[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Конкурсные задумки (825) -- (Verik)
  • Кладезь (8) -- (Ботан-Шимпо)
  • Поздравлялки (3197) -- (Ботан-Шимпо)
  • В ожидании рассвета (сильно не пинаться, из старого) (40) -- (Verik)
  • Фото-конкурс "Прощание с осенью" (18) -- (Ботан-Шимпо)
  • Десятки и околодесятки (23) -- (nonameman)
  • Работа 6. ЕВДОКИЯ (9) -- (nonameman)
  • Работа 5. (12) -- (nonameman)
  • Шторм (3) -- (nonameman)
  • Работа 4. (10) -- (nonameman)
  • Страница 10 из 16«12891011121516»
    Модератор форума: fantasy-book, Donna 
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Девианты (Про людей, которые не хотят жить как все.)
    Девианты
    VerikДата: Понедельник, 28.08.2017, 15:03 | Сообщение # 226
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1206
    Статус: Здесь
    Цитата nonameman ()
    я помню этот рассказ. Его nonameman написал :) Только там немного по-другому всё было. Там мальчик сам занялся препарированием, поймав лягуху.

    ну ж девичья память-то ah
    Цитата nonameman ()
    Там мальчик сам занялся препарированием, поймав лягуху.

    ну насколько я помню сюжет, там мальчик ножички бросал и попал в лягушку, а его отец объяснил ему как ее препарировать. Это и дало сбой в психике.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Понедельник, 28.08.2017, 15:25 | Сообщение # 227
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    я помню этот рассказ. Его nonameman написал

    Почитаю. :)

    Добавлено (28.08.2017, 15:25)
    ---------------------------------------------

    Цитата Verik ()

    ну насколько я помню сюжет, там мальчик ножички бросал и попал в лягушку, а его отец объяснил ему как ее препарировать.

    Это жестоко! di Никогда не понимал, как вообще в американских школах заставляют детей лягушек препарировать. Немудрено, что у них полно серийных убийц.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    nonamemanДата: Понедельник, 28.08.2017, 15:27 | Сообщение # 228
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2271
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    ну насколько я помню сюжет, там мальчик ножички бросал и попал в лягушку, а его отец объяснил ему как ее препарировать. Это и дало сбой в психике.

    Я там просто упоминалку про папку вставил не очень удачно. Он один работал, без ассистентов. Да собственно, это и не важно. Главное, что он маньячелло и подлец :)
    Цитата трэшкин ()
    Почитаю.

    Буду рад, если откомментишь. Рассказ в архиве конкурсов на 2-й странице. Внутренний хирург называется. Всё, больше не рекламируюсь al
     
    VerikДата: Понедельник, 28.08.2017, 20:01 | Сообщение # 229
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1206
    Статус: Здесь
    Цитата nonameman ()
    Внутренний хирург называется. Всё, больше не рекламируюсь al

    ну раз уж вы ребята, рекламируете рассказы, у меня тоже отличный про город Френк))) ah
    Цитата nonameman ()
    Я там просто упоминалку про папку вставил не очень удачно. Он один работал, без ассистентов. Да собственно, это и не важно. Главное, что он маньячелло и подлец :)

    а мне тогда как раз показалось это важным. Ключевым. Без этой вставки было б не то. Это мое мнение.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Вторник, 29.08.2017, 09:11 | Сообщение # 230
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    Буду рад, если откомментишь.

    Там, в той теме, нет окошка, где бы можно было откомментировать. Я здесь это сделаю. :)

    Добавлено (29.08.2017, 09:11)
    ---------------------------------------------

    Цитата Verik ()
    ну раз уж вы ребята, рекламируете рассказы, у меня тоже отличный про город Френк)))

    Вера, ты бы ссылочку дала. :) Где этот рассказ?


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Вторник, 29.08.2017, 09:43 | Сообщение # 231
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1206
    Статус: Здесь
    Цитата трэшкин ()
    Вера, ты бы ссылочку дала. :) Где этот рассказ?

    там же, где и про лягушечного маньяка.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Вторник, 29.08.2017, 11:08 | Сообщение # 232
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    там же, где и про лягушечного маньяка.

    Обязательно прочту. :)

    Глава пятнадцатая

    Человек-цапля её кинул. Причём, кинул конкретно. Агата даже не пыталась защищать Глеба, искать в его поступке что-то большее, чем предательство. Он бросил её здесь, в собственной квартире, наедине с магами, от которых хрен знает чего ожидать. Злость? Странно, но её почти не было – так, лёгкие всплески на фоне обиды и недоумения просто космических масштабов. Но злость придёт, она это знала.
    - За чайком он пошёл, надо же? - бормотала Полина. Они уже обсудили побег Глеба, и вывод был очевиден. – Хитрый попался девиантик. Лихо ноги сделал.
    В том, что случилось, она винила себя. И чёртову наливку Саяры, которая напрочь убила бдительность. Парнишка оказался неплохим актёром – изобразил раскаяние и наивность вполне умело, - но всё же, можно было рассмотреть в его поведении фальшь. Сейчас Полине казалось, что можно. Искать себе оправдания вовсе не хотелось, и не было ни малейшего желания винить якутку и эту похожую на борца сумо девчонку. Корректор облажался. Корректор проявил беспечность, оказался паршивым психологом. Стыд и позор. И точка.
    - Полчаса уже прошло, - сказала Саяра, поднимаясь с кресла. – Будем считать, что Глеб сговорился со Стаей. Учитывая его побег, это логично, - она строго посмотрела на Полину. – А ты не бичуй себя. Он и меня обманул, между прочим, - кивнула в сторону Агаты. – И её. В конце концов, мы не телепаты, мысли читать не умеем.
    - Я должна была раскусить его, - упрямо заявила Полина. – Это часть моей работы.
    - И ты теперь ныть по этому поводу будешь? – разозлилась якутка. – Не разочаровывай меня, Полина, слышишь? Не до нытья сейчас.
    - Не до нытья, - словно в трансе повторила Агата. Она сидела на диване и сосредоточенно глядела в пол перед собой.
    - Вы правы, - с неожиданной готовностью признала Полина. – Что случилось, то случилось. Перевернём, нахрен, эту страницу.
    - В Центр сообщать о Стае будешь? – спросила Саяра.
    - Не сейчас. Слишком мало информации.
    - И это правильно.
    Полина взъерошила свои рыжие волосы, энергично тряхнула головой и резко выдохнула.
    - Фу-х! Ладно, к делу, - сказала она бодро. – Итак, сейчас мы идём искать этого Павла. Таков план. И нам нужна защита.
    - Нужна, - согласилась Саяра.
    Не теряя времени, Полина вынула из сумки блокнот с обработанными в соляном растворе листами, авторучку, затем подошла к окну и на подоконнике принялась писать защитную формулу. Знаки она выводила старательно, любая помарка могла напрочь испортить заклинание и вызвать непредсказуемые последствия. Геометрические фигуры сменялись цифрами, рунами, снова геометрическими фигурами. Это была формула средней сложности и у заклинания были существенные недостатки: действовало оно всего три часа, и повторно сотворить заклинание можно было только через несколько дней. На протяжении веков маститые маги пытались улучшить формулу, но успеха не добились. Полина слышала историю про одного чешского колдуна, который, отбиваясь от своры нечисти, был вынужден применить защитное заклинание несколько раз за сутки. От нечисти отбился, но после он ослеп и оглох. Такова цена нарушения негласных правил магии. Но чаще всего расплачивались неопытные девианты. Летят как мотыльки на огонь, и сгорают. Полина иногда думала, что сама бы сгорела, если бы у неё не было бы таких наставников, как братья Великановы. Она была зла на Глеба, но часть её пыталась его оправдать. Возможно, он сам до конца не ведал, что натворил. Чёрт возьми, да именитые маги порой ошибаются, и эти ошибки, как правило, влекут за собой серьёзные последствия. А Глеб всего лишь мальчишка, который только-только начал познавать мир магии. Теперь уже до смерти напуганный мальчишка.
    - Мы не были друзьями, - произнесла Агата, обращаясь к Саяре. Говорила она с вызовом в голосе, словно вела бой со своими сомнениями. – Я его едва знаю. Мы ведь с ним только позавчера познакомились. Но я ему доверяла, чёрт возьми.
    О том, что Глеб был первым человеком за долгие годы, которому она доверилась, Агата решила не говорить. Ей было больно озвучивать это вслух.
    - Ничего, девчуля, ничего, - мягко сказала Саяра. – Обжигаться порой полезно. К тому же, от твоего знакомства с Глебом были и плюсы, верно?
    Агата поняла, что якутка имела в виду. Магия. Каким бы лжецом Глеб ни был, но именно он отворил для неё дверь в неведомое. Определённо, это огромный жирный плюс. Вот только вместо благодарности Агате хотелось сейчас набить Человеку-цапле морду. А потом спрятаться от всех и разрыдаться.
    Полина дописала формулу и взглянула на Агату.
    - Ты не будешь во всём этом участвовать. Покажешь, где живёт Павел, и отчалишь.
    - Чёрта с два! – мгновенно вспылила Агата. – Избавиться от меня хотите? Ну, уж нет, я с вами!
    - Ты что, совсем дура? – фыркнула Полина. – Твои игры в магию закончены. Жить что ли надоело? До тебя ещё не дошло, с какой хренью мы будем дело иметь? Да я на твоём месте уже бежала бы вприпрыжку куда подальше.
    - Но ты не на моём месте, и я останусь с вами! – упрямо процедила Агата. – Всё это и меня касается.
    - Это каким же боком?
    - Как каким? Я, между прочим, участвовала в вызове Стаи. И теперь хочу всё исправить. Отметать меня – это скотство!
    - Вот как? Скотство, говоришь? Ладно, прощу тебе такое словечко. Но ты не с нами, от тебя не будет толка. Мы-то с Саярой пока не знаем, как нам быть, - напирала Полина. – Для тебя это что, какое-то приключение? Повод разукрасить свою серенькую жизнь? Лучше угомонись, подруга, - она говорила участливо, без гнева. Ей искренне хотелось уберечь эту решительную и нагловатую девчонку от беды. – Это не игра. Мне сейчас самой не по себе, если честно, хотя я со всякой нечистью не раз имела дело. Это не тот случай, чтобы строить из себя героиню.
    - Ничего я из себя не строю, - упрямо заявила Агата, пристально глядя в глаза Полине. – Если вы меня прогоните, я сама попрусь к Павлу. А что, я это сделаю! И будь что будет! Мне пофигу!
    - Ого, ультиматум. Выходит, ты всё-таки дура, - печально вздохнув, сделала вывод Полина. – Ну что же, не хотела я этого делать, но, видимо, мне придётся подчинить твою волю себе. Для твоего же блага.
    Реакция на эти слова последовала незамедлительно:
    - Ты этого не сделаешь! – возмутилась Агата, воинственно выпятив подбородок. – Я не позволю! Это как это ты мою волю подчинишь?! Магией? Ну, уж хрен тебе!
    - Для твоего же блага, - повторила Полина, и открыла сумку, чтобы достать деревянную коробочку с серым магическим порошком. – Поверь, подруга, так будет лучше.
    Всё это время Саяра молча стояла возле дверного проёма и задумчиво слушала их спор. Но вдруг оживилась, щёлкнула пальцами.
    - Постой, постой, Полина! – сказала она торопливо. – У меня появилась кое-какая идея, и Агата может нам пригодиться.
    Полина поглядела на неё с недоумением, рука, нащупав коробочку, застыла в сумке.
    - Вы это серьёзно, Саяра?
    - Давай обойдёмся без тупых вопросов, - осадила её якутка.
    - Ну, давайте обойдёмся. Тогда вот вам вопросик не тупой: если Стая грохнет нашу новую подружку, вы лично перед Центром отвечать будете? И что вообще у вас за идея такая?
    - Ответственность полностью беру на себя, - спокойно ответила Саяра. – Послушай, Полина, забудь на время про свой чёртов Центр. Не думай о том, что начальство скажет. Мы сейчас должны действовать по своему усмотрению, и, если понадобиться, идти на риск. А про свою идею… давай-ка я о ней расскажу после встречи со Стаей. Просто доверься мне.
    Воцарилось молчание. Агата с благодарностью глядела на Саяру. Полина, прикусив губу, размышляла над словами якутки. Та просила довериться ей, и у неё есть план. Отлично. А ещё Саяра сильный маг с большим жизненным опытом. Достойный аргумент. Вдобавок, ей доверял Великанов. Ох, как Полине хотелось ей довериться и тем самым частично снять с себя груз ответственности. Она чувствовала: проблема со Стаей намного серьёзней, чем все те проблемы, что ей уже доводилось решать. Может, провидение специально послало ей Саяру для помощи и наставлений, как когда-то, давным-давно, послало близнецов? Полина верила: ничего не случается просто так, каждая мелочь имеет смысл, каждый встреченный на жизненном пути человек – плохой ли, хороший ли – чему-то учит, даже если последствия этого учения неочевидны. Чему учит Саяра? Дерзости, своенравию, независимости. Правильно ли это? Стоит ли играть по её правилам? Искушение было сильным.
    - Мне нужно посоветоваться, - с некоторым воодушевлением заявила Полина.
    Саяру её слова не удивили. Она лишь пожала плечами.
    - Конечно, советуйся. Но я уже знаю, что скажет твой Всезнайка.
    Полина вынула из сумки Паскуду и вышла в коридор. Первым делом она пригрозила: если тот сейчас не даст ответы, то не получит крови ближайшие месяцы. Более того, он будет эти месяцы лежать в темноте в железной коробке. А потом задала Паскуде вопрос: «Стоит ли довериться Саяре?» Существо в кукле, в кои-то веки, дало ответ: «Да». Полина облегчённо выдохнула и, не замечая, что, не удержавшись от любопытства, в коридор заглянула Агата, задала второй вопрос: «Стоит ли прямо сейчас использовать защитное заклинание?» И опять Паскуда дал положительный ответ.
    - Ну и что сказал Всезнайка? – с лукавым прищуром спросила Саяра, когда Полина вернулась в гостиную и положила куклу обратно в сумку.
    - Вы ведь и так знаете, - был ответ.
    Агата глядела на Полину с некоторым подозрением.
    - Ты что, с куклой советовалась? Я же видела, ты с ней разговаривала.
    Полина усмехнулась и осознала, что эта девчонка больше не вызывает у неё раздражения, как было вначале их знакомства. Что же за это время вызвало симпатию? Как ни странно, наглость и упрямство Агаты. Полина увидела в ней человека, которого затруднительно заставить ныть. А ведь и её, Полину Круглову, тогда ещё двенадцатилетнюю девчонку, потерявшую мать, братья Великановы выбрали себе в ученицы именно за наглость и упрямство. И за то, что она горе пережила, стиснув зубы и на людях не проронила ни единой слезинки, хотя внутренне рыдала беспрерывно. Полина отлично понимала причину упрямства Агаты: девчонка «заболела» магией, прикоснулась к тайне и теперь не желала возвращаться к той унылой жизни, что была ещё пару дней назад. Магия её очаровала, опьянила но, что главное, не испугала. А теперь она утратила единственное звено, которое связывало её с волшебством – Глеба. Полина представляла, какой это удар, какое разочарование. Будто нашла то, что искала всю жизнь, и тут же потеряла. И Агате ничего не оставалось, как в своей дерзкой манере пытаться прицепиться к двум новоявленным звеньям. Несмотря на опасность. Несмотря ни на что. Это достойно понимания и сочувствия. Глядя, с какой пытливостью в глазах Агата ждала ответа по поводу куклы, Полина решила отключить в себе стерву. Ещё не мир, но уже и не война.
    - Это не просто кукла, - сказала она так, словно доверяла страшную тайну любопытному ребёнку. – Это ловушка и тюрьма. Там заточена тварюга из одного из тонких миров. Я за ней полгода охотилась. По идеи эта скотина должна давать правдивые ответы на все мои вопросы, но, - Полина развела руками, - отвечает редко. Одно слово: Паскуда.
    - У меня в молодости тоже был Всезнайка, - заявила Саяра, поморщившись. – За несколько лет он ответил только на три моих вопроса. Все они такие. Я его потом отпустила.
    Агата почесала затылок и нервно усмехнулась.
    - Это… это просто вынос мозга какой-то. Стая, Всезнайка… В последнее время мне кажется, что я как та самая Алиса провалилась в кроличью нору и попала в Страну Чудес.
    Полина с трудом подавила смешок и обратилась к Саяре:
    - Сколько раз от начинающих вы слышали слова про Страну Чудес?
    - Раз сто, - ответила Якутка.
    - Ну и я раз тридцать. Это уже штампище какой-то. Причём и от меня, почти слово в слово, близнецы когда-то услышали то, что сейчас Агата сказала. Никакого разнообразия образов.
    Саяра и Агата улыбнулись, и Полина с удовлетворением отметила, что гнетущая атмосфера рассеялась. Это было важно. С депрессивным настроем серьёзные дела не делаются.
    - Ну а теперь, защита, - она вырвала из блокнота листок с формулой, на всякий случай ещё раз пробежалась взглядом по строкам, а потом попросила Агату: - Будь умницей, сбегай на кухню за тарелкой.
    Агата с готовностью кивнула и поспешила на кухню. Она волновалась в предвкушении нового магического действа. Защитное заклинание? Воображение рисовало голубоватую полупрозрачную сферу, которую не пробьёт ни одна пуля. Что-то подобное Агата видела в каким-то фильме о волшебниках.
    Она принесла глубокую суповую тарелку и поставила её на журнальный столик.
    - Теперь – волосы. Пары волосинок будет достаточно, - сказала Полина и, слегка скривившись, первая вырвала из своей рыжей чёлки несколько волосков.
    Её примеру, не раздумывая, последовала Агата, а Саяра уже держала между пальцев две длинные седые волосинки, которые ещё минуту назад были частью одной из её кос. Волосы Полина положила на листок с формулой, после чего аккуратно свернула его в трубочку. Достала из кармана зажигалку.
    - Ни слова теперь, ясно? – предупредила она Агату. – Несколько секунд полной тишины.
    - Я в курсе, - буркнула Агата, сознавая, что малюсенький шажок по громадной лестнице тайных познаний она уже сделала. Урок «тишина» усвоен, благодаря Человеку-цапле.
    Полина, даже не взяв паузу для психологического настроя, подожгла свёрнутый в трубку листок, положила его в тарелку и закрыла глаза. Её лицо было сосредоточенным, губы поджаты. Огонь с лёгким потрескиванием пожирал бумагу.
    Неожиданно на кухне подло затарахтел холодильник. Агата вздрогнула, а Полина даже бровью не повела. Когда бумажная трубка догорела, корректор разомкнула веки, подмигнула Агате, мол, всё в порядке, подруга. После чего взяла щепотку пепла, растёрла между пальцев, поднесла к носу, резко вдохнула и тут же, забавно, как-то по-детски чихнула.
    Саяра тоже вдохнула крупицы пепла, от души громко чихнула, даже не пытаясь прикрыть рот ладонью, и жестом указала Агате на тарелку.
    - Ну а ты чего ждёшь, второго пришествия?
    - Давай-давай, не тушуйся, - подбодрила Полина.
    Всем своим видом показывая, что она настроена решительно, Агата подцепила пальцами пепел и с воинственным выражением лица Девочки-танка вдохнула его. В носу и гортани словно бы закопошились мураши. Агата отвернулась и чихнула так мощно, что аж в глазах потемнело.
    - Это было сильно, - рассмеялась Полина. – Гланды не выплюнула?
    Агата вытерла ладонью капельки слюны с губ. Отчего-то в голове на секунды возник образ Тиранозвра, а потом и Викинга – словно кадры киноплёнки промелькнули. Она ощутила лёгкое покалывание во всём теле. В кончиках пальцев зародилось тепло, которое приятной волной поползло к предплечьям. И всё. Никакой полупрозрачной сферы, как в кино. Агате очень хотелось знать принцип работы защитного заклинания, но от вопросов она решила воздержаться, чтобы не выглядеть излишне любопытной. Всему своё время.
    Полина взяла сумку, положила в неё тетрадку Глеба, надела шапку и молча пошла в коридор, давая понять, что больше здесь делать нечего. Саяра подступила к Агате.
    - Хочу, чтобы ты кое-что усвоила, девчуля, - говорила она строго, с металлическими нотками в голосе. – Ты теперь с нами, и, можно сказать, что я за тебя поручилась. Но если ты сделаешь какую-нибудь глупость, я первая дам тебе пинок под зад. Усекла?
    Агата поспешно кивнула. Саяра несколько секунд пристально глядела ей в глаза, пытаясь увидеть в них полную покорность, затем улыбнулась и пошла вслед за Полиной к входной двери.
    Облегчённо выдохнув, Агата медленно обвела взглядом комнату. Выцветшие обои, обшарпанные кресла и диван, окно, наполовину затянутое морозными узорами. В этой невзрачной гостиной она попробовала вкуснейший чай, здесь узнала о существовании магии. Эта комната была как железнодорожная станция, на которой она села в поезд, идущий пока ещё неизвестно куда.
    Но сейчас её почудилось, что тут пахнет тленом. И Агата была уверена: она сюда больше не вернётся.
    Сказала про себя: «Пошёл ты, Человек-цапля!»
    Выключила свет и вышла из комнаты.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.


    Сообщение отредактировал трэшкин - Вторник, 29.08.2017, 12:12
     
    VerikДата: Вторник, 29.08.2017, 11:40 | Сообщение # 233
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1206
    Статус: Здесь
    Цитата трэшкин ()
    Полина слышала историю про одного чешского колдуна, который, отбиваясь от своры нечисти, был вынужден применить защитное заклинание несколько раз за сутки. От нечисти отбился, но после он ослеп и оглох. Такова цена нарушения негласных правил магии. Но чаще всего расплачивались неопытные девианты. Летят как мотыльки на огонь, и сгорают. Полина иногда думала, что сама бы сгорела, если бы у неё не было бы таких наставников, как братья Великановы. Она была зла на Глеба, но часть её пыталась его оправдать. Возможно, он сам до конца не ведал, что натворил. Чёрт возьми, да именитые маги порой ошибаются, и эти ошибки, как правило, влекут за собой серьёзные последствия. А Глеб всего лишь мальчишка, который только-только начал познавать мир магии. Теперь уже до смерти напуганный мальчишка.

    вот здесь Полина нравится, какая-то она мудрая без взбалмошности.

    Добавлено (29.08.2017, 11:35)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    А что, я это сделаю. И будь что будет. Мне пофигу.

    знаков не хватает. Вот мысленно ставлю А что?! Я это сделаю! и дальше тоже ! и !

    Добавлено (29.08.2017, 11:38)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    Полина усмехнулась и осознала, что эта девчонка больше НЕ вызывает у неё раздражения, как было вначале их знакомства.

    пропустил что ли?

    Добавлено (29.08.2017, 11:40)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    А ведь и её, Полину Круглову, тогда ещё двенадцатилетнюю девчонку, потерявшую мать,

    если мать Полины ходила к шарлатанам-эзотерикам, то тогда понятна ненависть Полины к фальшивым магам



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Четверг, 31.08.2017, 09:05 | Сообщение # 234
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    вот здесь Полина нравится, какая-то она мудрая без взбалмошности.

    У меня ещё заготовлена интересная история, которую Полина расскажет Саяре про себя и своего друга, которого она должна была казнить за магическую провинность. Но это будет потом, в одной из следующих глав. А история Саяры - почему она на самом деле отказалась от магии - будет в следующей главе.

    Цитата Verik ()
    если мать Полины ходила к шарлатанам-эзотерикам, то тогда понятна ненависть Полины к фальшивым магам

    И про мать Полины у меня тоже заготовлена продуманная история. :)

    Цитата Verik ()
    знаков не хватает. Вот мысленно ставлю А что?! Я это сделаю! и дальше тоже ! и !

    Я представлял, что эти слова Агата произносить с показным спокойствием. Но, кажется ты права. На повышенных тонах лучше смотрится, естественней. Исправлю.

    Цитата Verik ()
    пропустил что ли?

    Сейчас погляжу.

    Verik, спасибо! :)

    Добавлено (29.08.2017, 12:12)
    ---------------------------------------------
    Всё исправил.

    Добавлено (31.08.2017, 08:39)
    ---------------------------------------------
    Верик, отпишусь опять-таки здесь про твой рассказ "Город по имени Френк":



    Добавлено (31.08.2017, 09:05)
    ---------------------------------------------
    Глава шестнадцатая:

    Вьюга угомонилась. Теперь мелкие хлопья снега падали спокойно.
    Время близилось к полудню.
    Агата обратила внимание, как мало на улице прохожих, а те, что встречались, выглядели угрюмыми. «Мрачный саван над городом», - эти слова пришли ей в голову с неожиданной готовностью. Чтобы подбодрить себя она представила Викинга. Его образ нарисовался в воображении с привычной лёгкостью. Мощное телосложение, густая рыжая борода, свирепый взгляд, секира в руке. Агата почувствовала себя сильнее, уверенней, и подумала, что это тоже какая-то магия. Её личное, тайное волшебство, о котором не догадывается никто в целом мире.
    - Нам нужно просто увидеть хозяина Стаи, - заговорила Саяра. – Предпринимать ничего не будем. Пока не будем.
    - Может, всё же расскажете, что вы задумали? – спросила Полина. – Я, конечно, девчуля терпеливая, но…
    Якутка прервала её:
    - После. Всё после. Мне бы только увидеть его, рассмотреть, вникнуть. Когда мы с ним встретимся, молчите. Говорить буду я, хотя, по большому счёту, говорить нам с ним не о чем. Убить он нас не сможет. Да и мы пока ничего не сможем сделать ни с ним, ни с его Стаей, - она остановилась, энергично потёрла ладони и выставила их перед собой, как локаторы. – Он близко. Я чувствую. Какая же поганая энергетика, словно жижа болотная, - сплюнула и продолжила путь. – Чёрт, ну почему я трубку свою забыла? Убила бы за пару затяжек.
    Полина поглядела на неё с завистью. Несколько лет она пыталась выработать в себе экстрасенсорные способности, но, как говорил Игорь Петрович Великанов: чего не дано, того не дано.
    - Интересно, сколько он бед уже успел натворить? – бормотала Саяра, хмуря брови. – Ну, ничего, ничего… и на такую погань управу найдём.
    Удивительно, но Полине казалось, что за последние минуты якутка помолодела лет на десять, словно чувство опасности вернуло ей годы жизни. Азарт, праведная злость, предвкушение тяжёлого, но интересного для опытного мага противостояния. Полина догадывалась, что всё это сейчас переполняет Саяру. Она и сама испытывала нечто подобное. Но якутка много лет назад завязала с магией, для неё нынешняя ситуация, как возвращение домой после долгих блужданий. Вот только дом полон чудовищ, и ему требуется чистка.
    - Может, всё же расскажете, почему вы отказались от магии? – Полина понимала, что сейчас не лучшее время для подобных вопросов, но не смогла удержаться. – Только не нужно снова про эффект бабочки и прочую фигню. Не верю, что в этом причина.
    - Хочешь правду? – едко, но тихо, чтобы не слышала идущая впереди Агата, спросила якутка. И, не дожидаясь ответа, сразу же продолжила: - Что ж, правду, так правду… Тебе, расскажу. Эффект бабочки и, как ты выразилась, прочая фигня, тут действительно ни при чём. Дело в тяжёлом преступлении, которое я совершила. Отказ от магии, это наказание, и я сама его на себя наложила, - теперь Саяра говорила ровным бесцветным голосом, словно пытаясь таким образом замаскировать свои эмоции. – Это случилось летом две тысячи пятого. Кто-то в нашем городе убивал кошек. Жестоко убивал. Сначала убийца их вешал за шею и вспарывал животы, но потом ему, видимо, надоело однообразие, и он начал кошек сжигать. Обливал их бензином и… За всё время он уничтожил сорок три кошки. Весь город тогда на ушах стоял, защитники животных такой шум подняли… даже по телевизору на первом канале это дело обсуждали. Я считала, что убийца какой-то отмороженный сатанист. Есть, знаешь ли, такое идиотское поверье, что если убить сотню кошек страшной смертью, то сам сатана будет тебе покровительствовать. Кое-какие больные на голову утырки в этот бред верят. Я решила вмешаться в это дело. Как маг. Такой ненависти я, пожалуй, за всю жизнь не испытывала. Представляла себе, как отморозок поливает несчастную животинку бензином, чиркает спичкой… Наивно, конечно, ведь я на своём веку видела такое проявление зла, что до сих пор, вспоминая, волосы встают дыбом. Но именно убийство кошек во мне что-то бесповоротно покорёжило. Я даже здраво мыслить не могла. Закрывала глаза и видела горящую кошку. Это было какое-то сумасшествие. И я твёрдо решила наказать ублюдка. С помощью магии, разумеется. Это было сложное заклинание из одного египетского свитка. Заклинание, известное как «Возмездие Бастет». До этого я его никогда не применяла, и даже не знала ни единого мага, кто бы его применял. И, чёрт возьми, я толком не знала, каковы его последствия, и вообще не до конца была уверена, сработает ли оно. Я действовала вслепую, как какой-то неразумный девиант… Но заклинание сработало. Трое суток я не могла даже с кровати подняться – такова была цена заклинания, - а когда выздоровела, узнала, что убийца наказан. Но это оказался не один убийца. Их было двое. Брат и сестра. Мальчишке было пятнадцать, девчонке четырнадцать. Дети. Жестокие, но всё же дети. Их обнаружили на окраине города еле живых, окровавленных, слепых. На них напали кошки. Сотни кошек. Они выцарапали им глаза, исполосовали когтями с ног до головы так, что живого места не осталось… Печально. Ни эти малолетние садисты должны были быть наказаны, а их родители, которые вырастили из них монстров. Но, что случилось, то случилось и мне приходилось с этим жить. То, что именно эти детишки убивали кошек, так никто и не узнал. Правда позже я обо всём этом твоим наставникам рассказала. И они посоветовали мне молчать. И я молчала, отказавшись от магии. Осуждаешь?
    Полина ответила после небольшой паузы:
    - Как корректор, я должна бы вас осуждать, но…
    - Как корректор, - перебила её Саяра, - ты обязана предоставить мне выбор между смертью и сумасшествием. И совершить казнь.
    - Обязана. Но вы же знаете, что я этого не сделаю, Саяра. И никогда не сдам вас. Близнецы многому меня научили, но только не стукачеству и не бездумному осуждению. К тому же… сколько, двенадцать лет прошло? И ещё неизвестно, кем бы эти малолетние садисты выросли. Возможно, вы остановили будущих серийных убийц.
    - Так они и выросли. Они ведь выжили, - с грустью сказала якутка. – Живут сейчас под Тулой. Оба семьёй обзавелись. Сестра работает в центре для незрячих, брат… два года назад он с лестницы упал, головой сильно ударился, и у него случилось кровоизлияние в мозг. Сейчас он мало на что реагирует. Но у него хорошая семья, о нём заботятся.
    Полина вздохнула. Она слышала много историй, подобной той, что рассказала Саяра. Маги частенько благими намерениями вымащивали себе дорогу в ад. Иной раз сложно определить, как правильно поступить в той или иной ситуации, а если тобой, как Саярой в этой истории, руководит гнев, не мудрено наломать дров. Полина и сама часто действовала под влиянием злости, и просто чудо, что до сих пор серьёзно не накосячила. А ещё она чувствовала, как с годами в душе накапливается что-то мерзкое, тёмное. Как временами накатывает ощущение мощного превосходства над теми, кто о магии не имеет ни малейшего понятия. Как с возрастом пробуждается дикая стервозность. И всё это так просто не унять. Что если и её, корректора Полину Круглову, однажды накроет волна чего-то свирепого, неподконтрольного? Что тогда? Очередная история о преступлении мага?
    - Тяжело жить без магии? – спросила она.
    - Ты даже не представляешь, - последовал ответ.
    Слева по улице был продуктовый магазин. Саяра окликнула Агату, чтобы та подождала, зашла в магазин, купила пачку «Philip morris» и зажигалку.
    Остаток пути никто из них не проронил ни слова.
    Когда вошли во двор, перед их взором предстала странная картина: в центре детской площадки стоял мелкий человек в очках, в котором Агата с трудом узнала Павла. Она привыкла его видеть всегда опрятного, прилизанного, отутюженного, но сейчас, в валенках, в каком-то засаленном огромном тулупе и в несуразной шапке-ушанке он походил на дремучую деревенщину. К тому же, лицо его было перепачкано то ли в шоколаде, то ли ещё в чём-то.
    Рядом с Павлом, держа над его головой цветастый зонт, стоял Глеб. Он мелко дрожал и выглядел как оживший мертвец – глаза безжизненные, взгляд застывший, над верхней губой блестели сопли, но Глеб этого как будто не замечал. Его шею петлёй стягивал шарф, конец которого, наподобие поводка, держал Павел.
    Чуть поодаль топтались люди, пятеро мужчин и одна женщина в полосатой вязаной шапке, а возле песочницы со свирепым видом расхаживали овчарка и крупная лохматая дворняга.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.


    Сообщение отредактировал трэшкин - Четверг, 31.08.2017, 09:10
     
    VerikДата: Четверг, 31.08.2017, 11:57 | Сообщение # 235
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1206
    Статус: Здесь
    Цитата трэшкин ()
    Я представлял, что эти слова Агата произносить с показным спокойствием. Но, кажется ты права. На повышенных тонах лучше смотрится, естественней. Исправлю.

    знаешь, мне иногда помогает проговаривать итекст придуманный вслух, попробуй так же с выражениями диалоги своих гг читать.

    Добавлено (31.08.2017, 11:45)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    но тихо, чтобы не слышала идущая впереди Агата, спросила якутка.

    тяжело читается, я как читатель, плохо восприняла сразу упоминание о другом персонаже. Объяснить не могу в чем и почему.

    Добавлено (31.08.2017, 11:48)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    купила пачку «Philip morris» и зажигалку.

    марка сигарет важна?

    Добавлено (31.08.2017, 11:57)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    Когда вошли во двор, перед их взором предстала странная картина: в центре детской площадки стоял мелкий человек в очках, в котором Агата с трудом узнала Павла. Она привыкла его видеть всегда опрятного, прилизанного, отутюженного, но сейчас, в валенках, в каком-то засаленном огромном тулупе и в несуразной шапке-ушанке он походил на дремучую деревенщину. К тому же, лицо его было перепачкано то ли в шоколаде, то ли ещё в чём-то.
    Рядом с Павлом, держа над его головой цветастый зонт, стоял Глеб. Он мелко дрожал и выглядел как оживший мертвец – глаза безжизненные, взгляд застывший, над верхней губой блестели сопли, но Глеб этого как будто не замечал. Его шею петлёй стягивал шарф, конец которого, наподобие поводка, держал Павел.
    Чуть поодаль топтались люди, пятеро мужчин и одна женщина в полосатой вязаной шапке, а возле песочницы со свирепым видом расхаживали овчарка и крупная лохматая дворняга.

    а вот теперь попридераюсь: Агата, как я поняла, все-таки новичок и она испытывала некое подобие чувств как к Павлу (злость или раздражение), так и к Глебу (то влюбленность, то ли симпатию), а тут видите ли ей показалась картинка всего лишь странной.... не верю. Она ж живая, а не тертый обученный корректор.
    Цитата трэшкин ()
    НЕ эти малолетние садисты должны были быть наказаны, а их родители, которые вырастили из них монстров.

    таак, вроде корректоры сеяют добро и запрещают пользоваться фальшивой магией. Тогда почему у тебя в романе должны быть наказаны родители малолетних садистов?
    Ведь как я поняла, в истории Глеба отец взял вину на себя за сына. Поэтому и был наказан сумасшествием. Сделал свой выбор.
    Саяра, вроде б должна сетовать о том, что не ожидала что магия и заклинания могут быть жестоки, а садистом может оказаться и ребенок, а она печалится о том, что наказала не того.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Понедельник, 04.09.2017, 10:29 | Сообщение # 236
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    марка сигарет важна?

    Такие мелочи всегда важны. Этого как раз в моих произведениях и не хватает - названия улиц, марки машин, цвет одежды. Лучше не пренебрегать мелочами.

    Цитата Verik ()
    тяжело читается, я как читатель, плохо восприняла сразу упоминание о другом персонаже. Объяснить не могу в чем и почему.

    Это я обдумаю.

    Цитата Verik ()
    знаешь, мне иногда помогает проговаривать итекст придуманный вслух, попробуй так же с выражениями диалоги своих гг читать.

    Я, кстати, так иногда и делаю. :)

    Цитата Verik ()
    а вот теперь попридераюсь: Агата, как я поняла, все-таки новичок и она испытывала некое подобие чувств как к Павлу (злость или раздражение), так и к Глебу (то влюбленность, то ли симпатию), а тут видите ли ей показалась картинка всего лишь странной.... не верю. Она ж живая, а не тертый обученный корректор.

    Чувства Агаты будут в этой же главе, чуть попозже. Глава ведь не окончена.

    Цитата Verik ()
    таак, вроде корректоры сеяют добро и запрещают пользоваться фальшивой магией. Тогда почему у тебя в романе должны быть наказаны родители малолетних садистов?

    Это Саяра сказала не как маг, а как обычный человек. Ну в самом деле, если ребёнок садист, то большая часть вины за это лежит на родителях.

    Цитата Verik ()
    Саяра, вроде б должна сетовать о том, что не ожидала что магия и заклинания могут быть жестоки, а садистом может оказаться и ребенок, а она печалится о том, что наказала не того.

    Саяра не из-за жестокости заклинания переживает, а из-за того, что дети пострадали. Если бы заклинание убило бы родителей детей-садистов, она, скорее всего, так не переживала бы. Но тут вот ещё в чём дело... убийство (бытовое, когда магия тут ни при чём) - это не компетенция магов. Они не имеют право в такое вмешиваться, то есть судить и наказывать магией. Они вмешиваются, только если кто-то совершил преступление связанное с магией. Так что Саяра нарушила все законы, а ещё и дети пострадали. Ей есть за что себя судить.

    Verik, спасибо! :)

    Дальше будут переговоры с Надзирателем.

    Добавлено (04.09.2017, 10:29)
    ---------------------------------------------
    Продолжение главы:

    Саяра, Полина и Агата зашли на детскую площадку.
    - Ба-а! – с неожиданной радостью, вскинув руку, воскликнул Надзиратель. – А вот и наши ведьмочки пожаловали! А я уже заждался вас! - он дёрнул за шарф-поводок. – Ты был прав, пёсик, они такие предсказуемые.
    Глеб на его слова не отреагировал. Он лишь меланхолично моргнул и отвёл свой бессмысленный взгляд в сторону.
    - Защиту себе поставили? – ухмыльнулся Надзиратель. – Магия. Чую, чую. Умно. А у меня было, знаете ли, искушение, но теперь… но теперь уж… переговоры?
    - Переговоры, абаас, - согласилась Саяра.
    Надзиратель выпустил из руки шарф и вышел из-под укрытия зонта, сделав шаг вперёд. Глеб остался стоять на месте.
    - Предлагаю такой расклад: вы не трогаете меня, я не трогаю вас. Всё просто, - он кивнул в сторону Глеба. – Этот колдунишка, между прочим, хотел, чтобы я объявил вам войну. Но я сбежал из своего мира не для того, чтобы воевать. Да и какой в этом смысл? Сильно навредить мне, и уж тем более уничтожить меня вы не сможете. Это вряд ли, - он хихикнул. – А если я вас грохну, целая армия магов на меня накинется. И эта война продлится годы. Куча магов сдохнет, вы уж мне поверьте. Так что давайте договариваться. Сначала с вами, потом и с вашими боссами.
    Не в силах унять внутренний трепет, Агата смотрела на него и задавалась вопросом: неужели он уже не Павел? Это было более чем странно видеть перед собой человека и в тоже время понимать, что он не человек. Сознание из-за этого как будто бы раздваивалось. Руки, ноги, голова, голос, как у Павла, глаза… а вот как раз в глазах за стёклами очков что-то было. Заглянув в них Агата вспомнила Колюню, когда тот как будто преображался, становясь похожим на демона из ада. Она даже ощутила мерзкий запах перегара, хотя и понимала, что это происки её собственного рассудка и следствие натянутых нервов.
    Агата перевела взгляд на Глеба. Что с ним? Он как будто пережил сильнейший стресс и полностью ушёл в себя. Что с ним случилось после того, как он сбежал из своей квартиры? Она хоть и поставила на человека-цаплю чёткое клеймо «предатель», но жалость всё же просочилась.
    - Ты его не жалей, хрюшка! – резко выпалил Надзиратель, словно почувствовав эмоции Агаты. Он с каким-то напряжённой тревогой прощупывал её взглядом. – Не стоит его жалеть. Он сдал всех вас. Примчался ко мне как послушная собачонка и сдал. Я не заставлял его это делать, он сам, по своей воле. А потом твой дружок убил милую безобидную женщину, чтобы доказать мне свою преданность. Просто взял и задушил её. Он не заслуживает жалости. Не везёт тебе с приятелями, хрюшка, не везёт, - Надзиратель изобразил на лице сочувствие, от которого так и веяло притворством. – А Пашка-дурашка и того хуже, у него руки по локоть в крови. Полгода назад он убил несколько человек. Отравил. Просто взял и подло отравил. Убил, кстати, в твою честь. Можно сказать, принёс дары на алтарь своей богини. Ты знаешь, что он тебя боготворил, нет? Этот больной на всю бошку урод так и продолжил бы убивать, но я его остановил, - Надзиратель развёл руками. – Видите, ведьмы, и от меня есть польза человечеству! Не всё так однозначно! Я Пашку-дурашку загнал в лабиринт его подсознания, и я прямо сейчас вижу, как он упёрся в очередной тупичок.
    Одержимые дружно захохотали, словно услышали лучшую шутку столетия, а овчарка с дворнягой возбуждённо забегали по кругу, высунув языки.
    Саяра и Полина молчали. Их как будто-то и не интересовало то, о чём говорил Надзиратель. Он смерил магов презрительным взглядом и снова обратился к Агате, которая дала себе наставление молчать, во что бы то ни стало:
    - Да и ты у нас не святая, - он склонил голову на бок, прищурился. – Кого ты убила, а, хрюшка? Видишь ли, меня и Стаю могут вызвать только убийцы. Такой вот ньюансик. Об этом даже твой колдунишка не знал. И мне сильно повезло, что именно вы, трое, сделали то, что сделали. Ну, так кого же ты убила?
    Агата молчала, стиснув зубы. Собрав всю волю в кулак, она глядела прямо в глаза Надзирателю. Взгляд отвести хотелось невыносимо, но девочка-танк решила не сдаваться. Это был своего рода поединок. В голове то и дело вспыхивали мерзкие образы: раскрасневшийся отчим, с сальной улыбкой заходящий в её комнату; чудовище с вибрирующей головой; покалеченные люди, с торчащими из затылков серебристыми нитями…
    - Ого, как ты на меня смотришь! – с каким-то злорадством восхитился Надзиратель. – Вот это взгляд! Ненавидишь меня? А за что? Я ведь не сделал тебе ничего плохого. А если ты и твои подруги-ведьмы не будете лезть, куда не следует, так и не сделаю. Повода не будет.
    Саяра и Полина выглядели настолько спокойными, словно явились не на встречу с чудовищем из другого мира, а на детский утренник. Агата тоже старалась скрывать эмоции, но выходило у неё плохо. Ей вдруг пришла в голову мысль: что будет, если она со всей дури впечатает кулак в морду этой твари? Не сочтёт ли Саяра это той самой глупостью, за которую грозилась дать ей пинок по зад?
    Колкий взгляд Надзирателя давил на сознание.
    Возле подъезда ближайшего дома во всю глотку заорал какой-то карапуз. Мамаша пыталась его успокоить, но малыш принялся реветь пуще прежнего.
    Агата чувствовала, что сейчас взорвётся, если хоть что-то сейчас не сделает. Мозг требовал разрядки, тело – движения. И тут она сотворила то, что первое пришло в голову: присела, мигом слепила два снежка, выпрямилась и принялась жонглировать. Полностью сосредоточившись, она перекидывала снежки из руки в руку, а сознание прояснялось, тучи в голове рассеивались.
    Надзиратель хмыкнул и размашисто захлопал в ладоши.
    - Ловко! – он повернулся к одержимым. – Ловко же, а? Молодец, девка!
    Одержимые поддержали его аплодисментами и улюлюканьем, а собаки загавкали, энергично вспарывая лапами снег. Даже Глеб на секунду ожил – встрепенулся, взглянул на Агату, но сразу же зажмурился, скривился, словно от боли.
    - Какие у тебя планы? – вдруг спросила Саяра.
    Надзиратель поднял руку, и аплодисменты стихли. Агата выронила снежки, а мамаша, наконец, сумела успокоить карапуза.
    - Планы? А планы у меня самые нехитрые. Я хочу просто жить, познавать что-то новое. Хочу, чтобы меня уважали. Скажете, что я чудовище, что моя Стая кровожадная? – Надзиратель выпятил нижнюю губу и потёр подбородок. – Ну да, сегодня мы слегка перегнули палку, несколько человек попало под раздачу. Но мы ведь не будем зверствовать вечно! Всё, знаете ли, приедается. Я вот, к примеру, съел недавно две пачки печенья, и больше не хочу. А в будущем… уверен, скоро вы обо мне и думать забудете. Осяду где-нибудь в тихом уголке, сочиню невероятную история про себя, соберу сотню-другую своих последователей, создам невинную секточку, запрещу горчицу… И всё! Мне ведь многого и не нужно… Ну, а пока считайте меня явлением природы. Вы ведь не воюете с грозой, когда она…
    - В чём морду испачкал? – прервала его проникновенный монолог Саяра. Она усмехнулась и дыхнула на свои ладони, отогревая их.
    Надзиратель нахмурился.
    - Что?
    - Я говорю, в чём испачкал физиономию?
    - Эклер. Сладкое – это хорошо.
    Саяра дёрнула плечами.
    - Тут я бы поспорила.
    - Непонятные вы какие-то, - Надзиратель сплюнул, поморщился. – Все трое. И переговоры у нас непонятные. Вы вообще слушали, о чём я говорил?
    - Само собой, - равнодушно ответила Саяра. – Отдашь нам Глеба?
    - Это ещё зачем? Сами наказать говнюка хотите?
    - Вроде того.
    - Обойдётесь! – резко выдохнул Надзиратель, и улыбнулся. – Он мой пёсик.
    Глеб издал тихий звук похожий на стон. Его передёрнуло, и с зонта посыпался снег.
    Саяра вынула из кармана сигареты, прикурила, сложила губы трубочкой и с удивительным мастерством выпустила три ровных дымовых колечка. Надзиратель глядел на якутку с подозрением.
    - Ещё не пробовал курить? – участливо спросила Саяра, сделав шаг вперёд и протянув сигарету.
    Уголки губ Надзирателя чуть приподнялись, обозначив недоверчивую улыбку, глаза превратились в две узких щёлочки.
    - Что ты задумала, ведьма?
    - Абсолютно ничего, - усмехнулась якутка. – Я просто по-дружески предлагаю тебе сигаретку. Да ты меня что, абаас, боишься что ли?
    Надзиратель фыркнул.
    - Не льсти себе, бабка.
    Саяра сделала ещё одну затяжку, выпустила дым через ноздри и снова протянула сигарету Надзирателю. На этот раз он осторожно, чтобы не соприкоснуться с якуткой пальцами, принял сигарету, морщась, поднёс к губам и сделал слабую затяжку. Посмотрел куда-то вверх, анализируя свои ощущения… а потом, побагровев, разразился кашлем.
    Якутка ловко выхватила из его пальцев сигарету, отступила на пару шагов.
    Надзиратель отдышался.
    - Дерьмо. Сигареты – дерьмо!
    - Но ведь попробовать стоило, - рассудительно заметила Саяра.
    Неожиданно она развернулась и зашагала прочь. Полина и Агата, после секундного замешательства, пошли следом.
    - Эй! – опешил Надзиратель. – А переговоры? Я не понял, между нами мир или как?
    Игнорируя его вопросы, не оглядываясь, Саяра, Полина и Агата покинули детскую площадку. Овчарка с дворнягой зарычали в унисон, одержимые недовольно загомонили.
    - Суки драные! – выкрикнул Надзиратель. – Идите, идите, но я вас предупредил! Если встанете у меня на пути, мои псы сожрут вас! А я станцую на ваших костях! На ваших косточках станцую! Вот так! – он расставил руки и принялся оголтело топтать валенками снег, пытаясь изобразить что-то вроде чечётки. При этом он таращил глаза и, высунув язык, растягивал губы в неестественно широкой улыбке.
    - Ну что ж, девчули, - сказала Саяра, когда они, так и не оглянувшись, покинули двор и свернули за угол дома. – Всё прошло неплохо. Я сумела зацепиться за его сознание, надеюсь, он этого даже не заметил, - она подмигнула Агате. – Всё благодаря тебе. Когда ты начала снежками жонглировать - чем, кстати, меня сильно удивила, - у абааса случился эмоциональный всплеск. Ну и я уж не растерялась, прикоснулась к его паскудному разуму. Теперь я смогу отыскать эту тварь в астрале без труда. А это для страховки, - якутка с нескрываемой гордостью продемонстрировала погасшую сигарету. – Он на сигарете оставил свой энергетический отпечаток.
    - Кажется, я начинаю понимать, что вы задумали, - Полина искоса поглядела на якутку.
    - Какое у тебя животное для астрального боя?
    - Пантера.
    Саяра хмыкнула.
    - Неплохо, неплохо… У меня – белая медведица. Как говорил питон Каа: «Славная будет охота». Сегодня вечером.
    - Астральный бой, - задумчиво пробормотала Полина.
    - Верно, астральный бой, - сказала Саяра. – А теперь, ко мне домой. Нам нужно серьёзно подготовиться.
    Агата смотрела на якутку и корректора, как на волшебных персонажей из сказки. И о чём они вообще говорили? Что за животные для астрального боя? Одно радовало: она вроде как для них теперь своя и, возможно, скоро дождётся разъяснений. Пока Агата, из слов якутки, могла сделать единственный определённый вывод: вечером маги сотворят что-то серьёзное, глобальное и, скорее всего, рискованное.
    - Ты как, нормально? – спросила у неё Полина.
    Агата кивнула, хотя пока ещё и сама не понимала, всё ли с ней нормально. Слишком много впечатлений. Она вспомнила, как Надзиратель разглядывал её. Он ведь не просто смотрел, а буквально вгрызался взглядом, почти обделив своим вниманием магов. Есть повод задуматься. И ужаснуться.
    Они вышли к проспекту. Снова поднялся ветер. Где-то далеко завыла сирена полицейской машины.
    Агата бросила взгляд на ползущий по шоссе автобус и обомлела. Грудь словно железным обручем стянуло.
    Из всех окон автобуса на неё таращились десятки пар злобных, налитых кровью глаз. Демонические морды гримасничали, в тёмных провалах открытых будто бы в крике ртов извивались раздвоенные языки. В голове Агаты, словно далёкое эхо, прозвучал голос Павла-Надзирателя: «Если встанете у меня на пути, мои псы сожрут вас!..» Он закрыла глаза, с нарастающей паникой чувствуя, что в сознании вот-вот что-то сломается, затем выдохнула и разомкнула веки.
    Автобус удалялся. Внутри него было полно народу – обычные люди, не чудовища.
    Агата ощутила, как в руках зарождается дрожь, поспешно сунула их в карманы пуховика и только сейчас заметила, что Саяра и Полина смотрят на неё с тревогой.
    - Что случилось? – спросила якутка. – Ты вдруг вся побледнела.
    - Это нервы, - поставила диагноз Полина.
    Агата поняла, что находится сейчас в миллиметре от того, чтобы вылететь из команды. Зачем магам слабонервная девчонка? Нужно срочно исправлять положение.
    - Да всё со мной нормально, - она даже нашла в себе силы усмехнуться. – Замёрзла просто. Ненавижу холод.
    Саяра положила ей руку на плечо и слегка сжала.
    - Не ври, девчуля. У тебя был приступ страха. И это нормально, учитывая, как злой дух тебе на мозги капал. Неспроста он к тебе прицепился, ох неспроста. Странно, конечно, но у меня такое ощущение, что ты его чем-то напугала.
    На лице Агаты проявился лёгкий румянец.
    - И чем же? Своей физиономией?
    - Поговорим об этом дома, - поставила многоточие Саяра, убрав ладонь с её плеча.
    Неподалёку возле газетного киоска две женщины что-то оживлённо обсуждали. Одна из них почти кричала:
    - Я своими глазами видела, как они горели! Их много было! Они бегали по магазину и горели! Там всё было в огне, клянусь тебе, я сама всё видела, своими глазами! Пожарные до сих пор магазин тушат! Ужас, ужас!..
    - Господи, да как же это?! – плаксиво воскликнула вторая женщина и прикрыла рот ладонью.
    Саяра и Полина мрачно переглянулись.
    - Стая, - выдохнула якутка.
    Агата поняла, что новости по телевизору сегодня и в ближайшее время будут хуже некуда. Но полиция и журналисты всё спишут на бытовуху, не подозревая, какое зло на самом деле явилось в город.
    Она шла рядом с Саярой и Полиной, глядя на тротуар перед собой, по которому ветер гонял позёмку. Глаза поднимать боялась: а вдруг чёртова галлюцинация повторится, и она увидит у прохожих вместо человеческих лиц демонические морды? Ей пришла в голову токсичная, убивающая уверенность в себе, мысль, что Надзиратель мог заразить её безумием.
    И отделаться от этой мысли было не так-то просто.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.


    Сообщение отредактировал трэшкин - Понедельник, 04.09.2017, 12:28
     
    nonamemanДата: Понедельник, 04.09.2017, 16:00 | Сообщение # 237
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2271
    Статус: Не в сети
    15-16 глава

    Цитата трэшкин ()
    мне придётся подчинить твою волю себе.

    Очень неестественно и пафосно, особенно в голосом Полины, которой, судя по характеру пафос чужд.

    Цитата трэшкин ()
    «Philip morris»

    Думал, это табачная компания, а, оказывается и цигарки такие есть. Век живи... Давно не курил, не слежу за трендами.
    Слабая вычитка. У тебя как-то периодами: то особо придраться в плане грамматики не к чему, то всё наперекосяк. В этих главах что-то среднее между двумя состояниями.
    В остальном всё гут.
    При том, что формулы, маги, орки и прекрасные принцессы с небритыми подмышками - не моё, читается легко и хорошо. Особенно, когда Надзиратель со своей сворой (кстати, может название Свора лучше подойдёт, чем Стая?) кровушки прольёт пару литриков :)
     
    трэшкинДата: Понедельник, 04.09.2017, 16:23 | Сообщение # 238
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    Очень неестественно и пафосно, особенно в голосом Полины, которой, судя по характеру пафос чужд.

    Согласен. Постараюсь перефразировать.

    Цитата nonameman ()
    Думал, это табачная компания, а, оказывается и цигарки такие есть. Век живи... Давно не курил, не слежу за трендами.

    До недавнего времени были сигареты Союз-Аполлон, теперь они - Филлип Моррис почему-то стали.

    Цитата nonameman ()
    Слабая вычитка. У тебя как-то периодами: то особо придраться в плане грамматики не к чему, то всё наперекосяк. В этих главах что-то среднее между двумя состояниями.

    Это я опять расслабился. :) Постараюсь быть внимательней.

    Цитата nonameman ()
    При том, что формулы, маги, орки и прекрасные принцессы с небритыми подмышками - не моё, читается легко и хорошо.

    Я и сам в последнее время не очень люблю чистое фэнтези, где маги, заклинания. Но я тут постарался, чтобы магия была не слишком уж фэнтезийной. Огненными шарами никто не пуляется, молний из пальцев тоже нет. Тут скорее ближе к мистике, как мне кажется.

    nonameman, спасибо! :)

    Первый опыт в ранге официального критика у тебя состоялся! ng

    Добавлено (04.09.2017, 16:23)
    ---------------------------------------------

    Цитата nonameman ()
    (кстати, может название Свора лучше подойдёт, чем Стая?)

    Мне кажется, Стая более грозно звучит. Свора - более пренебрежително.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    nonamemanДата: Понедельник, 04.09.2017, 16:24 | Сообщение # 239
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2271
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Тут скорее ближе к мистике, как мне кажется.
    Надзиратель тут хорошо разбавляет фентези-составляющую весёлой мрачностью.

    Цитата трэшкин ()
    Первый опыт в ранге официального критика у тебя состоялся!

    Спасибо :)
     
    трэшкинДата: Понедельник, 04.09.2017, 16:43 | Сообщение # 240
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    Надзиратель тут хорошо разбавляет фентези-составляющую весёлой мрачностью.

    Весёлая мрачность - это словосочетание надо запомнить. Потом где-нибудь использую. :D


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    nonamemanДата: Среда, 06.09.2017, 11:05 | Сообщение # 241
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2271
    Статус: Не в сети
    Продолжение 16-й.
    Цитата трэшкин ()
    Агата чувствовала, что сейчас взорвётся, если хоть что-то сейчас не сделает. Мозг требовал разрядки, тело – движения. И тут она сотворила то, что первое пришло в голову: присела, мигом слепила два снежка, выпрямилась и принялась жонглировать. Полностью сосредоточившись, она перекидывала снежки из руки в руку, а сознание прояснялось, тучи в голове рассеивались.

    Вот никак не могу представить, что раз - и жонглировать давай. Может какое-то более естественное действие. Ну пусть хоть эклерчик из кармана достанет, а Надзиратель скажет: "Дай вкусняшку!", и его считают сразу. Или хотя бы где-нибудь в повествовании укажи, что она жонглирует. Типа как баян у Дарьи в "Грозе" (пардоньте, "Занавес упал" :) ).
    Цитата трэшкин ()
    Странно, конечно, но у меня такое ощущение, что ты его чем-то напугала.
    Есть подозрение, что это про Тираннозавра и Викинга. Чувствуется, они накачают люлей в итоге злыдню. Но это так, конспирологическая теория.

    Цитата трэшкин ()
    - Астральный бой, - задумчиво пробормотала Полина.

    Начинаю волноваться :)
     
    трэшкинДата: Среда, 06.09.2017, 11:34 | Сообщение # 242
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()

    Вот никак не могу представить, что раз - и жонглировать давай.

    Ей просто именно это в голову пришло, сиюсекундная блажь, чтобы вырваться из злых чар Надзирателя. Он с тем же успехом могла песню загорланить, при этом не думая, что будет выглядеть глупой. :)

    Цитата nonameman ()
    Есть подозрение, что это про Тираннозавра и Викинга. Чувствуется, они накачают люлей в итоге злыдню. Но это так, конспирологическая теория.

    В общем-то, ты прав. Но схватка с Надзирателем будет не такая уж простая. У меня вообще недавно появилась мысль, сделать роман более масштабным. После первой битвы последует вторая, а потом будет перерыв так сказать - события уже продолжатся спустя примерно месяц, Надзиратель улизнёт. Это будет как бы вторая часть. Я сейчас обдумываю такой вариант. А изначально собирался разделаться с Надзирателем и Стаей во второй битве.

    Цитата nonameman ()
    Начинаю волноваться

    Тут у меня есть кое-какая задумка. Не хочется, чтобы это был фэнтезийный бой. Постараюсь, чтобы пребывание героев в астрале походило на что-то из мескалинового опыта Кастанеды.

    Кстати, я сегодня случайно узнал, что твой ник nonameman можно перевести как "безымянный". :)

    nonameman, спасибо! :)


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    nonamemanДата: Среда, 06.09.2017, 14:19 | Сообщение # 243
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2271
    Статус: Не в сети
    Цитата трэшкин ()
    Кстати, я сегодня случайно узнал, что твой ник nonameman можно перевести как "безымянный".

    Что есть, то есть. Не самое лучший ник для писателя, стремящегося стать известным, но пример известного Эрнста Неизвестного меня подбадривает :D
     
    трэшкинДата: Вторник, 12.09.2017, 09:38 | Сообщение # 244
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Глава семнадцатая (жестокая и печальная):

    Почему у этой девки розовая кожа, красные губы и от неё разноцветное свечение исходит? Всё вокруг чёрно-белое, а она такая! Вот уж что Надзиратель не ожидал ощутить в этом мире, так это угрозу для себя. Даже магов он не воспринимал как серьёзных противников, а вот в девке почувствовал угрозу. Это ощущение было смутным, непонятным, но достаточным для того, чтобы подорвать в архонте уверенность в собственной неуязвимости.
    Мрачный, как туча, он сидел в кресле в гостиной квартиры Павла. Нажимал на кнопки пульта, переключая каналы. Женщина-одержимая, которая даже дома не сняла свою вязаную полосатую шапку, принесла с кухни пряники и вафли, положила их на журнальный столик перед Надзирателем. Но есть ему не хотелось, мысли о странной девке убили аппетит.
    В углу комнаты, возле дивана, примостился Глеб. Когда вернулись с улицы, Надзиратель сказал ему, что это его место, и приказал сесть на пол. Так Глеб и сидел, то и дело, вздрагивая и с какой-то тоской вглядываясь в свои раскрытые ладони, словно не веря, что они совсем недавно смертельной хваткой сжимали горло продавщицы.
    Надзиратель наткнулся на канал, по которому транслировались новости. Молодой репортёр почти кричал, рассказывая о страшной трагедии:
    - О количестве жертв пока точно неизвестно, но предположительно – больше двадцати! Буквально пятнадцать минут назад пожарным удалось справиться с огнём…
    Репортёр, щурясь из-за ветра, стоял на фоне окутанного завесой метели чёрного от копоти магазина. Шумела толпа, суетились полицейские и пожарные.
    - Наша съёмочная группа продолжит работать на месте трагедии, - возбуждённо вещал репортёр.
    Надзиратель снова принялся переключать каналы.
    Религиозный канал, детский, спорт… комедийный сериал с дебильным хохотом за кадром, старый чёрно-белый фильм, реклама, реклама, реклама, что-то о животных, реклама, музыка…
    На музыкальном канале шёл хит-парад, десятка лучших групп тяжёлого рока. На экране всё мелькало, ревели гитары, гремели ударные, пронзительный голос вокалиста словно бы вызывал на смертельный бой всё человечество. Клип группы «Judas Priest» был абстрактным – какие-то корявые металлоконструкции озарялись яркими вспышками, возникали и тут же исчезали суровые лица музыкантов.
    Надзиратель подался вперёд в кресле и прибавил громкость. Кожа покрылась мурашками, по спине пробежала горячая волна, внутри что-то заколотилось в унисон бешеному музыкальному ритму. Это было феерично, мощно. Надзиратель, забыв об Агате, магах и вообще обо всём на свете, врубил звук на максимум. Он вдруг понял – эта музыка создана для него! Только ради того, чтобы её услышать, стоило сбежать из тонкого мира.
    От дикой звуковой атаки вибрировал воздух в комнате, дрожали стёкла в окнах, дёргались пластиковые панельки на люстре. Глеб, с кислым выражением на лице, закрыл уши ладонями. В дверном проёме, словно в приступе эпилепсии, дёргалась в такт музыке одержимая в полосатой шапке.
    - Это моё! – шептал Надзиратель дрожащим от возбуждения голосом. Его зрачки пульсировали, лицо раскраснелось.
    За «Judas Priest» последовала группа «Kreator». Этот клип был мрачным, с антивоенной тематикой. Кровь, взрывы, раненые солдаты, искажённые болью лица. Музыка грузная, не ровная. Она накатывала, как волна, заполняя собой комнату и разум Надзирателя, и отступала. Соло-гитара звучала тревожно, голос вокалиста источал гнев.
    Надзиратель был в восторге. Он воспринимал эту музыку кожей, нервами, жилами, спинным мозгом. Вот они возможности человеческой плоти, вот они! Что-то пыталось вырваться из него.
    Крик!
    И он закричал, молотя кулаками по журнальному столику, кроша пряники и вафли. Это был крик торжества, победоносный клич, извержение вулкана, чей фонтан расплавленной лавы разрывает в клочья небеса.
    Но что-то постороннее, мерзкое пробивалось сквозь рёв гитар и грохот ударных. Какой-то стук. Звук был резким, как выстрелы, он ломал и коверкал всю музыкальную конструкцию. Кто-то настойчиво стучал в стену.
    Клип закончился, пошла реклама. Надзиратель убавил громкость, запихал в рот обломок вафли и принялся жевать, с презрением косясь на стену. Через несколько секунд яростный стук прекратился.
    Надзиратель выудил из памяти Павла информацию о соседе: Илья Семёнович, сорокалетний мужик, школьный учитель, преподаёт историю, год назад его жена погибла в автомобильной аварии, детей нет, проживает один, летом часто сидит во дворе на скамейке с книгой в руках. Это всё, что Павел знал о соседе. Надзиратель вынес вердикт: учитель-историк сдохнет, если примется вновь колотить в стену. Те, кто мешает архонту, не должны жить!
    На экране телевизора красивая женщина расхваливала стиральный порошок, с которым бельё становится белым-белым. «Это просто чудо!» - восторженно восклицала она.
    Глеб теперь сидел, обхватив руками ноги и уткнувшись лбом в колени. Надзиратель бросил ему пряник.
    - Ешь, пёсик.
    И тут раздался звонок в дверь.
    Глеб вздрогнул. Надзиратель отдал мысленный приказ эгрегорам не суетиться, а сам поднялся с кресла и отправился открывать дверь.
    Это был Илья Семёнович – чисто выбритый невысокий полноватый мужчина с обрамлённой аккуратной щёткой волос блестящей лысиной. Тёмно-синий застиранный халат, зелёные стоптанные тапки, на шее тонкая цепочка с крошечной иконкой. Гнев школьный учитель старался скрывать, но его выдавали пунцовые пятна на пухлых щеках и лёгкая вибрация в голосе:
    - Послушайте, Павел, - начал он, едва Надзиратель открыл дверь, - я, конечно, всё понимаю, и всяческих скандалов стараюсь избегать, но у меня стены трясутся от вашей музыки. Это просто невыносимо. Это…
    Он замолчал, попятился, заметив в глазах соседского паренька нечеловеческую, какую-то первобытную злобу. Илья Семёнович, содрогнувшись, даже усомнился: а Павел ли перед ним стоит? Этот вопрос сейчас не казался ему безумным бредом. Рассудок бунтовал, логика и здравый смысл подверглись эрозии. Он взирал на Павла, соседского парнишку, но видел кого-то иного. В голове заколотилась мысль: «Кукла! Это злая кукла, не человек!..»
    - Я слушал музыку! – выдавил Надзиратель. – Не нужно было мне мешать! Ну а теперь, историк, мы с тобой поговорим об этом. Ты ведь не против?
    Он вышел на лестничную площадку, за ним из квартиры выскочил одержимый – крупный мускулистый блондин с дебильным выражением лица. Илья Семёнович выставил перед собой руки, пытаясь защититься, но блондин, который был выше учителя на две головы и во много раз мощнее, мигом скрутил его, зажал рот ладонью и потащил в квартиру.
    Надзиратель тоже переступил порог, закрыл за собой дверь и проследовал в гостиную.
    Илья Семёнович, тяжело дыша, прижимался спиной к стене, словно пытаясь раствориться в ней. Он был в одном тапке, второй слетел в коридоре, оборванная цепочка с иконкой валялась на полу. Ошарашенный взгляд учителя прыгал с Надзирателя на блондина, на Глеба, на женщину в вязаной шапке.
    Надзиратель расслабленно плюхнулся в кресло, взял пульт и полностью отключил звук телевизора. В воздухе повисла тишина, нарушаемая лишь порывистым дыханием Ильи Семёновича. Глеб сосредоточенно покусывал нижнюю губу, хмуро глядя на учителя. Одержимые застыли в ожидании приказов архонта.
    - Исто-орик, - протянул Надзиратель, прикрыв глаза и откинувшись в кресле. – Историк, историк, историк, - прошло не менее минуты, прежде чем он заговорил снова. Голос его звучал спокойно, даже как-то меланхолично: - Вот тебе история, историк… Представь, что ты существуешь в мире, в котором всё создано лишь для того, чтобы причинять боль. Весь этот мир – одно сплошное страдание… Там чёрное солнце. Повелители следят за тобой со своих башен…
    Он помолчал и, не открывая глаз, продолжил:
    - Ты даже не был рождён. Тебя создали. Ты винтик в огромной машине, у тебя даже нет имени – кому придёт на ум давать имена винтикам? Уродливым мир… Там целую вечность ничего не меняется. Сраное дно мироздания. Тюрьма для прогнивших душ. Тебя наделили властью, но она ничто, всего лишь иллюзия. Ты такой же заключённый, как и те тёмные души, которые сам же и терзаешь. А вечность тянется, тянется... чёрное солнце встаёт над твоей тюрьмой и садится. Ничего не меняется… ничего… И ты понимаешь, что обречён существовать здесь до скончания времён. У тебя есть только зависть… Ты завидуешь своей собственной Стае. Завидуешь всем этим серийным убийцам, насильникам, кровавым тиранам, потому что у них есть своя история. У тебя своей истории нет. Оглядываешься назад, и ничего не видишь. Пустота. И впереди пустота. Это бесит. Тебе больно от того, что ничего нельзя изменить, что выбора никакого нет, и никогда не было. Ни у кого нет выбора, даже у повелителей на башнях. Даже у чёрного солнца.
    Надзиратель распахнул глаза. Его лицо исказила злоба.
    - Я заслужил всё это! – он резко указал пальцем на телевизор. – Я заслужил эту музыку, заслужил чёртовы эклеры, заслужил право проламывать молотком бошки!.. Ни одно существо во вселенной не заслуживает этого больше, чем я!
    Илья Семёнович съёжился, растерянно глядя в пол перед собой. Блондин стоял рядом, крепко сжимая кулаки.
    - Чего молчишь, историк? – успокаиваясь, спросил Надзиратель. - Уже понял, что не выйдешь отсюда живым? – он потёр лоб и усмехнулся. – А знаешь, я, пожалуй, дам тебе шанс. Предоставлю выбор.
    Учитель посмотрел на него с тоской, а потом нашёл в себе силы распрямить спину, расправить плечи, словно устыдившись своего жалкого вида. Блондин напрягся, зыркнул на него угрожающе, как будто говоря: «Только попробуй заорать или выкинуть какую-нибудь другую глупость! По стенке размажу!»
    - Выбор, - ослабшим голосом промолвил Илья Семёнович. – Почему-то мне кажется, что это будет выбор между Сциллой и Харибдой.
    Надзиратель смерил его ехидным взглядом.
    - Между жизнью и смертью. Но с условием, разумеется, - он кивнул в сторону Глеба. – Мы с моим псом уже играли в эту игру. Он свой выбор сделал и, как видишь, он жив здоров. Тебе нужно будет всего лишь…
    Его прервал яростный вой. Это Глеб завыл сквозь стиснутые зубы. Он поднялся с напряжением, как робот, у которого проржавели механизмы. Его глаза лихорадочно блестели, в пунцовых пятнах лицо лоснилось от пота.
    - Тварь! – прошипел он. – Какая же ты тварь! Я не твой пёс, не смей меня так называть!
    И решительно двинулся к Надзирателю. Но не успел сделать и двух шагов, как на него, пронзительно завизжав, бросилась женщина в полосатой шапке. Она прыгнула на Глеба точно паук, обхватила руками и ногами, вонзила зубы ему в плечо. Он захрипел, пытаясь отодрать её от себя, при этом его пылающий яростью взгляд ни на секунду не отрывался от сидящего в кресле с усмешкой на губах Надзирателя.
    На помощь женщине подоспел блондин. Как заправский боксёр он нанёс Глебу прямой удар в челюсть. Тут же одёрнул руку для следующего удара, но хватило и первого, чтобы Глеб, как подкошенный, рухнул на пол, лишившись чувств. Одержимая, упав вместе с ним, вскочила на ноги, поправила съехавшую на затылок шапку и захихикала.
    Илья Семёнович дрожал, открывая и закрывая рот, будто силясь что-то сказать. Надзиратель, щурясь и криво улыбаясь, глядел на Глеба.
    - А у пёсика-то бешенство. Это надо же, на меня, своего хозяина вздумал гавкать! Придётся его лечить, - он сделал рукой неопределённый жест. – А зашейте-ка ему пасть. И пальцы сломайте. Вот такое мы ему пропишем лечение.
    Надзиратель призвал на помощь память Павла и выяснил, где в доме хранятся швейные принадлежности. Он указал на деревянную шкатулку на полке.
    - Нитки и иголки вон там.
    Одержимая кивнула и с радостной расторопностью направилась к шкатулке.
    - Ты нелюдь, - выдохнул Илья Семёнович. – Вы все нелюди.
    Он пошатнулся, опустился обессиленно на пол и обхватил голову руками.
    - Смело. И в самую точку, - осклабился Надзиратель. – Нелюдь. Знаешь, историк, а меня почему-то это не оскорбляет. Нисколечко.
    Одержимая, ловко продев чёрную капроновую нитку в иголку, вернулась к Глебу, опустилась возле него на колени и, не церемонясь, принялась зашивать ему рот. Расстояние между стежками она делала крошечными, игла легко пронзала плоть, нить плотно стягивала губы.
    Глеб лежал как мёртвый, совершенно не реагируя на боль. Кожа на его челюсти обрела грязно-жёлтый оттенок.
    За работу взялся и блондин. С деловитым видом, он нагнулся и начал ломать Глебу пальцы: мизинец, безымянный, средний, указательный…
    Когда очередная косточка с хрустом ломалась, Илья Семёнович вздрагивал и издавал короткий стон, словно это не Глебу, а ему причиняли боль.
    Закончив с первой рукой, блондин взялся за вторую. А женщина тем временем сделала последний стежок, завязала узел, склонилась и перекусила нитку. Затем критическим взглядом осмотрела свою работу, поднялась и отправилась на кухню выполнять следующий приказ, который ей мысленно отдал Надзиратель.
    Переломав пальцы на руках Глеба, блондин подошёл к Илье Семёновичу, схватил его за шкирку и рывком поставил на ноги.
    - Что ж, вернёмся к нашей игре? – Надзиратель закинул ноги на столик и шустро побарабанил ладонями по подлокотникам кресла.
    Из кухни вернулась одержимая. Она подошла к Илье Семёновичу, вложила ему в руку нож, отступила на шаг и задрала голову. На её губах играла лёгкая улыбка.
    - Убей её, - спокойным тоном, словно речь шла о каком-то пустяке, промолвил Надзиратель. – Перережь её глотку.
    Женщина указала пальцем на своё горло, мол, режь здесь, я не против.
    - Убьёшь её, и я отпущу тебя, слово даю, - пообещал Надзиратель. – Ну, ты же видишь, историк, она сама этого хочет. Уважь девушку. Давай, давай, сделай правильный выбор.
    Илья Семёнович уставился на нож в своей руке и застыл, будто окаменев. Даже дрожь унялась. На его гладкой лысине и лбу выступила испарина. Женщина слегка подалась вперёд, ещё выше приподняв подбородок. Яремная вена на её шее чётко выделялась и пульсировала.
    - Ну же! – с азартом воскликнул Надзиратель. – Это ведь так просто: вжик, по горлу, и все дела! На кону жизнь, историк, твоя жизнь! – он обеими руками указал на женщину. – Ну, взгляни на неё, она же мечтает сдохнуть! И ты ведь сам назвал её нелюдем! Так чего же ты медлишь, а?
    - Нет, - одними губами, беззвучно, произнёс Илья Семёнович.
    - Что-что? Я не расслышал! – Надзиратель приставил ладонь к уху.
    - Я не стану этого делать.
    - А ну-ка повтори?
    Школьный учитель выронил нож и обречённо склонил голову.
    - Я не стану никого убивать. Я… это мой выбор.
    Тишина. После длительной паузы, Надзиратель её нарушил:
    - Ты умрёшь.
    Илья Семёнович медленно повернул голову, взглянул на кружащийся за окном снег.
    - Мне этой ночью жена снилась, - промолвил он чуть слышно, отстранённо, - Она… она стояла, окружённая туманом, улыбалась и звала меня, - он помолчал, уголки его губ чуть приподнялись. – Она была так прекрасна.
    - Ты умрёшь, - с нажимом повторил Надзиратель. – Но вот что я тебе скажу, историк… Ты сделал верный выбор. Ты не попадёшь в мир боли. Ты только что избежал таких страданий, которых и представить не можешь. Мои псы много могли бы тебе об этом рассказать.
    Он испытал к этому человеку уважение. Новое для него чувство, неожиданное, совершенно чуждое. И именно уважение побудило Надзирателя задать следующий вопрос:
    - У тебя есть последнее желание?
    Усталый взгляд Ильи Семёновича переместился на Глеба.
    - Отпусти парня.
    - И этот туда же, - проворчал Надзиратель. – Сдался вам всем мой пёс. Нет, не отпущу. Говори другое желание.
    - Фотография, - после короткого раздумья сказал учитель. – Она в деревянной рамке на тумбочке возле моей кровати. Когда… когда это случится, я хотел бы…
    - Будет тебе фотография, - пообещал Надзиратель.
    По его приказу женщина сбегала в соседнюю квартиру, вернулась с фотоснимком, который передала Илье Семёновичу. На фотографии была изображена его жена – полная женщина с тёмными кудряшками волос и весёлыми лучистыми глазами. Он погладил подушечками пальцев портрет.
    - Я ведь увижу её? Увижу её там?
    - Понятия не имею, - честно признался Надзиратель.
    - Увижу, - уверенно сказал Илья Семёнович. – Конечно же, увижу.
    Он оторвал от рамки прикреплённый скотчем локон тёмных волос, поднёс к носу и сделал глубокий вдох. А потом зажал локон в кулаке.
    Блондин поднял нож. Вместе с женщиной он повёл Илью Семёновича в другую комнату. Они его почти тащили, так как учитель был не в состоянии самостоятельно переставлять ноги.
    - Прощай, историк, - мрачно бросил Надзиратель. – Твоя история закончена.
    Скоро он услышал слабый вскрик и звук упавшего на пол тела. Вот и всё. Того, кто мешал ему слушать музыку, больше нет. Но Надзиратель не испытывал и тени удовлетворения.
    Хмурясь, он прибавил звук телевизора. Хит-парад закончился, теперь на музыкальном канале отвязный тип в пёстрой бандане, с шутками-прибаутками, обсуждал новый образ Кристины Агилеры.
    Надзиратель снова взялся переключать каналы, пока не наткнулся на самое начало клипа Тимати. Прослушав песню до середины, архонт понял, что в этом мире есть вещи не менее мерзкие, чем горчица, и снова принялся нажимать на кнопки пульта. Остановился на мультфильме про Смешариков. Круглые существа с именами Крош, Нюша, Лосяш и Копатыч его заинтересовали и вернули благостное расположение. Даже аппетит вернулся, и обломки пряников и вафель на столике оказалось очень кстати.
    На полу заворочался и приподнял голову Глеб. Через секунду он, выпучив глаза, заорал от жуткой боли, но сквозь зашитые губы пробивалось лишь глухое мычание.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    nonamemanДата: Среда, 13.09.2017, 15:56 | Сообщение # 245
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2271
    Статус: Не в сети
    Отличная глава. И историка действительно жалко. Достойный перец.
    Цитата трэшкин ()
    Judas Priest»

    еее рок!
    bp
    Но, честно говоря, под симптоматику, описанную тобой (особенно, со стороны тётки), больше подходит не Джудас, а что-нибудь трэшовое. Тот же Креатор, а лучше Слеер (его, думаю, в десятку лучших можно воткнуть). Под Слеер как раз и будет эпилепсия. Креатор, кстати, сомневаюсь, что попал бы в этот список. Масштаб не особо тот.
    Цитата трэшкин ()
    Тимати. Прослушав песню до середины, архонт понял, что в этом мире есть вещи не менее мерзкие, чем горчица, и снова принялся нажимать на кнопки пульта.

    ng ng ng ng ng ng ng ng ng ng ng ch ch ch ch ch ch
    Так его, так :) Моторхедом по бородатой башке.
    Сочненько всё получилось :) Я заметил, что говнястиков как-то проще и приятнее создавать, чем главного героя с его проблемами вечными.
     
    трэшкинДата: Среда, 13.09.2017, 16:13 | Сообщение # 246
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    Но, честно говоря, под симптоматику, описанную тобой (особенно, со стороны тётки), больше подходит не Джудас, а что-нибудь трэшовое. Тот же Креатор, а лучше Слеер (его, думаю, в десятку лучших можно воткнуть). Под Слеер как раз и будет эпилепсия. Креатор, кстати, сомневаюсь, что попал бы в этот список. Масштаб не особо тот.

    Два дня я выбирал, какие группы в текст вставить. Слеер - конечно же был у меня на заметке, я даже специально, чтобы в памяти освежить, несколько клипов посмотрел. Но всё же решил остановиться на Джудасе и Креаторе. Но выбор этот не окончательный, возможно, переиграю. :) Тем более ты прав, Джудас не очень вписывается в трэшак, который так возбудил Надзирателя.

    Цитата nonameman ()
    Моторхедом по бородатой башке.

    Тоже долго думал, кого выбрать. Есть группа "Руки вверх" и Тимати - я их ненавижу одинаково. Но "Руки вверх" - это уже прошлое, а Тимати ещё что-то поёт. :)

    Цитата nonameman ()
    Я заметил, что говнястиков как-то проще и приятнее создавать, чем главного героя с его проблемами вечными.

    Однозначно. Их создавать в разы интересней. :)

    nonameman, спасибо! ng


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.


    Сообщение отредактировал трэшкин - Среда, 13.09.2017, 16:14
     
    VerikДата: Воскресенье, 17.09.2017, 21:17 | Сообщение # 247
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1206
    Статус: Здесь
    Цитата трэшкин ()
    трэшкин
    в квартире ж Павла два трупа, - его родители. Неужели запаха никто из соседей не почуял? Да и ведь общались они с кем-нибудь наверное.
    Про Глеба: ну и где же я возьму сочувствие к этому персонажу, если нет описания эмоций Глеба, выражения лица, внутренних мыслей? *(в Грозе у тебя хорошо получалось описать тот эпизод с кулинарным зверством)



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Понедельник, 18.09.2017, 07:34 | Сообщение # 248
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    в квартире ж Павла два трупа, - его родители. Неужели запаха никто из соседей не почуял? Да и ведь общались они с кем-нибудь наверное.

    Надзиратель их убил нынешней ночью, прошло часов двенадцать. Они ещё не разлагаются, запаха нет. И родители Павла были "кроликами", они вряд ли с кем-то общались из соседей.

    Цитата Verik ()
    Про Глеба: ну и где же я возьму сочувствие к этому персонажу, если нет описания эмоций Глеба, выражения лица, внутренних мыслей?

    Глеб в ступоре, в шоке. В общем-то и так ясно, какие у него мысли. А когда ему рот зашивали, он и вовсе был в отрубе.

    Verik, спасибо! :) Рад, что ты вернулась! А то пропала куда-то.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    VerikДата: Понедельник, 18.09.2017, 14:47 | Сообщение # 249
    Серебряная медалистка конкурсов
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1206
    Статус: Здесь
    Цитата трэшкин ()
    Verik, спасибо! :) Рад, что ты вернулась! А то пропала куда-то.

    отпуск был

    Добавлено (18.09.2017, 14:47)
    ---------------------------------------------

    Цитата трэшкин ()
    По его приказу женщина сбегала в соседнюю квартиру, вернулась с фотоснимком, который передала Илье Семёновичу. На фотографии была изображена его жена – полная женщина с тёмными кудряшками волос и весёлыми лучистыми глазами. Он погладил подушечками пальцев портрет.

    не понятно по прочтении, чей приказ, такое ощущение, что историка. Замени хотя бы по приказу архонта ... лучше звучит.



    Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.
     
    трэшкинДата: Понедельник, 18.09.2017, 14:55 | Сообщение # 250
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3745
    Статус: Не в сети
    Цитата Verik ()
    не понятно по прочтении, чей приказ, такое ощущение, что историка. Замени хотя бы по приказу архонта ... лучше звучит.

    Согласен. Исправлю.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Девианты (Про людей, которые не хотят жить как все.)
    Страница 10 из 16«12891011121516»
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Валентина, Олег, Igor_SS, Verik, голди, Ботан-Шимпо, Makkuro, Гвидон, nonameman, Иля, трэшкин, Ва, adler98, Alri, quantum-flg, SunnyTouch, peotr, Hankō991988 Гость