, считая это своей обязанностью. Ну как же, надо ведь проверить всё ли в порядке, не случилось ли за ночь чего-то плохого. Старожил, хозяин, хоть и шерсть в репейниках. Его уважали, подкармливали. Сегодня он уже побывал в северной части деревни, в западной, теперь вот до железнодорожных путей, разделяющих деревню надвое, добрался, до платформы. А потом он направится в южную часть, а в восточную не пойдёт, как не ходил уже несколько дней. Боялся он этой территории, что-то нехорошее там творилось. Вроде бы всё как прежде, но пёс чуял неладное, в самом воздухе витала опасность. Порой пёс пересиливал свой страх, приходил по вечерам к западной части деревни и принимался выть, пытаясь сказать людям: «Уходите отсюда пока не поздно! Уходите!..» Однако никто не прислушивался к его предостережениям.
    Прибыла электричка.
    Борис вышел на платформу, медленно набрал полные лёгкие воздуха и с блаженной улыбкой выдохнул. Деревня Белая Даль. Подмосковье. Красота! Прелые ароматы осени и лёгкий запах креозота с железнодорожных путей. Каких-то двести километров от столицы, а словно другой мир. И небо как будто выше и воздух прозрачней. Борису вспомнились строки из старой прекрасной песни: « На дальней станции сойду. Трава – по пояс. И хорошо, с былым наедине, бродить в полях, ничем, ничем не беспокоясь, по васильковой синей тишине…» Впрочем, то была летняя песня, а сейчас октябрь. Травы по пояс сейчас уже нет, к сожалению.
    А это что за рыжее чудо?
    - Привет, Тузик! – поприветствовал он пса. – Или ты Мухтар?
    Пёс завилял хвостом, но не подобострастно, а с достоинством, мол, рад видеть тебя, человек, кто бы ты ни был, вот только щенячьего восторга ты от меня не дождёшься.
    Борис потрепал его по голове.
    - Ну, как тут у вас, а? Всё по-старому?
    Электричка тронулась. На синем указателе «Белая Даль» каркнула ворона. Пёс посмотрел на неё с недовольством. Не любил он этих крикливых птиц.
    Проводив электричку взглядом, Борис мысленно сказал ей: «Прощай навсегда», не желая сейчас думать о том, что через неделю снова зайдёт в вагон и поедет обратно, в душные объятия мегаполиса. Поезд ушёл и унёс с собой суету. Ну и отлично, пускай катится куда подальше. Борису казалось, что в последние месяцы он глядел на всё, будто бы сквозь мутное стекло, но вот окно распахнулось и повеяло чем-то свежим, целебным, а перед взором, наконец-то, предстало что-то настоящее, живое. А всего-то нужно было решиться и вырваться из бесконечного однообразия. Решиться сесть в электричку, выйти на этой станции с покрытой трещинами и выбоинами платформой и двумя почерневшими от времени скамейками. Почему иногда так сложно сделать самое простое и естественное?
    Впрочем, Борису сейчас меньше всего хотелось упрекать себя. Он ловко спрыгнул с платформы на присыпанные гравием шпалы, хотя чётко помнил правила, которые ему в детстве вбивали в голову бабушка, тётя Ира, мать и отец: «Не прыгать с платформы! Не подлезать под железнодорожным составом! Ну и, само собой, смотреть направо и налево, прежде чем переступить рельсы». Они все говорили, что в ближайшее время тут будет построен мост переход через «железку», а пока нужно смотреть в оба.
    Но мост не построили, а детские запреты утратили то категоричное «нельзя!» которое раньше ассоциировалось с чем-то страшным. Например, с месивом из окровавленной шерсти и костей на шпалах – с тем, что осталось от несчастного, угодившего под поезд, кота.
    Борис поправил на плече лямку спортивной сумки и бодро зашагал через пути. Он смотрел на живописные клёны с пожелтевшей листвой и думал, что бабье лето Подмосковью особенно к лицу.
    Пёс тявкнул печально ему вслед: не ходи туда, человек, там опасно! Но человек даже не оглянулся. Странные они эти люди. Их предупреждаешь, предупреждаешь, а они не слушают. А значит – быть беде.
    С этой стороны железнодорожных путей располагалась лишь малая часть деревни, всего пара десятков дворов. Дом тёти Иры находился на окраине. А дальше – поле. Огромное ровное поле, за которым едва виднелась окутанная дымкой полоса леса.
    Борис решил на днях сходить туда за грибами, и едва не рассмеялся: суровый в глазах фанатов рокер забросил подальше свою гитару, взял корзинку и пошёл по грибы. Он представил себе Эдика с его скандинавской бородкой, бас гитариста группы «День тишины», и вокалистку Ингу, расхаживающих по лесу в поисках подосиновиков и маслят. Представил и тут уж не удержался, рассмеялся. Некоторые вещи, сочетаясь, выглядят ну очень комично. Хотя, почему бы и нет? Вон Инга, к примеру, яростная валькирия на сцене, в обыденной жизни вяжет шарфики и рыдает над любовными романами. А Эдик игрушечных солдатиков собирает. Фанаты об этом и не догадывались. А жаль. Некоторые рок идолы выглядели бы человечней, если бы все знали, что они, например, пекут на досуге пироги или собирают гербарии. Или за грибами ходят.
    Борис отвлёкся от этих мыслей, увидев добротные кирпичные дома со спутниковыми антеннами на крышах. В последний раз он здесь был пять лет назад и теперь силился понять, насколько с тех пор изменилась деревня. Стало меньше деревянных строений? Меньше природного, органичного и больше неестественного, угловатого? Пожалуй, что так. В прошлую поездку Борис был сам не свой из-за смерти отца, да и приезжал-то всего на пару дней, а потому мало что помнил. В его памяти Белая Даль осталась той, старой, деревянной, с однотипными заборчиками и калитками. Теперь всё выглядело новым, и эта новизна не слишком-то радовала глаз. Взять хотя бы вон тот двухэтажный дом, выкрашенный в какой-то ядовито-зелёный цвет… Что за несуразный окрас? Наверняка хозяин этого строения чудик, который всячески старается казаться оригинальным. Обычно Борис к таким людям относился с симпатией, но сейчас…
    Он усмехнулся, поймав себя на том, что глядит сейчас на деревню, как ревнивый муж на жену после долгой разлуки. То есть – с подозрением. Вот же брюзга! Дом с зелёными стенами ему не понравился. Собирался всю накопившуюся за последнее время стервозность в городе оставить, но нет, не вышло, как выяснилось, чуток с собой привёз. Ну, ничего, скоро свежий воздух и красота золотой осени всю дурь развеют. Для того и приехал.
    Тётя Ира встретила его как солдата, вернувшегося с войны – радость сквозь слёзы. Ну и, конечно же, не обошлось без приветственного ритуала с поцелуями в щёки. А Борис, обнимая родную тётку, ощущал стыд, ведь живя в каких-то двухстах километрах от Белой Дали, впервые за пять лет удосужился приехать. Всё говорил: потом, потом, уже скоро… А ведь тётя Ира была для него, как вторая мать. И вот он здесь, непутёвый блудный сын, который не услышит ни малейшего упрёка от этой одинокой женщины. Определённо – не услышит.
    Тётя Ира как будто и не изменилась. Вернее, Борису казалось, что она была такой всегда: коренастая маленькая женщина, эдакий несгибаемый дубок. Морщинок на лице не так уж и много, а глаза ясные, полные жизни. У отца были такие же, пока его рак не сожрал.
    Прежде чем зайти в дом, Борис взглянул на место во дворе, где давным-давно, словно тысячу лет назад, любила играть сестра. Раньше там была маленькая арка в кустарнике, что-то вроде шалашика. Зоя украшала своё «убежище», повязывая на ветки разноцветные ленточки и шнурки. После того, как она пропала без вести, Борис обнаружил внутри спрятанные «секретики» - прикрытые мхом коробочки, в которых лежали самые большие детские драгоценности: стеклянные шарики, красивые камешки, фантики, костяшки домино.
    Теперь от шалашика и следа не осталось, но на кусте висела сиреневая ленточка. Сиреневая. Это был любимый цвет Зои. Ленточка выглядела чистой и совершенно не выцветшей – тётя Ира как могла чтила память о племяннице.
    - Я вернулся, Зоя, - прошептал Борис с поникшей головой.
    Он тяжело вздохнул и вошёл в дом.
    За обедом много разговаривали, вспоминали отца, бабушку и погибшего на лесопилке дядю Андрея. Болтали о том, о сём. С большим удивлением Борис узнал, что тётя Ира прослушала все пять альбомов группы «День тишины», и её вердикт был таков: текст песен – хороший, а музыка… Здесь она дипломатично ограничилась словами «не моё» и «стара я для такой музыки». Для Бориса тётя Ира слушающая тяжёлый рок представлялась столь же комично, как и Эдик, расхаживающий по лесу в поисках грибов.
    Разговаривали о Белой Дали, о том, что да как здесь теперь.
    - Да живём потихоньку, - улыбалась тётя Ира. – Кто-то уезжает, кто-то приезжает. Магазин недавно новый открыли. А в прошлом году у нас съёмочная группа из Москвы была, фильм снимали! – она изрекла это с гордостью, а потом расхохоталась звонко: - Актёры оценили местный самогончик! Однажды так напились, что их потом по всей деревне искали, а двое подрались, фингалы друг другу поставили. Режиссёр так орал на них, так орал! Ох, и смех и грех… Это Соколов Виталий Иванович их споил, ты, должно быть, уже обратил внимание на его зелёный дом?
    - О да, - рассмеялся Борис. – Трудно было не заметить. Цвет – вырви глаз. Похоже, этот Виталий Иванович Соколов тот ещё чудик.
    - Да нормальный он, - махнула рукой тётя Ира. – Весёлый просто. Года три назад дом здесь купил, перестроил. Хороший человек, интересный. Живёт теперь тут и не нарадуется, что из города сбежал. Да ты кушай, кушай! Совсем ведь почти ничего не съел.
    Борис улыбнулся, подумав, что если будет в день съедать порцию такого вот «почти ничего», то через неделю в вагон не влезет. Но, дабы не расстраивать тётю Иру, хоть и через силу, а фаршированный перец доел. С детства запомнил: она терпеть не может, когда в тарелках что-то оставалось.
    Вечером Борис прогулялся до небольшого пруда за пределами деревни, а вернувшись, уселся на скамейку у забора. Солнце клонилось к закату, пожухлая трава в поле обрела янтарный оттенок, в окнах домов горел мягкий уютный свет. Лёгкий ветерок шелестел листвой клёна. Борис вспомнил, как в детстве вырезал перочинным ножом на коре этого дерева своё имя.
    Белая Даль. Всё здесь навевало воспоминания и вызывало тихую грусть. Прошлое затаилось и в этом старом клёне, и в кустарнике, в котором когда-то было «убежище» Зои, и в пруде, чьи берега густо поросли камышом. И в поле. Когда-то Борис с отцом часто сидели на этой самой скамейке и глядели вдаль. Отец рассказывал о море, о своей армейской службе на ракетном крейсере, а Борис представлял себе бескрайние просторы и резвящихся средь волн дельфинов. Тогда жизнь казалась бесконечной полной чудес дорогой. Тогда всё было хорошо, ведь в доме мать и тётя Ира готовили ужин, возле скамейки играла с котёнком Зоя, а между раковыми клетками и поджелудочной железой отца стояли годы. Теперь всё это осталось в далёком «когда-то».
    Борис закрыл глаза.
    Издалека донёсся гудок тепловоза. В каком-то доме ругались, видимо, муж и жена – словно две собачонки тявкали; одна писклявая, а другая басовитая. Мимо станции промчался поезд: тух-тух, тух-тух, тух-тух… Раньше Борис мог по стуку колёс отличить грузовой состав от электрички. Теперь уж нет.
    Звуки Белой Дали. Такие обыденные, органичные, приятные слуху. Звуки, запахи – как лекарство. За этим лекарством Борис и приехал сюда.
    В последнее время с ним что-то неладное творилось. Хандра, пресловутый кризис среднего возраста. Период, когда кажется, что самое интересное в жизни уже позади – и это в его-то тридцать пять лет! Когда смотришь в окно, но не замечаешь ни весёлой детворы, ни цветов в палисаднике, ни отблесков солнца на листве, а видишь лишь грязный мусорный контейнер или трещину в асфальте.
    Хандра делала жизнь бесцветной. А для музыканта это смерти подобно. Борис вот уже пять лет играл в группе «День Тишины». Поначалу подражали различным группам, играющим готический рок, потом утяжелились, выбрав направление пауэр-метал. Но всё равно это было подражание. И только с приходом в группу Инги, у которой был невероятно мощный голос, выработали свой оригинальный стиль. Хотя, некоторые критики говорили, что в творчестве «Дня Тишины» чувствуется влияние «Nightwish». Со временем группа обзавелась хоть и немногочисленной, но преданной армией фанатов. Альбомы записывали, по стране гастролировали, были участниками нескольких рок фестивалей, а однажды даже выступали «на разогреве» у
    Дела шли неплохо, но главное – было много планов на будущее.
    И тут – затяжное и какое-то беспричинное уныние. Всё не в радость. На этой тоскливой волне месяц назад Борис написал песню и представил её ребятам из группы. Те не оценили. Эдик заявил, что это самая депрессивная вещь, которую он в жизни слышал, под такую песню подыхать хорошо. А Инга сказала, что петь такое даже под угрозой смерти не станет. «Да что с тобой творится? – разволновалась она. – Ты сам не свой в последнее время. Как в воду опущенный, ей богу. А теперь ещё и эту чушь унылую сочинил! С таким настроем закончишь, нахрен, как старина Курт!»
    Борис не обиделся. Он и сам понимал, что его новая песня действительно унылая чушь, и что самое плохое, ничего другого сочинять не хотелось. И как-то всё равно было, словно все эмоции выцвели, уступив место скучному равнодушию.
    А неделю спустя, на концерте в московском клубе «Кристалл», Борис увидел в толпе Зою. Инга только-только закончила припев, и Борис начал играть отработанное до автоматизма соло. Тут-то и заметил пропавшую много лет назад сестру. Вокруг бесновались люди, а она стояла точно каменное изваяние. Светлое платье, чёрные прямые волосы, обрамляющие бледное лицо. Именно такое её помнил Борис. Именно такая она долгое время являлась в снах. Младшая сестрёнка, которая однажды в деревне вышла поиграть во двор и исчезла без следа. Но вот же она, здесь! Зоя стояла так безмятежно, словно от остальных людей её огораживал невидимый кокон. Казалось, никто даже не замечал девочку в светлом платье.
    Продолжая машинально играть, Борис твердил себе: «Это не она! Это не может быть Зоя! Это похожая на неё девочка! Просто какой-то недоумок-папаша провёл на выступление свою несовершеннолетнюю дочку, несмотря на возрастное ограничение!! Или это галлюцинация? Вон Эдик говорил, что частенько видит во время концертов демонов…»
    Борис сбился, запорол соло. Попытался совладать с собой, но не смог. Хорошо остальные участники группы сгладили «косяк», продолжив композицию так, словно ничего и не случилось. Да и люди в зале будто бы и не заметили лажи.
    У Бориса руки тряслись. Он отступил вглубь сцены, боясь снова посмотреть в зал. Но всё же решился. Зои не было. Морок рассеялся. После концерта Инга категорично заявила Борису, что ему нужен отдых. Остальные ребята её поддержали.
    И вот он здесь. Любуется закатом. Борису казалось, что уже много лет ему не было так спокойно. Не иначе магия какая-то. И от хандры и следа не осталось, будто приехав сюда, он пересёк некий барьер, который отсёк весь негатив. Даже песню новую захотелось написать – романтичную, но с грустинкой.
    Он подумал о Зое. Представил, как она выглядела бы, став взрослой. Воображение настойчиво рисовало красивую ладную девушку. Сейчас у неё была бы семья, дети. И, наверное, она стала бы журналистом. Почему-то казалось, что именно журналистом. Когда сестрёнка исчезла, Борис часто мучил себя вопросом: где она? Он ни на секунду не допускал, что Зоя мертва, в голове словно бы стояла преграда от таких мыслей. Позже эта преграда падёт, но тогда она спасала от чего-то страшного и непоправимого для его детской психики. Через несколько дней после исчезновения Борис подслушал разговор тёти Иры с соседкой. Они говорили, что Зою, скорее всего, похитили. Возможно, цыгане, хотя, как заметила тётя Ира, цыган в деревне давно не видели. Но мало ли что! Вон платформа всего в двух шагах – схватил, затащил в электричку.
    Борис ухватился за мысль о цыганах, как за спасительную соломинку. Пускай лучше будут цыгане, чем пугающая неопределённость. Он множество раз видел их в Москве, и она не казались ему людьми опасными. Шумные, странные, пёстрые, но не страшные. Вот только зачем им маленькая девочка понадобилась? И как она умудрились похитить её так, что никто ничего не заметил? Она ведь наверняка кричала, вырывалась, звала на помощь, когда её тащили к электричке.
    Вопросы, вопросы, вопросы…
    Вопросы, которые порождали сомнения, однако всё же не могли пробить спасительную преграду в голове.
    Не могли, пока он не повзрослел. Понимание, что сестрёнка всё-таки мертва, пришло постепенно и сопровождалось не болью, а тоской. Образ девочки среди пёстрого цыганского табора стал восприниматься как детская наивность. И порой Борис очень жалел, что преграда распалась, ведь девочка теперь была в темноте, словно одинокая крошечная планетка в бескрайнем холодном космосе. Вопрос «где она?» потерял смысл.
    А отец до последних своих дней надеялся на чудо, верил, что с Зоей всё хорошо. Надеялся и заражал надеждой мать. Незадолго до смерти, когда рак поджелудочной железы превратил его в обтянутый желтушной кожей скелет, отец произнёс: «Интересно, моя девочка научилась плавать? Она ведь мечтала об этом, но воды побаивалась…» И это не были слова сломленного болезнью маразматика, чьё сознание погрузилось в прошлое, да так и застряло там, не желая возвращаться в наполненную безысходностью действительность. Отец, вопреки жестокости рака, до последнего вздоха сохранял ясность ума. До последнего вздоха верил, что Зоя жива, здорова.
    Солнце почти закатилось за горизонт. Борис поднялся со скамьи и направился в дом. Открывая калитку, услышал позади странный звук, словно бы невнятный шёпот множества людей. Оглянулся, прошёлся взглядом по сумеречному полю… Никого, тишина. Почудилось. Опять почудилось.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.


    Сообщение отредактировал трэшкин - Пятница, 12.04.2019, 08:44
     
    ВалентинаДата: Четверг, 18.04.2019, 16:53 | Сообщение # 2
    Врачеватель душ
    Группа: Aдминистратор
    Сообщений: 5705
    Статус: Не в сети
    Чудесно и фантастично!

     
    трэшкинДата: Пятница, 19.04.2019, 10:44 | Сообщение # 3
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3732
    Статус: Не в сети
    Цитата Валентина ()
    Чудесно и фантастично!

    Валентина, большое спасибо! :) Хочу этот роман в рекордный срок написать, месяца за три. Сюжет полностью в голове сформирован. Одна трудность - очень много персонажей.

    Добавлено (19.04.2019, 10:48)
    ---------------------------------------------
    Глава вторая:

    Утром, после чрезмерно сытного завтрака, Борис задумался, идти за грибами или нет. Борясь с самим собой, он вышел за калитку, посмотрел на такую далёкую полосу леса за полем и, поддавшись приступу лени, решил провести весь сегодняшний день в безделье. А за грибами – завтра. Обязательно. С утра пораньше и, конечно же, с набитым блинчиками брюхом.
    Впрочем, после обеда сладостное безделье сменилось активным трудом. Сначала помог тёте Ире разобрать погреб от всякого хлама, а потом самолично вызвался поправить покосившийся навес над поленницей. Трудился с удовольствием, время от времени ловя себя на том, что наслаждается каждым движением, каждым вдохом прохладного, пахнущего землёй и прелыми травами, воздуха. А тётя Ира сетовала, с укоризной качая головой: «Ты же отдыхать приехал, вот и отдыхай!» Но Борис лишь с улыбкой отмахивался, прикидывая, чтобы ещё починить-поправить. Он предчувствовал: завтра мышцы будут болеть, но то хорошая боль, живительная, пробуждающая в жилах свежую силу. Отец называл её «спортивной».
    После навеса Борис заменил с десяток подгнивших досок в заборе, починил дверцу в курятнике. Пока работал, тётя Ира вынесла во двор радиоприёмник, включила его на полную громкость. Одна попсовая песня сменялась другой, и Борис подумал было подойти и поймать волну, где рок крутят, но рассудил, что вряд ли соседи этому обрадуются, а ему и с попсой работалось хорошо.
    Под вечер, чувствуя приятную усталость, прогулялся до пруда. Постоял на берегу, любуясь плавающими в воде листьями и слушая шелест ветерка в камышах. Когда сгустились сумерки, решил пройтись по деревне.
    Он направился к домам прямиком через поле, буквально кожей ощущая простор. Поле и вечернее небо с россыпью звёзд – сочетание, от которого с непривычки захватывает дух. Борис вспомнил, как это пространство выглядело зимой – белая, чистая, сияющая в солнечных лучах, даль. Красотища! Ему стало удивительно, почему он никогда даже не задумывался написать песню о белом пространстве. Отличная ведь тема. Медляк какой-нибудь одновременно суровый и романтический. И ни грамма депрессухи.
    Прогуливаясь, Борис добрёл до дома с селёными стенами. Увидел упитанного рыжебородого типа в кожаной куртке и в чёрной вязаной шапке. Тот сидел на табурете возле ограды, курил похожую на миниатюрный саксофон трубку и смотрел на Бориса приветливо, как на старинного приятеля.
    Борис кивнул ему, проходя мимо, и тут же услышал:
    - Ты племянник тети Иры, - рыжебородый не спрашивал, а констатировал факт.
    - Он самый, - улыбнулся Борис.
    - Отдохнуть приехал?
    - Ага.
    Мужик резво вскочил с табурета, подошел и протянул руку.
    - Виталий.
    Борис тоже представился, крепко поджав ему руку. Ему понравилась лёгкость, с которой Виталий знакомство затеял. Не церемонясь, по простому, будто представляться и пожимать руку незнакомцу для него дело обыденное.
    - Хорошее время выбрал, что б приехать, - Виталий указал трубкой на поле. – Бабье лето, комаров уже нет.
    - Грибы, - напомнил Борис. – Завтра вот собираюсь прогуляться в лесок.
    Виталий кивнул.
    - Да, грибы дело хорошее. Говорят много их сейчас. Но я с грибами не связываюсь, побаиваюсь, если честно, - забавно выпятив нижнюю губу, он почесал бороду. – У меня брат троюродный грибами насмерть отравился, а ведь он их всю жизнь собирал, эксперт огого какой был. Не, опасаюсь я. А как тебе рыбалка? Тут до Шатурских озер рукой подать, не был там?
    - Ну как же, был, конечно. В детстве я с отцом на озера частенько ездил. Иной раз с ночевкой.
    Борис поймал себя на мысли, что получает удовольствие от этой болтовни. Какая дальше будет тема? О погоде? О том, как сыграла наша сборная по футболу? Разговор о пустяках – самое то, когда в тихий осенний вечер стоишь на деревенской улице и поглядываешь на гаснущую полосу заката.
    - Я, пока тепло было, целыми днями там просиживал, - мечтательно вздохнул Виталий. – Все бы хорошо, но комарья там – мама не горюй… как-никак торфяные болота рядом.
    - Помню-помню, комаров там тучи.
    Виталий вдруг встрепенулся.
    - Слушай, ты ведь никуда не спешишь? – Борис внутренне усмехнулся. Он догадывался, что за этим последует. И не ошибся: - Может, по парочке стопок за знакомство?
    - А давай, - Борис махнул рукой, а сам подумал: «Но только пару стопок. Завтра утром за грибами вставать».
    Виталий обрадовался, расплылся в улыбке. У него было круглое щекастое лицо, которому, как заметил Борис, шла улыбка. И очень подходила рыжая борода – короткая, слегка неопрятная. По виду ему было лет сорок, но это с учетом бороды, которая, как известно, старит.
    - Заходи, - Виталий размашистым жестом толкнул ворота в низкой ограде.
    Они прошли двор и поднялись на крошечную веранду, на которой впритык умещались обитый линолеумом стол и две скамейки. Под навесом висел выцветший абажур, некогда красного цвета, на стене – здоровая репродукция картины «Иван-Царевич на Сером Волке».
    - Лучше, наверное, здесь, чем в доме, как думаешь? – спросил Виталий.
    - Конечно здесь, - поспешил согласиться Борис. Ему понравилась веранда: уютная и вид с нее отличный, на поле.
    Виталий коснулся его плеча.
    - Ты посиди пока, я мигом.
    Он метнулся в дом и минут через пять вернулся и поставил на стол миску квашеной капусты, тарелку, с нарезанной крупными кусками колбасой и ломтями черного хлеба, и бутылку без этикетки с жидкостью янтарного цвета. А потом еще извлек из кармана куртки банку с килькой в томатном соусе и складной нож. Банку сразу же открыл с деловым видом, после чего понюхал содержимое и с блаженной улыбкой прикрыл глаза.
    - Обожаю! С черным хлебушком… ммм…
    Он так это произнес, что у Бориса едва не потекли слюнки. А ведь до этого и есть-то не хотел.
    Виталий уселся на скамью, разлил содержимое бутылки по стопкам и потер друг о друга ладони.
    - Ну что, Борь, за знакомство?
    Они прошли двор и поднялись на крошечную веранду, на которой впритык умещались обитый линолеумом стол и две скамейки. Под навесом висел выцветший абажур, некогда красного цвета, на стене – здоровая репродукция картины «Иван-Царевич на Сером Волке».
    - Лучше, наверное, здесь, чем в доме, как думаешь? – спросил Виталий.
    - Конечно здесь, - поспешил согласиться Борис. Ему понравилась веранда: уютная и вид с нее отличный, на поле.
    Виталий коснулся его плеча.
    - Ты посиди пока, я мигом.
    Он метнулся в дом и минут через пять вернулся и поставил на стол миску квашеной капусты, тарелку, с нарезанной крупными кусками колбасой и ломтями черного хлеба, и бутылку без этикетки с жидкостью янтарного цвета. А потом еще извлек из кармана куртки банку с килькой в томатном соусе и складной нож. Банку сразу же открыл с деловым видом, после чего понюхал содержимое и с блаженной улыбкой прикрыл глаза.
    - Обожаю! С черным хлебушком… ммм…
    Он так это произнес, что у Бориса едва не потекли слюнки. А ведь до этого и есть-то не хотел.
    Виталий уселся на скамью, разлил содержимое бутылки по стопкам и потер друг о друга ладони.
    - Ну что, Борь, за знакомство?
    - За знакомство!
    Они чокнулись и, прежде чем Борис выпил, Виталий поспешно предупредил:
    - Только смотри, штука крепкая.
    Штука действительно оказалась крепкая. И очень знакомая на вкус. Борис закусил капустой.
    - Меня такой же настойкой вчера тетка угощала.
    Виталий рассмеялся.
    - Так она ж у меня настойку брала. К твоему приезду, кстати. Все ж лучше, чем самогонка местная и водка магазинная, согласись.
    - Настойка первоклассная, - кивнул Борис и подумал, что выпьет, пожалуй, не две стопки, как собирался, а три.
    - Похмелье после нее не тягостное, - со знанием дела сказал Виталий. – Я рецепт в интернете подсмотрел. Разные рецепты до этого перепробовал, но этот – самое оно. Просто и со вкусом, как говорится. Ну что, по второй?
    Когда бутылка за разговором ни о чем опустела, Виталий побежал в дом за второй. А Борис не возражал: «Еще пару стопок и нормально. В конце концов, я отдыхать приехал или как? Вот и отдыхаю. А завтра за грибами, сразу же, как проснусь, так и пойду». И он верил что пойдет. Пока – верил.
    - Слушай, а почему ты решил в деревню переехать? – спросил Борис, когда Виталий вернулся с литровой бутылью.
    Тот хмыкнул, поморщился, словно вспомним о чём-то крайне неприятном.
    - Да достал меня уже этот город. Душно мне там, что ли… Я в Шатуре жил, в одной фирме юридической работал. Вроде бы всё хорошо было, а потом… Не знаю, обрыдла мне такая жизнь. Я как раз тогда с женой развёлся. Словом, перемен хотелось. Не глобальных перемен, а обычных, без потрясений. А тут ведь что главное? Решиться. Плюнуть на всё и решиться. Ну и деньги, конечно, нужны, без них, знаешь ли, и перемены не в радость. Но с этим не было проблем. Я вложился как-то удачно, так что с деньгами полный порядок. В общем, я решился, купил здесь дом, перестроил его и живу теперь в своё удовольствие и в ус не дую.
    - В странный цвет ты дом покрасил, - усмехнулся Борис.
    Виталий фыркнул.
    - Да по дурости это вышло. В смысле, по дурости покрасил. В этом, кстати, и есть огромный плюс моей новой жизни: делать всякие глупости и особо не париться на этот счёт. Перемены снаружи, перемены внутри, - он постучал пальцем по виску.
    Борис даже представить себе не мог, по какой такой дурости можно покрасить дом в такой ядовито зелёный цвет. Виталий, определённо, странный человек, но, кажется, по-хорошему странный.
    Виталий с сожалением осмотрел опустевшую банку из-под кильки и достал из кармана новую. Борис подумал, что у него там целые залежи. Виталий ловко вспорол открывашкой банку, налил в стопки настойку.
    - Другое дело, почему я именно в Белую Даль подался…
    - И почему же?
    Виталий выпятил губу, похлопал задумчиво глазами.
    - А вот хрен его знает… Когда узнал, что здесь дом продаётся, приехал, поглядел и понял: это, мать вашу, моё место! Моё, моё, моё! Чёрт, не поверишь, Борь, но я даже какое-то дежавю испытал, точно тебе говорю. Мне как быдто всё здесь было знакомо, - он покачал головой, сдвинул на затылок шапку. – Эх, Белая Даль… Необычное место, Борька. Здесь есть то, что не видно глазу. Не все это чувствуют, но я сразу почувствовал. Знаешь, что мне теперь кажется? Мне кажется, это Белая Даль меня поманила и я приехал. Чудно, правда? Но так, кажется, и есть.
    - Звучит как-то… - Борис на секунду задумался. – Мистически.
    Виталий рассмеялся.
    - Не бери в голову. Это всего лишь мои ощущения, хотя я им полностью доверяю.
    Он отвлёкся, услышав звук шагов за оградой. Привстал со скамьи, поглядел с прищуром поверх низкого забора, а потом весело выкрикнул:
    - Привет, Марин! Купаться ходила?
    - Купаться! – отозвался звонкий женский голос.
    Бориса передёрнуло. Купаться? В конце сентября? Бр-р! От одной этой мысли холодно стало.
    - Заходите, посидите с нами чуток! – добродушно пригласил Виталий.
    Женщина не ответила, но через пару секунд она отворила калитку и вошла, держа за руку девочку лет семи в круглых очках, как у знаменитого мальчика-волшебника из школы Хогвартс. Гости поднялись на веранду.
    - Гуляете? – насмешливо спросила Марина.
    Борис прикинул и решил, что она, должно быть, его ровесница. Симпатичная, складная, глаза с хитринкой. На голове шапочка с большим белым помпоном – точно такая же была и на девочке.
    - Да вот, решили с Борей посидеть немножко, - радостно сказал Виталий. – Кстати, познакомься, он племянник тети Иры, отдохнуть приехал.
    Борису вдруг захотелось вытянуться «по струнке», резко кивнуть, представляясь по имени отчеству, а потом поцеловать Марине руку. Вот, мол, я какой гусар! Прошу любить и жаловать! Но сдержался, для такого поступка в крови еще было недостаточно алкоголя.
    - Вы что, серьезно купались? – спросил Борис. – Вода ж холодная.
    - Пустяки, - отмахнулась Представились они по простецки, тем более что имена друг друга уже знали: «Борис» - улыбка, «Марина» - улыбка Марина.
    - Мама и зимой купается. В прорубе, - с гордостью заявила девочка, усаживаясь рядом с Виталием. – Она – морж! А ещё – продвинутая блогерша, педалирует здоровый образ жизни!
    - Ого! – удивился Борис. Нет – изумился.
    Марина немного смущённо рассмеялась.
    - Она услышала как–то слово «педалировать» и теперь вставляет его, где надо и не надо.
    Виталий вынул из тарелки самый крупный кусок колбасы, положил его на ломоть хлеба и сунул бутерброд девочке.
    - Держи, Капелька.
    - Спасибо, дядь Виталь, - она тут же отправила хлеб обратно на тарелку, а колбасу принялась сосредоточенно жевать, держа ее двумя руками.
    Борис подумал, что в этой шапке с помпоном Капелька похожа на маленького и до комичности серьезного гномика. А круглые очки только подчёркивали эту серьёзность.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Среда, 24.04.2019, 19:36 | Сообщение # 4
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1822
    Статус: Не в сети
    трэшкин, такое ощущение будто у тебя подпольная плантация музов)))


    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Среда, 24.04.2019, 21:11 | Сообщение # 5
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1822
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Он совершал ежедневный обход территории

    лучше если он ежедневно обходил территорию деревни, считая ее своей...



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Среда, 24.04.2019, 21:12 | Сообщение # 6
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1822
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Сегодня он уже побывал в северной части деревни, в западной, теперь вот до железнодорожных путей, разделяющих деревню надвое, добрался, до платформы. А потом он направится в южную часть, а в восточную не пойдёт, как не ходил уже несколько дней. Боялся он этой территории, что-то нехорошее там творилось.

    многовато местоимений.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Четверг, 25.04.2019, 09:27 | Сообщение # 7
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3732
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    трэшкин, такое ощущение будто у тебя подпольная плантация музов

    У меня на этот роман уже были намётки. Правда саму концепцию я изменил.

    Цитата Verik ()
    лучше если он ежедневно обходил территорию деревни, считая ее своей...

    Наверное, воспользуюсь твоим советом, перефразирую.

    Цитата Verik ()
    многовато местоимений.

    Согласен. Последние "он" можно смело убрать.

    Verik, спасибо! :)

    Хочу этот роман написать быстро, месяца за три. Оказывается, писать по пять листов в день не так уж и сложно. :)

    Добавлено (25.04.2019, 09:29)
    ---------------------------------------------
    Продолжение главы:

    Марина села рядом с Борисом, смерила критическим взглядом литровую бутылку с настойкой.
    - Ох, и плохо же вам завтра будет, ребята.
    - Не-не-не, после этой штуки плохо не бывает! – с пылом заверил Виталий. – Не единожды проверено на себе!
    - И на актёрах московских, - беззлобно съязвила Марина.
    Борису вдруг тоже захотелось хоть что-нибудь сказать. И он сказал, недолго думая:
    - А я завтра за грибами пойду, - он тут же решил, что надо бы еще немного выпить.
    Марина поддержала тему о грибах. И Виталий поддержал, снова поведав историю про троюродного брата, который отравился. А потом Марина немного рассказала о себе. Оказывается, она раньше работала тренером по плаванию.
    Хорошая компания, тихий осенний вечер. Борис подумал, что вот прямо сейчас, в эту самую минуту, он счастлив. Будто долго плутал где-то, бродил потерянно по ухабам, и наконец добрался до места, где всё легко и просто, где нет никаких забот. Все проблемы казались мелкими и далёкими как звёзды.
    - А я вчера опять кого-то в поле видела! - словно доверяя великую тайну, поведала Капелька.
    - Снова начинаешь? – с укоризной проворчала Марина.
    Капелька возмутилась:
    - Ну почему мне никто не верит? Три дня назад что-то видела и вот вчера тоже…
    Борис заинтересовался.
    - И что же ты видела?
    - Каких-то странных людей, - Капелька сразу же оживилась. Её глаза азартно вспыхнули, ладони и сжались в кулачки. – Они прям в поле стояли. Все серые какие-то, словно в не цветном кино. Их много было. Я моргнула и они спедалировали, исчезли, то есть. Но я честное слово их видела!
    - А я верю! – твёрдо заявил Виталий. – Правда верю. Я когда сюда приехал, решил побольше узнать о Белой Доли. Мне ведь жить здесь, и интересно, что да как раньше в деревне было. Ходил, людей расспрашивал, много любопытного услышал. Особенно от стариков. К примеру, рассказывали, что раньше вот над этим самым полем частенько наблюдали светящиеся шары…
    - НЛО, - деловито кивнула Капелька и зевнула.
    Борис почему-то испугался, что Марина сейчас скажет: «Нам пора!» Но нет, не сказала.
    - Ну да, неопознанные летающие объекты, - согласился Виталий. – А один старичок с той стороны «железки» вот что вспомнил… Он тогда мальчишкой был и видел, как поле затянуло белым-белым туманом. Неожиданно так заволокло. Собаки по всей деревне завыли. А туман был непроглядный и только над полем. Люди, конечно, охали и ахали, ну, или стояли, рты разинув. А местный дурачок возьми да пойди в туман. Шел, как сказал старик, руками размахивал и смеялся. Потом уж маманя его опомнилась, за ним побежала. И вдруг туман рассеялся и все увидели, что поле другим стало, земля будто выжженная была, чёрная. Но это продлилось всего пару минут, мираж исчез, и поле снова стало обычным, с травой и цветами. А вот дурачок и его маманя, как сквозь землю провалились. Не нашли их. Были - и нету. Ну, как вам такая история?
    - Очень интересно, дядь Виталь, - мрачно одобрила Капелька. – Ма-а, может, не будем больше через поле на пруд ходить?
    Марина с усмешкой покачала головой.
    - Ну вот, рассказал на ночь глядя страшилку. Мо-ло-дец.
    Виталий сделал удивленное лицо: мол, а чего тут страшного-то?
    - А знаете, как тот старик назвал нашу деревню? – невозмутимо продолжил он. – «Тонкое место». Сказал, что здесь наш мир соприкасается с другим миром.
    - С Нарнией, - хихикнула Капелька и сразу же снова стала серьёзной.
    Борис глядел на поле, испытывая странный внутренний трепет. В голове роились образы из детства: вырезанное на коре клёна имя; играющая во дворе Зоя, трепещущие под порывом ветра разноцветные ленточки на кустарнике… Он подумал, что сестра пропала, как и тот местный дурачок со своей мамашей. Они исчезли, растворились. Белая Даль не простое место, здесь соприкасаются миры. Мысли Бориса путались. Он словно бы глядел на раскиданные тут и там кусочки мозаики, которую страшно было собирать.
    - Подобные истории можно услышать в любой деревне, - скептически заметила Марина. – Байки. Когда я к бабушке приезжала в деревню, там один дед про вурдалаков все рассказывал, мол, раньше нечисть всякая по окрестным лесам шастала.
    - Ну, не знаю, не знаю, - вздохнул Виталий.
    Борис быстро разлил настойку по стопкам и залпом выпил, под неодобрительный взгляд Капельки. А потом опомнился: с Виталием-то не чокнулся! Забылся как дурак!
    - Ой, извини, что-то я задумался.
    - Тут уж есть над чем задуматься, - с грустинкой сказал Виталий, а Борис почему-то подумал, что он знает про исчезновение Зои. Не только знает, но и, возможно, сделал для себя кое-какие выводы.
    Марина взглянула на Виталия, на Бориса и с сожалением сказала:
    - Что ж, ребята, с вами интересно, но нам пора, - она медленно поднялась со скамьи. – Пойдем, Каплюшка?
    Девочка посмотрела на неё жалобно.
    - Не хочу педалировать. Посидим ещё немножечко?
    - Поздно уже! – строго сказала Марина. – Пойдём.
    Когда они ушли, Виталий наполнил стопки и произнес тост:
    - За мир на земле.
    - За мир! – согласился Борис.
    Выпили.
    А потом еще выпили.
    На стол запрыгнул полосатый кот с наглой мордой, и обнюхал пустую банку из-под кильки.
    - Кыся-кыся, - позвал Виталий.
    Кот подошел к тарелке, с какой-то ленью подцепил зубами кусок колбасы, уселся с ней на краешек стола, и принялся, не спеша, есть.
    - Наглый, - заметил Борис.
    - Наглый, - с грустью согласился Виталий и махнул рукой. – А, пускай кушает. Нам закуски хватит, - он вынул из кармана еще одну банку с килькой. – Котик хороший, пускай себе кушает. Раньше постоянно возле меня тёрся, а теперь… а теперь постоянно убегает куда-то. Приходит только чтобы пожрать. Такой вот он…
    С соседнего двора послышалась ругань. Те же тявкающие голоса, которые Борис вчера слышал.
    - Каждый вечер лаются, - посетовал Виталий. – Днем тихие ходят, а вечером, как с цепи срываются. Вот ведь семейка! Ничего, скоро они заткнутся, их никогда надолго не хватает. А давай за родителей выпьем?
    - А давай! – с энтузиазмом согласился Борис.
    Скоро он пожалел, что не привез с собой гитару. Очень хотелось побренчать. И песню спеть. Обстановка к этому очень располагала: красноватый свет абажура, а вокруг – темнота. Виталий о чём-то путано рассказывал и Борис прервал его:
    - У тебя нет гитары? – он понял, что пьян и ничуть об этом не жалел.
    Виталий с озадаченным видом сдвинул шапочку на затылок.
    - Гитары? Не-е-е, нет гитары. У меня есть баян. Но… но я на нем играть не умею, - он виновато улыбнулся.
    - И я не умею, - огорчился Борис. – Совсем не умею. Я умею на гитаре, - он принялся загибать пальцы, считая, - немного на ударных… Слушай, а зачем тебе баян, если ты не умеешь?
    Виталий насупился, задумавшись.
    - Не зна-аю, - протянул он. – Мне его… мне его одна добрая женщина подарила на День рождения. У нее муж был баянист, но он взял, да помер.
    - Это интересно, - кивнул Борис.
    - Да?
    - Очень интересно.
    Виталий наполнил стопки до краев и немного пролил на стол. Какое-то время он озадаченно смотрел на лужицу, а потом воскликнул:
    - Ну и не жалко! У меня еще есть!
    В порыве щедрости он сунул банку с килькой коту. Тот не отказался.
    Борис выпил, поперхнулся и, откашлявшись, заявил:
    - А я тебе завтра грибов принесу!
    - Не-е, - активно замотал головой Виталий. – Не надо мне грибов. У меня брат трою… троюрод… троюродный помер.
    - Да?
    - Точно говорю.
    - Сочув… сочувствую.
    Выпили, помянув покойного брата.
    - Жаль… у тебя, Виталька… гитары нет. А я в рок группе играю, вот.
    - Знаю. Песни ваши… слушал.
    - И как?
    - Так себе. Я «Любэ» люблю.
    Борис на секунде обиделся, а потом забыл, на что обижался. У него появилась идея:
    - А давай… - мысль вдруг ускользнула и он замолчал.
    - Что давай?
    Мысль вернулась:
    - А давай гулять пойдём? До пруда! Что мы как… сидим тут.
    Несколько секунд Виталий смотрел на него, выпучив глаза, после чего хлопнул ладонью по столу так, что кот испуганно подпрыгнул.
    - А давай!
    Шатаясь, они спустились с веранды, вывалились во двор и, поддерживая друг друга, побрели в сторону пруда. По пути Виталий потерял шапку, пришлось долго искать её, ползая в темноте. Не нашли.
    - А у меня… А у меня ещё есть! – вспомнил Виталий и воспрял духом.
    Шли целую вечность, но наконец добрались до пруда. Потоптались на берегу минуту-другую и отправились назад, допивать настойку. Однако, не дойдя до дома Виталия, Борис передумал. Ему стало очень муторно и он чётко осознал, что больше не желает пить. Проблеск здравого смысла был недолог, но и его хватило, чтобы буркнуть Виталию: «Всё, я домой» и двинуться на автопилоте к дому тёти Иры. Он пошёл напрямик, через поле. Виталий что-то бессвязно забормотал, глядя ему в след, но Борис лишь неуклюже отмахнулся, не оборачиваясь.
    Лунный свет серебрил траву. Поле словно было укутано призрачным покрывалом. Борис подумал, что это очень красиво и тут же споткнулся и упал. Попытался подняться и снова упал. Следующая попытка увенчалась успехом. Он потоптался на месте, в поисках утерянного курса…
    И тут увидел Зою.
    Она стояла метрах в десяти от него и выглядела так, словно была соткана из лунного света. Борис прошептал, с трудом держась на ногах:
    - Я… тебя… вижу…
    Фигурка девочки замерцала и исчезла. Борис опустился на землю, тряхнул головой, а потом уставился на то место, где только что стояла Зоя, и заплакал, чувствуя дикую тоску.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    Hankō991988Дата: Четверг, 25.04.2019, 09:56 | Сообщение # 8
    Первое место в конкурсе "Такая разная весна".
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 400
    Статус: Не в сети
    трэшкин,Хочу этот роман написать быстро, месяца за три. Оказывается, писать по пять листов в день не так уж и сложно. :) Гигант! )))
    Начала читать, но еще не все!
     
    трэшкинДата: Четверг, 25.04.2019, 10:18 | Сообщение # 9
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3732
    Статус: Не в сети
    Цитата Hankō991988 ()
    трэшкин,Хочу этот роман написать быстро, месяца за три. Оказывается, писать по пять листов в день не так уж и сложно.

    Это действительно не сложно, но всё это временно, как эксперимент. Потом темп по всякому снизится. Тут от стимула всё зависит. :)

    Цитата Hankō991988 ()
    Начала читать, но еще не все!

    Hankō991988, спасибо! ng


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    Hankō991988Дата: Вторник, 28.05.2019, 22:32 | Сообщение # 10
    Первое место в конкурсе "Такая разная весна".
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 400
    Статус: Не в сети
    Вот, трэшкин, наконец - то все прочитала. )) Про мир произведений я уже говорила и помню что вы мне отвечали. Пока то, что читала нравится. Хорошие описания, герои (те, которые присутствуют). Понравился портрет Виталия. Среди знакомых похожий есть, так что даже за мимикой проследить получилось!
    По самим главам: есть, наверное, опечатки: в эпизоде про цыган - она не казались ему людьми опасными. Еще, когда Виталий про город говорил: там "вспомним" имеется, где "вспомнил" надо.
    Ну и немного я не поняла вот это:
    Цитата трэшкин ()
    «Борис» - улыбка, «Марина» - улыбка Марина
    .
    А еще, может быть вы не видели: здесь, на форуме, во второй главе есть большой повторяющийся кусок.
    Цитата трэшкин ()
    Виталий коснулся его плеча.
    - Ты посиди пока, я мигом.
    Он метнулся в дом и минут через пять вернулся и поставил на стол миску квашеной капусты, тарелку, с нарезанной крупными кусками колбасой и ломтями черного хлеба, и бутылку без этикетки с жидкостью янтарного цвета. А потом еще извлек из кармана куртки банку с килькой в томатном соусе и складной нож. Банку сразу же открыл с деловым видом, после чего понюхал содержимое и с блаженной улыбкой прикрыл глаза.
    - Обожаю! С черным хлебушком… ммм…
    Он так это произнес, что у Бориса едва не потекли слюнки. А ведь до этого и есть-то не хотел.
    Виталий уселся на скамью, разлил содержимое бутылки по стопкам и потер друг о друга ладони.
    - Ну что, Борь, за знакомство?


    Пока только это увидела.
    По идее: в начале кажется, что что - то знакомое. Есть много литературных произведений и фильмом вот с таким эффектом появляющихся незнакомцев. Интересно что будет дальше.
    P.S.: тут тоже есть дерево с надписью! Почти как в "Семье". И посеребренные деревья тоже. (Еще одна взаимосвязь или это просто к месту пришлось? :) )
    Ждем продолжения!
     
    трэшкинДата: Среда, 29.05.2019, 07:58 | Сообщение # 11
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3732
    Статус: Не в сети
    Цитата Hankō991988 ()
    Понравился портрет Виталия. Среди знакомых похожий есть, так что даже за мимикой проследить получилось!

    Виталий, в общем-то, типичный весёлый человек. Один из положительных персонажей, но с небольшими тараканами в голове. Дальше о нём будет по подробней. :)

    Цитата Hankō991988 ()
    По самим главам: есть, наверное, опечатки: в эпизоде про цыган - она не казались ему людьми опасными. Еще, когда Виталий про город говорил: там "вспомним" имеется, где "вспомнил" надо.

    Ох, ошибок и опечаток, наверное, в тексте много. Дело в том, что я выложил текст и забыл его отредактировать. Раньше у меня такого не бывало. Импульсивно как-то выложил. Это потому, что раньше я медленно писал и после каждого отрывка текст корректировал. Теперь (и это ошибка) я решил полностью текст дописать, а потом взяться за глобальную корректировку.

    Цитата Hankō991988 ()
    А еще, может быть вы не видели: здесь, на форуме, во второй главе есть большой повторяющийся кусок.

    Вот поэтому и кусок повторяющийся. Накосячил я, в общем. Буду исправляться. :)

    Цитата Hankō991988 ()
    Ну и немного я не поняла вот это:

    Согласен, там неуклюже получилось с улыбками. Потом исправлю.

    Цитата Hankō991988 ()
    По идее: в начале кажется, что что - то знакомое. Есть много литературных произведений и фильмом вот с таким эффектом появляющихся незнакомцев. Интересно что будет дальше.

    Да, завязка обычная, каких много. Не хотелось усложнять.

    Цитата Hankō991988 ()
    P.S.: тут тоже есть дерево с надписью! Почти как в "Семье".

    Даже я на это внимания не обратил. :D

    Hankō991988, большое спасибо! ng

    Добавлено (29.05.2019, 08:08)
    ---------------------------------------------
    Глава третья:

    Борис проснулся и сразу же понял, что ни за какими грибами не пойдет. Не хотелось ему с похмелья шататься по лесу. Может быть завтра, но уж точно не сегодня. Голова побаливала, немного подташнивало и хотелось выпить ведер десять воды. А лучше кваса. И огуречного рассола.
    Стыдливо зайдя на кухню, Борис покаялся перед тетей Ирой за вчерашнее. Но та лишь с улыбкой отмахнулась: ничего, мол, страшного, бывает. А потом вынула из холодильника трехлитровую банку с жидкостью красного цвета.
    - На вот, попей. Это компотик из шиповника, барбариса и яблок.
    И Борис попил. Он с наслаждением глотал ароматный, с кислинкой, компот и чувствовал, как от удовольствия аж голова кружится. Ему даже чудная мысль пришла: «У похмелья один несомненный плюс – сушняк!»
    Позавтракав горячими, сильно поперчёнными щами, Борис вышел во двор. Тревожно почему-то стало ни с того ни с сего. Похмельный синдром? Вспомнился вчерашний пьяный вечерок. Да уж, погуляли, так погуляли. Хотя, с некоторыми сомнениями рассудил Борис, всё вроде бы тихо, мирно было. Ну, напились – обычное дело.
    В памяти всплыл образ Зои. Борис вздрогнул, поёжился, словно на него холодным ветерком повеяло. Она ведь была вчера там, в поле! Стояла, окутанная лунным сиянием. Она была, была! И выглядела, как призрак из голливудских фильмов. Галлюцинация? Опять галлюцинация, как тогда, во время концерта? Отчего-то такая версия сейчас не казалась верной. Да, он был пьян, но, чёрт возьми, ему не померещилось! Видел сестру в поле, и всё тут! И жутковато стало от такого осознания.
    Борис вжал голову в плечи, обхватил себя руками, чувствуя лёгкий озноб. Тревога усилилась. Вспомнился рассказ Виталия об изменившемся поле.
    «Белая Даль – тонкое место. Здесь соприкасаются миры…»
    Плохое какое-то похмелье, беспокойное. Борис походил взад-вперёд вдоль забора, а потом услышал, как в кармане загудел сотовый.
    Звонила Инга.
    - Ну как ты там, кайфуешь?
    Борис хмыкнул. Вчера бы он радостно ответил: «Да, подруга, кайфую!» Однако сейчас его состояние было далёким от кайфа.
    - Отдыхаю понемногу, - ответил он.
    - Эх, зря я с тобой не поехала, - посетовала Инга. – У вас там, небось, грибов – тьма. Обожаю грибы собирать. Ещё не ходил?
    - Завтра вот собираюсь, - улыбнулся Борис, подумав, что иной раз даже лучшие друзья полны сюрпризов. Инга и грибы? Серьёзно?
    В телефоне раздался треск, а когда он прекратился, Инга поведала, как вчера поругалась с продюсером группы. Потом пожаловалась на Эдика: нынешней ночью тот с соседом подрался и загремел в полицию. У Бориса эта новость вызвала тяжёлый вздох. Эдик, похоже, сорвался, в запой ушёл, а это надолго. Оставалось только надеяться, что во время запоя он не найдёт на свою задницу слишком уж много проблем. Хотя, уже ведь начал искать – с соседом подрался, дуралей, в полицию попал.
    Разговаривая с Ингой, Борис смотрел на трёх галок, летающих над полем. До него не сразу дошло, что птицы странно себя ведут. Они метались в воздухе, будто слепые, и как-то хаотично и слишком порывисто махали крыльями.
    Телефон опять затрещал, словно внутри него армия крошечных человечков палило из автоматов.
    - Эй… эй, - пробился сквозь треск голос Инги. – Борька!.. Ты куда пропал? Что так трещит?
    - Я тут, - рассеянно ответил Борис.
    Он увидел, как одна из птиц камнем бросилась вниз, а за ней – другие две. Галки врезались в землю на большой скорости, над травой взметнулись чёрные перья. Борис ошарашенно глядел в поле, мысленно вопрошая: «Какого лешего они это сделали? Что происходит?»
    - Ты… там? – голос Инги.
    В телефоне что-то зашуршало, и связь прервалась. Борис попытался дозвониться до Инги, но не получилось. Он раздражённо сунул телефон в карман и решил навестить Виталия. Ему хотелось рассказать ему про упавших птиц и узнать, что он обо всём этом думает. Но сначала нужно тётю Иру предупредить.
    Борис застал ее в гостиной. Она доставала из шкафа коробочку с таблетками. Нахмурившись, пояснила:
    - С утра что-то голова болит. Давление, наверное.
    Борис посочувствовал и сказал, что пойдет немного прогуляться. И торжественно пообещал: никаких сегодня пьянок! Уже выходя из гостиной, обернулся.
    - Теть Ир, а почему ты Витальку называешь по имени отчеству?
    Почему-то это казалось ему странным, ведь в деревне к друг другу обращаются обычно по простецки. Все ж свои.
    Тетя Ира рассмеялась.
    - Видел бы ты, как он выглядел, когда сюда приехал… Костюмчик, галстук, чисто выбрит, с прической аккуратной, а одеколоном от него за версту пахло. Ну, как к такому солидному человеку обращаться? Виталий Иванович. Это сейчас он стал похож на одичавшего полярника, а тогда… В общем, привыкла я его так называть.

    ***

    - О-о-о, заходи, заходи, - громко сказал Виталий, когда Борис приоткрыл дверцу в воротах и махнул рукой в знак приветствия.
    Виталий сидел за столом на веранде и пил кефир из граненого стакана. На его черной сдвинутой на бок шапочке висел пожухлый березовый лист.
    - Как самочувствие? – поинтересовался Борис, присаживаясь на скамью.
    Виталий скривился.
    - Да вот, не пойму пока. Вроде бы и не плохо, а с другой стороны… муторно как-то. Кефир будешь? Или похмелишься чуток? Я сам-то не любитель похмеляться.
    Борис отказался, а потом рассказал про казалось бы беспричинную тревогу, и про разбившихся птиц. Виталий выслушал его и настороженно уставился в небо.
    - Странно все это, - тихо сказал он. - Я, между прочим, тоже отчего-то тревожусь. Душа будто не на месте. Ты вот про птиц рассказал, а я совсем недавно видел двух крыс. Они выскочили во двор и вели себя как бешеные: носились туда-сюда, пищали и натыкались, словно слепые, на все подряд. Я как раз в это время со стола убирал, ну и швырнул в них консервную банку. А они так и продолжали по двору носиться. Я уже собирался еще одну банку в них кинуть, но они вдруг застыли, встали на задние лапки, а потом пулей метнулись через дыры в заборе. Пулей прям! - Виталий задумчиво вытер ладонью вымазанные в кефире усы. – Как-то не по себе мне, Борь. Состояние какое-то нервное.
    Борис побарабанил пальцами по столу. Он внимательно посмотрел на приятеля и после некоторых сомнений решил выговориться. Он рассказал и об исчезнувшей много лет назад сестре, и о своём странном видении во время концерта, и о том, что вчера наблюдал в поле что-то вроде призрака. Ему было очень нелегко всё это рассказывать, ведь он всегда считал всех так называемых «очевидцев сверхъестественного» лжецами или выжившими из ума личностями. Его изумляло, почему некоторые люди с такой лёгкостью верят в свидетельства таких вот очевидцев. Взять, к примеру, Эдика и его маму Валентину Павловну, которая во времена Чумака и Кашпировского ставила возле телевизора для «подзарядки» столько воды в банках, кастрюльках и чашках, что в ней можно было слона утопить. Ни Эдик, ни его мама, ни разу не сталкивались с паранормальными явлениями, однако верили сомнительным свидетелям из телевизора – телевизора! – которые рассказывали свои невероятные истории так, будто исполняли какую-то роль, время от времени искажая лица поддельными эмоциями типа: «О, как мне было тогда страшно!» или: «Я сам бы не поверил, если бы не увидел это своими глазами!». Борис помнил, как мама Эдика однажды заявила, что жить интересней, когда веришь в подобные вещи. Тогда он с ней не согласился, но спорить не стал. Таких людей, как Валентина Павловна, обижают доводы скептиков, которые безжалостным словом «галлюцинация» пытаются развенчивать мифы и рассеивать иллюзии. Пытаются опровергнуть существование летающих тарелок, снежного человека, чупакабры и… призраков девочек, бесследно исчезнувших много лет назад. И вот нате, пожалуйста, всё встало с ног на голову. Теперь он с другой стороны баррикады и рассказывает человеку, которого едва знает, о том, во что сам бы ещё недавно не поверил бы. Рассказывал и почему-то боялся услышать от Виталия слово «галлюцинация».
    Виталий слушал молча, позабыв о недопитом кефире и Борис, к некоторому облегчению, не видел в его глазах недоверия.
    - И что ты обо всём этом думаешь? – закончил Борис вопросом.
    Виталий тяжело вздохнул.
    - Любопытно.
    - Я понимаю, как всё это звучит. На бред похоже. Ну ладно один раз Зою увидел, но ещё и вчера ведь… И мне трудно списать это на пьянку. Никогда даже спьяну мне никогда ничего не мерещилось.
    Виталий подался вперёд, нависнув над столом, и Борис столкнулся с его обеспокоенным взглядом.
    - А я вот не думаю, что всё это бред, Боря. Капелька видела каких-то людей в поле, ты – сестру. Крысы ещё эти одуревшие, птицы, падающие с неба. Что-то хреновое творится, скажу я тебе. Такое моё мнение.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Пятница, 31.05.2019, 20:30 | Сообщение # 12
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1822
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Когда-то я писал роман "Другая сторона",

    напомни про что там было?



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Пятница, 31.05.2019, 22:41 | Сообщение # 13
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3732
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    напомни про что там было?

    В общем, начало аналогичное, только некоторые персонажи были другие. В этот раз я всё упростил, но ввёл много новых персонажей. А про что там было... часть деревни попадает в другой мир. Сюжет прост. Вот только я делаю ставку на истории персонажей. Уж не знаю, что из этого выйдет.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    Hankō991988Дата: Воскресенье, 02.06.2019, 01:14 | Сообщение # 14
    Первое место в конкурсе "Такая разная весна".
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 400
    Статус: Не в сети
    трэшкин,а я вот о чем подумала: если в деревеньке еще до приезда Бориса странности творились, то почему отклика на это практически нет: есть дурачок с маменькой, которые непосредственно с места событий пропали, есть Капелька - обычный ребенок, которому родители не всегда верят, есть Виталий, знающий обо всем на уровне рассказов и слухов. Все сводится к тому, что основные события разворачиваются только после приезда Бориса. Может быть я забегаю вперед, но у меня вопрос: Борис - активатор этих событий, он ключ?
    Ведь деревня - то по описанию не маленькая. Как мне кажется,толки о пропаже двух людей ходили бы больше. Точнее, дольше бы не забывались. Просто создается впечатление, что все знавшие об этом куда - то делись, а на место них заселились другие. (В начале 1 главы даже животное обращает внимание на изменение в окружающей среде, а люди, которые живут в условиях этого все разрастающегося изменения, почти не говорят о нем! Я думаю, это немного странно!)
    Если это входит в замысел, то пусть так и будет, ну а если нет - может как - нибудь обдумать это?
     
    VerikДата: Среда, 19.06.2019, 16:22 | Сообщение # 15
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1822
    Статус: Не в сети
    трэшкин, в общем, завтра поразбираю.


    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    ИляДата: Среда, 19.06.2019, 21:05 | Сообщение # 16
    Почетный академик
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 789
    Статус: Не в сети
    Интересный рассказ:) Буду читать дальше:) Спасибо:)

    Только вперед!!!
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Изнанка (Часть деревни неожиданно оказалась в чёрной пустыне)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Igor_SS, трэшкин, Skyrim, Сайлос, Ellis Гость