[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Семья (352) -- (Verik)
  • 6. Глобальная война (4) -- (трэшкин)
  • 1. Космические спасатели (7) -- (трэшкин)
  • 3. Машинисты времени (7) -- (трэшкин)
  • 5. Агент по продаже погоды (11) -- (трэшкин)
  • 4. Хорошая работа (6) -- (трэшкин)
  • Конкурсные задумки (943) -- (Verik)
  • Заваруха (3) -- (Verik)
  • Игра - три слова (4) -- (Verik)
  • Об оценивании грамотности в конкурсных работах (7) -- (Verik)
  • Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Семья (В чёрном-чёрном лесу стоит чёрный-чёрный дом.)
    Семья
    трэшкинДата: Четверг, 25.04.2019, 09:21 | Сообщение # 326
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3853
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    тут бы все-таки добавить эмоций Маше. Ведь у нее может подняться детский страх, когда она забитым зверьком была.

    Это было бы не очень правильно. Ведь во время весенней грозы Маша избавилась от страха перед стихией и Грыжей. Осталась лишь злость.

    Цитата Verik ()

    вот не совсем здесь верю. слабо показаны колебания между страхом девочки перед алкашкрой из прошлого и сегодняшней более сильной Машей.

    Она поняла, что это Грыжа рядом стоит и страх исчез. Но ты права, в этом эпизоде с эмоциями есть проблема.

    Цитата Verik ()
    вот эмоций нет, хотя злодейку описываешь эмоционально обычно, а потом за канцелярщину принялся. Галина ж малограмотная, вряд ли она канцеляритом говорит.

    Это я обдумаю.

    Verik, спасибо большое! :)

    Добавлено (25.04.2019, 09:24)
    ---------------------------------------------
    Следующая глава:

    Всё утро моросил дождик, но теперь прекратился.
    Мотя курил пятую за час папиросу. Он сидел на скамейке и напряжённо смотрел на здание, в которое люди Грыжи принесли ребёнка. Мальчика, девочку? Это он не разглядел. Заметил лишь, что на ребёнке были джинсовый комбинезон, кроссовки и мешок на голове.
    Он отлично знал, что случается с теми, кого насильно приводят в это здание. С тех пор, как побывал в той белой комнате, ему теперь часто снились чудовищные глаза, «чёрный воронок» и высокий лысый тип в длинном плаще. Образы, которые буквально въелись в сознание, и, кажется, обосновались там навсегда.
    Чёртов Мир Грозы!
    И что же получается, Грыжа с чудотворцем собираются отправить туда ребёнка? Хотят принести его в жертву Грозе?
    Мотя вспомнил слова Грыжи: «Был хищником, а стал овцой».
    Обидные слова. Но в чём она неправа? Действительно ведь овцой стал. Раньше ничего не боялся, а теперь в страхе живёт постоянном. И Грыжа его пугала, и чудотворец, и пустые глаза сектантов. Само это место пугало до чёртиков. И не уходил ведь, не пытался сбежать, словно что-то крепко держало, не давало даже помыслить о побеге. Может, Гроза и держала?
    Овца. Конечно, овца. Даже слова не сказал, когда Серёжу похоронили, как паршивого пса – скинули труп в яму в лесу и закопали по-быстрому. А Грыжа ещё и на могилу плюнула.
    Конечно, овца.
    Написал дочери ещё одно покаянное письмо, но не решился его отослать: топтался возле почтового ящика целый час – руки дрожат, на глазах слёзы. И порвал, в конце концов, письмо. Как последний трус.
    Нет больше хищника. Нет того, кто по любому поводу мог в морду дать. Был матёрый волк, да весь вышел. Его место теперь на грядках в теплицах. Интересно, что по этому поводу сказал бы Серёжа? Наверное, цитату выдал бы заумную.
    Мотя улыбнулся, чувствуя презрение к самому себе.
    Он представил, как высокий лысый человек в плаще хватает ребёнка и бросает его на заднее сиденье чудовищного автомобиля. А вдалеке на стене глаза… Мурашки по коже побежали, лучше бы не представлял.
    Бросив под ноги окурок, Мотя вынул из пачки очередную папиросу, но тут же смял её. Сквозь пальцы на землю посыпался табак.
    Тошно быть овцой. Тошно от Грыжи, чудотворца. Аж выть хотелось. Как волчара выть! Он посмотрел на свою мозолистую ладонь. А потом сжал её в кулак – крепко, до боли.
    - Овца, говоришь?
    В его глазах появился безумный блеск, на шее вздулась жила. Он вскинул голову и завыл, вложив в этот звук всю свою ненависть. Это было, как очищение, избавление от той жуткой тяжести, что давила на его рассудок последние полгода. Моте было абсолютно плевать, что на него сейчас смотрят десятки пар глаз, ведь на него глядели сектанты, настоящие овцы. А он сбросил овечью шкуру, в этом помог неизвестный ребёнок, которого парочка нелюдей собиралась принести в жертву Грозе. Ребёнок!
    Перестав выть, он обвёл взглядом территорию лагеря. Несколько человек глядели на него, как на полного психа.
    - Ну что, овечки? – крикнул он со злым весельем в голосе. – Как вам такое, а? Я хищник, мать вашу! А ну валите отсюда, пока я вам всем глотки не перегрыз! Валите, я сказал!
    Недовольно ворча, люди пошли прочь. Больше на него никто даже глянуть не смел: ну а чего на психа-то смотреть?
    Мотя поднялся и отправился на склад возле теплиц. Среди инструментов нашёл нож, спрятал его в рукаве и пошёл обратно к зданию, где держали ребёнка. Осмотрелся. Никто на него внимания не обращал. Охранники о чём-то болтали у ворот, сидя на скамейке. Кто-то шёл по своим делам. Две женщины подстригали кустарник возле дома чудотворца. Всё спокойно.
    - Овцы, - проворчал Мотя и вошёл в здание. Запел: - Эх, Серёжа, нам ли быть в печали…
    Голос его вибрировал. Так же, как и нервы. Он сейчас и был одним вибрирующим нервом. Внутри него настоящая буря бушевала. Он миновал коридор, спустился в подвал, увидел двоих охранников и улыбнулся.
    - Эй! Сюда нельзя! – возмутился один из них, поднимаясь со стула.
    - Я по делу, ребята, - весело заявил Мотя. – По делу я. Меня Галина послала.
    Охранники переглянулись. Мотя подошёл к ним быстро, пока они не опомнились. Выхватил из рукава нож и вогнал лезвие в печень первому. Выдернул – и сразу же ударил в шею второму.
    - И кто теперь овца, а? – заорал он, купаясь в своей ярости.
    Он крутанул в ране нож, выдернул его и ударил снова. Он бил, выдёргивал и бил, а охранники корчились и хрипели в лужах собственной крови.
    Однажды Мотя участвовал в ножевой драке. Это было десять лет назад, и он тогда вышел победителем, хотя и сам получил ранение. Его соперник не сильно пострадал, они с ним даже за примирение позже выпили. Но тот случай оставил в душе Моти тяжёлый отпечаток, ведь во время драки он едва не убил человека – нож к горлу прижал и хотел, очень хотел полоснуть, да так, чтобы до кости, глубоко. Однако, что-то его сдержало. И после он всегда опасался, что когда-нибудь – спьяну, или просто по дурости – у него окончательно сорвёт планку и случится непоправимое: он убьёт человека. Это была черта, переход через которую приводил Мотю в ужас. Всё мог себе позволить – морду кому-нибудь набить, унизить, - но только не убийство.
    Однако сейчас он переходил эту черту с лёгкостью, словно получил благословение высших сил. Ярость сжигала все догмы и правила.
    Нанеся очередной удар, Мотя стряхнул с лезвия кровь, подошёл к двери и пнул её ногой. Та с грохотом распахнулась. Пошатываясь, точно пьяный, он перешагнул порог.
    Ребёнок. Девочка. Она лежала на скамье и издавала мычащие звуки. Руки и ноги – обмотаны клейкой лентой, рот залеплен пластырем, на глазах – повязка.
    Мотя бросился к Маше, разрезал ленту, сорвал пластырь и сдёрнул повязку.
    - Я свой! – твердил он. – Я не с ними! Я помогу тебе! Чего они так тебя спеленали? Боятся? Да кто ж ты такая, а?
    Маша сползла со скамьи, упала на колени и её стошнило. Сплюнув кислую мокроту, она заскулила:
    - Они их убили… Дану и Илью убили…
    Мотя схватил её за плечи и, как следует, встряхнул.
    - Сейчас не до соплей, слышишь? Нам сматываться нужно!
    - Они из-за меня погибли! – зарыдала Маша, ударив кулаками по полу. – Из-за меня! – она посмотрела на Мотю, задыхаясь от слёз. – Всё из-за меня… Я… я жить не хочу.
    - Жить не хочешь?! – взорвался Мотя. – Ты даже не представляешь, что тебя ждёт! Они тебя Грозе скормят! А ну встань! Если понадобится, я за волосы тебя потащу!
    Дрожа всем телом, Маша поднялась и посмотрела на него так, словно только что заметила. В её воспалённых глазах светился вопрос: кто ты?
    Мотя приблизил своё лицо к её лицу и прошипел злобно:
    - Я вытащу тебя отсюда, даже если мне для этого сдохнуть придётся! И знаешь, что малявка? Думай о том, что когда-нибудь ты со всеми ними поквитаешься. С чёртовой Грыжей, с чудотворцем. Думай о мести, это тебе сил придаст. Такое всегда помогает, по себе знаю. Как бы тебе сейчас ни было хреново, но им будет ещё хреновей. Верь в это, девочка. Верь!
    - Я верю, - выдохнула Маша.
    - Ну, вот и отлично. А теперь – дёру!
    Мотя рванул к выходу, Маша – следом. Ноги затекли, голова кружилась, каждое движение давалось с трудом, но она решила бороться до конца. Отчаяние осталось в прошлом.
    Выбежав в коридор, Маша увидела двух мужчин. Те лежали на полу окровавленные. Один из них порывисто дышал, издавая клокочущие звуки.
    - Не смотри на них! – запоздало предупредил Мотя.
    Маша подавила рвотные позывы, отвела взгляд и побежала. Её глаза фиксировали отдельные детали, словно перед ней мелькали кадры киноплёнки: пол, шершавая стена, труба с облупившейся краской, лестница, ступени… В голове пульсировали слова: «Верь в это, девочка. Верь!..»
    Они пробежали коридор первого этажа, вестибюль. Вот и выход. Тяжело дыша, Мотя посмотрел на Машу.
    - Значит так… Фух… Сейчас выходим и топаем вдоль дома, потом поворачиваем за угол и со всех ног до забора. Всё поняла?
    Маша резко кивнула, отчего голова ещё больше закружилась. Мотя приоткрыл дверь, выглянул наружу. Охранники всё так же сидели у ворот, смотрели в другую сторону. Три человека находились возле дома Куннара. Вдоль противоположного здания шли дети в сопровождении пожилой женщины. Не самый лучший момент для побега, но выбирать не приходилось. Ждать, когда людей станет меньше – глупо, только время зря терять.
    - Всё, идём, идём!
    Мотя спрятал нож в рукаве, вышел на улицу и быстро зашагал вдоль стены здания. Маша от него не отставала. Её сердце колотилось так предательски сильно, что она была уверена: этот стук за сто километров слышно.
    Стена закончилась. Они свернули за угол.
    - Бежим! – велел Мотя.
    И они бросились бежать. Сзади раздался пронзительный вопль:
    - Хватайте их! Хватайте!
    Это кричал один из людей Грыжи – тот самый, который Дану избивал. Беглецов он заметил, выходя из столовой. Охранники возле ворот переполошились.
    - Быстрее! – подгонял Мотя. С каждым выдохом из его глотки вырывались хрипы, глаза лихорадочно блестели.
    Маша слышала крики сзади и ей казалось, что это вопит огромная толпа. К этим звукам добавился резкий грай потревоженной вороньей стаи.
    Серый бетонный забор. Мотя обхватил Машу за талию и, застонав от напряжения, приподнял её.
    - Цепляйся, мать твою! Ну же, цепляйся!
    Маша уцепилась за край забора. Мотя пихнул её вверх, и она перевалилась на ту сторону, успев заметить погоню. Это была не толпа, а всего три человека.
    - Со всех ног беги! – услышала она, упав в заросли бурьяна.
    «А как же ты?» - пронеслось в голове. Но ноги уже несли Машу к лесу, перед глазами мелькали мокрые листья крапивы, чёрные кляксы ворон в сером небе. Лес становился ближе, она уже ощущала его запах…
    Вспомнила!
    Маша вспомнила человека, который помог ей сбежать. Видела его в деревне. Он никогда не участвовал в попойках в вонючем доме, но часто проходил пьяный мимо двора, распевая песни или громко ругаясь. Так вот, значит, кто её спаситель!
    Мотя стоял с ножом в руке. Он презрительно улыбался, испещрённое морщинами лицо блестело от пота.
    К нему приближалось трое, но из корпусов выходили и выходили люди. А вон, кажется, и Грыжа, собственной персоной! Жирная сука что-то кричала, но сейчас у Моти в голове все звуки сливались в единый гул. Устал. Но есть ещё силы для последнего рывка.
    - Кишки, падлы, выпущу!
    Он бросился навстречу преследователям. Те шарахнулись от него, как от бешеного пса. Одного из них Мотя полоснул ножом по руке и побежал к тому зданию, из которого он только что вытащил Машу. Его целью была пожарная лестница. Успеть бы! Наперерез уже мчалось пятеро или шестеро. Лёгкие словно огнём жгло, в голове гудело, а по вискам, казалось, молотки стучали.
    Мотя подумал, что было бы неплохо прямо сейчас сдохнуть от разрыва сердца. Раз – и конец! Эта мысль вызвала у него приступ безумного веселья и мощный всплеск адреналина. На миг ему показалось, что он способен на всё сейчас – да хоть подпрыгнуть и улететь в небесные дали. И легко как-то стало на душе, просторно.
    Пожарная лестница. Успел! Зажав зубами лезвие ножа, Мотя уцепился за железную перекладину. Подтянулся, чувствуя, как жилы едва не лопаются.
    Кто-то схватил его за ногу. Но другая нога была свободна и он ударил ей того, кто внизу, ещё и ещё…
    Всё!
    Теперь вверх, вверх!
    Перед глазами мелькали перекладины, кирпичи стены. Мотя бросил взгляд вправо, заметил, что через забор перелезали люди. За девчонкой гнались, твари! Ну, ничего, не догонят! Он не позволил себе в этом усомниться, иначе всё было бы напрасно.
    Не догонят! Сегодня не их день!
    Но его!
    Лестница закончилась. Крыша. Перевалившись через парапет, Мотя развернулся, взял нож и заглянул вниз. Третий этаж. Два человека карабкались по лестнице, ещё несколько готовились начать подъём.
    - Давайте, я жду вас! – Мотя хрипло засмеялся, демонстрируя тем, кто внизу, нож в своей руке. – Жить надоело? Сдохнуть хотите, да? Ну, так я вам это живо оформлю!
    Преследователи застыли на лестнице. Их скорее остановил сумасшедший смех Моти, а не блеск лезвия ножа.
    Мотя поднялся, чувствуя ужасную слабость. Всё, топливо закончилось. И что теперь? А ничего, конец. Он ведь знал, что так будет, на чудо не надеялся. Главное, девчонка сбежала, и Грыжа сейчас скрежещет зубами от злости. Вытерев рукавом пот с лица, Мотя взобрался на парапет и пошёл по нему, покачиваясь от усталости. Люди внизу гомонили. Он подумал, что день сегодня просто отличный. Пасмурный, но всё равно отличный.
    - Мотя, тупой ты урод! – крикнула снизу Грыжа. – Зачем ты это сделал, а? Зачем, мать твою?
    Он не собирался ей отвечать, всё равно не поймёт.
    Шаг по парапету. Ещё шаг…
    Мотя ни о чём не жалел. Он ощущал внутреннюю свободу, которую испытывал, пожалуй, только в детстве. Помог сбежать девчонке, и получил за это ценный дар. За свою жизнь он причинял много зла людям, но сейчас ему казалось, что сегодняшний поступок смыл все его грехи, как весенний дождь. Ведь ничего больше не тяготило.
    Ещё шаг… Покачнулся, но удержался на ногах.
    Он заметил чудотворца. Тот стоял возле своего дома. Мотя с удовлетворением подумал, что этот подонок вместе со своей хозяйкой Грозой останется сегодня ни с чем. Одна жертва сбежала, скоро сбежит и вторая. Какой облом!
    Посмотрел на Грыжу. Она была пунцовой от злости. Он вспомнил, как однажды сказал ей, что перед смертью мечтает оторваться по полной. Мечта сбылась. Оторвался так, что дальше некуда!
    Но не хватало одного маленького штриха.
    Он широко улыбнулся, расстегнул ремень и спустил штаны до колен.
    - Ссал я на вас всех, твари! На тебя, Грыжа вонючая, на херова чудотворца и на вашу Грозу!
    Пытался помочиться, но не получалось. Он поднатужился, закряхтел. Толпа внизу возмущённо гомонила.
    - Ну, давай же, не подведи! – обратился Мотя к своему мочевому пузырю.
    Получилось! Жёлтая струя выстрелила в пространство и оросила кустарник в палисаднике. Мотя захохотал: вот это штришок! То, что нужно! Теперь можно со спокойной душой отправляться в последний путь!
    Он натянул штаны, застегнул ремень, потёр пальцами значок «Участник ликвидации аварии ЧАЭС», который был приколот к нагрудному карману.
    - Ну а теперь – всё!
    Мотя резко выдохнул, закрыл глаза, а потом твёрдой рукой вспорол ножом горло. Пошатнулся и полетел вниз.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Пятница, 26.04.2019, 21:43 | Сообщение # 327
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Это было бы не очень правильно. Ведь во время весенней грозы Маша избавилась от страха перед стихией и Грыжей. Осталась лишь злость.

    с точки зрения психологии вряд ли это будет правдиво. Обычно если такая прошлая жизнь у Маши, то при встрече с Грыжей она по логике своей психики может временно провалиться в детский страх, ненадолго.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Пятница, 26.04.2019, 21:52 | Сообщение # 328
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    трэшкин, вот понравился неожиданный поворот, когда Мотя стал против кодлы. Может в прошлую жизнь Маши добавить этого Мотю в том, что он пьянь, но безобидный?


    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Понедельник, 29.04.2019, 09:30 | Сообщение # 329
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3853
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()

    с точки зрения психологии вряд ли это будет правдиво. Обычно если такая прошлая жизнь у Маши, то при встрече с Грыжей она по логике своей психики может временно провалиться в детский страх, ненадолго.

    Страз всё же был, но она заставила себя не бояться. Там ненависть сильнее страха оказалась.

    Цитата Verik ()
    трэшкин, вот понравился неожиданный поворот, когда Мотя стал против кодлы. Может в прошлую жизнь Маши добавить этого Мотю в том, что он пьянь, но безобидный?

    Ну Мотя не был безобидным, он всю деревню мог на уши поставить. :) Тот ещё дебошир. Но Маша видела его в деревне, она помнит его. Помнит, что Мотя не участвовал в пьянках в вонючем доме и лично к нему у неё не могло быть претензий.

    Verik, спасибо большое! :)

    Добавлено (29.04.2019, 09:33)
    ---------------------------------------------
    Продолжение:

    Лесной воздух придал сил. Маша слышала своих преследователей – резкий шелест, хруст веток, - но это была её территория. Она бежала уверенно, без паники. Ей снова хотелось жить – ради того, чтобы опять встретиться с Грыжей и лидером секты лицом к лицу. Ради того, чтобы отомстить за Илью и Дану. Ей сейчас приходилось уносить ноги, но это в последний раз.
    Она перепрыгнула через овраг и рванула вперёд со всей скоростью, на которую только была способна. Для неё не существовало препятствий в виде коряг, кустарников и ветвей – перескакивала, уклонялась с ловкостью зверя. Туман в голове рассеялся, чувства обострились, в крови бушевала энергия Луны.
    Через какое-то время Маша остановилась, прислушалась… Естественные звуки леса и больше ничего. Преследователи остались далеко позади. Возможно, они вообще прекратили погоню.
    Маша почувствовала себя в безопасности. Она теперь шла по лесу не спеша. В горле пересохло, пить хотелось, но это не проблема – обхватила руками мокрую ветку, собрала влагу с листвы и на ходу облизала ладони. Проделала это несколько раз. Смочила горло, но жажду особо не утолила. Впрочем, было терпимо.
    Теперь, когда чувство опасности больше не гнало вперёд, к Маше вернулись печальные мысли. Илья и Дана погибли. Семьи больше нет и ничего уже нельзя изменить. Несправедливо, нечестно. Лучше бы тогда, в ночь перерождения, она сказала бы Мертвецу «нет». Возможно, без даров Луны она погибла бы в лесу, но Дана с Ильёй сейчас были бы живы.
    Маша вспомнила, как они втроём гуляли по зимнему лесу, как на лыжах катались, устраивали пикники на берегу речки. Трудно было осознать, что всего этого больше не будет. Пробыла с самыми чудесными людьми всего полгода, но словно бы с ними целую жизнь прожила. Счастливую жизнь. Без Ильи и Даны Маше не хотелось смотреть в будущее. Без них всё казалось лишённым смысла. Как же ей хотелось вырвать из себя эту наполненную болью тоску, это чувство вины. Станет ли когда-нибудь легче? Сейчас она была уверена, что нет. Рана слишком глубока и даже месть разве что слегка боль снимет, но не излечит.
    Она уселась между корнями высокого тополя, обхватила руками колени и тихонько заплакала. Снова заморосил дождик, словно природа решила присоединиться к её скорби. Листва шелестела монотонно, убаюкивающе: спи, спи…
    И Маша, продолжая всхлипывать, неожиданно для себя самой, погрузилась в тяжёлый беспокойный сон.
    Это были какие-то обрывки видений.
    Серебряный лес. Деревья дрожали, ветви ломались, осыпалась листва. В сумрачном небе сверкали молнии… Рогатая великанша. Склонив голову, она стояла на коленях посреди чащи. В воздухе носились искрящиеся потоки… Поле. Мощные порывы ветра пригибали к земле серебристую траву. Аглая и огромный седой волк смотрели на расколотую на несколько частей луну. Они медленно повернулись, их глаза лопнули, как перезрелые виноградины, из глазниц выплеснулось что-то чёрное, густое… Грозовое небо. Среди туч шествовала женщина. Её развевающиеся волосы сливались с валами свинцовых облаков. Вспышки озаряли красивое бледное лицо… Башни на чёрном фоне. Они тряслись, пульсировали, словно из них что-то пыталось вырваться наружу. Появилась луна. Она поднималась всё выше, выше. Башни превратились в кубы, которые начали комкаться, издавая жуткий скрежет. Снова башни, но теперь они были испещрены трещинами…
    Маша застонала во сне, веки задрожали. Но она не пробудилась, всё началось сначала: беспокойный серебряный лес, рогатая великанша, Аглая и седой волк в ветреном поле…

    ***

    - Её не догнали, - угрюмо сообщила Грыжа Куннару.
    Тот сидел в кресле в гостиной, барабанил пальцами по подлокотнику. Рядом на столике стояла чашка с чаем, который ему принесли двадцать минут назад по его же просьбе, но он к напитку так и не притронулся.
    Грыжа подошла к окну, приложила разгорячённую щёку к прохладному стеклу. Настроение было хуже некуда. Ещё час назад ей казалось, что она взобралась на самую вершину – макушка небес касалась, - а теперь кубарем скатилась вниз. Её столкнули. Предатель Мотя столкнул, все карты, ублюдок, спутал. Как же она его ненавидела! От одной мысли о нём кишки крутить начинало. И хуже всего то, что Мотю уже не накажешь – покончил с собой, мразина. Можно сказать, сбежал. Но она всё-таки сделает ему пакость, даже дохлому. Иначе не успокоится. Лично разрубит труп на куски, отвезёт на свалку и скормит помоечным псам. Пускай от предателя лишь собачье дерьмо останется, другого он не заслужил.
    Но это всё потом.
    А сейчас о сбежавшей девчонке подумать нужно.
    - Что теперь делать-то будем? – спросила она.
    - Ждать, - спокойно ответил Куннар. – И жить, как раньше жили. В сущности, ничего не изменилось. А то, что девочка сбежала… Мне сейчас это даже логичным кажется. Слишком уж всё было просто. Противостояние таких сил, как Гроза и Луна походит на жестокую сложную игру. А какая уж тут игра, когда она заканчивается, практически не начавшись. Ты, Галина, действовала слишком грубо и, похоже, нарушила какое-то правило. А потому мы имеем то, что имеем.
    - Сложновато всё это для меня, - проворчала Грыжа.
    - И для меня тоже. Нас оправдывает то, что мы всего лишь люди. А с той девочкой мы скоро снова встретимся, я в этом уверен. Но у меня перед ней есть преимущество – я слеп!
    Грыже понадобилось время, чтобы сообразить, что он имел в виду. Наконец поняла: зрительный контакт. Глаза в глаза.
    - А у тебя, Галина, такого преимущества нет, - в голосе Куннара прозвучало осуждение. – Гроза ждёт тебя. Ты должна решиться.
    Его слова причинили Грыже почти физическую боль. Она скривилась.
    - Прости, Куннар, но… я ещё не готова.
    Она заметила за окном на дереве с десяток ворон. Дождик моросит, а они сидят себе. Слишком много этих тварей развелось на территории лагеря. Каркают, словно беду кличут. Нужно от них избавиться. Когда-нибудь. Когда проклятая девчонка будет мертва. Когда жизнь войдёт в привычную колею.

    Новая глава:

    Тяжёлое было пробуждение, Маша, словно из болотной топи выбиралась. Когда разомкнула веки, не сразу сообразила, где находится. В голове медленно таяли образы из сна.
    Сумеречный вечерний лес был спокоен. Дождик давно прекратился, небо расчистилось. Чувствуя себя потерянной, Маша поднялась. Это надо же было так уснуть! Прямо под дождём. Одежда промокла. Даже не уснула, а будто бы в яму с кошмарами провалилась, причём надолго.
    Она сориентировалась и пошла в сторону города. Со скорбью подумала, что дом, в котором жила последние полгода, теперь пуст. Без Даны и Ильи он навсегда останется пустым и холодным. Нечего там делать. К тому же, возле дома её могли поджидать сектанты. Она решила отправиться к дяде Андрею. Других вариантов не было. Хотя нет, существовал ещё один вариант: пойти в лесную деревню. Там всё близкое, родное. Там, возможно, будет легче жить со своим горем. Но это означало побег, трусость. А как же месть? Нет, лесная деревня подождёт.
    Изо всех сил Маша гнала из головы тоску. Это чувство сейчас было хуже подлейшего врага, оно несло с собой слабость. Другое дело – злость, ненависть. Возникали мысли, что всё плохо, а Маша, стиснув зубы, заменяла их другими: «Грыжа убила родных людей и поплатится за это!» Злость помогала идти, дышать и строить планы. Никаких больше слёз, никаких соплей. Для тоски ещё будет время.
    Маша ускорила шаг, а потом побежала, не обращая внимания на то, что ветки хлестали по рукам и лицу. Её гнала вперёд мысль, что Грыжа и Куннар прямо сейчас что-то делают, дышат, живут. Прямо в эти самые минуты. Это неправильно! Она жаждала сократить время их жизни как можно скорее. Ей даже чудовищно хорошо стало от этого желания. Внутренний ангел, который всегда в нужный момент говорил: «Нельзя, непозволительно!» уступил место палачу. А палач не ограничивал ни в чём. Маша бежала, а в сознании поднималась алая, будто окровавленная, луна. Её свет озарял две башни.
    Лес остался позади. Начался промышленный район. Мужчина в спецовке курил возле проходной какого-то предприятия. Его брови удивлённо поползли вверх, когда к нему подошла Маша: маленькая девочка? Здесь? В такое позднее время? Он уже открыл было рот, что бы спросить, не заблудилась ли она, но не успел. Маша задала свой вопрос:
    - Ты видишь луну в глазах моих?
    Она схватила его за руку и забрала жизненную силу. Много забрала, в течение нескольких секунд. Бедолага даже сознание потерял. Маша плохо себя контролировала, потому так и вышло. Однако совесть лишь кольнула чуть-чуть, зато голос злости был громок: «Ты имеешь на это право! Слишком много отдавала, настало время забирать!»
    В городе Маша держалась подальше от света фонарей, а один раз, когда увидела двух милиционеров, спряталась в кустах и дождалась, пока те не пройдут мимо.
    Но вот и улица Школьная. Пятиэтажный дом. Маша нырнула в подъезд, поднялась на третий этаж и нажала на кнопку звонка. Открыв дверь, Андрей опешил от изумления:
    - Машка! Ух ты!
    - Мне больше некуда было пойти, - сказала она мрачно. – Они убили Илью и Дану.
    - Заходи, заходи, - Андрей буквально втянул её в прихожую. – Всё знаю, Маша, всё знаю. Но Дана… она ведь жива. Я из больницы вот только недавно вернулся…
    - Что?! – Маша покачнулась, едва удержавшись на ногах. – Что вы сказали? Дана жива?
    Андрей отвёл взгляд, поморщился.
    - Она в коме. Клиническую смерть пережила.
    - В какой ещё коме?
    - Ну, это состояние такое, - Андрей посмотрел на Машу с виноватым видом. – Плохое состояние. Врачи сделали операцию, но… Слушай, она выкарабкается. Я уверен, что выкарабкается.
    Но Маша слышала в его голосе скорбь, словно он сам себе не верил. Андрей спохватился, засуетился.
    - Да ты проходи скорее! Голодная? Жена с дочкой к сестре уехали, наготовили всякого… Сейчас поешь, отдохнёшь.
    Маша проследовала за ним на кухню, уселась на табурет. В её голове точно вихрь носилась мысль: «Дана жива!». Мысль, которая затмила собой всё на свете. Во всей вселенной ничего не было более важного. Андрей продолжал что-то говорить, но Маша его уже не слышала. Она словно бы очутилась в коконе, внутри которого всё сияло чудесными красками, а информация, что Дана в тяжёлом состоянии, осталась снаружи. Время будто бы остановилось. Маша глядела невидящим взглядом в пространство перед собой и беззвучно шевелила губами: «Дана жива, жива, жива…»
    Словно сквозь толщу воды пробился голос Андрея:
    - Машка, ты как?
    Она моргнула, посмотрела на него удивлённо.
    - Ты как? – повторил он. – Чувствуешь как себя? Мне показалось, что ты сейчас в обморок упадёшь. Может, воды?
    Маша кивнула. Андрей вынул из холодильника бутылку с минеральной водой, налил в кружку, которую Маша с жадностью осушила. «Кокон» распался и мысль, что Дана жива, отошла на второй план, а на первый вышла: «Дана в тяжёлом состоянии!»
    Андрей поставил на стол салатницу с винегретом, тарелку с ломтиками сыра. На плите разогревалась картошка с сосисками.
    - Сейчас поешь, отдохнёшь, - рассеянно сказал он. – В милицию нужно сообщить, что ты нашлась. Тебя ведь ищут…
    - Нет! – резко заявила Маша. – Нельзя в милицию. Не сейчас. Илья говорил, у них и в милиции свои люди.
    Андрей всплеснул руками.
    - Ну всё, Машка, давая рассказывай, что случилось, или я сейчас умом тронусь! Кто тебя похитил? Люди видели, как тебя в серый автофургон затащили.
    - Сектанты, - процедила Маша. – Это они сделали.
    - Что? – глаза Андрея округлились. – Сектанты? Чёртова Церковь Прозрения? Ушам не верю! Нет, я всегда знал, что там одни психи, но… Почему? Всё из-за моей жены и дочери? Из-за того, что ты их из секты отвадила?
    Маша сжала кулаки.
    - Жена и дочка были первыми. А потом были ещё и ещё… Много людей я от секты отвадила. Мы с Ильёй всё осторожно делали. Нам так казалось. А теперь Илья мёртв, а Дана в больнице. Меня похитили, но я сбежала. Один человек помог мне сбежать. Наверное, он тоже сейчас мёртв. Это всё Грыжа!
    - Та тварь, которую мы в деревне искали? – Андрей глядел на Машу изумлённо. – Она что, тоже в секте?
    - Это она приказала убить Илью и Дану. Грыжа теперь вместе с Куннаром, главарём секты. Он очень опасен. Я видела его однажды по телевизору, но не поняла, что он и есть мой главный враг. А теперь я это знаю. Они с Грыжей за всё поплатятся.
    - Да я им лично глотки перегрызу! – Андрей хлопнул ладонью по столу. Он покачал головой. – Ну, ты меня и ошарашила! А я всё думал, кто, чёрт возьми, мог всё это сделать. Мы с ребятами как узнали из новостей, что случилось, сразу же в ментовку пошли. А там лишь руками разводят: «Ищем». У нас была версия, что это кто-то из старых врагов Ильи всё организовал. Но то, что это сектанты… В голове не укладывается. Ну да, фанатики, но людей убивать… Вот твари, а? И ты права, Машка, в ментовке у них свои люди. Это факт. Этот спрут по всему городу щупальца пустил. Но ничего, ничего. Я людей соберу, и мы за Илью поквитаемся, я тебе обещаю. Много людей соберу.
    Он выключил газ под сковородкой, принялся перекладывать содержимое в тарелку. На его лице было такое ожесточённое выражение, словно он уже мысленно вёл бой с сектантами.
    Маша взглянула на окно, заметила над крышей соседнего дома серебристый ореол – ещё минута и покажется луна.
    - Я знаю, что делать!
    Андрей застыл посреди кухни с тарелкой в руке.
    - Ты о чём?
    - Я знаю, что делать! – с воодушевлением повторила Маша. – Дядя Андрей, нам нужно в больницу, к Дане. Но по пути я должна кое с кем встретиться.
    - В больницу? – Андрей посмотрел на Машу с жалостью. – Видишь ли, Дана в реанимации, к ней никого не пускают.
    - Нас пустят. Ещё как пустят! – заявила Маша, поднимаясь. – Так вы поможете мне?
    Андрей поставил тарелку на стол.
    - Могла бы и не спрашивать. В больницу, так в больницу. Но ты поешь сначала.
    - Потом. Нам спешить нужно, - с языка едва не сорвалось: «пока Дана ещё жива».
    - Ладно, - согласился Андрей. – Надеюсь, ты и правда знаешь, что делать.
    Через пять минут они уже выезжали со двора в его белой «Ниве». Над домами сияла полная луна, её свет отражался в лужах. Время близилось к полуночи.
    Маша сосредоточенно смотрела в окно. Все мысли были о Дане. Дядя Андрей сказал, что она в коме. Какое мерзкое слово, от него чем-то гнилым веяло. И зачем люди вообще такие слова придумывают? Кома. Маше представилась страшная, покрытая гнойными язвами, старуха. Этот образ крепко зацепился за разум, как клещ.
    Слева от шоссе началась территория парка. Маша взволнованно взглянула на Андрея.
    - Остановите. Мне в парке нужно кое с кем встретиться. Я недолго.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Вторник, 30.04.2019, 09:08 | Сообщение # 330
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    но она заставила себя не бояться.

    не верю. детский страх чаще перевешивает, а тем более Маша осталась без приемных родителей. Ее должно подкосить немного. Заставить тут не работает



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Вторник, 30.04.2019, 09:13 | Сообщение # 331
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    трэшкин, по последней главе не хватает некого описания как Дану отвезли в больницу, вызвали врачей и т д, да и вообще, откуда Андрей об этом узнал-то? А то как рояль из кустов


    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Вторник, 30.04.2019, 09:58 | Сообщение # 332
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3853
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    не верю. детский страх чаще перевешивает, а тем более Маша осталась без приемных родителей. Ее должно подкосить немного. Заставить тут не работает

    Что с приёмными родителями она ведь пока не знает. Это потом ей Грыжа скажет. А пока МАша держится.

    Цитата Verik ()
    трэшкин, по последней главе не хватает некого описания как Дану отвезли в больницу, вызвали врачей и т д, да и вообще, откуда Андрей об этом узнал-то? А то как рояль из кустов

    Так ведь в городе произошло нападение людей в масках, причём при свидетелях. А ещё и убийство известного бизнесмена и владельца охранного агентства. И похищение ребёнка. Об этом весь город гудит, в новостях сообщают. Андрей, как друг семьи, наверняка узнал об этом быстро.

    Verik, спасибо большое! :)

    Добавлено (30.04.2019, 10:04)
    ---------------------------------------------
    Продолжение главы:

    Андрей остановил машину.
    - Не знаю, с кем ты встречаться собралась посреди ночи, но одну я тебя не отпущу.
    - Нет, дядя Андрей! - повысила голос Маша. – Я должна одна пойти. Мне ничего не грозит, я ведь к другу иду. Просто подождите меня немного, а потом мы в больницу поедем.
    Андрей стиснул руль так, что костяшки побелели.
    - Похоже, мне ничего не остаётся, как верить тебе. Ты надеешься на какое-то чудо и… эта надежда заразительна. Иди. Я буду ждать, хотя мне не по себе от того, что отпускаю в ночной парк маленькую девочку.
    - Это частичка леса, - попыталась успокоить его Маша, - а в лесу я как дома.
    Она вышла из машины и побежала. Её окружила энергетика деревьев – более слабая, чем в настоящем диком лесу, подавленная городом, но Маша эту энергетику ощущала явственно. Отдалившись от шоссе на приличное расстояние, выкрикнула:
    - Мертвец! Пожалуйста, ты мне нужен!
    - Я здесь, - тут же раздалось из темноты.
    Мертвец вышел под лучи лунного света. Впервые он так быстро откликнулся на зов Маши, словно ждал этого зова.
    - Я всё знаю. Твои приёмные родители… Это… Прости, я понятия не имею, что люди обычно говорят в таких случаях.
    - Ничего не нужно говорить, - Маша ощутила, как к горлу подкатил горький комок. – Ты предупреждал меня, а я не послушалась.
    - Не вздумай! – сурово сказал Мертвец. – Слышишь меня? Не вздумай себя винить! Вини Грозу, Грыжу, даже меня и Луну, но только не себя!
    Маша кивнула, хотя понимала: в том, что случилось, всегда будет винить в первую очередь себя. Это не изменить, не исправить. Тяжесть на всю жизнь, как неизлечимая болезнь. И это личное. Маша решила держать эту боль в себе. Меньше всего ей хотелось, чтобы её жалели.
    - Мне нужна твоя помощь. Дана в тяжёлом состоянии, она может умереть. Я не могу её потерять. Прошу, дай мне лунного эликсира. Он ей поможет, знаю, что поможет. Сейчас полная луна, как в ту ночь. Ты ведь сможешь…
    - Нет, не смогу! – резко перебил её Мертвец. – Эликсир даёт Луна. Тем даёт, кого выберет, а твою приёмную мать она не выбирала. Была бы моя воля, я бы всё для тебя сделал, но от меня ничего не зависит.
    Маша подняла взгляд к небу, в глазах блеснули злые искорки.
    - Я хочу спасти Дану. Почему Луна мне не поможет?
    - У Мира Большой Луны свои резоны, - хмуро отозвался Мертвец. – И не думай, что мне всё это нравится и что я с Луной согласен. Для неё твои приёмные родители всего лишь пешки. Я пешка. Аглая.
    - Это… но это неправильно! – возмутилась Маша, топнув ногой.
    Мертвец развёл руками.
    - Такова реальность. Хреновая реальность. Ты придумала себе добрую сказку и сама же в неё и поверила. И что самое поганое, я в этом участвовал. Ты глядела на всё глазами ребёнка, и меньше всего мне хотелось тебя разочаровывать.
    Маша замотала головой.
    - Нет. Нет! Я так не могу. Я не могу просто сидеть и ждать, когда Дана умрёт. Ещё час назад я думала, что потеряла их обоих, и Илью и Дану. Это было невыносимо! Дана должна жить. Ну, ведь можно же что-то сделать?
    Мертвец скривился, будто почувствовав боль. На его лице появилось такое выражение, словно он вёл внутреннюю борьбу, пытаясь принять сложнейшее решение. И Маша это заметила.
    - Ты знаешь, как ей помочь! – сказала она с пылом. – Говори, сейчас же, иначе я… Иначе я возненавижу тебя! Ну же, почему молчишь? Это Луна не хочет, чтобы ты говорил, да? Это всё она?
    - Нет, это не Луна, - выдавил Мертвец.
    - Тогда говори!
    - Есть способ помочь Дане. Твоя кровь. В ней сила Луны. Глоток, и Дана поправится. Но ты должна кое что знать… Возможно, смерть лучше того, что её ждёт. Она будет постоянно нуждаться в жизненной силе. Это как жажда, которую не утолить. Такое существование может с ума свести. Дана станет опасна, как дикий зверь. И, к тому же, никаких особых способностей от Луны она не получит. А теперь спроси себя, хотела бы твоя мать такого?
    - Я сделаю это! – решительно ответила Маша.
    - Другого ответа я и не ожидал, к сожалению, - покачал головой Мертвец. – Ты обречёшь её на мучения. Ты и сама будешь мучиться, глядя на неё. Всё это плохо кончится. Чёрт возьми, я уже жалею, что рассказал.
    - Она должна жить! Я дам ей свою кровь, а потом… Мы что-нибудь придумаем, правда? Ну же, скажи!
    - Ты всё ещё смотришь на всё это глазами ребёнка.
    - Скажи, что мы что-нибудь придумаем!
    Мертвец поглядел на Машу исподлобья, и она подумала, что никогда ещё не видела такой усталости в его глазах. Это была усталость древнего старика.
    - Мы что-нибудь придумаем, - пообещал он бесцветным голосом. – Действуй. И ни в чём себя не вини.
    У Маши возникло чувство стремительно убегающего времени, потери секунд, минут. А значит, и ей пора бежать. Что если прямо сейчас Дана переходит границу между жизнью и смертью? Не попрощавшись с Мертвецом, Маша устремилась прочь от места встречи. Только бы успеть! Только бы в крови оказалось достаточно волшебства, чтобы справиться с гнилой старухой Комой. Теперь, когда Маша точно знала, что делать, опоздание было бы величайшим непростительным поражением.
    Андрей ждал её возле машины.
    - Поехали! – срывающимся голосом сказала Маша. – Нам спешить нужно. Я спасу Дану.
    - Даже спрашивать не буду, - буркнул Андрей.

    Следующая глава:

    До больницы доехали минут за десять, а дальше – бегом до корпуса отделения реанимации.
    Маша принялась колотить в запертую дверь, потом заметила кнопку звонка, надавила на неё и не отпускала. Андрей стоял рядом, переминался с ноги на ногу. Он чувствовал себя неуверенно, на лице буквально было написано: а правильно ли мы поступаем? Маша услышала звук шагов за дверью, в голове появился чёткий образ: маленькая женщина лет сорока, белый халат. Женщина подходит к двери, смотрит в «глазок», произносит гневно:
    - Вы ополоумели? Если что-то случилось – в «скорую»! А здесь реанимация…
    - Ты видишь луну в глазах моих? – не стала терять времени Маша. Голос её вибрировал от волнения. – Ты будешь помогать мне! Ты будешь делать всё, что я скажу! Открой дверь!
    Совесть подала слабый голосок: «Нельзя так с людьми, которые не сделали ничего плохого. Нельзя их заставлять делать то, чего они не хотят». Но этот голос потонул в крике отчаяния: «Можно, можно, сейчас всё можно!..»
    Щёлкнул замок, открылась дверь. Женщина по ту сторону порога жестом пригласила войти.
    Андрея прошиб пот. На Машу он глядел с мистическим страхом, видя в ней сейчас не маленькую девочку, а грозную колдунью, от которой непонятно чего ожидать.
    Медсестра проводила их в кабинет дежурного врача и Маша так же с лёгкостью подавила его волю. А потом они отправились в реанимационный зал.
    Машу начало трясти, когда она увидела Дану. Появилась абсурдная мысль, что всё это какой-то чудовищный обман. Женщина на койке походила на сломанную куклу. Голова забинтована, во рту какая-то прозрачная трубка, к руке и шее прикреплены провода, которые тянулись к непонятным аппаратам. Неужели это та, кто читала вслух сказки? Та, кто каждый вечер желала прекрасных снов и готовила вкуснейшие пирожные? Та, у кого был самый чудесный смех в мире? Неужели это Дана? Маше хотелось отвести взгляд, зажмуриться – если чего-то не видеть, то этого как будто и нет, - однако она смотрела, изнывая от скорбного зрелища. Ей стало ясно: кома вовсе не гнилая старуха, не то, что рисовало глупое воображение. Кома – белые стены, люминесцентные лампы под потолком, запах лекарств, холодная тишина. Гнилая старуха была понятней, стерильная реальность – страшнее. Эта реальность походила на последнюю остановку, за которой начиналась бессмысленная пустота. В палате находилось ещё трое пациентов, изолированных друг от друга подвесными ширмами – те, кто скоро, возможно, отправится в последний путь. «Но Даны среди них не будет! – твёрдо сказала себе Маша. – Нет, нет и нет!» Сама мысль о трагическом исходе была для неё недопустима.
    - Она должна выпить моей крови, - обратилась Маша к врачу – мужчине лет тридцати пяти, но уже с сединой на висках.
    Находясь под воздействием чар, тот воспринял её слова совершенно спокойно, как лишённый эмоций робот. Он взглянул на медсестру и вместе они подошли к металлическому столику с набором медикаментов и хирургическим инструментарием, выбрали шприц, резиновый жгут, спирт, вату.
    - Я возьму кровь из вены, - объяснил врач. – Сядьте на стул.
    Маша вспомнила слова Мертвеца: «Возможно, смерть лучше того, что её ждёт». Очень не хотелось верить в это, но сомнение всё же просочилось в сознание. Именно сейчас просочилось. Оно было, как яд. Оно пыталось оставить всё, как есть: пусть Дана уйдёт вслед за Ильёй. Пусть…
    - Нет! – неосознанно выкрикнула Маша, из-за чего Андрей поглядел на неё обеспокоенно. – Она будет жить!
    Её злило, что Мертвец произнёс те слова и посеял сомнения. Друзья так не поступают, они должны во всём поддерживать! Маша решила при следующей встрече отругать его. А сейчас она поступит так, как должна поступить.
    Врач с невозмутимым видом взял у неё кровь, затем отключил аппарат для искусственной вентиляции лёгких. Медсестра вынула из горла Даны трубку, вставила зонд, к которому врач, отсоединив иглу, подсоединил шприц. Медленно, капля за каплей, он выдавил кровь. Когда закончил, они с медсестрой снова включили аппарат для вентиляции лёгких, введя в дыхательные пути Даны интубационную трубку.
    - Мы можем для вас ещё что-нибудь сделать? – спросил врач каким-то странным механическим голосом.
    - Пока нет, - Маша глядела на Дану в ожидании хоть какой-то реакции. – Можете идти.
    Врач и медсестра покинули палату. Андрей вышел в коридор, вернулся со стулом, поставил его возле стены и уселся, устало погрузив лицо в ладони. Маша примостилась рядом на полу, обхватив руками колени. Каждая минута теперь ей казалась вечностью. Тяжёлая ночь. Даже тяжелей той ночи, когда она, мучимая жаждой, сидела на дереве в мёртвом лесу. Ожидание давило на рассудок, но хуже всего были сомнения. Что если ничего не получится? Что если Дана не выживет? Эти подлые мысли невозможно было изгнать из головы.
    - Мы с Ильёй постоянно дрались, - заговорил Андрей. – Когда ещё пацанами были. Мы в разных дворах жили, и терпеть друг друга не могли. Сейчас уж и не скажу почему. Наверное, особой причины и не было – так, детская дурость. Вечно с фингаломи ходили, то он, то я. Иногда собирали дворовых пацанов и – стенка на стенку. В те времена это было в порядке вещей. Можно сказать, мы так развлекались. А однажды кое-что случилось… Один психованный урод схватил возле гаражей моего младшего братишку и начал его избивать. Там рядом взрослые были, но прийти на помощь никто из них и не подумал. Илья пришёл на помощь, хотя отлично знал, что это именно мой брат. Брат его врага. Конкретно ему тогда досталось, тот псих был здоровенный, как бык, но братишку моего Илюха от того выродка отбил. С тех пор нашей вражде конец пришёл. Мы даже лучшими друзьями стали. Так ведь в детстве и бывает обычно, лучшими друзьями после вражды становятся. Сколько же раз мы друг друга выручали… Больше, конечно, он меня. Особенно, когда я из армии вернулся. Спиваться я тогда начал, а Илюха меня из этого болота вытащил, потом работу дал. Не знаю, где бы я сейчас был, если бы не он. Сдох бы, наверное.
    Андрей открыл глаза и уставился на люминесцентную лампу на потолке.
    - Жаль, что вы с Ильёй не рассказали мне о том, чем занимались. Понимаю, старались всё в секрете держать, но… Вас было всего двое против целой секты. Это неправильно. Нужно было довериться друзьям. У Ильи полно друзей. Как говорится, один за всех и все за одного. А теперь осталось только мстить. Нет ничего хуже, когда кроме мести ничего не остаётся. Это означает, что уже ничего не исправить в лучшую сторону.
    - Если Грыжа и Куннар умрут, это будет хорошо для всех, - возразила Маша. – Такие, как они, не должны жить.
    Андрей не стал спорить. Он тяжело вздохнул и снова закрыл глаза.
    Дана вдруг встрепенулась на койке, словно через неё прошёл электрический разряд. Дёрнулась ещё раз, выгнулась дугой.
    Маша с Андреем поднялись, в их глазах горела тревога. Дана издала утробный звук, больше похожий на звериный рык, резко села на кровати, вытянула интубационную трубку из глотки, сорвала датчики с рук и шеи. Несколько секунд она просто сидела, делая глубокие вдохи-выдохи, а потом руки её взметнулись, согнулись в локтях, пальцы зашевелились. Голова как-то дёргано повернулась вправо, влево.
    В палату вбежали врач с медсестрой, они уже собирались устремиться к Дане, но Маша их остановила:
    - Нет, нельзя! Оставьте её!
    Она была уверена, что сейчас Дану лучше не трогать.
    - Андрей произнёс растерянно:
    - Что происходит? Так и должно быть?
    - Да, - ответила Маша на свой страх и риск.
    Ей подумалось, что в данный момент любое «да» было лучше «нет». В конце концов, ведь Дана очнулась, а это уже говорит о том, что сила Луны подействовала. Возможно, конечно, всё не так, как кажется, но… искорка надежды разгоралась, и не хотелось гасить её сомнительным «нет».


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Вторник, 30.04.2019, 16:48 | Сообщение # 333
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    А ещё и убийство известного бизнесмена и владельца охранного агентства. И похищение ребёнка. Об этом весь город гудит, в новостях сообщают. Андрей, как друг семьи, наверняка узнал об этом быстро.

    откуда? он мог быть где угодно. Хотя б эпизод теленовостей или радионовостей опиши. Андрей мог отсутствовать в городе, да и зеваки да, собрались, а знать они не знали кто это, мало ли беспредела творится...
    да и то, что Дана жива, но в коме скажут обычно родственникам вперед, чем другу семьи, а Андрей вдруг узнал это? как?



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Вторник, 30.04.2019, 16:51 | Сообщение # 334
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Это была усталость древнего старика.

    это был взгляд древнего старика



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Вторник, 30.04.2019, 17:32 | Сообщение # 335
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3853
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()

    откуда? он мог быть где угодно. Хотя б эпизод теленовостей или радионовостей опиши. Андрей мог отсутствовать в городе, да и зеваки да, собрались, а знать они не знали кто это, мало ли беспредела творится...
    да и то, что Дана жива, но в коме скажут обычно родственникам вперед, чем другу семьи, а Андрей вдруг узнал это? как?

    Это ведь небольшой город. Илья человек в городе заметный. Охранников везде много, которые в охранном агентстве Или работают (Андрей там же работает). Эти преступления были совершены утром, а к обеду, наверняка, уже многим было известно, кто пострадал. Андрею, как заместителю Ильи, сообщили, что бос убит, а его жена в больнице.

    Цитата Verik ()
    это был взгляд древнего старика

    Это я потом посмотрю, что за усталость старика. :)

    Добавлено (30.04.2019, 17:34)
    ---------------------------------------------
    Продолжение главы:

    Дёргаясь, как марионетка, Дана поднялась с кровати, повернулась на месте, изо рта вырвалось шипение. Сделала шаг в одну сторону, развернулась и пошла в другую. Движения были неестественными, ломаными. Она добралась до стены, упёрлась в неё лбом и застыла, как механическая кукла, у которой кончился завод.
    Прошла минута-другая. Врач отключил работающий теперь вхолостую аппарат для искусственной вентиляции лёгких, затем аппарат для наблюдений за жизненными функциями. Андрей немного пришёл в себя, вытер ладонями выступившую на лбу испарину.
    Это было жутко, - произнёс он, глядя на Дану. – Но она ведь поднялась. Или я спятил и у меня галлюцинации.
    - Она поднялась, - слабым голосом подтвердила Маша.
    Андрей смотрел на Дану так, словно опасался, что она вот-вот растворится в воздухе, как мираж.
    - Мистика какая-то. Чёрт, сказал себе ничему не удивляться, но, похоже, это просто невозможно. И у меня ощущение, что мы с тобой, Машка, нарушили все мыслимые и немыслимые законы. Но что теперь-то? Она стоит и не двигается.
    - Думаю, нужно ещё подождать.
    Дану начало трясти и продолжалось это около минуты. Потом она снова застыла, всё так же упираясь забинтованной головой в стену. Выждав какое-то время, Андрей и Маша заняли прежние места – он на стуле, она рядышком на полу. Врач и медсестра покинули палату, но в их лицах теперь было что-то странное: они словно бы понимали, что делают что-то неправильное, преступное, но ничего не могли с собой поделать, и это причиняло им страдание.
    Примерно через час Маша задремала. Разбудил её протяжный стон. Это Дана застонала, отстранившись от стены. Она ощупывала свою голову пальцами и теперь её движения выглядели осмысленными, не марионеточными.
    Сердце Маши бешено заколотилось. Получилось! Кровь помогла!
    - Что это? – сипло произнесла Дана, судорожно пытаясь ногтями содрать бинты с головы. – Что происходит? Снимите! Снимите это!
    - Я за врачом! – Андрей выбежал из палаты.
    Маша бросилась к Дане, обняла.
    - Успокойся. Тише, тише. Ты в больнице…
    - Маша? Это ты? Я ничего не вижу! Всё красное. Что происходит? Я в больнице? Почему в больнице?
    - Тебе было плохо, Дана. Но теперь всё хорошо, - Маша понимала, что лжёт. Хорошо уже вряд ли будет, по крайней мере, в ближайшее время, но кроме оптимистичной лжи в голову ничего не приходило. Её глаза защипало от слёз. – Ты жива, Дана. Жива!
    Дана прижала Машу к себе, повторила дрожащим голосом:
    - Жива… Я умирала? Да-да, помню… Меня били. А потом – темнота. Я целую вечность была в темноте, пока не появилась луна. А теперь всё красное.
    - Ты видела серебряный лес? Видела рогатую великаншу? – Маша уже не сдерживала слёз.
    - Нет, - был удивлённый ответ. – Я видела только красную луну.
    Андрей вернулся с врачом.
    - Снимите с неё бинты, - велела Маша. – Кажется, они ей больше не нужны.
    - Снимите! – выкрикнула Дана нетерпеливо. – Всё чешется, словно муравьи по лицу ползают!
    Маша и Андрей подвели её к койке, усадили. Врач выбрал среди инструментария на столике ножницы, срезал бинты. Дана провела ладонью по голове.
    - У меня волос нет. Почему нет волос?
    - Была операция, - холодным тоном пояснил врач. – Волосы пришлось сбрить.
    Дана почесала лоб, подбородок, щёку. Её лицо выглядело помятым, но от ран и гематом, которые днём привели в ужас даже повидавших многое врачей и медсестёр, остались лишь намёки в виде бледных шрамов и желтушных пятен. Дана часто-часто заморгала, зажмурилась, открыла слезящиеся глаза.
    - Проясняется! – она несмело улыбнулась. – Вижу. Вижу! Но всё красное.
    Впервые за последние часы Маша ощутила хоть какое-то подобие радости. На этой волне она даже допустила, что Мертвец, возможно, ошибся в своих опасениях. Почему нет? Может, Луна всё-таки сжалилась и исцелила Дану без всяких последствий?
    - Маша? Андрей? – подслеповато щурясь, сказала Дана. – А где Илья?
    Радость моментально улетучилась. Маша одновременно ощутила и страх, и обиду, и боль. Вопрос Даны был сродни той железной печке-буржуйке, что оставила шрам на щеке. Жестокий вопрос, от него хотелось спрятаться, сделать вид, что он не был услышан.
    Андрей заметил смятение Маши. Он прошептал ей на ухо:
    - Лучше выйди пока, так будет лучше. Я сам всё Дане расскажу. Пора и мне хоть что-то сделать.
    Он спасал её. Маша это поняла. Спасал от вынужденного ответа, от страшных слов, которые по-всякому застряли бы в горле. Выйти из палаты означало трусливо сбежать, но сейчас она готова была с этим мириться. Лишь бы не видеть лица Даны, когда ты услышит правду.
    - Так, где же Илья? – повторила Дана, но уже с тревогой в голосе.
    Не сдержав рвущийся из груди стон, Маша бросилась прочь из палаты, не помня себя, пробежала по коридору. Возле ординаторской села на корточки, закрыла глаза, зажала ужи ладонями, словно пытаясь укрыться от мучительной реальности. Она ощущала себя беспомощной, трусливой. В голове звучали страшные слова – ответ на вопрос Даны: «Илья мёртв! Его убили!»
    А потом Маша услышала крик. Этот звук был высшим пиком страдания, боли. Она поняла: Дана получила ответ на свой вопрос. Как же это жестоко: вернуться практически с того света и услышать такое! Маша разомкнула веки, уставилась в белый потолок. Заметила трещинку в побелке и подумала, что всё сегодня, как одна огромная трещина, из которой сочится зло. Мир треснул пополам и ничего уже не будет как прежде.
    - Она зовёт тебя.
    Маша не заметила, как подошёл Андрей. Выглядел он так, словно только что пережил худшее событие в своей жизни – на лице тень, в глазах жуткая концентрированная тоска. Маша хотела спросить, как там Дана, но сообразила: это самый глупый вопрос, который можно задать в данный момент. Ответ-то был очевиден. Она встала, выдохнула «спасибо» и на ватных ногах вернулась в палату.
    Дана протянула руки. Маша подошла и заключила её в свои объятия.
    - Всё красное, - шептала Дана. – Я хочу уйти отсюда. Уйти… Мне здесь плохо… Всё красное… Мы можем уйти отсюда?
    - Да, да, мы уйдём, - заверила Маша. – Уйдём прямо сейчас.
    - Всё красное. Почему всё красное?
    - Это пройдёт. А сейчас подожди немного, нужно одежду какую-нибудь найти.
    Отстранившись от Даны, она отправилась на поиски. Помогла медсестра: предоставила больничные тапки и свой собственный плащ.
    Прежде чем покинуть больницу, Маша внушила врачу и медсестре, чтобы те забыли всё, что произошло этой ночью. Она сознавала с горечью: эти люди помогали под воздействием чар, нарушая все медицинские правила, даже совершая преступление. Сознавала, что их ждут серьёзные последствия. Утром будет большой скандал, когда обнаружится, что пациентка, которая находилась в тяжёлом состоянии, куда-то исчезла. Конечно, сознавала, но что она могла поделать? Она испытывала к ним безмерную благодарность и оправдывала себя тем, что другого выхода просто не было. Такое оправдание становилось нормой.
    Выходя из больницы, Дана вдруг остановилась, напряглась.
    - Что такое? – насторожился Андрей.
    - Ну же, пойдём, - поторопила Маша.
    Дана медленно моргнула, в чертах лица появилось что-то жестокое, сделавшей её непохожей на саму себя.
    - Всё красное, - прошептала она.
    А потом резко развернулась и схватила за руку врача, который стоял возле дверного проёма. Он вздрогнул, словно ощутив боль, побледнел, из горла вырвался какой-то удивлённый стон.
    К своему ужасу Маша поняла, что происходит.
    - Нет, Дана! Нет! – она попытался оттащить её от врача. – Дядя Андрей, помогите!
    Тот не растерялся, словно был готов к чему-то неожиданному – вклинился между Даной и врачом, разорвал сцепку. Врач попятился, с трудом удерживаясь на ногах, упёрся руками в стену. Дышал он тяжело, сквозь стиснутые зубы, с губы свисала нить слюны.
    - Что, нахрен, это было? – дрогнувшим голосом спросил Андрей.
    «То, о чём предупреждал Мертвец», - с досадой, мысленно ответила Маша. Глупо было надеяться, что излечение Даны останется без последствий. Времена, когда все желания сбывались, остались в том прошлом, когда Илья был жив, а будущее казалось безоблачным, и Маше не верилось, что это было лишь вчера.
    Дана глядела на свою руку с ужасом, как на само олицетворение зла.
    - Я не хотела, - произнесла она плаксиво. – Почему? Почему я это сделала? Это я сделала? Что со мной?
    - Пойдёмте к машине, - хмуро сказала Маша. – Я потом вам всё объясню.
    Проворчав что-то невразумительное, Андрей взял Дану под локоть и помог ей спуститься по ступеням. Та продолжала вяло оправдываться:
    - Я не хотела… не хотела…
    Маша взглянула на врача. Он всё ещё стоял, уперев руки в стену, но лицо его уже не было таким бледным и дыхание выровнялось. Маша подумала, что этого человека едва не постигла участь всех тех зверушек, у которых когда-то, ещё не научившись себя контролировать, она забрала всю жизненную силу. Ей тошно стало от мысли, что Дана, без сомнения, убила бы врача, если бы некому было остановить её. Возможно, ещё кого-нибудь и убьёт, и никогда не простит себя за это.
    Тяжело вздохнув, Маша закрыла дверь, устремилась вслед за Даной и Андреем. Несмотря на трагический инцидент с врачом, она упрямо внушала самой себе, что поступила правильно. Дана жива, а это оправдывает всё.
    Небо светлело, меркли звёзды, воздух наполнился утренней прохладой.
    Заняв место на заднем сиденье рядом с Даной, Маша подумала, что кое-что хорошее всё же случилось: проклятая ночь ожиданий и тревог наконец-то закончилась. Андрей повёз их к себе домой. Печально глядя в окно, Дана произнесла устало:
    - Расскажи. Ты обещала рассказать.
    Да, обещала, и тянуть не было смысла. Но как же тяжело начать! Это как с завязанными глазами ступить на узкую тропку в топком болоте. Страшно. От слов, которые предстояло произнести – страшно, ведь они причинят боль близкому человеку.
    - Я вам с Ильёй рассказывала, что иногда мне нужно у кого-нибудь забирать жизненную силу, - Маша буквально заставляла себя говорить. – Потому я и попросила купить мне кроликов. Ты могла умереть, Дана, и мне пришлось кое-что сделать, чтобы этого не случилось, но… теперь ты, как я, будешь забирать жизненную силу, иначе погибнешь или с ума сойдёшь.
    - Вот так дела! – протянул Андрей, напряжённо глядя в лобовое стекло.
    Дана повернулась к Маше.
    - Тот человек в белом халате…
    - Ты забрала у него силу. Случайно, не понимая, что делаешь. В первый раз и у меня так было. Но ты научишься, обещаю.
    Ей стало вдруг противно от собственных слов. Как можно обещать такое, если она сама вчера вечером едва не прикончила того мужчину возле проходной, потому что гнев на всё и вся затуманил разум? А ведь, как предупреждал Мертвец, у Даны будет что-то вроде неутолимой жажды! Возможно, прямо сейчас в ней пробуждается эта жажда. Не случилось бы что-нибудь непоправимое.
    Дана потёрла пальцами виски.
    - Я действительно могла умереть?
    - Ты и умерла, в каком-то смысле, - пояснил Андрей. – Клиническая смерть. А потом кома. Тебе сделали операцию, но, кажется, не совсем удачно. Если бы не Маша, ты, скорее всего, умерла бы. Она сотворила чудо.
    Опять пришёл ей на помощь. Маша подумала, что настоящее чудо, это такие друзья как он.
    Дана снова уставилась в окно.
    - Есть одно правило, - сказала Маша. – Ты не должна забирать жизненную силу у беременных женщин и детей. Иначе… Я точно не знаю, что случится, если правило нарушить. Наверняка что-то ужасное.
    - А у всех остальных значит можно забирать? – в голосе Даны прозвучал печальный сарказм.
    - Луна этого не запрещает, - угрюмо ответила Маша.
    Ей почему-то казалось, что Дана предпочла бы смерть такой жизни. И это вызывало обиду. Получается, Грыжа с Куннаром уже победили, ведь они сломали то, что не выстроить заново. Даже если месть свершится и эти твари сдохнут страшной смертью, что изменится? Покалеченная душа Даны не излечится и Илья не воскреснет…
    Маша тряхнула головой, сжала кулаки. Обида сменилась гневом. Грыжа с Куннаром победили? Это мысли слабачки! И как она вообще их подпустила? Словно на минуту стала той девчонкой, что жила за печкой в вонючем доме. Девчонкой, которая трусливо принимала всё, как есть. Нет, Грыжа с Куннаром не победили! Думать иначе, значит предать Илью, значит сломаться…
    - Прости, - коснулась её руки Дана. - Прости, Машенька. Я правда тебе благодарна. А теперь расскажи, что с тобой случилось, после того, как меня избили.
    И Маша рассказала, не сдерживая гнева. Как и прошлым вечером, мир для неё разделился на чёрное и белое, без всяческих оттенков. Так было легче. Никакой печали, никаких сомнений. Только чистый гнев и будоражащая разум идея мести. А слабая девчонка, что жила за печкой, осталась там, где ей и положено быть – в прошлом. Маше теперь об этой грустной соплячке и вспоминать не хотелось.

    Добавлено (30.04.2019, 17:35)
    ---------------------------------------------
    На этот раз отказываться от еды Маша не стала, с аппетитом расправилась с большой порцией макарон, не забывая о винегрете и бутербродах с сыром. Дана тоже немного поела, после чего пожаловалась на усталость и, поблагодарив Андрея за гостеприимство, расположилась на диване в гостиной. Заключив её ладонь в свои ладони, Маша примостилась рядышком на застеленном пушистым ковром полу. Дана закрыла глаза. Спустя минуту заговорила сонно:
    - Я не была сама собой, когда схватила за руку того человека… Я ощущала себя диким зверем. Теперь помню, всё так и было. А сейчас внутри меня пустота, которую невыносимо хочется чем-то заполнить. Возможно, жизненной силой. Я боюсь, Маша. Боюсь, что убью кого-нибудь.
    Маша стиснула её ладонь.
    - Этого не случится!
    - Ты так уверенно это говоришь, - из под века Даны выкатилась слезинка. – Я вот думаю… может, всё, что случилось, это расплата? Илья ведь тебе рассказывал про того наркомана… Он его убил. Это была страшная смерть. А я, когда об этом узнала, испытала злорадство. Я тогда ощутила себя почти счастливой, но это было какое-то тёмное счастье, гнилое. Это было что-то до дикости несочетаемое. И я ни разу не пожалела о том, что сделал Илья с тем подонком. Да и сейчас не жалею. Но я всегда боялась, что нас с Ильёй ждёт расплата. Никогда не могла отделаться от этого страха. И вот кара настигла нас.
    Маше не нравилось, что Дана всё так усложняла, при этом пытаясь взвалить тяжесть вины на себя. Ей и без того сейчас было трудно, а она ещё и про расплату какую-то говорит. Но как её переубедить? Рассказать про дурацкую войну между странными мирами? Рассказать о том, что она и Илья всего лишь пешки в большой игре и закопанный заживо наркоман тут вообще ни при чём? Могла бы рассказать, но вместо этого произнесла простые, но, как ей казалось, самые правильные сейчас слова:
    - Мы справимся, Дана.
    - Конечно, справимся, - услышала она в ответ то, что и желала услышать. – Конечно, Машенька. Главное, мы вместе. У меня есть ты, а у тебя – я.
    Через минуту Дана уснула. Маша погладила её по голове.
    - Спи. А я буду рядом. Я всегда буду рядом, Дана, и ничего плохого с тобой не случится.
    Скоро и она уснула, да так крепко, что не пробудилась, даже когда Андрей перенёс её на кровать. Ей снились Илья и Дана. Втроём они гуляли по зимнему лесу. Солнечные лучи пробивались сквозь ветви, искрился снег…


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Суббота, 04.05.2019, 19:22 | Сообщение # 336
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Это ведь небольшой город. Илья человек в городе заметный. Охранников везде много, которые в охранном агентстве Или работают (Андрей там же работает). Эти преступления были совершены утром, а к обеду, наверняка, уже многим было известно, кто пострадал. Андрею, как заместителю Ильи, сообщили, что бос убит, а его жена в больнице.

    ну тогда либо опиши как Андрей слышал, что бабки на лавочке судачили о том-то и он по описаниям понял, что это про его друга и его жену.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Суббота, 04.05.2019, 19:25 | Сообщение # 337
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Помогла медсестра: предоставила больничные тапки и свой собственный плащ.

    а Маша или лучше Андрей, не догадались захватить какую-нибудь женскую одежду из дома Андрея, к примеру. Если допустим Маша боялась идти к себе в дом приемных родителей?



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Понедельник, 06.05.2019, 09:09 | Сообщение # 338
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3853
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    ну тогда либо опиши как Андрей слышал, что бабки на лавочке судачили о том-то и он по описаниям понял, что это про его друга и его жену.

    Думаю, Андрею, как заместителю Ильи, первым делом сообщили о гибели начальника. Но вообще, можно вставить несколько слов о том, как он узнал. Пожалуй, так и сделаю.

    Цитата Verik ()
    а Маша или лучше Андрей, не догадались захватить какую-нибудь женскую одежду из дома Андрея, к примеру. Если допустим Маша боялась идти к себе в дом приемных родителей?

    Там даже Маша толком не знала, что из всего этого получится. А Андрей вообще был не в курсе. Да и не до этого им было. :)

    Verik, спасибо! ng

    Добавлено (06.05.2019, 09:11)
    ---------------------------------------------
    Новая глава:

    Пробудившись около полудня и ещё не открыв глаза, Маша ещё несколько сладостных мгновений пребывала под влиянием прекрасного сна. Ей хотелось вернуться в зимний лес и продолжить прогулку с Ильёй и Даной. Хотелось обмануться и поверить: этот сон и есть настоящая жизнь. Но веки разомкнулись, и перед взором предстала стена комнаты чужой квартиры, а искрящийся под солнцем снег и улыбки на лицах близких людей померкли в сознании. Грустно. Маша испытала чувство, словно её обокрали, при этом забрав всё самое ценное. Одна отрада: выспалась, как следует.
    Она поднялась с кровати, проследовала в гостиную, где застала за чаепитием Дану и Андрея. Дана выглядела изнурённой, очевидно сон не был для неё подходящим лекарством. Однако Машу уже то обрадовало, что она не лежала сейчас на диване, как больная, ушедшая в себя, старуха. Вон, даже чай пьёт с печеньем и спину старается прямо держать. Борется. Видно же, что борется с обрушившейся на неё тяжестью.
    Присоединившись к чаепитию, Маша узнала от Андрея новости: тот, как выяснилось, этим утром зря времени не терял. Пока она и Дана отсыпались, он съездил в офис охранной фирмы, заручился поддержкой трёх десятков сотрудников.
    - Ребята проверенные, Илья их лично на работу принимал, - пояснил Андрей, не скрывая боевого настроя. – А ещё я сделал несколько звонков нужным людям, и сегодня в два часа в офисе намечено собрание. Прибудут представители мотоклуба, нескольких спортивных секций. Словом, соберутся наши с Ильёй друзья. Я когда рассказал им, что сделали сектанты, они были в ярости. Они обещали помочь, не раздумывая. Впрочем, иного я и не ожидал.
    - У Ильи было много друзей, - задумчиво произнесла Дана.
    - Много, - согласился Андрей. – Но не «было». Они и сейчас остаются его друзьями. И сегодня на собрании мы все вместе решим, как будет действовать.
    Маша даже не заметила, как осушила чашку чая. Воображение рисовало искажённое страхом лицо Грыжи, и она наслаждалась этой картинкой. А ещё её радовало, что больше не было неопределённости. После слов Андрея размытый план мести обрёл чёткие черты. Да и сама идея мести словно бы раздулась, увеличилась в размерах, став чем-то масштабным.
    Раздался звонок.
    Андрей поднялся из-за стола, проследовал в коридор, бросив на ходу: «наконец-то!» Щёлкнул замок. С кем-то коротко переговорив, он вернулся в гостиную с клеткой, в которой находилось два кролика.
    - Вот! Я подумал, Дана, что тебе без них не обойтись. Проявил, так сказать, инициативу. У меня знакомый кроликов разводит, ну, я и попросил его привезти парочку.
    Дана была в растерянности. Зато Маша по достоинству оценила поступок Андрея. Дав волю эмоциям, она воскликнула:
    - Это то, что нужно! Кролики!
    - Жизненная сила, - прошептала Дана, с ужасом глядя на клетку. Её руки затряслись, дыхание участилось. – Смотрю на этих зверушек и… боюсь, опять потеряю над собой контроль, как в больнице. Мне их жалко.
    Маша вспомнила, как когда-то хоронила убитых ей самой зверушек, и едва не плакала над их могилками. Сейчас всё это почему-то казалось глупостью. Неужели стала более жестокой? Похоже на то, ведь жалости к этим кроликам она сейчас не испытывала. Они для неё были всего лишь лекарством, которое должно помочь близкому человеку, и её это устраивало.
    Она обошла стол, вынула из клетки одного кролика и положила его на диван. Испуганно тараща глаза, зверёк забился в угол между спинкой и подлокотником. Он нервно нюхал воздух, словно пытаясь определить, какая опасность над ним нависла. А бояться ему было чего, ведь Дана глядела на него теперь совсем не так, как минуту назад. В её глазах появился холодный блеск. Она медленно, как-то крадучись, приблизилась к дивану, а потом резко схватила кролика обеими руками. Зверёк отчаянно затрепыхался, а через несколько секунд его тельце обмякло. Глаза Даны посветлели. Она изумлённо уставилась на кролика, будто не понимая, как бедняга оказался в её руках.
    - Я убила его.
    Маша вздохнула. Она понимала: зверёк по-всякому был обречён. Не верила, что Дана с первого раза сможет прекратить вытягивание жизненной силы. Этому учиться нужно, как она сама когда-то училась. А значит, их обеих в будущем ждёт нелёгкая задача. Справятся? Маша не позволила себе в этом усомниться. Конечно, справятся! Возможно, и Мертвец как-то поможет.
    - Это ничего, Дана, - мягко сказала она. – Много зверушек умерло, пока я научилась.
    - Я чувствовала, что он вот-вот погибнет, но ничего не могла поделать. Мне кажется, это не я забирала жизненную силу, а кто-то во мне. Какой-то демон, которого невозможно контролировать.
    Не понравилось Маше это унылое «невозможно», но что поделать? В данный момент сомнения Даны были естественны.

    ***

    На собрание в офисе охранного агентства они отправились все вместе, хотя Андрей и пытался настоять на том, чтобы Дана осталась дома – боялся за неё, ведь она по-прежнему выглядела усталой. Однако та категорически отказалась оставаться одна, да и Маша хотела, чтобы она была всегда рядом, под присмотром. Андрей предоставил Дане одежду из гардероба своей жены: джинсы, блузка, туфли, косынка, чтобы прикрыть бритую наголо голову.
    Два десятка человек – представители различных клубов и организаций – расположились в самом просторном помещении офиса, в вестибюле. Каждый счёл своим долгом выразить соболезнование Дане и Маше, а некоторые с пылом заверили, что убийцы Ильи за всё ответят.
    Началось обсуждение предстоящей акции. По некоторым прикидкам на неё должно было собраться не меньше трёхсот человек. Место сбора – пустырь возле территории бывшей воинской части. Время – семь вечера. Андрей настоял на том, чтобы к рядовым сектантам, по возможности, силу не применять. Заявил, что они всего лишь несчастные люди, которым всякие уроды мозги запудрили, и в их рядах совсем недавно были его жена и дочка. Все с ним согласились – особо зверствовать не стоит. Но это не касалось Грыжи, чудотворца и тех, кто Илью убил.
    Маша сидела рядом с Даной возле окна, смотрела на этих людей и сознавала, насколько дядя Андрей был прав, когда сказал, что ей и Илье нужно было раньше довериться друзьям. Почему самые верные решения зачастую приходят слишком поздно?
    Обсуждение акции продолжалось. После короткого спора решили, что на территории лагеря сектантов нужно действовать с большим шумом, для острастки. Представитель военно-патриотического клуба пообещал достать десяток взрывпакетов.
    - Бог ты мой, - прошептала Дана. – Похоже, сегодня случится то, о чём в нашем городе ещё много лет вспоминать будут.
    Впервые за последние сутки Маша улыбнулась, хотя улыбка эта была чем-то пограничным между жестокостью и радостью.
    - А как насчёт ментов? – задал вопрос мускулистый блондин с татуировкой славянских рун на запястье. – Как с ними быть, если они обо всём прознают?
    Настала очередь Маши высказать своё слово:
    - Я должна увидеться с тем, кто у них главный.
    Все посмотрели на неё удивлённо. Кроме Андрея. Он догадался, что она задумала.
    - Начальник у них полковник Варламов. Гнилой мужик. Церковь Прозрения ему платит, как и всем его замам. Хочешь с ним увидеться?
    - Вы же знаете, дядя Андрей, я могу сделать так, чтобы он приказал милиционерам нам не мешать.
    - Это как же? – опешил блондин. – Я что-то нифига не понимаю!
    Андрей усмехнулся, прошёлся взглядом по всем присутствующим
    - Просто поверьте, Маша это сможет сделать. Она жену и дочку от секты отворотила. Внушила им, что Церковь Прозрения это зло, и отворотила. Я сам едва не спятил, когда увидел, что она делать умеет. Это какое-то чудо, хотя я убеждаю себя, что это гипноз.
    - Гипноз? – фыркнул парень в кожаной жилетке. Он стоял возле кадки с фикусом и всем своим видом говорил: чушь собачья!
    Но Маша знала, как его переубедить. А так же всех остальных, кто смотрел на неё сейчас с предубеждением. Она подошла к «Фоме Неверующему» и тихо произнесла:
    - Ты видишь луну в глазах моих?
    Пара секунд – и она полностью взяла под контроль его рассудок, даже не пришлось напрягаться. Он оказался из того большинства людей, на которых чары словно бы сами собой накладывались – их сознание, как тетрадка, можно в неё что угодно вписывать.
    - Я хочу, чтобы ты сейчас кое-что сделал, - Маша ненадолго задумалась. – Попрыгай на одной ноге, хлопая в ладоши!
    Парень выполнил приказ, при этом лицо у него было таким серьёзным, словно от его действий зависела судьба человечества.
    Присутствующие поднялись со своих мест, загомонили. Кто-то присвистнул:
    - Охренеть!
    Однако Маша решила, что прыжки на одной ноге – это скучно. В ней взяло верх ребячество. Она отдала новый приказ:
    - Дерись с невидимым врагом!
    Парень моментально принял боевую стойку. Удар рукой, ногой, уклонение, блок, ещё удар ногой. Настоящему, а не воображаемому противнику пришлось бы несладко.
    - Всё, хватит! – громко сказала Маша, сообразив, что злоупотреблять своими способностями сейчас не стоит. – Я снимаю с тебя чары, ты свободен.
    Бывший скептик прекратил бой, растерянно посмотрел по сторонам.
    - Вот же чёрт! - его голос сорвался и прозвучал пискляво.
    Андрей всплеснул руками.
    - Ну что, убедились, что Маша необычная девчонка?
    - После такого хочешь-не хочешь, а убедишься, - нервно рассмеялся блондин с татуировкой. – Меня аж пот прошиб. Сто раз потом подумаю, прежде чем сказать «не может быть».
    Все теперь смотрели на Машу с уважением, как на бойца, который, пройдя испытание, превзошёл всяческие ожидания. Она даже смутилась и поспешила занять своё место возле окна. Дана прильнула к ней и прошептала:
    - Умеешь же ты убеждать. Тебе дипломатом работать нужно.
    Маша понятия не имела, кто такой этот дипломат, да и особо не горела желанием знать. Для неё одно сейчас было важно: Дана улыбалась! Лёгкая улыбка, но не вымученная. И это походило на первый лучик утреннего солнца после кошмарной ночи. У Маши тепло стало на душе. Только ради одной этой улыбки стоило жить, бороться и больше никогда не подпускать к себе уныние.
    Пока присутствующие обсуждали увиденное, Андрей сходил к кабинет, позвонил в отделение милиции. Вернувшись, сообщил, что полковник Варламов сейчас на рабочем месте отсутствует. Лидер мотоклуба предположил, что искать полковника нужно в его загородном коттедже. Андрей согласился:
    - Туда тогда и рванём.
    На этом собрание закончилось. Когда выходили из офиса, к Маше обратился тот парень, которого она заставила драться с невидимым противником:
    - Лихо ты меня обработала. Если что, я не в обиде, но больше так не делай лады?
    Маша попыталась, но не смогла сдержать усмешки.
    - Договорились.
    К коттеджу полковника отправились в сопровождении двух автомобилей и трёх мотоциклистов. На месте были через полчаса. Начальник милиции лично открыл ворота и вышел к «гостям». Он выглядел, как ходячий стереотип: тучный, красномордый, с поросячьими глазками, во взгляде – высокомерие человека, облечённого властью.
    - Кто такие? – сказал, словно плюнул.
    Ощущая исходящий от него запах алкоголя, Маша произнесла заветные слова, после чего полковник весь как-то обмяк, будто из него, как воздух из шарика, улетучился весь снобизм. Одутловатое лицо покрылось пятнами, на лбу выступил пот. Маша невольно задалась вопросом: кого же этот тип ей напоминает?.. Ну конечно же! Грыжу. Если бы та была мужчиной, она выглядела бы точно так.
    - Ты сделаешь всё, что я скажу! – испытывая омерзение, сказала Маша.
    Она внушила ему, что с этих пор он будет ненавидеть Церковь Прозрение, презирать Куннара. Сегодня же полковник должен собрать своих подчинённых и предупредить: кто будет замечен в связях с сектой, поплатится за это. Никакой помощи Церкви Прозрения, ни малейшей поддержки.
    Проблема была решена, однако Маша решила, что этого недостаточно. После короткого раздумья, она внушила полковнику, чтобы тот продал коттедж, машину, да и вообще всё, что можно продать. Деньги, до последней копейки - в разные детские дома.
    Маша была собой довольна. Когда усаживалась в машину, её спутники глядели на неё, как на героиню, совершившую подвиг. Это, конечно же, ей льстило, возбуждало чувство собственной полезности. Вот только удовлетворение было неполным из-за некоторых сомнений. Взять хотя бы этого полковника. Она ведь могла его и раньше без особого труда обработать. Даже должна была это сделать, причём в первую очередь. Почему не сделала? Срывала маленькие травинки, обходя крупные сорняки. Глупая.
    Андрей отвёз Машу и Дану к себе домой, посоветовал хорошенько отдохнуть, а сам отправился в агентство ритуальных услуг, чтобы решить все вопросы, связанные с похоронами Ильи. Вернулся он через два часа и сообщил, что после агентства ещё и в церковь заехал, поставил свечку и заказал панихиду по усопшему. Маша подумала, что дядя Андрей самый неутомимый человек на свете – уже много часов крутился, как белка в колесе, а по-прежнему собран, энергичен. Словно бурная деятельность странным образом только прибавляла ему сил.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Среда, 08.05.2019, 23:41 | Сообщение # 339
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Андрей предоставил Дане

    ну во-первых предложил, давай без казенщины
    во-вторых почему не сама жена Андрея предложила?



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Среда, 08.05.2019, 23:42 | Сообщение # 340
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    бритую наголо голову.

    лучше налысо, а то тяжло читать



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Среда, 08.05.2019, 23:51 | Сообщение # 341
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    – представители различных клубов и организаций –

    мне кажется это лишнее, ты уже раньше упоминал, что там куча клубов.
    Цитата трэшкин ()
    Маша решила, что этого недостаточно. После короткого раздумья, она внушила полковнику, чтобы тот продал коттедж, машину, да и вообще всё, что можно продать. Деньги, до последней копейки - в разные детские дома.

    не поняла, с чего это вдруг? девочке лет 10, когда на это ее смог кто-то взрослый надоумить и был ли такой? не верю в это. Да, отомстить-порушить ребенок может, но такое нет.
    Цитата трэшкин ()
    испытывая омерзение, сказала Маша.

    покажи это, а не преподноси фактом
    Еще не хватает врезок воспоминаний людей общества с Ильей. Из-за этого общество типа добра в твоей реальности искусственное и шаблонное.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Четверг, 09.05.2019, 10:42 | Сообщение # 342
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3853
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    ну во-первых предложил, давай без казенщины
    во-вторых почему не сама жена Андрея предложила?

    Жена Андрея и дочка уехали в гости к сестре. Когда Маша пришла к нему, он был один.

    Цитата Verik ()
    лучше налысо, а то тяжло читать

    Тут разницы никакой. :)

    Цитата Verik ()

    мне кажется это лишнее, ты уже раньше упоминал, что там куча клубов.

    Ну, там я упоминал, что они должны собраться, но не факт, что соберутся. А тут уже свершившийся факт.

    Цитата Verik ()
    не поняла, с чего это вдруг? девочке лет 10, когда на это ее смог кто-то взрослый надоумить и был ли такой? не верю в это. Да, отомстить-порушить ребенок может, но такое нет.

    Она ведь слышала разговор в охранном агентстве, и уже знала, что полковник тот ещё жук. Вполне естественное желание, чтобы он отдал всё, что имел. К тому же, Маша сама была в детском доме, и вполне логично, что она хочет, чтобы деньги поступили в детские дома.

    Цитата Verik ()
    Еще не хватает врезок воспоминаний людей общества с Ильей. Из-за этого общество типа добра в твоей реальности искусственное и шаблонное.

    В смысле, людей знакомых с Ильёй? Ну, это я обдумаю.

    Verik, большое спасибо! :)

    Добавлено (09.05.2019, 10:43)
    ---------------------------------------------
    Новая глава:

    Мучительное ожидание, второе за сутки. Сначала в больнице, теперь в квартире Андрея. Илья однажды сказал, что нет ничего хуже, чем ждать и догонять. Вот уж действительно. Маша ловила себя на мысли, что злится на настенные часы, потому что, по её мнению, стрелки двигались слишком уж медленно.
    Но вот, наконец, время пришло, Андрей сказал «пора», и Маша почувствовала себя так, будто после долгого заточения в темнице вышла на свободу. Её обуревала жажда действий.
    Пора!
    Через двадцать минут они уже были на месте сбора. Ревели двигатели мотоциклов, сигналили подъезжающие автомобили. Шум стоял ужасный. На пустыре возле старой воинской части не было свободного места.
    У Маши аж дух перехватило: вот это да! Целая армия!
    Она заметила грузовик с железным щитом спереди, людей, вооружённых цепями, дубинками. Некоторые смеялись и вели себя так, словно пришли поразвлечься, а не для того, чтобы за Илью отомстить. Но Маша и не думала их винить: пускай. Главное, что они отозвались на призыв.
    - Даже я такого не ожидал, - восхитился Андрей. – Да тут уже больше трёхсот человек, а до семи ещё полчаса.
    - Аж жутко, - сказала Дана, увидев бородатого байкера в немецкой каске с рогами.
    Теперь время для Маши летело быстро. Она и не заметила, как миновали полчаса. Царящая тут боевая и в чём-то немного карнавальная атмосфера, словно поглотила минуты до означенного срока.
    Наступило странное несогласованное затишье. Было слышно, как высоко в небе летит авиалайнер. На кабину грузовика, с мегафоном в руке, взобрался тот самый блондин с татуировкой, которого Маша видела на собрании в офисе. Выдержав короткую паузу, он выкрикнул:
    - Всем спасибо, что не остались в стороне! Возможно, сегодня мы сделаем самое важное дело в нашей жизни! Ну а теперь, по коням, ребята! Сделаем этих тварей!
    После его слов пространство буквально взорвалось: разом загудели все автомобили, мотоциклы, заорали люди. У Маши мурашки по коже побежали от ощущения мощи, от энергии, которая наполняла её жилы и была чем-то схожа с энергией Луны. Яростный восторг. Маша подумала, что наверняка Маугли чувствовал себя так же перед битвой с рыжими псами.
    Сквозь звуковой хаос она услышала рокот грома, поглядела в небо. Ну, конечно же, по-другому и быть не могло! Гроза! Как же сегодня без неё? Свинцовые тучи были ещё далеко. Они двигались ровным фронтом, поглощая глубокую вечернюю синеву. Маша улыбнулась со злорадством: пускай тучи приближаются. Она больше не боялась грозы.
    Одна за другой машины начали покидать пустошь, следуя за грузовиком.
    Мощёная растрескавшимися плитами дорога, затем шоссе. Колонна автомобилей и мотоциклов растянулась на большое расстояние. Примерно за километр от территории лагеря сектантов колонна остановилась. Люди вышли из машин, сгруппировались. Несколько отрядов двинулись через лес, чтобы обойти лагерь. Грузовик и группа байкеров поехали дальше по дороге, следом за ними устремились остальные отряды. Одними из первых шли Маша, Андрей и Дана.
    Впереди показались запертые железные ворота. Выстрелила ракетница – искрящийся снаряд взмыл в темнеющее небо, дав сигнал отрядам, которые уже рассредоточились вдоль противоположной стороны лагеря.
    - Началось! – сказал Андрей.
    «Началось!» - мысленно повторила Маша, ощущая в себе эмоциональную бурю.
    Раздался грохот – взрывались переброшенные через ограду взрывпакеты. Грузовик набрал скорость, протаранил ворота. Железные створы сорвались с петель, накренилась вывеска: «Церковь Прозрения. Территория добра». За грузовиком ревущей стаей ринулись байкеры, после чего настал черёд пеших отрядов.
    «И вот я снова здесь!» - подумала Маша.
    Она увидела большую сцену. Куннар в чёрных очках. Он восседал в кресле с высокой спинкой. Рядом, в бежевом брючном костюме, стояла Грыжа. Возле сцены топтались сектанты – огромная испуганная толпа. Да, все были напуганы, впрочем, после такого шумного вторжения Маша иного и не ожидала. С удовлетворением она рассудила, что многие из этих сектантов наверняка решили, что наступил конец света, о котором они вещали на каждом углу. Вон как жмутся друг к другу! Словно бараны, окружённые хищниками. Маша отлично сознавала: они всего лишь несчастные люди, которым Куннар мозги запудрил, но жалости к ним она не испытывала. Напротив, ей хотелось видеть в их глазах ещё больше страха. Желала, чтобы эти люди скулили и рыдали от ужаса. Непозволительно было ослаблять себя сейчас жалостью, а жестокость и злость прибавляли сил.
    Тучи надвигались. Гром прогремел. Блондин прокричал в мегафон:
    - Всем стоять на месте! Кто будет рыпаться – пожалеет! Нам нужны только чудотворец и его приближённые!
    Вытаращив глаза, на сцене завопила Грыжа:
    - Они собираются убить чудотворца! Остановите их, сейчас же! Спасите Куннара!
    Её слова ударили похлеще хлыста. Людская масса забурлила, послышались возмущённые крики.
    - Всё так, как должно быть, - произнёс Куннар, стараясь выглядеть невозмутимым.
    Так и должно быть? Грыжа с этим утверждением была категорически не согласна. Чушь собачья! Церковь Прозрения для того и платила всяким ментам и чинушам, чтобы ничего подобного не происходило. Её бесила пассивность Куннара, злило, что с тех пор, как проклятая девчонка сбежала, он только и твердил: «Это судьба», или «Не нужно суетиться, пускай всё идёт своим чередом». Совсем блаженным стал. Верил, что Гроза защитит, поможет. Грыжа не могла заставить себя в это поверить. Особенно сейчас. Она чувствовала: её миру приходит конец! Девчонка явилась, чтобы мстить, разрушать. Не одна явилась, а с целой сворой бешеных псов. И когда только успела такую кучу народа собрать, гадина? Грыжа привязалась к Куннару, но подыхать из-за его бездействия не собиралась. Нужно было хоть что-то делать – на Грозу надейся, а сам не плошай! С девкой пришло много людей, однако, и членов Церкви немало. К тому же, не стоит недооценивать безумство фанатиков.
    - Защищайте Куннара! – взревела она, брызжа слюной. – Не дайте его убить!
    Поднялся ветер, в воздухе закружился сор. Молния разрезала сумрачное пространство, на разгорячённые лица упали первые капли дождя.
    - Не дайте убить чудотворца! – продолжала бесноваться на сцене Грыжа, расплёскивая свою ярость на окружающих.
    Сектанты тоже кричали, и страха в их глазах больше не было. От вопящей толпы отделилась группа, бросилась на «незваных гостей». Затем ещё одна группа и ещё. А потом все разом – мужчины, женщины, даже дети, - опьянённые каким-то паническим гневом, кинулись в атаку.
    - Вот же чёрт! – скривился Андрей. – Весь план насмарку. Видимо, без крови не обойтись.
    Хлынул ливень. Обезумевшие сектанты пускали в ход зубы, ногти. Они ревели, рычали точно звери. Тем, кто пришёл мстить за Илью, приходилось тяжко, некоторые, позабыв об обещании не зверствовать, вовсю били, пинали. Не потерявшие присутствия духа выхватывали сектантов, заламывали руки, оттаскивали подальше и связывали. Земля превратилась в грязь. В струях дождя мелькали искажённые злобой лица, сверкали глаза.
    Грыжа посмотрела на Куннара. Тот явно нервничал, но всем своим видом пытался сказать: «Я не сдвинусь с места!» Ждал, когда Гроза поразит молнией всех врагов? Ждал встречи с девчонкой лицом к лицу? Глупый мальчишка! Грыжа коснулась его плеча, в её взгляде высветилась странная смесь жалости и раздражения. Она попятилась вглубь сцены, потом развернулась и пошла к скрытой деревянными панелями боковой лестнице. Спустилась, тут же промокнув до нитки. Никем не замеченная обошла сцену и побежала к одному из корпусов. Она пыхтела, как паровоз, сердце готово было разорваться от напряжения.
    Но вот и укрытие.
    Грыжа спряталась за стеной здания. Положение поганое. И что же делать? В то, что фанатики одолеют явившихся в лагерь, она не верила. Отсиживаться здесь и надеяться, что её не найдут – глупо. Девчонка ведь именно за ней и явилась и будет носом землю рыть, а отыщет. Был один вариант, хоть и призрачный: незаметно проникнуть в здание с белой комнатой в подвале и молить Грозу, чтобы та открыла врата в свой мир. Грыжу уже не пугала слепота, она готова была сейчас на всё. Вот только нужно отдышаться – бегать с её комплекцией сущие муки.
    Сразу несколько грозовых вспышек озарило мятежное пространство. От грохота грома задрожала земля, содрогнулись здания.
    Время для Маши будто бы замедлилось. Она видела, как дядя Андрей оттаскивает из толчеи вопящего мальчишку лет тринадцати. Видела растерянную, отступающую к трёхэтажному зданию Дану. И всё это было, как в тягучем сне. Вот чей-то кулак словно бы проплыл над головой. Вот окровавленное лицо появилось из завесы дождя и исчезло. Все звуки – крики, грохот грома – слились в единый вибрирующий гул.
    Маша двинулась к сцене. Поднырнула под рукой мужчины в разорванной рубахе, отшатнулась от падающей в грязь женщины. Какое-то время ей мерещилось, что она плывёт сквозь толщу воды, а вокруг ворочались бесформенные тёмные существа. Что-то ударило её в спину – довольно сильно, но на ногах она удержалась. На пути возник парень со зверским выражением на лице. Свой? Поди сейчас разбери, кто друг, а кто враг. На всякий случай Маша ушла вправо и сразу же ощутила удар в плечо. Ничего, терпимо.
    Зашагала дальше.
    Струи дождя казались ей металлическими нитями, соединяющими землю и небо.
    Вспышка.
    Нити превратились в серебряные лучи. У Маши мелькнула мысль, что это очень красиво. А потом появилось удивление: как она может замечать красоту, когда вокруг боль, кровь и ярость? Хотя нет, уже не вокруг, а позади, за спиной. А впереди – человек в кресле. Куннар. Его фигура проступала сквозь завесу дождя.
    Маша взобралась на сцену, подошла к чудотворцу, протянула руку и стразу же отдёрнула её, ощутив боль.
    - Я знал, что мы встретимся, - произнёс Куннар, - но не думал, что так скоро. Но вот ты здесь, девочка, и я этому рад.
    Андрей оттащил орущего, словно в него вселился демон, мальчишку подальше от места схватки, где им занялись другие люди. Они стянули ему руки и ноги пластиковыми хомутами. Уже несколько десятков сектантов были таким образом выведены из «игры», но отнюдь не усмирены – защитники Куннара продолжали вопить, дёргаться, выкрикивать проклятия.
    - Чтоб вас всех, - проворчал Андрей, направляясь туда, где оставил Машу и Дану.
    Не хотел ведь оставлять их, но этот психованный пацан выбора не оставил. Как же всё неудачно вышло! Эта жирная тварь, Грыжа, все карты спутала. Нашла, сука, слова, чтобы фанатиков на дыбы поднять. А теперь нате, пожалуйста – кровь, вопли. Гроза ещё эта, ливень. Всё к одному.
    На него кинулся патлатый тип с козлиной бородкой. Андрей схватил его за руку и перебросил через бедро. Патлатый плюхнулся в грязевое месиво и пополз. Андрей отпихнул размахивающую руками старуху, вклинился между двумя дерущимися парнями и начал пробираться дальше. Молния вспыхнула. Кто-то заорал хрипло: «Ах ты, падла!» Женский визг. Мужской вопль боли. Андрей получил удар локтем по челюсти, поскользнулся, упал. Чья-то нога наступила на живот. Громко ругаясь, поднялся и заметил Дану. Та стояла возле стены здания в стороне от дерущихся. Андрей рванул к ней, распихивая всех, кто на пути попадался.
    У Даны сейчас было одно желание: пускай всё это скорее закончится! То, что творилось вокруг – это был ад какой-то. Люди словно в ошалелых чудовищ превратились. Только что она видела, как интеллигентного вида седовласый старик вцепился зубами в ногу парню, и двое здоровых мужиков с трудом его оттащили. Пока старика волокли прочь, он вопил: «Бог ждёт меня на небесах! А вы все дьяволы, дьяволы! Я прозрел, я прозрел! Бог ждёт меня!..» Ещё она видела, как мускулистый тип – один из тех, кто пришёл якобы мстить за Илью – ударил цепью женщину. Дикость! И Дана, к своему ужасу, чувствовала, что и в ней самой эта дикость пробуждается. Она всё видела в красном свете. Ливень ей казался кровавым потоком.
    Дана заметила, как кто-то вырвался из общей толчеи и устремился к ней. Андрей! Слава Богу! Но почему он один, без Маши? Где Маша? Дана только сейчас осознала, что всё это время словно бы в трансе находилась. А теперь опомнилась, ощутив себя частью хаоса, перестав быть сторонним наблюдателем.
    - Где Маша? – крикнула она, но её голос заглушил грохот грома.
    Повторить не успела – увидела, как на спину Андрея запрыгнула девушка лет двадцати. Пронзительно визжа, та обхватила его руками и ногами, ногтями разодрала кожу на щеке. Андрей закружился на месте, пытаясь её сбросить, но она вцепилась в него точно клещ и теперь пыталась укусить за шею.
    В один миг Дана оказалась рядом, схватила девушку за предплечье… и словно в омут полный крови погрузилась. Всё было красное, абсолютно всё. Она ощутила, как свежая энергия заструилась по жилам, и ей хотелось больше, больше этой энергии, чтобы каждая клетка пропиталась, чтобы хватило на целую вечность. Жизненная сила двоих. Она чувствовала, что забирает жизненную силу у двоих людей…
    - Дана, прекрати! – крик Андрея донёсся будто бы издалека.
    Что-то вспыхнуло, что-то загрохотало. Дана резко пришла в себя. Андрей крепко держал её, обхватив обеими руками, а рядом на земле корчилась и стонала девушка. Дану затрясло, в глазах вспыхнул ужас.
    - Ребёнок! – выдохнула она.
    Андрей выкрикнул:
    - Приди в себя! Ну же, приди в себя!
    - Она беременна! Я забрала силу у ребёнка!
    Андрей уставился на живот девушки.
    - Вот чёрт!


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Четверг, 09.05.2019, 13:02 | Сообщение # 343
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Тут разницы никакой.

    произнеси быстро и вслух наголо голову



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.


    Сообщение отредактировал Verik - Четверг, 09.05.2019, 13:02
     
    VerikДата: Четверг, 09.05.2019, 13:05 | Сообщение # 344
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Вполне естественное желание, чтобы он отдал всё, что имел. К тому же, Маша сама была в детском доме, и вполне логично, что она хочет, чтобы деньги поступили в детские дома.

    для ребенка неестественное. для взрослого возможно. Маша всего-лишь ребенок с жуткими способностями. А отдать квартиру, машину, шубу это больше к холодной мести взрослого подходит. А Маша горячая, слишком поспешно принимающая решения и потом о них жалеющая:
    кролики с жизненной силой
    пешки секты
    Дана



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Четверг, 09.05.2019, 13:07 | Сообщение # 345
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    людей знакомых с Ильёй?

    да, хотя бы в
    Цитата трэшкин ()
    Ну, там я упоминал, что они должны собраться, но не факт, что соберутся.

    телефонных разговорах о сборах, ну и часть на сборах.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Четверг, 09.05.2019, 13:09 | Сообщение # 346
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Маша сама была в детском доме, и вполне логично, что она хочет, чтобы деньги поступили в детские дома.

    так не забывай, дети в детдомах думают о том, чтоб у них были родители, а не о деньгах.
    Деньги в детдома отдают меценаты, если Илья жертвовал детдомам, то тогда логичней, если эту мысль выскажет например Дана или еще кто-то ранее близкий Илье.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Понедельник, 13.05.2019, 09:24 | Сообщение # 347
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3853
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    произнеси быстро и вслух наголо голову

    Согласен, перефразирую. Убедила. :)

    Цитата Verik ()
    для ребенка неестественное. для взрослого возможно. Маша всего-лишь ребенок с жуткими способностями. А отдать квартиру, машину, шубу это больше к холодной мести взрослого подходит. А Маша горячая, слишком поспешно принимающая решения и потом о них жалеющая:
    кролики с жизненной силой
    пешки секты
    Дана

    Всё равно мне кажется, что тогда Маша логично поступила. Увидела богатый дом, к тому же, полковник ей Грыжу напомнил. Она решила лишить его всего - импульсивно решила. Не захотела, чтобы у него были дом, машина, деньги.

    Цитата Verik ()

    так не забывай, дети в детдомах думают о том, чтоб у них были родители, а не о деньгах.
    Деньги в детдома отдают меценаты, если Илья жертвовал детдомам, то тогда логичней, если эту мысль выскажет например Дана или еще кто-то ранее близкий Илье.

    Так Маша и общалась до этого с Ильёй и Даной. Они говорили ей, что правильно, а что нет. Учили. А Илья, к тому же, помог детскому дому с ремонтом.

    Verik, спасибо! ng

    Добавлено (13.05.2019, 09:26)
    ---------------------------------------------
    Продолжение главы:

    Для Маши окружающий мир словно бы перестал существовать. Были только она и Куннар. Где-то что-то сверкало, грохотало, но всё это казалось далёким-далёким, как отголоски давно забытого сна.
    Чудотворец сидел в кресле, обхватив ладонями подлокотники, в чёрных очках отражались струи дождя. Маша заметила веснушки на его лице, капельку пота на виске.
    - Странно всё это, правда? – заговорил Куннар. – Мы с тобой стали врагами задолго до того, как узнали о существовании друг друга. Точнее, нас сделали врагами. Взяли, да поставили по разные стороны баррикад. Я много об этом размышлял. И всё думал, с кем мне рано или поздно придётся столкнуться? Но я и представить не мог, что это будет маленькая девочка… Всего лишь ребёнок. Тебе не кажется, что твоя Луна жестока? Не кажется, что из-за неё ты потеряла больше, чем она тебе дала? Так это и бывает… Восторг зачастую сменяется разочарованием. Ты понимаешь, о чём я?
    - Нет, - упрямо ответила Маша.
    - Нет? А я думаю, ты всё прекрасно понимаешь.
    - Мне не хочется с тобой разговаривать.
    Уголки губ Куннара слегка приподнялись.
    - Ну, разумеется. Не терпится меня уничтожить. Как бы мне хотелось увидеть твоё лицо! Мне кажется, у тебя большие выразительные глаза. А в них – тайна, - он снял очки. – В этом мы с тобой похожи. Но мою тайну, девочка, ты сейчас узнаешь.
    Грозовые тучи. Ну конечно. Маша иного и не ожидала. В его слепых глазах – гроза. Однако она знала: это не та тайна, о которой Куннар говорил. Там за тучами скрывалось красное и чёрное, боль и ужас. Маша это чувствовала. Всё встало на свои места. Сны, которые ей снились в последнее время, обрели смысл. Не испытывая ни страха, ни тревоги, она словно бы нырнула в грозовую мглу, и полетела, полетела…
    Грыжа быстрым шагом добралась до гаража. Отсюда до здания с белой комнатой уже было недалеко. Вот только нужно пересечь открытое пространство. Метров сто. Рискованно. Ливень, конечно, служил хорошей завесой, но всё равно рискованно. Ещё и в боку закололо.
    Проклятье!
    На неё нахлынула злость. Вот, чёрт возьми, до чего дошло! Приходится прятаться и красться по территории, которую она считала своим маленьким королевством! Ну ничего, только бы добраться до белой комнаты, а там… Грыжа была уверена, что найдёт слова, чтобы убедить Грозу открыть врата. Будет умолять, клясться в вечной верности. Зрение? Да хоть зрение, хоть слух, да хоть саму душу – всё принесёт в жертву! А Гроза даст взамен силу.
    Она выглянула из-за стены гаража. В пелене дождя мелькали тени. Были слышны крики. Грыжа поморщилась, чувствуя себя больной старухой. Сотня метров? Слишком большое расстояние! И ведь бежать придётся. Чёртова сотня метров!
    Она никак не могла решиться. Досчитала до трёх, уже было рванула вперёд, но такой панический страх вдруг накатил, что в голове помутнело. Немного успокоилась, подумала, что всё сейчас отдала бы за стакан водки. Опять досчитала до трёх…
    Всего сотня метров.
    Целая сотня метров!
    Андрей взял беременную девушку на руки и теперь, уже на безопасном расстоянии от дерущихся, пошёл в сторону, где лежали связанные сектанты. Дана ковыляла за ним, шёпотом повторяя:
    - Ребёнок… так уже было… так уже было… ребёнок… всё красное…
    Девушку Андрей передал двоим парням из охранного агентства – те только-только связали крепкого буйного сектанта и намеревались устроить минутную передышку.
    - В больницу её везите! – распорядился Андрей. – И, бога ради, поспешите.
    - Поспешите! – выкрикнула Дана, обхватив голову руками. – Прошу вас, поспешите!
    Маша летела сквозь клубящуюся мглу. Какая-то сила тянула её вперёд. Пульсирующие вспышки озаряли свинцовые валы туч, грозный рокот то усиливался, то становился тихим, как недовольное урчание зверя.
    Мгла расступилась, и перед взором Маши предстали башни, к которым вели две дороги. Грозовая хмарь шевелилась, вспыхивала, но теперь она была за пределами прозрачного купола.
    «Я там, где и должна быть», - подумала Маша.
    Ей сейчас казалось, что с тех пор, как она сбежала из вонючего дома, каждое её действие, каждый шаг были словно ступени длинной лестницы ведущей именно сюда. И весь путь Луна подталкивала в спину, шептала: «Иди, иди. Это твой путь, другого пути у тебя нет и не будет ». А Куннара вела Гроза и нашёптывала тоже самое. Он был прав. Две грозные силы всё решили за них задолго до того, как они узнали о существовании друг друга.
    Красная и чёрная башни. Боль и ужас. Образы из снов. Но теперь Маша видела, что они реальные. Такие же реальные, как дерево, на котором она сидела в мёртвом лесу, как подожжённый фашистами храм.
    Реальные, как наполненный тьмой колодец в её собственном сознании.
    У подножья чёрной башни всколыхнулась серая хмарь, дымные щупальца взвились над дорогой, а потом потянулись в сторону Маши. Точно причудливые жирные черви они вгрызались в пространство, становясь всё ближе, ближе. В башне распахнулись ворота.
    Настала пора действовать. Маша приказала тьме выйти из колодца. Давно прирученная чернота хлынула мощным потоком, разделилась на два ручья, которые устремились к башням. Один ручей врезался в дымные щупальца, поглотил их. Тьма скрыла обе дороги, окружила башни и поползла вверх.
    «Вот моя главная тайна, чудотворец!» - подумала Маша.
    Башни замерцали, превратились в кубы, потом снова в башни. Чернота начала выцветать, слабеть. Маша почувствовала, как Куннар сопротивляется, но в то же время она ощутила его растерянность. За прозрачным куполом усилились вспышки, вместо туч там теперь носились серые вихри.
    Маша входила в раж. Она поймала себя на мысли, что всё это ей нравится. Прямо здесь и сейчас вершилась месть. И пускай Куннар сопротивляется – так даже лучше! Он сопротивляется, но вряд ли понимает, что происходит.
    С каким-то злым восторгом Маша вырвала из колодца мощный поток тьмы. Никогда ещё она не чувствовала себя такой сильной, уверенной. Чернота начала новое наступление на башни, вгрызаясь в кладку, поднимаясь всё выше. Пространство дрожало, как при землетрясении, что-то скрежетало, трещало, выло.
    Маша явственно ощутила: Куннар пытается выкинуть её из своего сознания. Но нет, она держалась крепко, как дерево, пустившее корни в благодатную почву. Она полностью контролировала ситуацию – уйдёт сама, когда настанет время. Паук думал, что поймал в паутину обычную муху, но ошибся. Муха оказалась убийцей пауков. Маша засмеялась бы, если бы могла.
    Крепкие башни. Это не спичечный коробок! Всё новые потоки тьмы выплёскивались из колодца. Но вот в поверхности красной башни образовалась похожая на рваную рану дыра, а за ней ещё одна и ещё. Пульсирующая алая жижа хлынула наружу. Боль. Концентрированная ничем не замутнённая боль покидала своё хранилище.
    Чёрная башня задрожала, вместо неё возник куб, который начал разваливаться на части. Обрушилась одна плоскость, затем другая…
    Маша не хотела видеть, что находится внутри куба. Она всей своей сутью ощущала: там что-то пострашнее, чем чудовище гелистери из мёртвого леса, пострашнее, чем все чудовища вместе взятые.
    Пускай это видит Куннар, а ей пора уходить!
    Пора!
    Прочь отсюда!
    Из брешей в красной башне текли потоки боли. Из обломков чёрного куба выбиралось нечто…
    «Прочь отсюда!» - приказала себе Маша.
    Глаза Куннара. Она смотрела на них. Сбежала из его сознания? Да-да, она уже не там! Маша слышала крики, шум ливня. Голова закружилась, но через пару секунд головокружение прошло.
    Куннар прошептал:
    - Я вижу. Вижу это!
    Он вцепился в подлокотники кресла так, что костяшки побелели. На лбу и шее вздулись вены, под бледной кожей проступили ветви синюшных сосудов, из носа и глазниц потекла кровь. Куннар заорал и словно бы подавился собственным воплем. Он сполз с кресла, скрючился на полу сцены. Боль десятков сотен людей разрывала каждую клетку его тела, невообразимый ужас из чёрной башни коверкал разум. Любой бы умер от такого, но только не он. В глубинах его рассудка – там, куда ещё не добрался мрак сумасшествия – остатки личности молили о смерти. А потом и эти остатки поглотило безумие. Под кожей Куннара что-то ворочалось, вздувалось, лопалось. Глаза превратились в желеобразную массу, которая, смешавшись с кровью, вытекла на доски сцены.
    Маша отвернулась, жалея, что вообще на всё это смотрела. Её затошнило, вырвало. Вытерев слюну с подбородка, она произнесла:
    - Я победила.
    Но не было ни радости, ни триумфа. Тот боевой настрой, который она испытывала, разрушая башни, испарился.
    Ливень прекратился так резко, словно кто-то наверху перекрыл кран. Небо выглядело как гигантский котёл, в котором бурлила тёмная жижа. Тот тут, то там эта «жижа» вспыхивала под аккомпанемент тягучего рокота.
    Люди растерянно глядели на небо, на сцену, друг на друга. Измождённые, мокрые, они будто бы получили сигнал «стоп!» и теперь находились в каком-то тревожном ожидании.
    Раздался гул, как будто от электростанции. Здание, в подвале которого находилась белая комната, содрогнулось. Лопнули стёкла во всех окнах, сверкающие осколки со звоном брызнули наружу. Внутри здания что-то грохотало, трещало. В стене между подъездами, в паре метров от земли, появилась ровная дыра. Она стремительно расширялась, поглощая кирпичную кладку, оконные рамы. Червоточина расширилась до размеров тоннеля метро, в её глубинах, в кромешной тьме, вспыхнули две искры. Они становились всё ярче, больше, и их приближение сопровождалось рёвом автомобильного двигателя.
    Пятясь, люди отходили подальше от здания. В сотнях пар глаз горел страх. Некоторые бормотали слова молитвы, кто-то причитал.
    Огромный «Чёрный воронок» вылетел из тоннеля, разнёс в щепки изгородь палисадника, скамейку, и противоестественно резко остановился. Фары походили на глаза неведомого чудовища, из выхлопной трубы вырывался маслянистый густой дым.
    Маша не знала, что и думать. Она находилась в таком же сдобренным страхом смятении, как и все остальные. Ей довелось повидать много странного и непонятного, но такое! Чего ожидать от этого похожего на жука автомобиля? Не Гроза ли его прислала? Очень не хотелось ещё с кем-то сражаться, весь боевой настрой истратился на разрушение башен. А ещё и с Грыжей нужно разобраться. Совсем некстати все эти непонятные неожиданности!
    Дверца машины открылась и Маша увидела очень высокого лысого человека в длинном кожаном плаще и в таких же круглых чёрных очках, что были у Куннара. Великан величественно повернул голову вправо, влево, а потом зашагал в сторону сцены. Маша напряглась: может, убежать, спрятаться? Она отступила вглубь сцены, решив, что убежать всегда успеет – этот тип не казался шустрым, если что, не догонит. К тому же, в ней разгоралось любопытство.
    Тип в плаще приближался, в каждом его движении Маша ощущала нечеловеческую мощь. Он казался ей неотделимой частью этого низкого беспокойного неба. Частью пасмурной серости и грязевого месива.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Суббота, 18.05.2019, 21:10 | Сообщение # 348
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    - Дана, прекрати! – крик Андрея донёсся будто бы издалека.
    Что-то вспыхнуло, что-то загрохотало. Дана резко пришла в себя. Андрей крепко держал её, обхватив обеими руками, а рядом на земле корчилась и стонала девушка. Дану затрясло, в глазах вспыхнул ужас.
    - Ребёнок! – выдохнула она.
    Андрей выкрикнул:
    - Приди в себя! Ну же, приди в себя!
    - Она беременна! Я забрала силу у ребёнка!
    Андрей уставился на живот девушки.
    - Вот чёрт!


    Цитата трэшкин ()
    Для Маши окружающий мир словно бы перестал существовать. Были только она и Куннар. Где-то что-то сверкало, грохотало, но всё это казалось далёким-далёким, как отголоски давно забытого сна.
    Чудотворец сидел в кресле, обхватив ладонями подлокотники, в чёрных очках отражались струи дождя. Маша заметила веснушки на его лице, капельку пота на виске.
    - Странно всё это, правда? – заговорил Куннар. – Мы с тобой стали врагами задолго до того, как узнали о существовании друг друга. Точнее, нас сделали врагами. Взяли, да поставили по разные стороны баррикад. Я много об этом размышлял.


    между этими вещами явно пропущен огромный кусок описаний. Я даже не сразу врубилась в то, что это продолжение главы предыдущей.
    потому что вопрос у меня как у читателя:
    ужас Даны, что она забрала силу у беременной (при этом помню, что Дана страдала от того, что у нее ее беременность недоносилась и фигассе, автору лень далее писать про Дану, он молниеносно поставил такой рояльчик детский: Куннар и Маша наедине, да еще и типа по дружески болтают. Непорядок, дописывай между ними кусок. di



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    VerikДата: Суббота, 18.05.2019, 21:16 | Сообщение # 349
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Дверца машины открылась и Маша увидела очень высокого лысого человека в длинном кожаном плаще и в таких же круглых чёрных очках, что были у Куннара. Великан величественно повернул голову вправо, влево, а потом зашагал в сторону сцены. Маша напряглась: может, убежать, спрятаться? Она отступила вглубь сцены, решив, что убежать всегда успеет – этот тип не казался шустрым, если что, не догонит. К тому же, в ней разгоралось любопытство.
    Тип в плаще приближался, в каждом его движении Маша ощущала нечеловеческую мощь. Он казался ей неотделимой частью этого низкого беспокойного неба. Частью пасмурной серости и грязевого месива.

    вотЪ... на самом интересном месте :'(
    кстати, можно без "очень" слово паразит, либо он у тебя под 3 метра, что уж очень высокий
    скорей уж, из машины вышел, а не Маша увидела. Или Маша увидела выходящего из машины...
    Цитата
    Дверца машины открылась и Маша увидела
    , скорей уж Маша услышала скрип открываемой двери машины. Кстати, почему дверца-то? машина очень маленькая? или наоборот большая?
    Цитата
    в длинном кожаном плаще и в таких же круглых чёрных очках, что были у Куннара.

    трудно для восприятия, пришлось перечитывать, чтоб понять, что это не плащ кожаный такой же круглый как очки.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.


    Сообщение отредактировал Verik - Суббота, 18.05.2019, 21:22
     
    VerikДата: Суббота, 18.05.2019, 21:27 | Сообщение # 350
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1902
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Всё равно мне кажется, что тогда Маша логично поступила. Увидела богатый дом, к тому же, полковник ей Грыжу напомнил. Она решила лишить его всего - импульсивно решила. Не захотела, чтобы у него были дом, машина, деньги.

    импульсивно таких вещей не лишают. убивают да, в аффекте.
    Цитата трэшкин ()
    Так Маша и общалась до этого с Ильёй и Даной. Они говорили ей, что правильно, а что нет. Учили.

    Маша как ГГ я поняла очень свободолюбивая, по-детски непосредственная, ошибающаяся, имеющая свое мнение и скрытная. Не вяжется с ней такой поступок, да и на каждое мнение взрослых, которые ее не раз предавали: Грыжа, отец, мать у Маши явно есть свое мнение. Да, оно у нее импульсивное, яростное. Ну не верю я, что импульсивно лишают дома и денег.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Семья (В чёрном-чёрном лесу стоит чёрный-чёрный дом.)
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Валентина Гость