[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Работа 4. (5) -- (Makkuro)
  • Работа 6. ЕВДОКИЯ (4) -- (Makkuro)
  • Работа 5. (6) -- (Makkuro)
  • Работа 3. (5) -- (Makkuro)
  • Работа 2. Урок. (4) -- (Makkuro)
  • Работа 1. (6) -- (Makkuro)
  • Магия эмоций (47) -- (Verik)
  • Фото-конкурс "Прощание с осенью" (14) -- (Verik)
  • Проклятье виллы Мирамаре (1) -- (vlad)
  • Топ-5 фильмов (21) -- (Олег)
  • Страница 6 из 16«12456781516»
    Модератор форума: fantasy-book, Donna 
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Девианты (Про людей, которые не хотят жить как все.)
    Девианты
    VerikДата: Четверг, 22.06.2017, 14:11 | Сообщение # 126
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1191
    Статус: Не в сети
    Цитата Hankō991988 ()
    Полина вообще не клеется: очень импульсивный персонаж и, простите мне автор, как - то деланно импульсивный, слишком много противоречий в ней.

    наигранный персонаж, да. похожее впечатление.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Вторник, 27.06.2017, 12:35 | Сообщение # 127
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Глава девятая

    Агате снились кошмары, в которых зверствовали маньяки. Она во сне словно бы глядела кровавую кинохронику.
    Какой-то щуплый лысоватый мужчина, с дикой улыбкой на сальном лице, душил девушку. А потом новый сюжет: крупный, как медведь, старик возле мусорных баков убил стамеской молодую женщину, затем той же стамеской раскурочил ей грудь и вынул сердце…
    Сцены менялись, вызывая у спящей Агаты мучительные стоны.
    Мужчина в чёрном плаще и надвинутым на глаза капюшоном забивал молотком парня в подворотне – убийца раз тридцать опустил своё орудие на голову несчастного, превратив её в невообразимое месиво. В следующей сцене молодой маньяк, весело насвистывая, истязал двух привязанных к столбам девушек – он скальпелем делал на их обнажённых телах надрезы. Тысячи надрезов. А девушки кричали, кричали, обезумев от ужаса…
    Она проснулась посреди ночи, села на кровати и сокрушённо обхватила голову руками. Сердце колотилось, перед глазами мелькали обрывки кошмара.
    - Бред, – болезненно промолвила Агата. – Какой же бред.
    С обидой и страхом она задалась вопросом: с чего бы, чёрт подери, рассудок выдал такую подлость? Откуда вообще взялись эти образы? Нелепость какая-то! Раньше все кошмары были связаны с Колюней, и это логично, отчим ведь источник страха. Но откуда взялась эта безумная хроника убийств? Где тут логика?
    - Какой же бред! – повторила Агата, содрогнувшись.
    Она взглянула на ночник с опасением, что он сейчас замигает, и оживут тени прошлого, а на улице завоет автомобильная сигнализация. Как в ту ночь, несколько лет назад. Но мягкий свет ночника оставался ровным, а за окном лишь тоскливо завывала вьюга.
    «Всё в порядке, - успокаивала себя Агата. – Просто вчера было слишком много впечатлений. Это усталость. Всего лишь усталость…»
    В памяти вдруг возродились события, произошедшие давешним вечером в туберкулёзном диспансере. Вспомнились изуродованные люди и чудовище с вибрирующей головой. Агата снова содрогнулась, чувствуя, как почти выровнявшееся сердцебиение вновь участилось.
    Она посмотрела на рисунки на стене. Тиранозавр и Викинг. Безмолвные стражи. Те, кто никогда не подводил и не подведёт. У неё возникло острое ощущение, что их помощь ещё не раз понадобится. Теперь, когда в ней поселилась вера в магию, она взирала на воображаемых друзей другими глазами, как на источник удивительной тайны, которую ещё предстоит разгадать.
    Ей вспомнились слова Глеба: «Меня сейчас одно волнует: как сильно мы накосячили?» Вчера, когда вернулась домой, она всерьёз задумалась над этими словами. Накосячили. Собирались вызвать некого Хранителя Тайн, а на самом деле… А что на самом деле? Никаких внятных предположений. Только смутная тревога с мистическим оттенком.
    Многое с Глебом предстояло обсудить. Вчера было какое-то пресыщение новыми впечатлениями и на обстоятельный разговор о том, что случилось в диспансере просто не осталось сил. Нужна была передышка. Договорились встретиться завтра. А Павел… да пошёл он к чертям собачьим! Скучный он и какой-то пустой. Агата твёрдо решила больше с ним не связываться. Вчера, уже в городе, она заглянула в его глаза и внезапно испытала отвращение, будто в кучу с дерьмом вляпалась. Чем было вызвано такое чувство, Агата не могла понять – это зародилось на уровне подсознания, словно некая тень откровения. И именно в тот момент Агата решила, что больше не позволит очкарику преследовать её. Хватит уже этой его дурацкой игры в тайного воздыхателя. В следующий раз приметит, что он плетётся за ней как хвост, и не станет церемониться – отошьёт мелкого шпингалета. Раз и навсегда. Возможно, даже с помощью крепких затрещин. В её новой жизни ему не было места.

    *******

    Тот, кто вышел из темноты назвался Надзирателем.
    Павлу это имя нравилось, оно ассоциировалось у него с силой и властью.
    Надзиратель назвался другом.
    И Павел ему поверил. Поверил с каким-то безоговорочным фанатизмом.
    Надзиратель явился после того, как долговязый недоумок Глеб спалил бумажку с какими-то закорючками. Павел тогда странным образом оказался в темноте. Это было не просто «место», а вселенная, наполненная мраком. Мрак скрежетал, стонал, выл, рыдал – тысячи голосов и тысячи каких-то невидимых механизмов явно циклопических размеров.
    Павла буквально раздирало от желания вырваться из этого мрака. Как он тут оказался? Где он? Мысли были тягучими – медленно рождались и тянулись, тянулись. Ни холода, ни жара. Павел даже собственного тела не ощущал. Полная беспомощность. Абсолютное уныние. За что? Ему мерещилось, что проходят года, века, что того мира, который он знал, давно уже нет – сама тьма словно бы внушала это. Жестокая тьма. Хотя бы искорку увидеть, хотя бы отблеск какой… всё бы отдал за это. Всё! Но что он может отдать, ведь у него больше ничего нет? Он сам теперь потерянное во времени и пространстве ничто. Пустота… пустота… ну почему такая пустота?!
    В темноте возникло бледное и какое-то нестабильное пятно. Оно вибрировало и будто бы пыталось трансформироваться во что-то определённое. Но вот пятно обрело овальную форму, на нём прорезались и сразу же исчезли щели глаз. А потом Павел, не помня себя от переизбытка эмоций, увидел, как бледный вибрирующий овал начал обрастать светлой тканью. Удивительным образом появился капюшон, тряпичная маска, прикрывающая пол лица, в тени капюшона снова возникли узкие, горящие изнутри голубоватым светом, глаза. Какое-то время, показавшееся Павлу вечностью, голова будто бы висела в тёмном пространстве, затем начало проявляться тело, облачённое в светлый, перехваченный широким кожаным поясом плащ. Материализовались кожаные нарукавники-перчатки, штаны, сапоги. Блеснула сталь изогнутого клинка – человек играючи перекинул его из руки в руку.
    Это был ассасин. Настоящий. Точь в точь, как в любимой видеоигре Павла, абсолютно такой же каким он видел самого себя в своих фантазиях. Невероятно! Павел мысленно несколько раз повторил «невероятно», пока не сообразил: здесь это слово не имеет смысла. Тут территория абсолютного бреда, а он всего лишь сторонний наблюдатель, не имеющий власти над самим собой. И чего ожидать дальше?
    А дальше он услышал спокойный мужественный голос, который чётко выделялся на фоне общего звукового хаоса:
    - Зови меня Надзиратель. Ты не бойся меня, я твой друг, - ассасин снова перекинул клинок из руки в руку. – Я наблюдал за тобой. Да-да, не удивляйся. Моими глазами были глаза всяких ничтожных тварей. Я наблюдал за тобой, наблюдал и восхищался. Ты мне веришь?
    - Да, - то ли произнёс вслух, то ли подумал Павел.
    Голос ассасина завораживал, он вызывал какие-то туманные воспоминания о чём-то далёком, давно забытом, а возможно, даже о том, что когда-то привиделось во сне. Павел всегда забывал свои сны сразу же после пробуждения, но порой от них оставался эмоциональный осадок в виде странной смеси тоски и какой-то детской радости. Будто бы там, в стране грёз, осталось нечто волшебное, прекрасное. То, чего в реальности нет и в помине. Голос Надзирателя возрождал те же эмоции. И весь этот скрежет, вой, стоны, крики стали словно бы незаметны, хотя по-прежнему звучали в тёмном пространстве. Голос приковывал к себе и крепко держал на поводке. Его хотелось слушать и слушать. Ему невозможно было не верить.
    - Это всё что мне нужно… чтобы ты мне верил. Ты настоящий воин, Павел. Уж я-то в этом знаю толк. Я видел, как ты уничтожил тех алкашей. Какая тонкая работа! Ловко, очень ловко… Ты тогда сделал первый серьёзный шаг, на который мало бы кто решился. Это говорит о силе духа, о неординарном мышлении, о презрении законов, которые выдумали глупые моралисты, ничего не смыслящие в настоящем правосудии. А ты наплевал на них и выступил в роли судьи, ведь ты в отличие от большинства видишь самую суть, а не только то, что на поверхности. Это дар, Павел, настоящий дар. Плыть против течения всегда сложно, но ты выбрал этот путь, решился, хотя и знал, что люди не одобрят твоих деяний. Но что нам люди? Им свойственно закидывать камнями тех, кого они не понимают. Люди в большинстве своём лицемеры. Я видел, как они глядели на тех отравленных алкашей, на их рожах было сочувствие, а в душе они радовались, что мир без этих уродов стал чище!
    Надзиратель говорил с таким пылом, с такой уверенностью, что Павел внутренне затрепетал. Именно такие слова он и желал когда-нибудь услышать от понимающего его человека. И вот услышал. А тот, кто назвался другом, продолжал, повысив голос:
    - В тот момент, когда подыхали те ничтожества, я наблюдал за тобой и говорил себе: вот человек, знающий, что такое настоящая справедливость. Вот человек, которому я могу доверить тайные знания. Ты только не сомневайся во мне, и все твои мечты сбудутся. И королева будет твоей. Вот увидишь, так и будет! Каждое моё слово – истина. Никто и никогда ещё не смог уличить меня во лжи.
    - Я верю! – выкрикнул Павел, растроганный и взволнованный до крайности.
    Вот чего он всегда хотел: чтобы кто-то оценил его по достоинству, увидел в нём не просто восемнадцатилетнего парня в очках, а личность, способную на серьёзные поступки. А друг видел, видел в нём личность!
    - Тебя все недооценивают, - говорил Надзиратель печальным тоном, - но скоро всё изменится. Это однообразие… несбыточные мечты… надменность королевы… нет, так не должно быть и не будет. Ты как никто заслуживаешь лучшей доли. Как никто, слышишь? И я просто обязан помочь тебе, друг мой. Позволь помочь тебе, и никто больше не посмеет посмотреть на тебя как на пустое место. Мы всё изменим, вместе, - он раскинул руки, будто желая обнять тёмное пространство. – Мы будем вместе наказывать ничтожеств. Мир для тебя станет цветным, ты сможешь видеть чудеса, которые не способны видеть простые смертные. И кто тогда осмелится сказать, что ты такой же, как твой отец? Кролик никогда больше не вернётся! Он останется в прошлом, где ему и место! Вместо него родится хищник. Он уже рождается, я же вижу, но ему необходима помощь.
    - Помоги же мне! – изнывая от сотен каких-то тёмных желаний, простонал Павел. – Помоги-и!
    - Ты желаешь этого всем сердцем? – голос Надзирателя поглотил все посторонние звуки.
    - Желаю! Клянусь! Я желаю, желаю!
    - Впусти меня в свой разум! Просто скажи «да»! – голова ассасина завибрировала, смазалась. Он вытянул вперёд руки, будто подзывая Павла к себе. Клинок вспыхнул и растворился во тьме. – Скажи «да»!
    - Да, да, да!..
    Надзиратель вздрогнул, его тело стало дымным, блеснуло множество серебристых нитей.
    - …да, да, да!.. – продолжал вопить Павел. Ему казалось, что он вот-вот пересечёт черту, за которой сбываются все мечты. Такое щемящее чувство, пронизанное предвкушением предстоящих перемен. Только бы все это не оказалось сном! Только бы…
    С трепетом он глядел, как к нему приближается Надзиратель, от размытого тела которого, бешено извиваясь, тянулись серебристые нити. Скрежет, вой, стоны снова вышли на передний план, но теперь к этим звукам добавился то ли многоголосый хохот, то ли вороний грай. Перед глазами Павла замелькали искажённые звериной злобой лица. Они врезались в него, стремительно вылетая из глубин мрачного пространства, словно призрачные снаряды. Он ощущал, как в разум проникает… нет, врывается что-то постороннее, разбивая цепи его собственных мыслей, усиливая эмоции. Откуда-то прокрадывался голос: «Спокойно, спокойно. Ничего не бойся…»
    Но он боялся. И ликовал. В голове был полный сумбур, но на его фоне вдруг возникла чёткая ассоциация: его разум – дом, в квартиры которого торопливо, будто норовя от кого-то спрятаться, забегали жильцы и закрывали за собой двери.
    «Спокойно, спокойно. Ничего не бойся…»
    Буря в голове, наконец, начала стихать, и Павел снова мог здраво мыслить.
    «Ты молодец, молодец, - успокаивал голос Надзирателя. – Я горжусь тобой. Ты справился».
    Справился с чем? Павел не понимал. Всё это было за гранью. Но похвала вернула поток его мыслей в позитивное русло. Неважно, с чем он справился, главное, новый друг им доволен. И снова, напрочь вытеснив страх, в сознании вспыхнуло волнительное предвкушение.
    «Мы встретимся ночью, когда ты уснёшь, - говорил друг каким-то убаюкивающим тоном. – Но до поры ты не должен никому ничего рассказывать обо мне. Даже королеве. Сделай вид, что ничего не случилось. Я могу доверять тебе?»
    - Конечно!
    «Отлично. Кролик скоро сдохнет и больше не вернётся».
    - Мне это нравится. Мне очень нравится. Кролик сдохнет и больше не вернётся, - повторил Павел завороженно.
    «Встретимся ночью… ночью… ночью…»
    Как-то само собой представилась закрывающаяся дверь, на которой висела табличка с надписью: «До встречи во сне».
    Внезапно словно бы поднялся чёрный занавес, и перед взором предстала настоящая реальность: помещение с закопчёнными стенами, тощий тип с фонариком в руке, встревоженная Агата, холод, гул ветра…


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    nonamemanДата: Вторник, 27.06.2017, 15:55 | Сообщение # 128
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2256
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Павел пожал её и осознал, что ненавидит этого долговязого типа;

    Ненависть уже есть.
    Цитата трэшкин ()
    Умеренная злость на долговязого сменилась ненавистью.

    А тут её как-будто ещё нет, и она только-только появилась.
    Цитата трэшкин ()
    Сегодняшняя Агата плохо понимала и не слишком уважала себя вчерашнюю, ту, что смотрела в завтрашний день с безразличием.

    Тут предложение по наполненности вчерами-сегоднями-завтрами напомнила лучшие перлы сэра Кличко. Как-то переворочал предложеньице.

    Образ костяшек хорош, понравился.
    Переходим в "тубик".
     
    трэшкинДата: Вторник, 27.06.2017, 16:22 | Сообщение # 129
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    Ненависть уже есть.

    Цитата nonameman ()
    А тут её как-будто ещё нет, и она только-только появилась.

    Это я уже у себя исправил. :)

    Цитата nonameman ()
    Тут предложение по наполненности вчерами-сегоднями-завтрами напомнила лучшие перлы сэра Кличко. Как-то переворочал предложеньице.

    Это я обдумаю. Хотя мне казалось, что удачное вышло предложение, витиеватое, но интересное. :)

    Цитата nonameman ()
    Образ костяшек хорош, понравился.
    Переходим в "тубик".

    Про "тубик" я понял - туберкулёзный диспансер. А что за костяшки? :D Озадачил ты меня. Сижу теперь и вспоминаю, где в тексте были костяшки.

    nonameman, спасибо!


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Вторник, 27.06.2017, 22:25 | Сообщение # 130
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1191
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    - Бред, – болезненно промолвила Агата. – Какой же бред.
    С обидой и страхом она задалась вопросом: с чего бы, чёрт подери, рассудок выдал такую подлость? Откуда вообще взялись эти образы? Нелепость какая-то! Раньше все кошмары были связаны с Колюней, и это логично, отчим ведь источник страха. Но откуда взялась эта безумная хроника убийств? Где тут логика?
    - Какой же бред! – повторила Агата, содрогнувшись.

    не хватает описаний ощущений Агаты, приснись кому такое, тело ж тоже отреагирует. Как мне кажется, - в этом моменте читателю тоже должно сделаться страшно, а у тебя действительно заметка в газете.
    Если у тебя тут мистичность, что Агате реально снятся существующие сцены истязательств. - то где ее эмоции, а не просто проговаривание "бред"
    ---------------------------------------------
    Цитата трэшкин ()
    Она проснулась посреди ночи, села на кровати и сокрушённо обхватила голову руками. Сердце колотилось, перед глазами мелькали обрывки кошмара.

    потом только увидела это описание. Я б местами предложила поменять: эмоции и описанные кошмары.
    ---------------------------------------------
    Цитата трэшкин ()
    Вчера, уже в городе, она заглянула в его глаза и внезапно испытала отвращение, будто в кучу с дерьмом вляпалась. Чем было вызвано такое чувство, Агата не могла понять – это зародилось на уровне подсознания, словно некая тень откровения. И именно в тот момент Агата решила, что больше не позволит очкарику преследовать её. Хватит уже этой его дурацкой игры в тайного воздыхателя. В следующий раз приметит, что он плетётся за ней как хвост, и не станет церемониться – отошьёт мелкого шпингалета. Раз и навсегда. Возможно, даже с помощью крепких затрещин. В её новой жизни ему не было места.

    мне не понятно, в какой это момент было? Может текст стоит перенести поближе к тому самому моменту?
    ---------------------------------------------
    Цитата трэшкин ()
    И кто тогда осмелится сказать, что ты такой же, как твой отец? Кролик никогда больше не вернётся! Он останется в прошлом, где ему и место! Вместо него родится хищник.

    про что эта значимая реплика Павлу? кто так осмеливался говорить? Что за чувства были при этом у Павла? Я думаю, эта информация немного раньше должна быть, чтоб читатель понял, что надзиратель в сознание Павла внедряется таким манипулированием.
    ---------------------------------------------
    Цитата трэшкин ()
    Внезапно словно бы поднялся чёрный занавес, и перед взором предстала настоящая реальность: помещение с закопчёнными стенами, тощий тип с фонариком в руке, встревоженная Агата, холод, гул ветра…

    не понял? только что Агата проснулась от кошмаров, а потом вдруг перед Павлом долговязый и Агата с фонариком? чего-то не то с временными событиями: когда и что после чего случилось
    Серебряные нити напомнили морбестов твоих из Территории



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.


    Сообщение отредактировал Verik - Вторник, 27.06.2017, 22:27
     
    трэшкинДата: Среда, 28.06.2017, 08:44 | Сообщение # 131
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    не хватает описаний ощущений Агаты, приснись кому такое, тело ж тоже отреагирует. Как мне кажется, - в этом моменте читателю тоже должно сделаться страшно, а у тебя действительно заметка в газете.
    Если у тебя тут мистичность, что Агате реально снятся существующие сцены истязательств. - то где ее эмоции, а не просто проговаривание "бред"

    Цитата Verik ()
    потом только увидела это описание. Я б местами предложила поменять: эмоции и описанные кошмары.

    Мне кажется, что всё же не стоит увлекаться этими эмоциями. Просто это будет выглядеть не естественно и некоторые читатели подумают, что автор специально нагнетает и намеренно подчёркивает ощущения персонажей. Я согласен, персонажи не должны выглядеть как бесчувственные куклы, но перебарщивать тоже не стоит. Тут Агата видит кошмарный сон, проснулась - и что ж ей, кривляться от ужаса? Как любой нормальный человек она слегка по сокрушалась и всё. Можно, конечно, добавить и про пробуждение в холодном поту, и про сухость во рту. Это я обдумаю.

    Цитата Verik ()
    мне не понятно, в какой это момент было? Может текст стоит перенести поближе к тому самому моменту?

    Нет-нет, про хронологию событий я всё продумал. Всё должно быть строго в своих временных рамках. А тут Агата вспомнила вчерашний вечер, когда она с Павлом и Глебом возвращалась из диспансера. Если весь текст читать без больших перерывов, то всё будет логично выглядеть.

    Цитата Verik ()
    про что эта значимая реплика Павлу? кто так осмеливался говорить? Что за чувства были при этом у Павла? Я думаю, эта информация немного раньше должна быть, чтоб читатель понял, что надзиратель в сознание Павла внедряется таким манипулированием.

    Главный страх Павла - быть таким же размазнёй, как его родители. Надзиратель эту тему использовал. Но я опять повторюсь: в главу, где Павел идёт мочить алкашей, я потом внесу конкретные размышления Павла по поводу родителей. Добавлю воспоминаний.

    Цитата Verik ()
    не понял? только что Агата проснулась от кошмаров, а потом вдруг перед Павлом долговязый и Агата с фонариком? чего-то не то с временными событиями: когда и что после чего случилось

    Продолжение этой главы начнётся со слов: "С тех пор прошло несколько часов". Да и в этой главе есть пояснение:

    Цитата трэшкин ()
    Надзиратель явился после того, как долговязый недоумок Глеб спалил бумажку с какими-то закорючками. Павел тогда странным образом оказался в темноте.


    Цитата Verik ()
    Серебряные нити напомнили морбестов твоих из Территории

    Там нити были чёрные и служили оружием, а тут нити - это поводки, на которых Надзиратель держит "шакалов" Стаи. :)

    Verik, спасибо! :) В продолжении этой главы будут эмоции. Я продолжение уже почти дописал.

    Добавлено (28.06.2017, 08:44)
    ---------------------------------------------
    Verik, ты кстати вот на это внимания не обратила:

    Цитата трэшкин ()
    А потом новый сюжет: крупный, как медведь, старик возле мусорных баков убил стамеской молодую женщину, затем той же стамеской раскурочил ей грудь и вынул сердце…

    :) :) :)

    Потом ещё будет намёк на то, что Лир состоит в Стае Надзирателя. Это так, маленький отсыл к Королевам стрекоз.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Среда, 28.06.2017, 10:17 | Сообщение # 132
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1191
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Как любой нормальный человек она слегка по сокрушалась и всё.

    фигассе, она такая Агата конь с кое-чем, от таких снов просто безэмоционально говорить :p

    Добавлено (28.06.2017, 10:17)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    Тут Агата видит кошмарный сон, проснулась - и что ж ей, кривляться от ужаса? Как любой нормальный человек она слегка по сокрушалась и всё.

    хоть вздрогнет пусть и вскочит, можно и без пота холодного, а то так спокойненько встала и тыр пыр...



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Среда, 28.06.2017, 11:54 | Сообщение # 133
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    фигассе, она такая Агата конь с кое-чем, от таких снов просто безэмоционально говорить

    А вообще, ты идею мне подсказала. Пускай она на сон отреагирует руганью, это ведь в её стиле. :)

    Добавлено (28.06.2017, 11:54)
    ---------------------------------------------
    Вот вариант:

    Она проснулась посреди ночи в холодном поту, села на кровати и сокрушённо обхватила голову руками. Сердце колотилось, перед глазами мелькали обрывки кошмара, по коже пробегали «мурашки».
    - Ну и что, нахрен, это было? – болезненно промолвила Агата, ощущая неприятную сухость во рту. – Какой же бред.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Среда, 28.06.2017, 16:22 | Сообщение # 134
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1191
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Она проснулась посреди ночи в холодном поту, села на кровати и сокрушённо обхватила голову руками. Сердце колотилось, перед глазами мелькали обрывки кошмара, по коже пробегали «мурашки».
    - Ну и что, нахрен, это было? – болезненно промолвила Агата, ощущая неприятную сухость во рту. – Какой же бред.

    без холодного пота вполне звучит в стиле гг, может резко села на кровати, открыла глаза и все твое дальше. (в общем, поиздевайся над отрывком с разными вариантами)



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Четверг, 29.06.2017, 09:59 | Сообщение # 135
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    (в общем, поиздевайся над отрывком с разными вариантами)

    Так и сделаю. :)

    Добавлено (29.06.2017, 09:59)
    ---------------------------------------------
    Продолжение главы:

    С тех пор прошло несколько часов – время, наполненное для Павла томительным ожиданием. Весь вечер он не находил себе места, считал минуты, а после девяти улёгся в кровать, не раздеваясь, и попытался уснуть. Но сон не шёл. Да и как можно уснуть в таком возбуждённом состоянии? Даже обидно.
    Часовая стрелка доползла до десяти, одиннадцати… а вот уже и полночь.
    Злясь на капризы собственного организма, Павел поднялся. Что делать? Как успокоиться? А Надзиратель ведь ждёт.
    За окном мела пурга. На стене тихонько тикали часы. Павел тяжело вздохнул, вынул из-под кровати большую картонную коробку и открыл крышку.
    Семь ценных вещиц. Они всегда помогали настроиться на позитивный лад. Стелька от обуви, грязный надорванный носовой платок, сломанная авторучка, красный протёртый носок, старая зубная щётка, пустая бутылочка из-под шампуня, сломанный дешёвый мобильный телефон. Когда-то эти вещи принадлежали Агате. Она их выбросила вместе с прочим мусором, а Павел, покопавшись в помойке, подобрал и хранил теперь как ценные реликвии. Ну, ещё бы, ведь это были Её вещи!
    Старой зубной щёткой королевы, Павел иногда чистил зубы – не часто. Часто пользоваться такой реликвией – кощунство. Сломанный мобильник иногда подносил к уху и представлял, что беседует с Агатой – вернее, он говорил, а она как будто слушала. Да и остальным реликвиям находил применение. И вот сейчас его посетила мысль, что эти вещи помогут успокоиться.
    Протёртый носок он нацепил на правую ногу. Возле подушки расположил мобильник, бутылочку из-под шампуня и стельку, а затем улёгся на спину, приложив к лицу носовой платок. Сделал глубокий вдох. Как и сотни раз до этого, он внушил себе, что этот грязноватый платок источает чудесный аромат. Запах королевы. Такое внушение далось ему без труда. С наслаждением нюхая носовой платок, он твердил себе, что скоро Агата станет его. А как же иначе, ведь это пообещал новый друг. Надзиратель много чего наобещал, и какое же было наслаждение ему верить.
    Вдох, выдох…
    Частичка королевы осела в лёгких, впиталась в кровь.
    Вдох, выдох…
    Ещё частичка, и ещё.
    Павел уснул.
    - А я тебя заждался, - в голосе Надзирателя не было и тени упрёка. – Но вот и ты.
    Павел изумлённо огляделся: вот так сон! Это был какой-то сумрачный мир: свинцовое небо, по которому ползли тёмно-серые рваные клочья, лишь отдалённо напоминающие облака; чёрная, словно бы покрытая коркой вулканического стекла земля. Друг стоял на фоне длинной кирпичной стены, в которой зиял аркообразный проём.
    - Прости, - произнёс Павел, радуясь, что снова видит друга. – Я никак не мог уснуть.
    - Ну-ну, тебе ли извиняться? - Надзиратель подошёл и доверительно положил ладонь на его плечо. – Ты должен понять одно… ты всегда и во всём главный, а я… я всего лишь твой слуга.
    Как же это было трогательно. Поддавшись эмоциям, Павел обнял друга. Он обожал его так же, как и королеву. Слуга? Нет, нет, и нет! Ему пришла в голову абсурдная, но восхитительная мысль: Надзиратель ни кто иной, как его отец! Настоящий! А те трусливые кролики, называющие себя его родителями – самозванцы. Во сне можно допустить такую мысль и поверить в неё. Во сне всё можно.
    - Не говори так, хорошо? - чувствуя себя ребёнком, попросил Павел. – Ты не слуга.
    Надзиратель погладил его по голове и мягко отстранился. В тени капюшона глаза друга казались Павлу полными тайн озёрами.
    - Как скажешь. Но ты не забыл, каковы наши планы?
    - Нет, конечно, нет! Мы собираемся всё изменить.
    - Верно, - кивнул Надзиратель. – И начнём мы прямо сейчас.
    - Во сне?
    - Именно так. Ты в чём-то сомневаешься?
    - Нет-нет! – поспешил заверить Павел. – Скажи, что делать.
    Надзиратель долго глядел ему в глаза, будто паузой желая подчеркнуть значимость момента, затем как-то театрально вскинул руку и указал пальцем на проём в стене.
    - Это, друг мой, лабиринт. Ты должен пройти его.
    Павел уставился на идеально ровную стену из красного кирпича. Лабиринт? Само это слово пугало. Блуждать по лабиринту означало постоянно упираться в тупики. А в компьютерных играх в лабиринтах таились монстры и смертельные ловушки. А ещё был миф о Минотавре…
    - Не бойся, - подбодрил Надзиратель, - ты пройдёшь его с лёгкостью. И поверь, я никогда не предложу сделать то, что может подвергнуть тебя опасности.
    - Я… я верю, - выдавил Павел.
    - Лабиринт наградит тебя тайными знаниями. Начни свой путь, и обещаю, уже этим утром ты проснёшься новым человеком. Кролик навсегда останется в прошлом. Королева будет смотреть на тебя с восхищением. Просто зайди в лабиринт и иди, иди…
    И Павел пошёл с какой-то злой решительностью. Лабиринт? Ради того, что обещал друг, можно хоть через сам ад пройти!
    - Утром я стану другим! – твердил он, приближаясь к стене. – Агата будет мной восхищаться! Кролик сдохнет, кролик сдохнет!..
    С этими словами Павел вошёл в проём и, не оглядываясь, бодро зашагал по сумеречному коридору, над которым равнодушно нависало свинцовое небо. Свернул направо. Налево. Упёрся в тупик. Вернулся и обнаружил ранее не замеченный коридор. Миновал коридор. Свернул налево. Затем направо…

    *******

    Думая о том, как приятно иметь дело с кретинами, Надзиратель открыл глаза Павла, улыбнулся губами Павла, заставил тело Павла подняться с кровати. Покрутил головой, несколько раз клацнул зубами. Ну что же, его эта тушка вполне даже устраивала.
    - Предсказуемый попался кролик, - произнёс он голосом Павла, и сразу же заметил, что говорить вслух ему нравится: голосовые связки так приятно вибрировали. А потом обратился к тем, кого держал на серебристых поводках: - Ну что, ребята, рады? – засмеялся, наслаждаясь материальностью плоти. – Свобода! Эх, и повеселимся же мы теперь, да шакалы? Эх, и повеселимся же!..
    Он неуклюже прошёлся по комнате, прислушиваясь к своим ощущениям. Вдохи и выдохи, сердцебиение, слюноотделение, лёгкий хруст в суставах, запахи, температура, позывы мочевого пузыря – всё это было ново, всё это возбуждало. Надзирателю никогда ещё не доводилось так основательно вселяться в тушки людей, так, чтобы ощущать плоть, чувствовать себя полноценным хозяином. Это было… он выудил из лексикона Павла подходящее слово: круто! Это было круто! Какой контраст! Недавно витал в пространстве тонкого мира бесплотным духом, а теперь… Это походило на воскрешение!
    Надзиратель напрягся, сосредоточился и обмочился. Тёплая влага, пропитав пижамные штаны, поползла по ногам. Приятно. И внутри стало комфортно. Он мысленно натянул серебристые поводки.
    - Эй, парни, а я обоссался! – и захихикал, шлёпнув ладонями по мокрым штанам, и корча такие гримасы, какие ни разу не составлял на своём лице Павел. – Это круто, парни! Чувствуете? Я струю пустил!
    Конечно, они чувствовали. Те, кого он держал на поводках, всё чувствовали, всё видели, всё слышали, ведь и им нашлось местечко в тушке молодого человека. Эгрегоры, энергетические сущности, в отличие от своего хозяина Надзирателя, знали возможности плоти, помнили каково это, ведь когда-то сами были людьми.
    Продолжая хихикать, он поднёс пальцы к носу. Понюхал. Запах мочи хороший или плохой? Вроде бы нравится, но всё познаётся в сравнении, а сравнивать-то пока особо не с чем. Сколько же всего ещё предстоит обнюхать, ощупать, попробовать. Надзиратель лизнул пальцы. Не плохо, не плохо… как называется такой вкус? Солёный! Точно солёный, ведь Павел и эгрегоры знали, что моча солёная, а значит, это теперь знал и Надзиратель. Солёный – это вкусно. А есть ещё сладкий вкус, горький, кислый… всё нужно попробовать. Всё!
    Моча остыла и теперь мокрые штаны доставляли дискомфорт. Что делать? То же, что сделал бы и Павел – переодеться. Надзиратель резво разделся догола, взял из шкафа трусы, серые отутюженные брюки, синюю шерстяную рубашку и надел всё это на себя. Отлично. Так гораздо лучше. А как ему понравилось пуговицы на рубашке застёгивать! Он их застегнул, наслаждаясь процессом, расстегнул, снова застегнул…
    - Вот это да-а! – восхищался он, протискивая очередную пуговицу в петлю и непрерывно гримасничая. – Слышите, парни? Вот это да-а! Мне это никогда не надоест.
    Но минут через пять ему надоело. Теперь его внимание переключилось на очки на прикроватной тумбочке. С любопытством покрутив их в руках, он нацепил их на нос, проморгался и понял: с ними гораздо, гораздо лучше! Всё вокруг стало более чётким. Одна проблема: эти глаза не различали цвета. Жаль, конечно, что тушка оказалась слегка дефектной, но это не критично. К тому же, тело можно заменить на другое, хоть это и не просто… Впрочем, пока и такое сойдёт. Главное, что он, Надзиратель и его Стая теперь свободны от ограничений астрального мира. Главное, что удалось сбежать!
    Цокнув языком и отметив, что цокать приятно, он вышел из комнаты, проследовал по коридору и приоткрыл дверь в спальню родителей Павла. Они крепко спали. Два ничтожества, которых даже собственный сын не уважал. Папа-кролик похрапывал, а мама-крольчиха улыбалась во сне. Зачем им жить? Не-ет, им жить не обязательно, им жить вовсе и не нужно. Недолго думая, Надзиратель решил от них избавиться, чтобы не мешались потом под ногами. Но каким образом?
    «Молотком! – с пылом подсказал один из эгрегоров Стаи. – Молотком по башке, хозяин! Раскрои их тупые черепушки, раскрои!»
    Ну что же, можно и так. Где в этом жилище молоток? Память Павла подсказала: в кладовке на второй полке.
    Через минуту он вошёл в спальню с молотком в руке.
    «Раскрои, раскрои их тупые черепушки!» – возбуждённо скулил эгрегор, и чтобы тот заткнулся Надзиратель мысленно одёрнул поводок. Ну а теперь за дело! Ступая по мягкому ковру, он обошёл двуспальную кровать, не медля размахнулся и, с непроизвольным резким выдохом, впечатал боёк в висок папы-кролика. Размахнулся и ударил ещё раз, и ещё… Ему нравился этот звук. Хруст. Хруст кости. Даже лучше чем цоканье.
    Эгрегоры дёргались на своих поводках, ликовали и вопили: «Ещё, хозяин, ещё! Бей их, бей!..»
    И он бил.
    А вот и мама-крольчиха проснулась. Увидела что творится, выпучила глаза от ужаса, попыталась закричать… но не успела – боёк молотка проломил ей череп. Надзиратель нанёс ещё несколько ударов и бросил молоток на кровать к ногам мертвецов. Хруст, конечно, хорошо, но нужно и меру знать. К тому же резкие движения выдавили из кожи пот, а это было почему-то неприятно.
    Он коснулся пальцами месива, в которое превратилась голова папы-кролика. Кровь. Какая она на вкус? Некоторые эгрегоры Стаи были когда-то людоедами, и уверяли, что нет ничего вкуснее, чем сочащаяся свежей кровью плоть. И вот, наконец, представился случай самому убедиться, так ли это. Он сунул окровавленные пальцы в рот, прислушался к своим ощущениям… Солёная, как и моча, но вкус гораздо, гораздо лучше! Мощный вкус, какой-то будоражащий. Не врали людоеды, не врали. Вон они как причмокивают. Он натянул поводки, чтобы не причмокивали.
    А не попробовать ли теперь что-нибудь сладкое, горькое и кислое? Прямо сейчас. Очень ведь любопытно.
    Он покинул спальню и проследовал на кухню. Вынул из холодильника баночку горчицы, половинку лимона и положил на стол, на котором уже стояла сахарница.
    Всё готово, пора начинать пробу. Волнительно, очень волнительно.
    Чайной ложечкой он зачерпнул сахарный песок и отправил его в рот. Хруст на зубах – неприятно. А вот вкус просто отличный! Сладкое – это хорошо!
    Теперь черёд лимона.
    Надзиратель лизнул цитрусовый и скривился. Кислый – это плохо. Гадость. Даже по коже какая-то зудящая волна пробежала.
    Он брезгливо отложил лимон и открыл баночку с горчицей. Зачерпнул ложечкой густую массу, понюхал. О-о, а ведь запах-то крутой, а значит и на вкус должно быть круто. Решительно он отправил горчицу в рот, пожевал… а потом вытаращил глаза, покраснел и с пронзительным воплем выплюнул горчицу на пол. Он отплёвывался, корча всевозможные гримасы и почти ничего не видя из-за выступивших слёз. Горькое – это плохо, плохо, плохо, это просто ужасно! Даже дыхания не хватало. Во рту полыхал пожар. Почему никто из эгрегоров не предупредил, что горчица – мерзость?! Ведь знали, подлые шакалы, они всё знали!
    Наказать, тварей, наказать!
    Он натянул поводки так, что Стая захрипела, задёргалась. Надзиратель посылал через серебристые нити мощные импульсы концентрированного, ничем не замутнённого страха. Эгрегоры получали порции тех же страданий, что когда-то испытывали их жертвы. Но была ещё и боль. Особенная ментальная боль, от которой могут мучиться лишь энергетические сущности.
    Наконец Надзиратель ослабил поводки, немного успокоился. Пожар во рту почти погас, остался лишь неприятный привкус. Стая жалобно скулила, оправляясь после наказания.
    Стрелки на настенных часах показывали половину второго ночи. Взяв баночку с горчицей, Надзиратель уставился на неё с презрением, как на злейшего врага.
    - А ведь не всё так просто, - он наморщил нос и бросил баночку на пол. – Ну что ж, будем учиться.
    «Будем, будем, - заискивающе отозвалась Стая. – Мы будем тебе подсказывать, хозяин».
    Надзиратель скривил губы в каком-то странном подобии улыбки, и высыпал содержимое сахарницы на стол. Зачем нужна ложка, если можно есть прямо так? Он наклонился и, похрюкивая от удовольствия, принялся набивать рот сахарным песком. Сладкое – это хорошо! Это очень, очень хорошо!
    Он ел, а в это время сущность Павла, жалобно призывая на помощь друга, удалялась всё дальше и дальше в глубины лабиринта подсознания.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    nonamemanДата: Четверг, 29.06.2017, 16:35 | Сообщение # 136
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2256
    Статус: Не в сети
    Шестая-седьмая главы.
    Цитата трэшкин ()
    Во мраке что-то проявлялось. Силуэты. Десять… двенадцать… тринадцать силуэтов.

    Не могу себе представить, чтобы Агата в таком состоянии что-то ещё и считала. Я не поверил.
    Цитата трэшкин ()
    Лица искажало то, что, казалось бы, не должно сочетаться: мука и злоба.

    А почему бы и нет. Вполне себе сочетание.
    Цитата трэшкин ()
    Её выбросило в настоящую реальность


    Цитата трэшкин ()
    Похоже, мы с этим вызовом Хранителя влезли, куда не следует.
    Простой перец - Глеб. Словно яблок наворовал, и его поймали и журят.
    Цитата трэшкин ()
    Лес вокруг диспансера был мёртвым, словно здание вытянуло из деревьев всю жизненную силу, и теперь весь этот еловый сухостой, ощетинившись острыми сучьями, был повален.
    Ты в каждом произведении лес уничтожаешь. Злой ты. И деревца не любишь! 71

    Цитата трэшкин ()
    Очкарик, похоже, действительно «тёпленький»
    вот это не уловил. Почему "тёпленький"?

    Добавлено (29.06.2017, 16:35)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    Убийцей оказался умирающий от рака

    Цитата трэшкин ()
    а перед ней был умирающий от рака,

    Второе упоминание рака лишнее, по-моему.
    Цитата трэшкин ()
    - Приветик, Паскуда.

    Герои кочуют из романа в роман?

    Не легли на душу специалисты по отлову магов. Не знаю, почему.

    В остальном всё ок. Читаю далее.
     
    трэшкинДата: Пятница, 30.06.2017, 08:06 | Сообщение # 137
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()

    Не могу себе представить, чтобы Агата в таком состоянии что-то ещё и считала. Я не поверил.

    Я потому и сделал такую неопределённость - девять... десять... тринадцать. А вообще, крупные объекты вполне можно посчитать интуитивно, лишь бросив на них взгляд.

    Цитата nonameman ()
    А почему бы и нет. Вполне себе сочетание.

    Я пытался это проанализировать, но почему-то сделал вывод что всё же плохо они сочетаются. Ещё подумаю.

    Цитата nonameman ()
    Простой перец - Глеб. Словно яблок наворовал, и его поймали и журят.

    Ну, пока ведь ничего особо ужасного не произошло, и у Глеба всего лишь тревога и сомнения.

    Цитата nonameman ()
    Ты в каждом произведении лес уничтожаешь. Злой ты. И деревца не любишь!

    Только в "Территории". :) А тут так, небольшой лесоповальчик.

    Цитата nonameman ()
    вот это не уловил. Почему "тёпленький"?

    Тёпленький - так называют глуповатого человека, часто взрослого с умственным развитием ребёнка. Это ведь распространённое определение.

    Цитата nonameman ()
    Второе упоминание рака лишнее, по-моему.

    Исправлю.

    Цитата nonameman ()
    Герои кочуют из романа в роман?

    У меня не было, кажется, нигде раньше персонажа по имени Паскуда. Паскуда был в одной из первых глав именно "Девиантов" - там, где Полина явилась в офис колдуна-шарлатана.

    nonameman, спасибо! :)


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    nonamemanДата: Пятница, 30.06.2017, 09:52 | Сообщение # 138
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2256
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    У меня не было, кажется, нигде раньше персонажа по имени Паскуда. Паскуда был в одной из первых глав именно "Девиантов" - там, где Полина явилась в офис колдуна-шарлатана.

    Точно, а я почему-то подумал, что это в "Путь Грозы" был герой.
    Цитата трэшкин ()
    Тёпленький - так называют глуповатого человека, часто взрослого с умственным развитием ребёнка. Это ведь распространённое определение.

    Не знал.
    Цитата трэшкин ()
    Ну, пока ведь ничего особо ужасного не произошло, и у Глеба всего лишь тревога и сомнения.

    Необъяснимая страшная хрень, которая с ними произошла - довольно хороший повод наложить кучу кирпичей и побежать в церковь. Как мне кажется.
     
    трэшкинДата: Пятница, 30.06.2017, 10:17 | Сообщение # 139
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    Необъяснимая страшная хрень, которая с ними произошла - довольно хороший повод наложить кучу кирпичей и побежать в церковь. Как мне кажется.

    Это в том случае, когда всё случившееся - неожиданность. А Глеб и в какой-то степени Агата были готовы к чему-то необычному, ведь они с помощью магии вызывали хрен знает кого. :)

    Цитата nonameman ()
    Не знал.

    Вообще, я заменю, пожалуй, "тёпленький" на что-то другое.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Пятница, 30.06.2017, 12:55 | Сообщение # 140
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1191
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Семь ценных вещиц. Они всегда помогали настроиться на позитивный лад. Стелька от обуви, грязный надорванный носовой платок, сломанная авторучка, красный протёртый носок, старая зубная щётка, пустая бутылочка из-под шампуня, сломанный дешёвый мобильный телефон. Когда-то эти вещи принадлежали Агате. Она их выбросила вместе с прочим мусором, а Павел, покопавшись в помойке, подобрал и хранил теперь как ценные реликвии. Ну, ещё бы, ведь это были Её вещи!

    таак... откуда у Павлика склонность рыться по помойкам? Кстати. возможно интересней бы и напряженней было, если этот гг не скопом вещи принес себе домой, но по одной бы брал, в те периоды, когда Агата что-то выкидывала. И описания эмоций Павла при соприкосновении с каждой вещью можно расписать при этом подробней.
    Цитата трэшкин ()
    У меня не было, кажется, нигде раньше персонажа по имени Паскуда. Паскуда был в одной из первых глав именно "Девиантов" - там, где Полина явилась в офис колдуна-шарлатана.

    кукла тряпичная у тебя была в другом романе, название позабыла... а, Дети палача.
    Ну. а то, что герои однотипные кочуют из романа в роман, хотя это не книжная серия, - мне не очень нравится. Ощущение у меня как у читателя, - писателю сложно придумывать новых героев. При серии это допустимо, если объединить всех твоих злодеев мистичных.
    Агата чем-то мне по характеру Эллу из Территории напоминает.
    Еще про Павла: с какого перепугу гг ненавидит своих родителей? кто этот кролик? очень обидно окажется. если читателя лишат разгадки реальной жизни Павла.
    (у тебя и так фоном идет загадка: Кто этот Надзиратель, Кто такие эти борцы с шарлатанами, не усугубляй их количеством)

    Добавлено (30.06.2017, 12:48)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    Тёпленький - так называют глуповатого человека, часто взрослого с умственным развитием ребёнка. Это ведь распространённое определение.

    хошь еще одно определение дам? это когда выпивший доходит до стадии определенной: уже тепленький, или еще одно: готовый что-то делать, что скажут, так как до этого на него могли определенным образом давить, так что с такими словарями поосторожней, у тебя ведь одно определение, а у читателя может быть другое.

    Добавлено (30.06.2017, 12:53)
    ---------------------------------------------

    Цитата nonameman ()
    Ты в каждом произведении лес уничтожаешь. Злой ты. И деревца не любишь! 71

    вот ведь отследил)))
    Трешкин, а ведь у тебя тоже какая-то закономерность: свихнувшийся Свин, даунистый Павел как-то однобоко они все у тебя злодеи, не бывает человека четко хорошего или четко злого. Даже киллер Леон за цветком ухаживал.

    Добавлено (30.06.2017, 12:55)
    ---------------------------------------------

    Цитата nonameman ()
    Необъяснимая страшная хрень, которая с ними произошла - довольно хороший повод наложить кучу кирпичей и побежать в церковь. Как мне кажется.

    или вообще забить на эту магию с формулами. Согласна, что излишне спокойный герой после потрясения смотрится странно



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    nonamemanДата: Пятница, 30.06.2017, 12:56 | Сообщение # 141
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2256
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    Трешкин, а ведь у тебя тоже какая-то закономерность: свихнувшийся Свин, даунистый Павел как-то однобоко они все у тебя злодеи, не бывает человека четко хорошего или четко злого. Даже киллер Леон за цветком ухаживал.

    Я ещё одну вещь заметил. Говнястый муж гг Антон в "Путь грозы" (сошёл с ума, помер) и в "Нелюде" (сошёл с ума, помер). Не помню, в обоих ли произведениях он Антон, но точно оба на "А".
     
    VerikДата: Пятница, 30.06.2017, 13:00 | Сообщение # 142
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1191
    Статус: Не в сети
    Почему именно семь вещей? если цифра важна, - объясни, если нет, то зачем упоминать количество? Лучше упомянуть историю получения вещи Агаты.

    Добавлено (30.06.2017, 13:00)
    ---------------------------------------------

    Цитата nonameman ()
    Не помню, в обоих ли произведениях он Антон, но точно оба на "А".

    второй Андрей из Нелюдя. Кстати. тогда помню, там имена были Алина и Андрей. у меня так в одном произведении было Юлия и Юрий.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    nonamemanДата: Пятница, 30.06.2017, 13:32 | Сообщение # 143
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2256
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    второй Андрей из Нелюдя.

    Точно Антон. Ему ещё Ольга-ангел нащёлкала прилюдно.

    Добавлено (30.06.2017, 13:32)
    ---------------------------------------------
    Андрей в "Путь грозы" - байкер-бухайкер. Ну, трэшкин, ты и понаписал трудов. Уже сравнительный аналих проводим :D

     
    трэшкинДата: Пятница, 30.06.2017, 14:12 | Сообщение # 144
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    откуда у Павлика склонность рыться по помойкам? Кстати. возможно интересней бы и напряженней было, если этот гг не скопом вещи принес себе домой, но по одной бы брал, в те периоды, когда Агата что-то выкидывала.

    У него нет такой склонности. Он просто доставал вещи Агаты. И доставал он их постепенно - сегодня одну вещицу нашёл, через неделю другую. Павел ведь следил за ней и наверняка часто видел, как Агата мусор выкидывала. А он тут как тут.

    Цитата Verik ()
    кукла тряпичная у тебя была в другом романе, название позабыла... а, Дети палача.

    Ту куклу звали Хитрец Хет. :) Но та кукла была живая - бегала, болтала.
    Цитата Verik ()
    Ну. а то, что герои однотипные кочуют из романа в роман, хотя это не книжная серия, - мне не очень нравится. Ощущение у меня как у читателя, - писателю сложно придумывать новых героев. При серии это допустимо, если объединить всех твоих злодеев мистичных.
    Агата чем-то мне по характеру Эллу из Территории напоминает.

    Согласен, это не есть хорошо. Но хорошо, что у них вообще характеры есть. :) Значит не особо они плоские.

    Цитата Verik ()
    Еще про Павла: с какого перепугу гг ненавидит своих родителей? кто этот кролик? очень обидно окажется. если читателя лишат разгадки реальной жизни Павла.

    Он ненавидит родителей, потому что они слабые, мямли, не способные даже своё мнение отстоять. А Павел видит эти кроличьи черты и в себе, и очень желает быть другим, более решительным. Он ненавидит кролика в себе. Я уже говорил, что потом внесу в одну из начальных глав конкретные пояснения про отношения Павла к родителям. И про кролика.

    Цитата Verik ()
    (у тебя и так фоном идет загадка: Кто этот Надзиратель, Кто такие эти борцы с шарлатанами, не усугубляй их количеством)

    Это я всё потом проясню. Сразу раскрывать все карты - это не слишком хорошо.

    Цитата Verik ()
    хошь еще одно определение дам? это когда выпивший доходит до стадии определенной: уже тепленький, или еще одно: готовый что-то делать, что скажут, так как до этого на него могли определенным образом давить, так что с такими словарями поосторожней, у тебя ведь одно определение, а у читателя может быть другое.

    Потому я всё же и заменю определение "тёпленький" на что-то другое. Слишком неопределённое определение вышло. Просто у нас во дворе был мой ровесник (в детстве) - пацан такой. Он вроде бы и не дурак был, но часто улыбался как дебил, чушь всякую морозил. Про него все говорили, что он тёпленький. Кстати, его лет восемь назад в тюрьму посадили, его застукали возле детского сада, он за детьми подглядывал и... в общем, непотребством занимался. Его и закрыли как педофила.

    Цитата Verik ()
    Трешкин, а ведь у тебя тоже какая-то закономерность: свихнувшийся Свин, даунистый Павел как-то однобоко они все у тебя злодеи, не бывает человека четко хорошего или четко злого. Даже киллер Леон за цветком ухаживал.

    Так и у меня персонажи не абсолютные злодеи. Взять хотя бы Свина - урод, но его ведь порой жалко, он не совсем здоров психически. А Павел... тоже урод, но знает, что такое любовь. Он сентиментальный - доверился Надзирателю, как ребёнок поверил в его дружбу.

    Цитата Verik ()
    Даже киллер Леон за цветком ухаживал.

    Леон совсем не злодей. У него были принципы, он знал, что такое честь. Ну мочил людей... с кем не бывает. :)

    Цитата nonameman ()
    Я ещё одну вещь заметил. Говнястый муж гг Антон в "Путь грозы" (сошёл с ума, помер) и в "Нелюде" (сошёл с ума, помер). Не помню, в обоих ли произведениях он Антон, но точно оба на "А".

    Все совпадения случайны. Я вот только сейчас и понял, что были такие совпадения. :) Буду внимательней, чтобы потом что-то похожего не делать.

    Цитата Verik ()
    Почему именно семь вещей? если цифра важна, - объясни, если нет, то зачем упоминать количество? Лучше упомянуть историю получения вещи Агаты.

    Их могло быть сколько угодно. Это не важно. Просто захотелось мне чтобы было именно семь. :)

    Цитата Verik ()
    второй Андрей из Нелюдя. Кстати. тогда помню, там имена были Алина и Андрей. у меня так в одном произведении было Юлия и Юрий.

    Цитата nonameman ()

    Точно Антон. Ему ещё Ольга-ангел нащёлкала прилюдно.

    Кажется, Антон. Я, если честно, сам уже путаюсь. :D

    Цитата nonameman ()
    Андрей в "Путь грозы" - байкер-бухайкер. Ну, трэшкин, ты и понаписал трудов. Уже сравнительный аналих проводим

    Знал бы ты, как мне приятно! :D Не зря получается трудился.

    Verik, nonameman, спасибо! ng


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    nonamemanДата: Пятница, 30.06.2017, 14:22 | Сообщение # 145
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2256
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Он ненавидит родителей, потому что они слабые, мямли, не способные даже своё мнение отстоять. А Павел видит эти кроличьи черты и в себе, и очень желает быть другим, более решительным. Он ненавидит кролика в себе. Я уже говорил, что потом внесу в одну из начальных глав конкретные пояснения про отношения Павла к родителям. И про кролика.

    Недавно прочитал "Кукушку", так вот там мистер Хардинг как раз использует термин "кролик" в отношении больных, прогибающихся под влиянием мисс Рэтчед и противопоставляет их МакМёрфи.
     
    трэшкинДата: Пятница, 30.06.2017, 14:50 | Сообщение # 146
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    Недавно прочитал "Кукушку", так вот там мистер Хардинг как раз использует термин "кролик" в отношении больных, прогибающихся под влиянием мисс Рэтчед и противопоставляет их МакМёрфи.

    "Пролетая над гнездом кукушки" я давно читал, уж и не помню деталей. Но то что ты описал, в общем-то схоже с тем, чего боится Павел. Только у меня мисс Рэтчед это весь окружающий мир, под который слишком уж прогибаются родители Павла. А Надзиратель - МакмЁрфи, вернее - притворяется таким, чтобы мозги запудрить Павлу.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Пятница, 30.06.2017, 19:45 | Сообщение # 147
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1191
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Павел ведь следил за ней и наверняка часто видел, как Агата мусор выкидывала. А он тут как тут.

    если этот эпизод важный, то нужно немного пораньше расписать, для раскрытия характера Павла, чтоб читатель читал, а не приставал к автору с вопросами-почемучками. Я сегодня повредничаю.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Понедельник, 03.07.2017, 13:23 | Сообщение # 148
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    если этот эпизод важный, то нужно немного пораньше расписать, для раскрытия характера Павла,

    Нет в этом эпизоде ничего особо важного. Так, небольшой штришок из жизни Павла. :)

    Добавлено (03.07.2017, 13:23)
    ---------------------------------------------
    Глава десятая:

    Утром погода не стала лучше – вьюга как будто ползимы копила силу, чтобы теперь, в середине января, порезвиться на славу. Она бесновалась, но её дикий танец не пользовался успехом у прохожих, в чьих глазах сквозило недовольство. По всему городу десятки снегоочистительных машин расчищали дороги. В свете уличных фонарей дворники здоровенными лопатами освобождали от снега тротуары и участки возле подъездов.
    Был понедельник. Агата позвонила на работу и отпросилась, сославшись на недомогание. Отчасти это не было лукавой уловкой, она действительно чувствовала себя разбитой – сказывались часы бессонницы и смутная тревога. Беспокойство и на лице оставило мрачный отпечаток: тёмные полукружья под глазами, вялость и угрюмость черт. «Нахрен работу!» - заявило отражение в зеркале, и Агата согласилась:
    - Нахрен.
    К тому же были дела поважнее работы.
    К Глебу она явилась к девяти утра, предвкушая, что разговор у них будет обстоятельный. Ей не терпелось услышать от него хотя бы предположение по поводу того, что же на самом деле произошло вчера в туберкулёзном диспансере, что за хрень им обоим тогда привиделась. А ещё очень хотелось развеять тревогу, услышать от Глеба хоть что-то оптимистичное.
    Он встретил её с вялой улыбкой, помог снять пуховик и проводил в гостиную. Она заметила, что вид у него был усталый – на осунувшемся лице лежала тень, глаза – тусклые.
    - Метёт-то как, - он поглядел на окно и шмыгнул носом. – Не нравится мне эта пурга.
    - Слушай, давай без этого, - разозлилась Агата, плюхнувшись в кресло. – Пурга как пурга. Каждую зиму такое бывает. Пометёт и успокоится.
    Глеб хмыкнул.
    - Не злись. Просто я не выспался, вот и ворчу. Пойду-ка я чайник поставлю.
    Он выдавил виноватую улыбку и уже собирался отправиться на кухню, но Агата остановила его вопросом:
    - Что тебе сегодня снилось? Ты из-за кошмаров не выспался, так ведь?
    Он поглядел на неё с удивлением и как-то настороженно. Агата явственно прочитала в его взгляде ответ: именно из-за кошмаров. Глеб открыл уже было рот, чтобы озвучить это вслух, но тут раздался звонок, а через мгновение добавился и настойчивый стук в дверь: бум-бум-бум!
    Агата напряглась, резонно отметив, что этот агрессивный звук не предвещает ничего хорошего, в нём была не просьба, а требование открыть дверь. Глеб с недоумением дёрнул плечами и отправился открывать, а Агата поднялась с кресла и пошла следом, лихорадочно перебирая в голове предположения, кто так настойчиво стучал: злобные соседи, полиция, какой-нибудь перепутавший квартиру пьяница…
    - Глеб Самохин? – услышала она голос с металлическими нотками, едва Глеб открыл дверь.
    - Да, я, - ответил он не смело.
    Бесцеремонно и как-то по наглому властно в квартиру вошла молодая женщина, а за ней – пожилая. На молодой были мокрый от талого снега полушубок и меховая шапка, на плече висела изящная вместительная сумочка. Агата незамедлительно вынесла вердикт: штучка, мать её, с обложки глянцевого журнала. Такие дамочки обычно рекламируют косметику, шляются по подиумам и выходят замуж за олигархов. А вот что они точно не делают, так это не заходят по утрам в гости к нищим парням. Ну, тогда какого чёрта? Про пожилую, облачённую в военную тёплую камуфляжную куртку женщину Агата на первый взгляд ничего не могла сказать – тётка как тётка. Чукча. Такие на севере оленей пасут.
    Обе гостьи, проигнорировав все правила приличия, сразу же проследовали в гостиную. Молодая при этом подтолкнула Глеба, мол, топай за нами! Агате вспомнился фильм, в котором была такая сцена: сотрудники НКВД входят в квартиру, проводят обыск, хватают хозяина и увозят его в «чёрном воронке» на встречу своей незавидной судьбе. И вот тоже самое. По крайней мере, начало той сцены. Оставалось надеяться, что до «воронка» дело не дойдёт.
    Сняв шапку и небрежно бросив её на журнальный столик, молодая как-то нервно взъерошила свои огненно-рыжие волосы и уставилась на Агату.
    - А тебе, подруга, лучше уйти. Нам с твоим парнем нужно кое-что обсудить.
    - Хрен я куда уйду! – взбрыкнула Агата, с вызовом уставившись на наглую красотку. – И он не мой парень!
    Глеб выглядел растерянным. Он стоял в дверном проёме, силился что-то сказать, но, видимо, не мог подобрать нужных слов.
    Пожилая женщина опустилась в кресло, хлопнула ладонью по подлокотнику.
    - Цыц! – она посмотрела на свою спутницу. – Не спеши, Полина, не спеши. Эта девчуля, возможно, тоже причастна. А коли нет, то всё равно не поймёт ничего.
    Полина сделала неопределённый жест руками, соглашаясь. После вчерашней «целительной настоечки» на сибирских травах у неё болела голова, здраво мыслить не получалось. Рано утром, выпив чаю с мятой, она дала себе зарок: если кто-то предлагает бухнуть и говорит при этом «проснёшься как огурец» - не верить! Как огурец утром была только Саяра – ни малейших последствий давешнего злоупотребления алкоголем. Просто удивительно. Лето, выходит, и правда железное.
    Язвительно улыбнувшись якутке, Полина посмотрела на Глеба.
    - Тебе о чем-нибудь говорить слово «корректор»?
    После секундного замешательства он кивнул.
    - Я всё понял. Конечно! Вот же чёрт! Вы корректоры?
    - Я – корректор, - пояснила Полина, а потом кивнула на Саяру и отомстила ей за «фифу московскую»: - А это просто якутская бабулька. Приблудилась по дороге.
    - Ребячество, - фыркнула Саяра, усаживаясь поудобней. – К делу давай, девчуля, к делу.
    - Я, кажется, догадываюсь… - начал Глеб.
    - Это хорошо, что ты догадываешься! – довольно резко перебила его Полина. – Но ты вряд ли понимаешь, что натворил. И я пока не понимаю.
    - Потому вы и здесь.
    - Какой догадливый, - Полина невесело усмехнулась и, не отрывая уничижительного взгляда от Глеба, кивнула в сторону Агаты. – А она в курсе, о чём мы?
    - Она тут ни при чём! – с пылом сказал Глеб. – Она…
    - Она в курсе! – пошла в атаку Агата. Её задело, что эта дамочка не обратилась к ней напрямую. Самое время будить Девочку-танк: - Ну и что теперь, а? Припёрлась тут, понимаешь, глазёнками сверкает… фифа крашеная!
    О Господи, опять фифа! Полина хоть и испытывала злость, но едва не рассмеялась. И откуда они все это глупое словечко берут? А вот Саяра решила себя не сдерживать – рассмеялась. Полина подступила к Агате и посмотрела ей в глаза с наигранной снисходительностью, как на тупого ребёнка.
    - Не нужно со мной так, подруга. Мне стоит пальцами щёлкнуть, и ты до конца жизни будешь заикаться.
    - Давай, щёлкай! – выпалила Агата прежде, чем до неё дошёл смысл угрозы.
    - Не бойся. Ничего она тебе не сделает, - подала голос Саяра. Она улыбалась, её эта перепалка позабавила. – А ты, Полина, не бросайся угрозами, мы чай не к злыдням каким явились.
    Несколько секунд Полина ещё играла с Агатой в воинственную игру «Кто кого переглядит», затем расслабилась и обратила свой взор на Глеба, который всё это время стоял как пришибленный.
    - Рассказывай, что за формулу вы вчера использовали?
    - Мы это… - от волнения вечно бледное лицо Глеба раскраснелось. – Мы хотели вызвать Хранителя Тайн, учителя, который обучал бы нас магии.
    - Хранителя Тайн? – нахмурилась Саяра. – Впервые слышу.
    - Какой, к чертям собачьим, Хранитель Тайн? – опешила Полина. – Ты что нам тут мозги пудришь?
    - Нет-нет, - торопливо заговорил Глеб, не зная, куда деть руки, а потому как-то нелепо жестикулируя. – Это всё письмо. По электронной почте пришло. Там была формула и инструкции. Формула, правда, с изъяном была, но я всё исправил. Вот мы и попробовали. Что-то произошло, но непонятно что. Мы с Агатой как раз сейчас собирались всё обсудить. А тут вы…
    - Не существует никакого Хранителя Тайн, - угрюмо заявила Полина. – Использовали тебя, парень, как последнего лоха. Покажи формулу?
    Глеб суетливо подошёл к столу, взял тетрадку, открыл её на нужной странице и передал Полине. Она уселась в свободное кресло и с тревогой во взгляде принялась просматривать формулу.
    Это была невероятно сложная формула вызова какого-то духа. Но какого? Полине это заклинание было не знакомо. Более того, ей казалось сомнительным, что такое количество магических цепей возможно прогнать в голове и при этом интуитивно окрасить знаки в нужные цвета. Для этого нужно быть человеком-феноменом. Она сама с таким заклинанием точно не справилась бы, а ведь её в Центре считали одной из самых талантливых. Да и Великановы, пожалуй, не справились бы. А этот тощий несуразный дылда-девиантишка справился? Пока не зная, что обо всём этом думать, она передала тетрадку Саяре.
    Якутка пару минут внимательно вглядывалась в формулу, наконец, тяжело вздохнула, потёрла переносицу и произнесла:
    - Стая… Заклинание вызова Стаи. Но я ума не приложу, как? Эту чёртову формулу все маги давным-давно признали мёртвой. Сам Алистер Кроули признал. Её невозможно было оживить. Это как математическая задача, не имеющая решения.
    - А Глеб решил, - с гордостью заявила Агата, но тут же стушевалась, сообразив, что гордиться-то тут нечем.
    - Стая значит, - Полина нервно побарабанила пальцами по подлокотнику кресла. – Стая… Стая…
    Она знала, что такое Стая, но знания эти были поверхностными, туманными. Всякая мифическая фигня её всегда мало интересовала. Кто же знал, что фигня окажется реальной?
    Саяра обратилась к Глебу:
    - Покажи мне не исправленную формулу.
    Он поспешно перевернул страницы тетрадки и указал пальцем в магические цепи.
    - Вот.
    Якутка озадаченно почесала подбородок. Её взгляд скользил по строкам, а лицо становилось всё более и более изумлённым.
    - Кто б сказал, не поверила бы. Таким уникумам как ты, парень, Нобелевские премии дают. Или уничтожают. Но как, чёрт тебя дери?! Как ты сумел её исправить?
    По лицу Глеба невозможно было понять, то ли он польщён, то ли расстроен – какая-то невразумительная смесь эмоций.
    - Даже не знаю… - его пальцы лихорадочно теребили полу рубашки. – Интуитивно как-то исправил. Не сразу, разумеется, несколько месяцев понадобилось. Просто меня иногда осеняло, и я начинал понимать, куда и какой пропущенный знак вставить, а какой заменить. Тут всё дело в логике.
    - А ещё он шары из воды умеет делать! – вставила Агата.
    Саяра усмехнулась.
    - Видишь ли, дочка, сравнивать шары из воды и оживление вот этой формулы, это тоже самое, что сравнивать песню Маши Распутиной и всё творчество «Битлз». Смекаешь, о чём я?
    - Смекаю, не тупая, - буркнула Агата, пытаясь вспомнить, кто такая Маша Распутина. Она решила впредь помалкивать, но тут же забыла о своём решении: - А что это за Стая такая?
    Саяра поглядела на Полину.
    - Рассказывать? Ты ведь у нас тут корректор.
    - Да рассказывайте уже, - махнула рукой Полина, рассудив, что никакой секретной информации якутка этим ребятишкам не выдаст. – Пускай знают, что натворили.
    Глеб нервно сглотнул и спросил робко:
    - А может, чаю сначала?
    - Обойдёмся, - отвергла предложение Полина, решив, что чай у этого парня наверняка копеешный, а значит невкусный. – Рассказывайте, Саяра, рассказывайте.
    Агата прошла через комнату и уселась на диван, а Глеб так и остался стоять как бедный родственник или объект всеобщего порицания. Саяра дёрнула плечами и начала:
    - Стая, мать её за ногу… то ещё дерьмо. Чёрт, трубку с собой не взяла. В этом доме найдётся сигаретка? Нет? Ну и ладно… Итак, Стая… Тёмным духам в тонких мирах душно, образно говоря. Они только и ждут, когда хотя бы щёлка появится, через которую смогут в наш мир прошмыгнуть. И вот представьте себе, что в тонком мире есть что-то вроде тюрьмы, а в тюрьме этой энергетические сущности, а попросту – души всяких мразей. Души убийц, насильников… психопатов-маньяков, одним словом. В такой тюрьме и начальство своё есть, и надзиратели – всё как положено. За каждым надзирателем закреплено тринадцать душ – во всяком случае, так говорится в Исфаханских свитках.
    Агату передёрнуло, по спине пробежал холодок. Она вспомнила своё кошмарное видение в туберкулёзном диспансере. Изуродованные люди. Их было тринадцать! И то чудовище с вибрирующей головой… Она поглядела на Глеба. Тот стоял бледный, понурый, очевидно, тоже припоминая своё видение.
    - Все, все они мечтают вырваться из тонкого мира, - продолжала Саяра, глядя будто бы в никуда. – И надзиратели, и узники… абаасы, злые духи… им душно там. Они проникают в наш мир и как паразиты вселяются в людей. Или в животных. Я как-то уничтожила медведя… ну да ладно, сейчас не об этом. Сейчас о Стае. Это абаас средней иерархии и тринадцать душ психопатов. Вот такой, ребятки, расклад. Поганый, скажу я вам, раскладик. Крови будет много, - слегка забывшись, якутка держала возле лица руку так, словно в ней была курительная трубка. – Изверги любят кровь. В позапрошлом веке один маг вызвал стаю. Без формулы обошёлся, просто обнаружил трещину между мирами, расширил её и… Это в Сирии было. Много тогда людей полегло. Как тогда удалось справиться со Стаей? Об этом история умалчивает. А может, и не удалось справиться ни шиша. Может, та Стая до сих пор среди нас – существует в каком-нибудь политике и сама теперь уж не убивает. По её приказу убивают. Всё возможно. Абаасы хитрые.
    Саяра вдруг напряглась, встрепенулась, словно очнувшись от транса.
    - Стоп! Постойте, постойте. Как я сразу об этом не подумала? Совсем дурная стала! – она с упрёком посмотрела на Полину. – Ну а ты то, ты то что? Профессионалка ещё называется! И эти молчат, конспираторы хреновы…
    - Да о чём вы? – возмутилась Полина.
    - О том, девчуля, что для вызова даже простейшего духа нужно как минимум трое! – Саяра обратила суровый взгляд на Глеба. – Кто с вами ещё был?


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Понедельник, 03.07.2017, 22:00 | Сообщение # 149
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1191
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Нет в этом эпизоде ничего особо важного. Так, небольшой штришок из жизни Павла.

    мне кажется, что здесь очень важный эпизод: трепетное отношение Павла к Агате, его прикосновения к ней пусть даже через вещи, выброшенные на помойку. Поэтому расписал бы ты его. У тебя Павел оказывается не просто придурок, а с тонкими чувствами. Думаю, это важно.

    Добавлено (03.07.2017, 22:00)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    Был понедельник. Агата позвонила на работу и отпросилась, сославшись на недомогание. Отчасти это не было лукавой уловкой, она действительно чувствовала себя разбитой – сказывались часы бессонницы и смутная тревога. Беспокойство и на лице оставило мрачный отпечаток: тёмные полукружья под глазами, вялость и угрюмость черт. «Нахрен работу!» - заявило отражение в зеркале, и Агата согласилась:
    - Нахрен.

    кем девица работает? как это вяжется с ее несуразной манерой одеваться в начале романа?
    явно не начальством, чтоб так легко отпрашиваться, я б поняла, если сменщице позвонила и ее попросила, однако и тут мало вяжется с характером Агаты. Она же нелюдиая была, даже соседям здравствуйте сложно ей было сказать.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Вторник, 04.07.2017, 08:45 | Сообщение # 150
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    мне кажется, что здесь очень важный эпизод: трепетное отношение Павла к Агате, его прикосновения к ней пусть даже через вещи, выброшенные на помойку. Поэтому расписал бы ты его. У тебя Павел оказывается не просто придурок, а с тонкими чувствами. Думаю, это важно.

    Соглашусь. Наверное я это лучше распишу. :)

    Цитата Verik ()
    кем девица работает? как это вяжется с ее несуразной манерой одеваться в начале романа?
    явно не начальством, чтоб так легко отпрашиваться, я б поняла, если сменщице позвонила и ее попросила, однако и тут мало вяжется с характером Агаты. Она же нелюдиая была, даже соседям здравствуйте сложно ей было сказать.

    Вот отрывок из третей главы:

    - Не нужно было её рожать… все говорили: не рожай… а я родила, - ещё на тон повысила голос Зинаида Петровна. До этого её ворчание было рассеянным, но теперь оно нашло цель. Мишень – дочь. – Выросла корова такая и теперь зубки точит… и не работает нигде и не учится… сидит на моей шее… всю мою пенсию прожирает гадина…
    Это была старая песня. Старая и лживая. На шее матери Агата не сидела. Как только получила паспорт, пошла работать. Минувшим летом и осенью трудилась на овощной базе, умудрялась делать по две нормы в день. А в начале декабря устроилась кладовщицей на мебельную фабрику. Мать врала. Она всегда врала.

    Так что у Агаты есть работа. Просто события предыдущих глав происходили в субботу и воскресенье и Агата на работу не ходила. :)

    Verik, спасибо! ng

    Добавлено (04.07.2017, 08:45)
    ---------------------------------------------
    Продолжение главы:

    - Павел! – опередила его с ответом Агата. – Третий был Павел. Он полный лох. Он даже нифига не понял.
    Полина подалась в кресле вперёд.
    - И вы вчера после вызова просто взяли и по домам разошлись?
    - Ну да, в общем-то. Усталость какая-то была, моральная что ли. Не хотелось ничего обсуждать.
    - А тот Павел, - продолжала допытываться Полина, - вы в нём ничего такого странного не заметили?
    Агата фыркнула.
    - Он сам по себе одна большая странность. Тот ещё крендель. Ну, расстались мы вчера, он домой потопал. Ничего такого…
    - Ничего такого, - со злостью повторила Полина. – Стая должна была в кого-то вселиться. Духи могут вселяться только в слабых – пьяниц всяких, наркоманов, больных. Или в тех, кто добровольно их впускает. В вас, вызывальщики хреновы, никто не вселился, иначе я бы почувствовала. А вот Павел…
    - Стая сейчас может быть в ком угодно, - заявила Саяра.
    Агата вскочила с дивана, всплеснула руками.
    - Послушайте! А с чего вы вообще взяли, что мы вызвали эту долбаную Стаю? Может, у нас и не вышло нифига. Ну да, там деревья повалило, и вообще хрень какая-то была, но в целом-то…
    - А в целом, тебе лучше заткнуться! – резко осадила её Полина.
    - Сама заткнись, кошка драная!
    - Цыц! – хлопнула по столу Саяра. – Успокоились все! Детский сад какой-то, ей богу, - она как-то устало взглянула на Агату и голос её смягчился: - Стаю вы вызвали, дочка, в этом нет сомнений. Я чувствую, что это зло сейчас в нашем городе.
    - И что теперь? – печально спросил Глеб. Выглядел он так, словно на него давили все грехи мира. – Какое будет моё наказание?
    - Повесят тебя и все дела, - съязвила Полина.
    - Никто тебя не накажет, - вступилась Саяра и в голосе её звучала уверенность лидера. – И себя, парень, ты не шибко вини, - она указала пальцем в сторону Полины. – Вот их винить нужно. Ну, не в смысле Полинку, она девчуля нормальная, а тех, кто за ней стоит. Чинуш всяких, которые дальше своих носов ни черта не видят.
    - Саяра Тимировна! – возмутилась Полина. – Сор-то из избы не выносите, не при этих же…
    - Это твоя изба, не моя. И отчего же не при этих? Они и без того уже по уши в этом магическом дерьме.
    - Не о том вы сейчас, Саяра…
    - Да о том, о том! Достало уже это всё. Вот хочу прямо сейчас всё высказать, и выскажу. Таких как Глеб нужно хватать, точно бриллиант бесхозный, и обучать. Он ведь, поди, давно на примете у Центра? Но там пока присмотрятся, пока осознают и раскачаются… и вот тебе итог: талантливый парнишка попался в чужие сети. А сколько таких как он за бугор умотало и теперь работают на ихние маг-центры?
    Полина промолчала. Не до споров сейчас было. Ни здесь и ни сейчас. Да и о чём спорить-то? Ведь якутка говорила истинную правду. В Российской магической службе безопасности действительно проблем выше крыши. Были и карьеристы, и твердолобое начальство, и свои предатели-Бакатины, и просто лентяи-пофигисты… но ведь и героев хватало.
    - Во у вас заморочки, - проворчала Агата.
    - А может всё же чаю? – предложил Глеб. Нервный румянец сошёл с его лица, теперь он снова был по обыкновению бледен.
    Саяра вздохнула и согласилась:
    - Ладно, тащи свой чай. А потом во всех мельчайших подробностях расскажете, как и где вы Стаю вызывали.
    Глеб пошёл на кухню. Полина поглядела на окно.
    - Павла этого нужно отыскать.
    - Отыщем, - буркнула Агата.
    Она вдруг вспомнила то своё ощущение, когда вчера заглянула в глаза Павлу: точно в дерьмо вляпалась. А вдруг тогда она каким-то шестым чувством почуяла в щуплом очкарике присутствие чудовищных сущностей, присутствие Стаи? И почему это не кажется чем-то невероятным? Удивительно, но теперь, когда с этим вызовом обрисовалась хоть и жуткая, но всё же определённость, давешняя смутная тревога рассеялась. Даже дышать стало как-то легче. Вопросов, конечно, было ещё навалом, но ведь теперь есть, кому на них ответить.
    - У тебя, дочка, аура мощная, яркая, - обратилась к ней Саяра. – Редкий, скажу я тебе, случай.
    - Вы… вы что, мою ауру видите?
    Якутка улыбнулась.
    - Скорее, ощущаю. Такая аура бывает только у людей с очень богатым воображением. У тебя богатое воображение?
    Агата подумала о своих друзьях, Тиранозавре и Викинге, вспомнила о ползущей по стене тени.
    - Пожалуй.
    Прошла минута-другая.
    - Да где там этот гений с чаем? – нетерпеливо спросила Саяра. – Ступай, дочка, помоги ему.
    Агата, думая о том, что эта пожилая женщина ей нравится, отправилась на кухню. И вот сюрприз: Глеба на кухне не оказалось. Чайник стоял на плите, но огонь под ним не горел. Агата вышла в коридор и заметила, что входная дверь приоткрыта, а плаща Глеба на вешалке не было. Она почувствовала себя так, словно наступила на мину, которая вот-вот рванёт. Мысли запрыгали как зайцы, а нервы натянулись до предела.
    Не помня себя, Агата проследовала по коридору, вышла на лестничную площадку. Никого. Где Глеб? У неё в голове не укладывалось, зачем он ушёл. Да ещё так быстро, тихо, незаметно. Бред какой-то! Она поймала себя на том, что стоит с открытым от изумления ртом. Взяла себя в руки, вернулась в гостиную.
    - Его нет.
    - В смысле? – насторожилась Полина.
    - Он просто взял и свалил, - Агата глупо улыбнулась, подумав, что всё это какой-то розыгрыш, и в то же время совершенно в такую версию не веря. – Но почему?!


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Девианты (Про людей, которые не хотят жить как все.)
    Страница 6 из 16«12456781516»
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Makkuro Гость