[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Топ-5 фильмов (18) -- (quantum-flg)
  • Понравившиеся спектакли (6) -- (quantum-flg)
  • Поздравлялки (3194) -- (Валентина)
  • музыка помогающая творчеству (143) -- (Alri)
  • Фонтанирую идеями (18) -- (Verik)
  • Работа 6. ЕВДОКИЯ (0) -- (Verik)
  • Магия эмоций (38) -- (Verik)
  • Работа 5. (0) -- (Verik)
  • Поэтическая страница olka230781 (17) -- (Alri)
  • Поэтическая страничка Regnar (9) -- (Alri)
  • Страница 2 из 3«123»
    Модератор форума: fantasy-book, Donna 
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Бабочки, приколотые к листу картона
    Бабочки, приколотые к листу картона
    АванэльДата: Четверг, 26.11.2015, 21:43 | Сообщение # 26
    Победитель в трех конкурсах
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 938
    Статус: Не в сети
    Доброго времени суток!
    Цитата Alri ()
    огранял большой черный человек

    Я так понимаю это опечатка....
    Цитата Alri ()
    Терпение Дэвида подходило к концу, так еще костяшки негра впивались в грудь и шею, вызывая глубокую боль.

    Предложение читается немного сложновато, можно попробовать перестроиться во времени и написать не впивались а впились.
    Цитата Alri ()
    Дэвид мгновенно сунул руку во внутренний карман пиджака, разорвал пальцами пакет кокаина и бросил оказавшийся в ладони порошок в лицо негру

    Оригинально)))))))
    А эротический образ хозяйки барделя довольно кстати (почему то вспомнил маленький эпизод из Мастера и Маргариты когда бывшая хозяйка барделя была приглашена на бал к Волонду).

    С уважением СВТ Аванэль.


    Фантазия - она как Вселенная, рождается из пустоты.
     
    AlriДата: Суббота, 28.11.2015, 01:22 | Сообщение # 27
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Igor_SS,с ошибками согласен, буду править.

    НЧто касается рома, на самом деле это просто часть персонажа. Ему больше нравится ром. По крайней мере дешевый ром на вкус лучше, чем дешевый виски.

    Про обезболивающее будет дальше. Возможно намного дальше. Подскажите, пожаллуйста, а этот вопрос, он требует немедленного разъяснения, иначе сама боль кажется бредовой или неправдоподобной, или создает небольшую интригу?

    На самом деле он любит слышать боль, потому что считает это частью действа, которое творит. Он не переслушивает, не фотографирует, потому что для него существует только настоящий момент. Он может похитить кого угодно и начать творить. То есть, возможно я не совсем полно описал тип этого человека. Но главный вопрос нужно ли описывать его сразу, потому что я планирую создать еще несколько флэшбэков. Если расширить эту сцену, тогда в них не будет необходимости. Да, наверное, так лучше. Лучше чтобы сразу создавался полноценный образ.

    Спасибо большое за критику!


    Меня там нет.

    Сообщение отредактировал Alri - Суббота, 28.11.2015, 01:23
     
    AlriДата: Суббота, 28.11.2015, 01:42 | Сообщение # 28
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Аванэль, предложение перепишу, спасибо!

    Меня там нет.
     
    AlriДата: Суббота, 28.11.2015, 01:46 | Сообщение # 29
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Выложу небольшую главу.
    На самом деле написал еще три, но в тетради, надеюсь хоть одну перепечатать на выходных.

    Глава 6.

    Истеричный смех разнесся по кухне. Дэвид распластался на столе. Он громко смеялся, легкие его, то вздымались, то опускались от новых порывов чувств. Его щека ощутила прохладную гладкую деревянную поверхность, и он засмеялся еще страшнее. Правая рука затряслась, по крыльям носа потекли слезы. Крохотные капли солили губы. Смех превратился в истерику. Дэвид то ли смеялся, то ли плакал, его чувства казались спорными, они перетягивали его в противоположные стороны. Стакан опустел, но Дэвид не в силах был его наполнить. Он смотрел сквозь выпуклое стекло стакана на чернеющий проход в гостиную, и ему казалось, что он видел черные тени.
    Агата была отличной женщиной. Застенчивой, но веселой, жизнерадостной. Ей так и не удалось привить Дэвиду любовь к бегу, ровно так же, как не удалось привязать его к себе. После событий семилетней давности ничего не вдыхало в него жизнь, даже сама жизнь. Они познакомились непримечательно, как оно часто бывает, Дэвид прогуливался по парку, она пробегала мимо. После пары коротких свиданий, их встречи стали проходить чаще в кровати, чем на улице. Нет, Дэвид не чувствовал сожаления, только к себе, но в этом признаться не мог. Вероятно, слезы он лил не по миру, не по Люсиль, не по Агате, а по себе самому. Дэвид нашел в себе силы остановить все, как всегда убрать чувства как можно глубже, убедить, что у него есть силы. Он с трудом поднял голову, потом взялся за бутылку и налил еще стакан. Дешевое пойло чудовищно давало по мозгам, во рту пересохло. Дэвид осушил стакан залпом, зажмурился. Боль в руке еще отзывалась короткими тупыми толчками. Они соответствовали ударам его сердца.
    Дэвид засунул руку во внутренний карман и в сжатом кулаке вытащил порошок, бросил на стол. Похлопал себя по бокам, в поисках денег, но нащупал сигареты и понял, как хочет закурить. Сколько он сидел за столом, опрокидывая ром? Тридцать минут, час, два.
    Струйка дыма потянулась вверх, к потолку. Дэвид мрачно наблюдал за ней, как завитки закручивались все сильнее. Ему вдруг почудилось, что сквозь дым он вновь что-то увидел, очертания человека, но когда пригляделся, ничего не обнаружил. Спустя мгновение Дэвид уже забылся в поисках купюры. В следующую секунду занюхивал кокаин с горы, образованной на столе.
    Зрачки его расширились. Рука затряслась еще сильнее. Он на мгновение облокотился на спинку стула, но тут же вскочил. Минутная слабость, внезапно на него накатившая, полностью испарилась. Воздействие кокаина легло поверх алкоголя, и боль практически полностью ушла. Дэвид всегда уплывал от реальности именно в таком порядке – волны алкоголя, затем гром кокаина, все для того, чтобы не уснуть. Время под кайфом, без мучений, заменяло ему нормальную жизнь.
    Теперь его мысли упорядочились. Не осталось неуверенности, не осталось губительного ощущения, что он движется в ловушку.
    «Не могла ли быть та записка, в которой ему предлагали так странно убить женщину, запиской от той шлюхи?» - Дэвид тысячу раз проклял себя за то, что пошел на поводу своей ненависти, но чувства, которые он ежедневно прятал в себе, в такие моменты сдерживать было невозможно. Чем больше их копилось, тем выше в итоге становилась волна. – «С другой стороны это убийство оказалось близнецом другого. В этом деле могло быть замешано несколько человек, и скорее всего все так и было. Либо шлюха и была убийцей, но это – абсурд. Выполнить такой труд женщине не под силу!»
    Дэвид ощутил трудности на своей шкуре.
    Мысли закручивались, как чертова юла, все быстрее, быстрее. Одних только раздумий стало недостаточно, потому что энергия обещала разорвать Дэвида изнутри. Почувствовав это, он подошел к стене, на которой висела мишень для Дартса, и вырвал из нее дротики. Дэвид метал их один за другим, совершенно не прицеливаясь, просто для того, чтобы совершать действие.
    «В лучшем случае убийца за услугу сделает ему подарок», - правда это уже казалось слишком оптимистичным раскладом.
    Скорее всего, его завлекли в какую-то игру, подумал Дэвид. Убийца – психопат, в этом не было сомнений. Дэвид вспомнил место преступления в мельчайших подробностях и словно оказался там. Перед ним висело тело, приколотое к стене. Приколотое к стене!
    Дэвид вернулся к столу и облокотился о него. Дыхание его замедлилось от восторга, который вызвала его догадка. Как приколотое насекомое. Как приколотая бабочка в коллекции безумца. Но для чего убийца втянул его в это дело?
    Дэвид наклонился, скатал трубочку из купюры и сделал два глубоких вдоха. Новый наплыв энергии заставил его зарычать, откашляться. Кокаин словно спутал все сосуды, от чего сердце заработало неправильно, путая ритм в ударах. Дэвид продолжил метать дротики, но удовлетворения игра больше не приносила. Тогда он вытащил револьвер из кобуры под мышкой, проверил барабан. Приложил дуло сначала к виску и засмеялся, но спустя мгновение направил его в сторону стола. Дэвид прицелился в поисках мишени. Мушка остановилась на стакане. Раздался выстрел, и осколки разлетелись по столу. Мушка метнулась правее в сторону бутылки. Дэвид нажал на спусковой крючок. Стекло и остатки рома проскользили по столу, частично грохнувшись на пол. Дэвид рассмеялся. Он подошел к столу и положил на него револьвер. Опустился на колени и начал истерично хихикать. «Попал, разбил все в дребезги».
    - Черт возьми, - произнес он. – Как метко, как смешно.
    Дэвид шарашил пальцами правой руки по полу, собирая осколки. Один вонзился в большой палец. Пол окропили капли крови, но Дэвид не почувствовал боли. Он с презрением посмотрел на кусок стекла, впившийся в кожу, и зубами выдернул его.
    Смех прекратился, лицо Дэвида словно обвисло, уголки губ потянулись вниз. Облик его преобразился, Полинарки словно снял маску, показав миру печаль и искреннюю усталость. Дома он мог не притворяться, хотя часть его игры, часть его выдумки, которую он примерял на лицо ежедневно, все чаще оставалась при нем, творя Дэвида вновь.
    Все осколки отправились в мусорное ведро, когда раздался дверной звонок. Дэвид с опаской посмотрел в сторону темной гостиной. Он поднял со стола пистолет и направился к двери. За ней оказался сосед – типичный семьянин – в пижаме, волосы всклочены, судя по виду, он только что спал, а выстрелы его разбудили.
    - Добрый вечер, - вежливо произнес он, заглядывая за спину Дэвида и пытаясь что-то за ней разглядеть. – Я услышал выстрелы и пришел проведать, все ли в порядке.
    - Добрый вечер, Джэк, - ответил, не скрывая неприязни, Дэвид. Он вновь одел маску. – Все в порядке, эм, я, - язык немного заплетался, - как всегда напивался и нюхал кокаин, и меня, э-э-э, попытались ограбить. Представляешь, детектива? Вот недотепы! И, - он продемонстрировал револьвер, от чего Джэк сделал шаг назад, - они смылись. Я никого не пристрелил.
    - Ага, отлично, - желая быстрее отделаться, кинул Джэк и, поворачиваясь, пожелал спокойной ночи.
    Дэвид проследил, как сосед посеменил к своему таунхаусу и захлопнул дверь. Он вернулся в темноту гостиной и по привычке положил револьвер на полку шкафа в прихожей, а затем включил свет в гостиной. Сначала Дэвид не поверил своим глазам, но за задней дверью стоял силуэт человека. Вытянутая темная фигура с бледным лицом. Спустя мгновение он исчез, но Дэвиду не привиделось, поэтому он ловко перепрыгнул через диван, оказался у задней двери. Кусты, оцепляющие дворик позади дома, еще дрожали в холодном свете фонарей. Дэвид пустился по еще свежим следам. Он выскочил на улицу, огляделся по сторонам. Единственное слово, которое возникало у него в мыслях: «Ублюдок». Сердце бухало. Уши от резкого движения заложило, от чего ориентироваться стало сложнее, но Дэвид все-таки собрался и заметил, как человек скрылся за углом дома в переулке. Он бросился за ним. Конечно, кокаин питал его силы, но надо было понимать, что скоро энергия улетучится, весь резерв будет истрачен, и Дэвид тут же развалится, рассыплется, распластается по асфальту.
    В конце узкого переулка маячила вытянутая фигура в плаще. Человек выскочил на широкую улицу, пересек её и скрылся в другом переулке. Дэвид отставал, но все еще видел цель перед глазами. Он оказался в сыром переулке, в котором страшно воняло, бомжи выбирали такие места, чтобы справлять нужду. От испарений жгло горло, каждый вдох давался все тяжелее и тяжелее. Дэвид пробежал еще несколько метров, и его сердце словно взяли в тиски. Он поскользнулся и распластался по влажному асфальту. Дэвид ощутил саднящую боль на щеке и следующую секунду отголоски той самой чудовищной боли в левой руке, но все это волновало его меньше, чем скрывающаяся в конце переулка фигура человека. Изо рта Дэвида вырвался яростный рев, он вскочил и помчался дальше, терпеливо пересиливая острую боль в сердце, в боку, в легких, в органах, которые он готов был выплюнуть на землю.
    Дэвид выскочил на дорогу, разворачивая голову вправо, куда повернул человек, но ничего не увидел, потому что его ослепил яркий свет фар. Он почувствовал боль, а потом темнота окружила его.


    Меня там нет.
     
    Igor_SSДата: Суббота, 28.11.2015, 01:53 | Сообщение # 30
    Почетный академик
    Группа: Критик
    Сообщений: 672
    Статус: Не в сети
    Цитата Alri ()
    По крайней мере дешевый ром на вкус лучше, чем дешевый виски.

    в этом я не советчик. Мое познания алкогольных напитков не идёт дальше пива, вина, водки.)

    Цитата Alri ()
    Подскажите, пожаллуйста, а этот вопрос, он требует немедленного разъяснения, иначе сама боль кажется бредовой или неправдоподобной, или создает небольшую интригу?

    Сама боль не бредовая. Много причин почему ему может быть больно — фантомные боли или ещё что. Другое почему он с ней не борется, не убирает. Для себя я решил будто ГГ так себя наказывает за беспомощность. Как-то так.

    Цитата Alri ()
    На самом деле он любит слышать боль, потому что считает это частью действа, которое творит. Он не переслушивает, не фотографирует, потому что для него существует только настоящий момент.

    Теперь понятней. Мои предложения лишние.


    2х2=5
     
    AlriДата: Суббота, 28.11.2015, 22:18 | Сообщение # 31
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Igor_SS, и все-таки, если появились такие предложения, что-тостоит изменить или добавить)

    Кстати это фантомные боли, поэтому обезболивающее не помогает


    Меня там нет.
     
    АванэльДата: Четверг, 03.12.2015, 00:21 | Сообщение # 32
    Победитель в трех конкурсах
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 938
    Статус: Не в сети
    Доброго времени суток!
    Вот несколько моих предложений:
    Цитата Alri ()
    На месте, где должны были остаться ладонь и пальцы, оказалась культя

    На мой взгляд можно не перечисление заменить общным значением т.е. не пальцы и ладонь а кисть.

    Цитата Alri ()
    Люсиль не унималась, и её ничего бы не остановило, если бы в квартире резко не погас све

    Здесь бросается в глаза "бы" одно можно убрать или заменить.

    По сюжету: довольно впечатлил характер убийцы (художник) и его самовыражение, почему то хочется предложить ввести некую мистическую часть :)


    Фантазия - она как Вселенная, рождается из пустоты.
     
    AlriДата: Пятница, 04.12.2015, 19:46 | Сообщение # 33
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Аванэль, спасибо за предложения культяпой, так скорее всего и заменю.
    За бы тоже спасибо.

    На счет мистики я думал, но пока не укладывается в сюжет)


    Меня там нет.
     
    AlriДата: Понедельник, 07.12.2015, 22:12 | Сообщение # 34
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Глава 7.

    Дэвид проснулся, но не открыл глаза. Веки налились свинцом. Он почти не чувствовал рук и ног, а если о конечностях и теле что-то и напоминало, то только боль. Губы пересохли, в горле застрял ком, от которого Дэвид попытался избавиться, но ничего не вышло. Постепенно к нему возвращались мысли, и он почувствовал что-то незнакомое – у него дома никогда не пахло деревом, и уж тем более едким запахом химии, словно неподалеку находился химический завод. Частично вокруг витал запах больницы, той хлорированной чистоты. Дэвид, наконец, из любопытства открыл глаза. Он лежал на большой двуспальной кровати под одеялом с кроваво-красной наволочкой. Стены, обитые древесиной, испускали свежий запах хвои и смолы. В комнате стояла только кровать. Сквозь бордовые шторы пробивался яркий свет – судя по всему было больше полудня. Дэвид повернул голову и заглянул в окно, чтобы опознать улицу, где оказался. Квартира находилась на первом этаже, а за стеклом предстал пустой двор, который ни о чем Дэвиду не говорил, но никакой тревоги не появилось. Если бы его хотели убить, давно бы убили, а спал на огромной кровати в комфорте. Единственное, что интересовало Дэвида, кто хозяин квартиры, и, когда он повернул голову обратно, то обнаружил в дверном проеме Александра.
    - Добрый день, - произнес Александр типичным для него спокойным тоном и улыбнулся. – Мы с вами сегодня страшно опоздали на работу!
    Под черным халатом виднелась серая домашняя водолазка. Рыжие волосы растрепаны, Александр еще не успел навести марафет, и они казались еще более кудрявыми, чем обычно.
    - Который час? – Дэвид спросил не своим, хриплым голосом и, не дожидаясь ответа, добавил: - Можно воды?
    - У меня есть кое-что лучше, - ответил заговорчески Александр и поднял до уровня глаз две чашки.
    По запаху Дэвид сразу же определил кофе.
    - Сойдет, - произнес он и смахнул с себя одеяло, от чего крепко стиснул зубы – тело болело так, что казалось он ночью оказался в мясорубке. Придя в себя, Дэвид заметил, что на левой руке нет протеза, и вспомнил, что оставил и его, и пистолет дома.
    Александр протянул Дэвиду чашку.
    - Не беспокойтесь – ваш протез и пистолет в гостиной.
    Дэвид сделал глоток. Боль, подобно отливу, отдалялась.
    - Вы заезжали ко мне домой?
    - Странная история, Дэвид. Я нашел вас на дороге в таком виде. Вы были пьяны и что-то несвязное орали. Я заметил, что вы без протеза… - Александр на секунду замешкался. – Поэтому я съездил к вам домой.
    - Так чего вы не оставили меня дома?
    - Вы переборщили с кокаином. Остаться у вас я не мог, потому что у меня были дела дома, поэтому взял вас с собой. Как вы оказались на улице?
    Дэвид некоторое время молчал, похлебывая кофе. Ему не хотелось ничего рассказывать Александру, в данную секунду он не вызывал доверия. Весь этот диалог казался спланированным, только для того, чтобы что-то выудить или чтобы сблизиться. Пауза затягивалась, уставший мозг не мог ничего придумать, поэтому Дэвид сказал, что случилось на самом деле.
    - За мной следили, а я этого терпеть не могу. Жаль, не удалось догнать того ублюдка. Знаете, он чем-то походил на вас… - задумчиво отметил он.
    - Что только не делают наркотики с восприятием, Дэвид, - нравоучительно вставил Александр. – Не догнали…действительно жаль…и что бы вы сделали, догнав ублюдка?
    - Узнал бы, кто он. Если бы он не сознался, выбил бы из него дурь. Узнал бы, кто этот человек.
    - И, что бы произошло потом, Дэвид? Вы бы убили его, а потом? Потом убили бы себя? Если бы все сошлось, и этот человек оказался тем, кого вы ищите. Вы не боитесь, Дэвид, что не доживете до того, момента, когда выпадет шанс?
    - Да откуда тебе знать? – вспылил Дэвид. Он по-прежнему отвратительно себя чувствовал и поэтому не мог нормально реагировать на нравоучительный тон Александра.
    - Выпейте еще кофе, Дэвид. Или лучше обращаться к вам, Генри?
    Дэвид не смог сдержать удивления и вытаращился на этого высокого мужчину, который по какой-то причине всегда все знал. Его лицо не раскрывало ни одной эмоции. Улыбку Александра, словно кто-то нарисовал, настолько она казалась ненастоящей. Вообще-то его больше удивило само имя, которое применили по отношению к нему. Столько лет прошло…
    - О вас могут узнать ровно столько, сколько написано в вашем деле. Я знаю, кто лишил вас руки. Знаю, что случилось с вашей женой и почему вы чувствуете вину за ту ночь. В деле записано то, что вы сами говорили.
    Дэвид онемел, он сжал чашку с такой силой, что костяшки пальцев побелели.
    - Откуда вам это известно? – стиснув зубы, процедил он. – Это секретная информация. У ДОРа нет доступа к ней.
    - У меня, Дэвид, есть доступ. Я прочитал ваше дело от корки до корки.
    Александр внимательно следил за реакцией Дэвида. За каждым движением, за каждым вздохом. Возможно, ему даже удавалось следить за мыслями, по крайней мере, предсказывать их.
    - Не беспокойтесь, Дэвид, я никому не расскажу. Кстати, пока мы тут откровенничали, криминалисты собирают улики. Нужно поспешить, иначе мы ничего не найдем, - Александр подмигнул и, развернувшись на сто восемьдесят, направился в гостиную. – Я жду вас. На стуле ваша новая одежда, старую пришлось выбросить, но все ваши вещи я вытащил, - комнату ненадолго наполнило молчание, а потом послышался крик из соседней комнаты. – Они так же лежат на стуле.
    Дэвид продолжал сидеть на кровати, сжимая чашку в руках. Его тело оцепенело, так что он не мог пошевелить ногами. Теперь его мир действительно оказался в опасности, и то ощущение навязчивой тревоги вонзилось в него, как дротики, которые он вчера загонял в мишень. Его фальшивое лицо больше ничего не значило, и не могло прикрыть его. Но больше всего раздражало Дэвида то, что он оказался всецело в руках Александра. В гостиной лежал его пистолет, но он почувствовал себя по-настоящему безоружным.
    Дэвид допил кофе одним глотком, голова прошла, и общее состояние наладилось.
    Он поднялся с кровати и заправил одеяло. Только сейчас он обратил внимание на правую руку, - Александр перевязал его большой палец. Но на порезе он не остановился и забинтовал ссадины на левой руке. Дэвид удивился той заботливости, которой все-таки обладал Александр. И это раздражало его не меньше, потому что для себя он не мог определиться, как относиться к напарнику. Впервые в мыслях он допустил, что все-таки они работают вместе, как команда, и возможно у них и разные цели, но одна общая – найти того, кто заварил эту кашу.
    В гостиной Александр набрасывал на плечи, поверх светло-синей рубашки, подтяжки, что-то напевая себе под нос.
    - Спасибо за перевязку, - отвлек его Дэвид.
    - Вы любите поваляться, - бросил через плечо тот.
    Дэвид оглядел гостиную. Эта комната из-за больших размеров казалась более пустой, чем спальня. Судя по всему, Александр спал ночью на диване, если конечно он вообще спал. Рядом располагался шкаф, в котором, скорее всего, хранилась одежда. Вдоль противоположной стены Александр установил ряд столов, над которыми нависали лабиринты из стеклянных трубок, соединяющих между собой множество колб и сосудов разных размеров и форм. Ежесекундно, то в одном месте, то в другом со свистом выстреливал пар. Что-то кипело, шипело и капало. Дэвид сдержал в себе любознательное желание спросить, что варил Александр, потому что, скорее всего, наткнулся бы на ложь.
    Александр, словно читая мысли Дэвида, подошел к системе столов и потушил все горелки, повернулся к детективу.
    - Это что-то вроде моего хобби. Я увлекаюсь изготовлением наркотиков.
    - Серьезно?
    - Не для сбыта. Мне нравится влиять на мозг. Когда у нас будет больше времени, я смогу вам многое рассказать, но не сейчас. Вы готовы?
    - Да, - Дэвид подошел к дивану и поднял с него сначала протез и нацепил на левую руку. Пальцы под кожаной перчаткой резво зашевелились. Потом – пистолет и вложил его в кобуру под мышкой. – Поехали?
    Они вышли из квартиры, Александр просто захлопнул дверь, не закрывая её на ключ.
    - В этом доме никто не живет, - пояснил он. – Наркоманы не заходят в этот район. Нет смысла. Сектанты тоже.
    Коридоры, судя по их виду, не ремонтировали много лет, возможно никогда. Когда Дэвид сделал шаг на лестницу, его нога чуть не провалилась в дыру. Он с трудом вытащил её из холодной хватки нескольких арматур.
    - Кстати, - как будто что-то вспомнил Александр. – Как ваше бедро? Не беспокоит?
    Дэвид остановился, расстегнул ремень, приспустил брюки сначала справа, но ничего не заметил, потом слева и охнул. На левом бедре красовалась фиолетовая гематома. Он выдохнул. Великое искусство, промелькнула в его голове мысль. Дэвид пошатнулся и прислонился к стене. Его подташнивало. Не от боли, потому что он совсем не чувствовал её, даже, когда прикоснулся к ушибу, но от воспоминаний. Стойких, отвратительных, впивающихся в него зубами.
    - Вы, кажется, говорили, что ничего не боитесь, Дэвид, - послышался снизу голос Александра. – Поспешите!
    Они вышли в пустынный двор, потом прошли через арку на улицу. Снаружи дома выглядели лучше, но приземистые пятиэтажки никто не пытался обжить. Большинство квартир с пыльными окнами, скорее всего, были брошены жильцами. Дэвид никогда не заезжал в эту часть пятнадцатого района.


    Меня там нет.

    Сообщение отредактировал Alri - Понедельник, 07.12.2015, 22:21
     
    АванэльДата: Среда, 09.12.2015, 00:30 | Сообщение # 35
    Победитель в трех конкурсах
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 938
    Статус: Не в сети
    Alri, это снова я!
    Понравился ход 6-й главы некоторое время мысленно жил как герой с его чувствами, прочитал легко и без запинок.
    Цитата Alri ()
    Воздействие кокаина легло поверх алкоголя

    Эх....маленькое отступление... когда-то из-за подобных действий умер Горшенёв. Поэтому в реальной жизни ни кому не рекомендую. Ну если ты конечно не Дэвид...
    Цитата Alri ()
    риколотое к стене. Приколотое к стене!

    Здесь хороший задаток усиления, а что если в конце вставить эм...например: Приколотое к стене...эхом отозвалось от куда-то из тёмных глубин сознания.
    Цитата Alri ()
    Веки налились свинцом

    Веки БУДТО налились свинцом


    Фантазия - она как Вселенная, рождается из пустоты.
     
    AlriДата: Среда, 09.12.2015, 12:47 | Сообщение # 36
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Аванэль, спасибо за замечания.

    По поводу усиления согласен, хотя рассчитывал, что интонации будет достаточно.


    Меня там нет.
     
    АванэльДата: Среда, 09.12.2015, 22:46 | Сообщение # 37
    Победитель в трех конкурсах
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 938
    Статус: Не в сети
    Цитата Alri ()
    , спасибо за замечания

    Всегда приятно помочь)
    Кстати жду продолжения)


    Фантазия - она как Вселенная, рождается из пустоты.
     
    AlriДата: Среда, 09.12.2015, 23:12 | Сообщение # 38
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Продолжение Главы 7

    - Это окраина, - словно читая мысли, произнес Александр. – На границе с двенадцатым. Вы слышали о нем? Население – одни бандиты, полиция не может ничего сделать, кроме как патрулировать границу и не пропускать эту язву дальше. Но люди, - Александр кивнул в сторону соседних домов и одновременно снял сигнализацию, - боятся даже такого соседства. Полиции не слишком доверяют. Поэтому все переселились. На этой улице живу только я и еще одна полоумная женщина. У неё кажется тридцать собак. Пару раз видел, как она выпускает их побегать.
    Дэвид кивнул, обогнул автомобиль слева и сел на переднее сидение рядом с водительским. Рассказы Александра не вызывали у него восторга. Позавчера он пытался нарыть что-то на него, но не было ни одного следа существования Александра А. Ни одного упоминания. По-прежнему оставалось много вопросов. Откуда у него квартира в пятнадцатом, как давно?
    Александр бросил на Дэвида скользящий взгляд, нацепил на нос очки и завел мотор. Его лицо вновь как будто вытянулось, принимая хищные очертания. Он вырулил на дорогу, и универсал помчался вперед. Дэвид уставился в окно, углубляясь в свои мысли, и даже не заметил, как прошло время. Черты города изменялись так же быстро, как их автомобиль приближался к центру. Дома становились выше и опрятнее. Вдоль тротуаров появлялось все больше деревьев. Да и в целом улицы становились оживленней. Даже через стекло Дэвид слышал, как там, снаружи, происходит жизнь. Александр вел машину по правой полосе и не собирался никого обгонять. Разве что изредка мимо мелькали велосипедисты. Александр словно никуда не спешил. Этот темп, стекло в разводах заставили уйти Дэвида глубоко в себя.
    - Мне хочется, - внезапно произнес Александр, словно чувствуя, что Дэвид отдаляется от него. – Чтобы мы оказались вновь наравне.
    Дэвид не спешил оторваться от лицезрения улицы. Он молчал минуту, понимая, что его слов подождут.
    - Вы всегда далеко впереди, - наконец, не оборачиваясь, сказал он.
    В соседнем автомобиле женщина ругалась по телефону. На её лице то появлялась, то исчезала гневная гримаса.
    - Тем не менее, - Александр помолчал несколько секунд, словно смакуя в голове то, что хотел сказать. – Раньше я был наркоманом. В восемнадцать я оказался на краю. При смерти, можно сказать. Потом меня завербовали в секретную организацию по борьбе с наркоторговлей. Я шесть лет провел под прикрытием. По сути, я продолжал употреблять наркотики, но теперь меня контролировали. Спустя шесть лет меня смогли вытащить. За успехи мне создали будущее – пригласили работать в ДОР. Но с двумя условиями, что выучусь за пять лет в колледже, потом пробуду три года в специальном лагере и перестану принимать наркотики.
    Дэвид в уме посчитал, сколько лет Александру было, когда он попал в ДОР, и неизвестно, сколько он работал агентом, но выглядел гораздо моложе своих лет. Дэвид заметил что-то в себе – ощущения похожие на те, что он почувствовал тогда после аварии, ему захотелось поделиться своими наблюдениями о деле.
    - Бабочки, - произнес негромко он.
    - Что? – переспросил Александр, на мгновение повернув голову.
    И, наверное, впервые за все время, проведенное с агентом тет-а-тет, Дэвид услышал далекие нотки искреннего интереса.
    - Они, как бабочки, приколотые на листы картона, - произнес безразлично Дэвид. – Все эти женщины.
    Александр молчал. В салоне как будто начали витать его мысли, они заполняли пространство и стремились вытолкнуть все чужеродные тела. Молчание натянулось, как струна, а потом лопнуло, но не так как того ожидал Дэвид. Все просто мгновенно опустилось.
    - Дэвид, на заднем сидении сведения о женщине, которую убили. Я кое-что нашел. Прочтите, пожалуйста, пока мы не приехали.
    - Нам осталось ехать от силы пять минут, а жизнь человека обычно занимает больше двух страниц. Разве что…
    - Вы правы. Она шлюха, - перебил его Александр. – Вернее была ею, пока дышала. Ей было всего девятнадцать. Всю жизнь провела в детском доме. Квартирой её обеспечил, насколько я помню, Линки Ивнинг. Он работает в министерстве здравоохранения. По крайней мере, до тех пор, пока не стали известны его связи со шлюхой. Её имя Лили Ринг, работала «У Батисто». И, - подводя черту, произнес Александр, - это все, что вам нужно знать.
    Широкую улицу наполняли полицейские машины. Дорогу оцепили желтыми лентами. В этот раз легавых наехало еще больше.
    - Его выставочные залы пользуются популярностью, - отметил Дэвид, глядя на людей в форме, то и дело пролезающих под лентами.
    Александр никак не отреагировал на высказывание напарника, он глазами искал свободное место, куда можно было бы поставить машину. Заметив такой участок, он резко выкрутил руль и заехал в пятачок.
    Первым из машины вылез Дэвид и сразу же достал сигарету. Казалось, он не курил вечность, желание спряталось за его мыслями, как за стеной, а теперь появилось вновь в виде чудовищного никотинового голода. Дэвид затянулся, рука тряслась, потому что по телу все еще пробегали болезненные судороги. Вокруг сновали легавые, детективы, криминалисты и среди них всех Дэвид не мог ощущать себя нормально. Полицейские, по мнению Дэвида, чем-то напоминали мух – они первые слетались на дерьмо. Теперь, работая на пару с агентом ДОРа, он чувствовал приятное превосходство, хотя относил ДОР еще к тем падальщикам. И вот Дэвид приехал сам покормиться на месте преступления.
    Он не выкурил и половины сигареты, как с ним поравнялся Александр. Высокий, в плаще, с незаменимым зонтом в правой руке. Дэвид еще раз осмотрел улицу перед подъездом и затянулся сильнее, от чего из груди вырвался хриплый кашель. В тени стоял и затягивался сигарой Мэтью, знакомый детектив, и почти сразу он заметил Дэвида.
    - Проклятье! – выругался Дэвид, когда Мэтью Ли направился к нему.
    - Старый знакомый? – поинтересовался Александр, не скрывая улыбки.
    - Ага, - бросил Дэвид и сплюнул на тротуар. – Один нестарый знакомый недомерок.
    Мэтью выпрямился перед ними, так, что его живот чуть не врезался в бок Дэвида и пах Александра. Он наигранно протянул руку сначала Александру, потом Дэвиду и язвительно заметил:
    - Малыш, ты встал на путь шавки под командой ДОРа?
    - Это лучше, чем заниматься йогой, чтобы дотягиваться до своего члена.
    Мэтью выдохнул, сигара, покоившаяся у него в уголке рта, упала на землю, роняя искры. Никто и никогда не пытался задеть Дэвида. На это было несколько причин, но главная – Дэвид никогда никуда не ввязывался. Он работал в участке, но никто не мог вспомнить и раза, когда общался с ним. Мэтью не ожидал отпора. Его лицо покраснело, он приобрел вид человека, ищущего, чтобы сказать в ответ и, уже казалось, нашел и попытался открыть рот, но Александр его перебил.
    - Прошу прощения, господа! Скорее всего, девушка никуда не убежит, - он кивнул в сторону подъезда, - но за сохранность всех улик я переживаю.
    Глаза Мэтью Ли похолодели, он смерил Александра презрительным взглядом.
    - Тебя, сука, - он перевел взгляд на Дэвида, - шеф ждет в участке.
    Мэтью толкнул языком щеку пару раз, демонстрируя, что, по его предположению, произойдет в кабинете Альберта Кингли и удалился.
    - Пойдемте, - произнес Александр, провожая детектива, и направился к подъезду.
    Этот квартал отличался от места, где было совершенно второе убийство. Дома здесь возвышались до девяти этажей, а стены покрывала вылизанная белая плитка. Дэвид никогда не понимал, кто мог додуматься применять белый цвет, который вечно загрязняется и требует постоянного ухода. Он прекрасно помнил, как выглядят замызганные, старые дома в районе мусорщиков, покрытые такой же плиткой.
    Подъезд выглядел чисто и ухоженно. Уборщицы здесь работали не покладая рук, в воздухе витал запах хлорки, настолько насыщенный, что щипало в носу.
    - Каково вам? – спросил Александр, когда они поднимались на третий этаж.
    - Каково что? – безразлично спросил Дэвид.
    - Ваши отношения с коллегами безвозвратно испорчены. И все, кажется, из-за того, что я попросил вас мне помочь.
    - Не корите себя, Александр, мне так будет проще. В участке работают одни умственные инвалиды.
    - Прекрасно… - скатываясь в шепот, ответил Александр.
    Он замер на пятой ступени. Его пальцы, спрятанные в кожаных перчатках, едва касались перил, но даже сквозь них Александр почувствовал колющий холод. Он выдохнул пар. Стены вокруг него покрылись инеем.
    - Александр? – голос Дэвида казался далеким, хотя сам он находился всего через несколько ступеней.
    На щеках Александра выступила испарина, за спиной Дэвида он заметил бледное худое лицо мальчика. Он прятался за черной штаниной брюк. Александр щелкнул большим и указательным пальцем, словно нащупывая реальный ли воздух? Потом полез за часами, достал их и, затаив дыхание, заглянул в циферблат. Стрелки бежали вперед как заведенные, с каждым мгновением приближая потоп. Александр с мольбой посмотрел на часы, а потом резко захлопнул крышку, словно ожидая, что время прекратит так спешить. Он второпях вытащил из кармана пальто пробирку с таблетками, выдернул зубами пробку и бросил себе в рот две белые капсулы.
    Александр тут же почувствовал тепло вокруг. Лед сошел со стен. Все приобрело более яркие оттенки.
    - Все в порядке? – подозрительно спросил Дэвид.
    - Вполне, - ответил Александр и вновь посмотрел на часы – время шло обычным ходом.
    Они поравнялись на лестничной площадке третьего этажа, перед дверью в квартиру. Их встретил Фин и еще один незнакомый Дэвиду криминалист.
    - Добрый день, Александр, - произнес Фин. – Мы ждали вас полтора часа. Я сдерживал ребят, как мог, но, увы, квартира уже чиста. Не трогали только женщину.
    Еще с лестничной площадки Дэвид почувствовал сладковатый запах. Его передернуло, он еще не забыл чувства, которые переживал, находясь в комнате Агаты.
    - Ничего, Фин, она – это главное, что есть в этой комнате.
    - Мы нашли много отпечатков, но не думаю, что они нам что-то дадут.
    - Проверьте, может быть, в этот раз нам повезет.
    Александр прошел в узкий коридор. В конце его остановился и приоткрыл дверь. За ней оказалась спальня.
    - Любопытное расположение, - бросил он за спину, где по его стопам следовал Дэвид. – С порога в койку.
    Им сразу же открылся вид на сцену, которую изобразил на стене убийца.
    - Вы знаете, что нужно искать? – спросил Дэвид, проходя за Александром в комнату.
    - То, что не было в прошлый раз, - ответил тот, внимательно разглядывая тело. – Она висит иначе. Он не расправил руки, как в прошлый раз, а собрал за спиной. Зачем?
    Дэвид наблюдал, как быстро с Александром происходят метаморфозы. Только десять минут назад на его лице присутствовала самоуверенная ухмылка, потом на лестнице страх в глазах, бледное испуганное лицо, теперь же всем своим видом агент напоминал хищника, движущегося по следу жертвы. В комнате нависало чудовищное напряжение, и на секунду Дэвид пропустил мысль, что Александр вполне мог оказаться убийцей.
    Дэвид вдыхал воздух осторожно, маленькими глотками, потому что к горлу подступали желчные спазмы. Пока он не спешил приближаться и рассматривал место преступление со стороны, Александр подошел к девушке и аккуратно приподнял лицо, подставив указательный палец под подбородок. Вновь те же впалые скулы, рот зашит, но на этот раз убийца не красил волосы, лишь срезал их.
    Дэвид следил, как Александр, подобно ищейке, внюхивается в женщину, словно стараясь почуять запах убийцы и пуститься за ним. И в этот момент его обуяли противоречивые чувства – ненависть, смешанная с горечью и волнением, которое заставляло трястись левую руку и колени. На стене висела девочка – её тело еще не созрело, какой бы она могла стать через пять лет? Могли ли сбыться её мечты? Если у неё вообще они были. Почему ей пришлось уйти так рано? Ненависть переметнулась на него самого. Какими были циничными его мысли! Кто может решать, кому умирать, а кому нет? Именно желание принимать это решение приравнивает всех убийц и его самого к ним.
    Почему молодая девушка, почему шлюха?
    - Нашли что-нибудь? – справляясь с хрипотой, спросил Дэвид.
    - Вы боитесь подходить ближе? – не оборачиваясь, поинтересовался Александр, продолжая рассматривать бледные руки.
    Дэвид затаил дыхание от того, что Александр попал в цель – он действительно не хотел подходить ближе, потому что стоял недавно так же близко к Агате, так близко, что чувствовал, как менялась температура её тела, когда кровь покидала её. Если бы не алкоголь с кокаином, кошмары бы убили его раньше положенного срока.
    - Убийца, - произнес Александр. – Выбирает только здоровых женщин. Либо это удача, либо у него есть доступ к реестру медицинских карт. Конечно же, я не беру в расчет Агату. Её выбрал не он, у неё был сифилис.
    Дэвид оцепенел. Его лицо похолодело. Он испытал искреннюю злость и постарался вспомнить, предохранялся ли хоть раз.
    Александр наконец-то закончил обследовать тело и отошел к Дэвиду, чтобы оценить картину, созданную убийцей, со стороны.
    - Почему у неё…
    Александр выдохнул пар. Спальня наполнилась холодным светом проходящих сквозь замороженное стекло лучей. Мебель потускнела, словно краска впиталась так глубоко в дерево шкафа или в ткань покрывал, что хуже отражала свет. Александр услышал трепыханье крыльев и, оторвав взгляд от окна, посмотрел на девушку. В ту же секунду у неё из-за спины вырвались бледные серые крылья мотылька.
    Александр слышал, как бухает его сердце. Он не мог вздохнуть и с ужасом ожидал продолжения. Крылья остановились на уровне горизонта, словно девушка хотела продемонстрировать их красоту, а потом вернулись в сложенное за спиной положение.
    Александр сделал шаг назад, словно почуяв это, девушка задвигалась. Её руки начали подергиваться слабыми импульсами, а потом она подняла лицо. Александр охнул, его спина намокла, в горле застрял ком.
    - Александр? – раздалось издалека, но тот не решался повернуться, его внимание было приковано к лицу, и это лицо вовсе не принадлежало Лили. На Александра смотрел до боли знакомый мужчина, но кем был этот человек, он не знал. Рот раскрылся, женская грудь, содрогаясь, выпустила оглушительный крик, а после из горла полилась вода. Комната так быстро наполнялась, что спустя пару секунд ботинки Александр намокли. Свет замерцал, словно под лампочкой затрепыхал крыльям мотылек.
    Наконец-то Александр выдохнул, комната приняла нормальный вид. Он достал из кармана часы – прошло мало времени, потоп оставался еще далеко. Наркотики начинали действовать на него хуже, они уже пропускали нежелательные видения, но по-прежнему оказывали лучшее действие, чем лекарства, которыми он пользовался раньше.
    - Он не покрасил её волосы, - произнес Александр, словно ни к кому не обращаясь. – Скорее всего, он не оставил улик. Как только мы поймем его план, станет проще.
    - Что вы видели?
    - Многое. И зачастую личное. Возможно, вы правы, и убийца действительно собирает бабочек.
    - Я знаю одну секту. Их культ – насекомое…
    - Инсектум окультис. Что вы скажете о том, чтобы перекусить?
    - Я хотел бы дать ответ, когда мы покинем это место.


    Меня там нет.
     
    AlriДата: Четверг, 17.12.2015, 22:06 | Сообщение # 39
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Глава 8.

    Александр с Дэвидом спустились вниз. Полицейских и детективов почти не осталось, они разъехались по своим делам, когда надобность в них пропала. Автомобилей так же стало меньше, у тротуаров стояли лишь микроавтобусы криминалистов. У выхода из подъезда Александра поджидал Финн. Он задумчиво курил, разглядывая окна соседнего дома.
    - Не оставляет зацепок, верно?
    Александр поравнялся с Финном, но ничего не ответил, лишь смерил его холодным взглядом. Дэвид чувствовал, как что-то происходит с Александром, что-то внутри него, но не мог понять. Этот человек по-прежнему оставался для него загадкой. А оставался ли Дэвид загадкой для агента?
    - Надеюсь, доктор что-нибудь найдет. Кстати, он хотел тебя видеть.
    - Если будет время, то сегодня, - ответил Александр и отправился к автомобилю.
    Дэвид почувствовал себя лишним, но последовал за агентом. Они забрались в автомобиль, но ничего не менялось. Александр словно отгородился от окружающего мира, сжался в точку внутри себя. Его движения казались машинальными, руки, словно сами знали, когда нужно повернуть руль, когда переключить передачу, ноги, - когда нажать на педаль тормоза. Взгляд Александра стал безжизненным. Дэвид уставился за стекло. По мере удаления автомобиля от северо-запада района, дома сменялись более современными, на дорогах нигде не было выбоин. Мимо мелькали шарообразно подстриженные кроны невысоких деревьев. Стало темнее – Дэвид посмотрел вверх – погода менялась, солнце закрыли серые тучи. Обычное дело перед потопом, пара недель пепельного неба. По статистике министерства здравоохранения процент совершенных суицидов сильно увеличивался в последние семь дней перед потопом. Дэвид задумался, и его мысли выпустили из клеток те воспоминания, которые он пытался скрыть ежедневно за литрами алкоголя. Перед его глазами предстало измученное, изувеченное тело Люсиль. Убийца воодушевленно рассказывал о том, для чего он все это делает. Дэвид обладал сверхъестественной фотографической памятью, он помнил до сих пор все морщинки на безумном лице Оланда.
    - Мне не важно, увижу я что-либо или нет, - говорил он. – Важно, что увидит другой человек. Что почувствует! А, что чувствуешь ты, Генри? В конце концов, искусство может быть направленно только на кого-то. Для кого-то создано. И самое обидное, что мало кто может прочувствовать мое искусство. Мало кто может понять, но я хочу, очень хочу, Генри, чтобы ты понял.
    Дэвид, как тогда, почувствовал острую боль, куда пришелся удар арматурой.
    - Вы часто вспоминаете прошлое, Дэвид? – спросил Александр тихим голосом, свойственным ему, вырвав Дэвида из воспоминаний.
    Только теперь он понял, что на самом деле выглядел, скорее всего, удручающе, потому что на щеках выступили капли пота, а зубы скрипели от напряжения. Он протер лоб рукавом пиджака.
    - Думаю, так же часто, как и вы.
    - Порой мне кажется, - произнес Александр, переключая взгляд с дороги на Дэвида. – Что я совсем один брожу в темноте, в паутине незнакомых улиц. И нет ни одного огонька, который бы повел к себе. И тогда я понимаю, что ничего этого не может быть, потому что на самом деле ничего не существует. Только мое сознание. И иногда я ловлю себя на мысли, что мир действительно такой – пустой и темный, состоящий из лабиринтов и сплетений неизведанных улиц неизвестного города. Я попробовал столько наркотиков, еще больше создал…и теперь из меня не выветривается чувство лживости во всем, что ты видишь, чувствуешь, ощущаешь. Мир меняется от того, как воспринимает его наш мозг. Но какой он на самом деле?
    Дэвид смотрел за стекло, на мелькающие улицы.
    - Да, - согласился он, повернувшись к Александру. – Пожалуй, все может быть таким.
    Он смотрел на свое уставшее выражение лица в отражении. Увиденное сегодня, услышанное, его мысли осушили запас его сил. Дэвид уже не хотел обедать, тем более разговаривать с Александром, который бы мучил его расспросами и философскими разговорами. Он почувствовал, что там за стеклом его единственное спасение. Прогулка помогла бы вычистить его голову от мусора.
    - Александр.
    - Да?
    - Останови здесь машину.
    Александр с любопытством посмотрел на Дэвида.
    - Что с вами?
    - Мне нужно прогуляться.
    - Мои разговоры вас утомили? Понимаю. У вас не возникает ощущения, что последние два дня кажутся такими же долгими, как вся предыдущая жизнь?
    Дэвид кивнул, скорее машинально, чем в знак согласия. Хотя последние дни действительно казались более чудовищными, чем обычно.
    - Мы оказались в эпицентре настоящего безумия, Дэвид, будьте осторожны.
    Александр остановил автомобиль у тротуара, нажал на кнопку аварийного сигнала.
    - Дэвид, поищите сегодня, пожалуйста, какие-нибудь похожие убийства. Я не смог ничего найти, но возможно вам повезет больше.
    Дэвид вышел и захлопнул за собой дверь.
    Александр довез его практически до самого центра пятнадцатого района. Об этом свидетельствовали большие вымытые до блеска витрины магазинов, кафе и ресторанов. И конечно же толпы людей. Улицу наполняли тысячи звуков: крики ругающихся людей, назойливый плач ребенка и мольбы его матери успокоиться, рев мотора автомобиля, проносящегося на красный. Александр верно заметил, что они оказались в центре, но безумием был сам город, его суматошная жизнь.
    Дэвид в стопоре стоял на тротуаре поодаль от уютной кофейни, не зная, что ему делать дальше. Казалось, он один бездвижен на этой улице, люди обходили его, мимо проносились автомобили. Мимо пролетела газета и попала в лицо женщине, та от неожиданности взвизгнула. Дэвид посмотрел нее, а потом его ноги сами выбрали маршрут и понесли его вниз по улице. Только спустя мгновение он понял, что направляется в «Висячие сады». Потеряв всякую осторожность, Дэвид не сворачивал в переулки, чтобы скрыться от возможного преследования.
    Постепенно шум оживленной улицы возвращал Дэвида к жизни, к его обычному мироощущению. Он ни о чем не думал, просто рассматривал дома, мимо которых проходил, и даже не заметил, как оказался у парадного входа в публичный дом. Он располагался довольно далеко от центра, неизвестно, сколько Дэвид потратил на то, чтобы добраться к «Висячим садам», но небо значительно потемнело. В вечернем освещении парадный вход казался еще более гротескным. Сверху на Дэвида смотрели каменные горгульи – вечные охранники борделя. Двери возвышались на три метра над землей. Теперь подобных зданий уже не строили, современный мир диктовал минимализм. Возможно, потому что мысли людей так же подверглись минимализму.
    Дэвид поднялся по ступеням и открыл тяжелую дверь. За ней его сразу же окутал приятный запах роз.
    - Мистер Полинарки, - произнесла Лао, наполовину спрятавшись за стойкой.
    Это была приятная китаянка. Её худенькое тело облегало изящное платье с большим вырезом декольте. Дэвид не помнил ни одного раза, когда бы Лао оказалась в одном и том же платье дважды.
    - Привет, Лао. Я к миссис Хэйт.
    От этих слов Лао напряженно закусила губу.
    - Возможно, - застенчиво прошептала она, - мы сможем на пару часов занять вас кем-нибудь другим?
    - Спасибо, не стоит, - пробормотал Дэвид и направился к лестнице, покрытой багровым ковром.
    Он любил заходить в «Висячие сады» через парадный вход. Во-первых, его встречала сексуальная китаянка, во-вторых, здесь его не встречал огромный негр. Кроме того, от вида роскошных люстр, словно собранных из тысяч бриллиантов захватывало дух и отправляло в то время, когда люди ценили величественную красоту.
    Лао выскочила из-за стойки, впопыхах поправляя короткое платье. Дэвид давно заметил, что самые развратные шлюхи на первый взгляд ведут себя крайне застенчиво.
    - Миссис Хэйт попросила не беспокоить её ближайшие пару часов, - залепетала китаянка.
    Дэвид повернулся к ней и взял за плечи.
    - Она захочет меня увидеть! – он смотрел прямо в глаза Лао, и спустя секунду она сдалась.
    Она беспомощно отошла обратно к стойке, положила на неё локти, а потом голову на ладони. Скорее всего Лао думала о том, что получит выговор от хозяйки, а после будет месяц ублажать самых отвратительных гостей.
    Дэвид вступил на лестницу и поднялся на второй этаж, опираясь на блестящие перила. Его по какой-то причине распылило то, что сказала Лао. Миссис Хэйт часто оставалась в одиночестве и просила никого её не беспокоить, но сегодня, чуял Дэвид, она с кем-то трахалась. С кем-то очень выносливым, подумал Дэвид и ускорил шаг. Спустя минуту он оказался в коридоре, ведущем в кабинет хозяйки борделя. Дверь охранял знакомый негр.
    - К ней нельзя! – выпалил он, только увидев Дэвида.
    - Уйди с дороги, - отчаянно произнес он.
    Негр выпрямил спину, готовясь схватить идущего напролом детектива, но тот не приблизившись даже на пару шагов, что есть силы, ударил ногой в промежность громилы. Негр завыл от боли, прислонился к стене и сполз по ней на пол. На его глазах выступили слезы. Дэвид ударил его еще раз в солнечное сплетение, от чего громила скукожился на полу, как младенец.
    - Миссис Хэйт и я будем заняты, - прошипел Дэвид, вытаскивая из кармана пиджака кастет.
    Он осторожно открыл дверь, чтобы не наделать шума, вошел в кабинет и так же тихо за собой её закрыл. У стола стоял спиной к нему голый мужчина. Его бока обнимали ноги миссис Хэйт. Слаженные толчкообразные движения сопровождались страстными стонами. Дэвид, не задумываясь, подошел к мужчине сзади и нанес три удара под ребра, тщательно метясь, чтобы не попасть по ногам Каролины. Мужчина болезненно выдохнул, и его повело в правую сторону.
    - Что такое? – спросила взволнованно Каролина и убрала ноги.
    Воспользовавшись этим, Дэвид ударил пониже. От этого мужчина упал на пол, закрывая бок рукой.
    Каролина, увидев Дэвида, завизжала и отстранилась к краю стола. Словно на крик, дверь позади открылась, в проеме стоял негр в полусогнутом состоянии и не решался зайти. Дэвид бросил на него секундный взгляд, достал пистолет и прицелился.
    - Проваливай! – закричал он.
    Негр не осмелился зайти в кабинет, остолбенел при виде оружия, но выходить, судя по всему, он так же не хотел. Раздался выстрел. Спустя секунду крик. Дверь захлопнулась. Пуля попала в косяк, как и было запланировано.
    Дэвид вновь перевел внимание на мужчину. За несколько секунд он не успел оправиться от боли, поэтому все еще беззащитно лежал на полу. Дэвид замахнулся ногой, удар пришел в поясницу, от чего любовник миссис Хэйт выгнулся и заорал. Вены на его теле набухли от напряжения. Он попытался развернуться, но ботинок придавил его плечо к полу. Странно то, что хоть лицо мужчины оказалось близко, Дэвид не запомнил ни единой черты. Перед глазами встала мутной пленкой пелена. А потом словно сами по себе посыпались удары. Один за другим – кастет вспарывал кожу, твердый протез левой руки ломал кости. Спустя мгновение лицо мужчины превратилось в кроваво-синие месиво, где невозможно было различить, где нос, где рот, где глаза.
    Дэвид устал, по его щекам струился пот. Тело, лежащее под ним на полу, не шевелилось. Он снял окровавленный кастет и бросил на пол. Положил пальцы на сонную артерию и с трудом нащупал пульс. Его сердце так колотилось, что ему не сразу удалось понять, чьи признаки жизни он обнаружил свои или чужие.
    Полуголая Каролина с вздернутым до груди платьем продолжала сидеть на столе с раздвинутыми ногами. Её глаза расширились от ужаса. Возможно, она хотела что-нибудь сказать, но просто открывала рот. Колени Каролины дрожали. Дэвид посмотрел на испуганную женщину, и почувствовал сожаление, но когда вернул взгляд к телу, вокруг которого образовывалась лужица крови все прошло. Он никогда не давал выход эмоциям и теперь, выпустив всю бурю, которая в нем скапливалась годами, ощущал благоговение. Казалось, он сделал, все что хотел, но напряжение осталось. Рядом на большом столе в откровенной позе сидела Каролина. Дэвид хотел её, но сначала нужно было избавиться от мужчины. Он пошел к единственному в кабинете окну и заглянул вниз. На улице не было ни души, а у стены плотно росли кустистые неухоженные кустарники. Дэвид открыл окно, вернулся к телу, взял его под мышки, как можно аккуратнее, чтобы не запачкаться кровью и потащил обратно. Ноги мужчины оставляли алую полосу. Мужчина оказался плотным и увесистым, поэтому перебросить его через раму оказалось сложно. Дэвид пыхтя, испачкав подоконник и стекло кровью, все-таки умудрился перебросить мужчину через раму. За окном раздался тихий хлопок.
    Дэвид протер тыльной стороной ладони пот со лба и посмотрел на Каролину. Она уже встала со стола и поправила платье.
    - Спайки! – крикнула она.
    Спустя мгновение с опаской в кабинет зашел негр.
    - Возьми Тревора с собой, и вдвоем унесите тело под окном куда-нибудь подальше. Но сделайте это незаметно, нам не нужны проблемы с полицией!
    Негр с понятливым видом кивнул и закрыл за собой дверь.
    Оставшись наедине с Каролиной, Дэвид подошел к ней почти вплотную. Он снял перчатку и хотел прикоснуться рукой к её щеке, но его остановил властный голос.
    - Убирайся отсюда!
    Дэвид остановился. Он не ослышался, но если бы Каролина действительно хотела, чтобы её оставили в покое, она попросила бы сделать это своих вышибал. С другой стороны у Дэвида при себе имелся пистолет, которым он очень ловко пользовался. Как бы то ни было, от того, что хрупкая женщина имела такую власть над ним, Дэвид возбудился еще сильнее. Он приблизился к Каролине вплотную, так что их носы почти соприкасались. Она не отстранилась, не шелохнулась. Только теперь Дэвид почувствовал, с какой силой его тянет к этой женщине, он хотел оставить следующий шаг за Каролиной, но не смог справиться с собой. Его губы впились в её пухлые губки. Каролина прижалась к нему, расстегивая брюки, Дэвид поднял платье, раздвинул её ноги и запустил туда два пальца. Каролина выпустила блаженный стон. Дэвид обхватил её бедро левой рукой и прижал к себе. Правой рукой он сжал упругую грудь. Каролина застонала, и Дэвид вошел в неё. Он пару раз толкнул осторожно, потом жестче. На шестой толчок ни он, ни она уже не могли сдержаться – они закричали от наслаждения и, крепко сцепившись, легли на стол. Дэвид накрыл их пиджаком. Каролина прижалась к нему, её дыхание щекотало его щеку.
    - Если тебя здесь увижу хоть раз – ты покойник, - прошептала она.
    Дэвид и сам давно это понял, но не думал, что все закончится смертью. Скорее всего, его сделают инвалидом, если он покажется в «Висячих садах», а это не могло сравниться с убийством по жестокости. От мысли, что он последний раз прижимается к Каролине, на душе стало отвратительно.


    Меня там нет.
     
    EllisДата: Пятница, 18.12.2015, 00:45 | Сообщение # 40
    Опытный магистр
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 496
    Статус: Не в сети
    Алри, по первой главе. Самые яркие мои впечаления вот:

    Цитата Alri ()
    Лицо Александра стало острым, чем-то напоминающим морду лиса. Оно казалось не дополненным, недорисованным: глаза обрамляли бесцветные ресницы, создающие их владельцу словно незавершенный облик.

    Первая картинка у меня в голове: голова Александра А словно бы вытянулась в морду лиса, и всё это выглядело словно нарисованное (В прямом смысле: реальность словно стала бумажной) на бумаге. очень яркий образ у меня получился в голове.
    Цитата Alri ()
    - Добрый день, Финн! – произнес он, внимательно осматривая гостиную.
    К стенам прилегала простенькая мебель. Диван сдвинули от стены, на которой висела распятая женщина.
    - Сколько она здесь?
    - Около трех дней. Сосед сообщил, что давно её не видел, а когда постучался в дверь, почувствовал странный запах.
    - Нужно будет с ним побеседовать, - произнес Александр, разглядывая стену.
    Он неспешно подошел к ней. Женщину прибили кольями к стене в шести местах – предплечья, голени, живот, грудь. Лицо смотрело в пол, вниз свисали короткие рыжие волосы.
    - Это второе подобное убийство, - Александр подложил указательный палец под подбородок женщины и поднял лицо. На него уставились бесцветные глаза, лицо словно иссохло: впалые скулы, сухие потрескавшиеся губы. – Предыдущей жертве он сшил губы, чтобы она не кричала. Он не убивает их мгновенно, они мучаются на стене. Он срезает волосы.

    И вот этот. Тёмная мрачная гостиная. Женщину я видел блондинкой(пусть она и брюнетка. Рыжий цвет не далеко уходит от светлых волос - поэтоу новость в сознании, что волосы рыжие - тоже хорошо положилась ледом) в белом платье.

    Эти два отрывка просто вызвали у меня осязаемую картинку в голове. Кстати, считаю, что делится таким субъективным опытом намного полезнее, чем: "там у тебя повтор", "там у тебя запятой не хватает" и т.п. По факту прочёл пока три главы. Первая глава - самая лучшая.


    Все люди мыслят одинаково. Верьте в это и наслаждайтесь жизнью.
     
    AlriДата: Пятница, 18.12.2015, 09:03 | Сообщение # 41
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Ellis, скорее всего это потому, что первую главу я переписывал с нуля семь раз- герои картонные получались. Вторую и третью нужно будет очень жестко править. Там у меня получилось сплошное действие и немного ощущений и описаний.

    Спасибо, что заглянул.
    Про субъективный опыт согласен. Правда если книга интересная ты про него забываешь)


    Меня там нет.
     
    AlriДата: Понедельник, 21.12.2015, 18:17 | Сообщение # 42
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Глава 9.

    Александр перекусил в закусочной, которую заприметил пару дней назад. Здесь подавали отличный кофе и омлет. Большинство столов покоились в ожидании гостей, поэтому здесь можно было расслабиться и уйти в свои мысли. Сегодня Александр рассчитывал узнать Дэвида лучше, но его поведение рассказало еще больше. Они были чем-то похожи. Чувствовалось какая-то степень родства. Дэвид так же одиноко шествовал по улицам города. Конечно, у него нашлись свои причины, у Александра – свои, но это так или иначе их объединяло. Кроме того, Дэвид по-прежнему оставался под подозрением. Хоть он и не убивал всех женщин, но к смерти одной – Агаты, был наверняка причастен. Правда, улик Александр по-прежнему не обнаружил.
    Выйдя из закусочной, он отрешенно поднял голову. Небо покрылось, словно серо-синей плесенью – погода перед потопом сильно менялась. Даже наркотик, который принимал Александр, по какой-то причине не влиял на восприятие туч. Вещество усиливало чувства, делало цвета ярче, но серое небо по-прежнему оставалось серым. Начинал накрапывать дождь. Александр с облегчение глянул на зонт-трость и поспешил к машине. В салоне он поспешно повернул ключ и завел мотор.
    Линки Ирвинг обосновался в центре города. Он построил дом на заказ, всем своим видом показывая, что все остальные люди недостойные блохи. Чтобы отгородиться от города, вокруг особняка он возвел двухметровую стену. За такое отношение к соседям Ирвинга откровенно не любили.
    Спустя двадцать минут, Александр припарковался у высокой стены из белого кирпича поодаль решетчатых ворот в стиле модерн. Он не спешил выходить, посмотрел на часы. Время, к счастью, не слишком быстро приближалось к потопу. За окном подул сильный ветер или Александру это показалось, но волокна, из которых состояло лобовое стекло, подобно пшеничным колосьям, заколыхались. Александр провел по ним пальцами, ощущая мягкое прикосновение. Он улыбнулся, оторвался, наконец, от стекла и достал с заднего сидения зонт-трость и папку, которую наспех скрутил и сложил во внутренний карман плаща.
    Александр вышел на улицу, словно ворвался в другой мир. Здесь царил шум и хаос – вечное стремление к энтропии. Александр в какой-то мере понимал, почему Ирвинг построил такую высокую стену посреди города – он бы и сам не прочь был жить за ней, там время шло иначе. Он подошел к небольшой двери рядом с воротами, решетка на ней так же извивалась, как лианы, и позвонил в звонок. Его чуткий слух уловил его отголоски в доме. Вдалеке скрипнула дверь особняка. Позволив звукам проникнуть глубже в него, Александр еще отчетливее услышал шум улицы. Что из этого было настоящим, он не мог точно сказать, потому не всегда отличал реальность от вымысла.
    Свет в одном из фонарей замерцал, зажегся. Александр достал часы – стрелки показывали около четырех, т.е. слишком рано, чтобы фонари загорались по всему городу. Грань между фантазией и действительностью прочерчивали вещи принятые нормой. Свет фонаря разрастался, а потом выстрелил лучом и соединился с соседней лампой, потом со следующей, прочерчивая в воздухе две параллельные прямые по краям улицы.
    - Сэр, - послышался позади женский, немного писклявый голос.
    За решеткой стояла женщина средних лет. Она убрала руки в передник, надетый поверх серой неприметной одежды гувернантки. Сама прислужница выглядела ничем не лучше её одежды, - невзрачная, с седыми волосами на голове, убранными в крепкий пучок. Ирвинг скорее всего очень любил прошлые века, потому что в настоящее время можно редко было встретить человека, наряжающего гувернантку так старомодно. Да и встретить гувернантку в современном мире было практически невозможно.
    - Меня зовут Александр А., - Александр показал значок агента, и женщина прищурилась, чтобы лучше его рассмотреть. – Агент ДОРа.
    - К мистеру Ирвингу можно т-т-только по записи.
    Женщина заикалась или от волнения или потому что недуг её всегда преследовал, этого Александр сказать точно не мог, но он никогда не сталкивался с тем, что агента не хотят впускать в дом.
    - Прошу прощения, но случай исключительный, я намерен требовать.
    Женщина набрала воздух в рот, размышляя о том, что ей делать, но спустя пару секунд собралась и решительно нажала на кнопку. Замок открылся. Гувернантка отошла в сторону, пропуская Александра.
    К дому вела извилистая дорожка из каменной плитки, которую сопровождали невысокие кусты. Все деревья, по большей части плодовые, группировались у трехэтажного особняка. Под вечер, когда последние лучи солнца скрывались за тучами, белый кирпич казался особенно холодным.
    Не успел Александр сделать и пары шагов, как его оббежала гувернантка и остановила.
    - У мистера Ирвинга очень болит голова, поэтому мистер Александр А. б-б-будьте осторожны со словами. Мой хозяин может вспылить.
    - Не беспокойтесь, мисс.
    - Он умеет делать неприятности людям.
    - Спасибо за предупреждение, мисс.
    Гувернантка провела Александра к парадному входу. Они прошли через двери из красного дерева с позолоченными ручками. Как Александр и ожидал, внутри царила изысканность, но она была слишком напыщенной. Деталей, подчеркивающих превосходство хозяина над другими и его любовь к старине, здесь было настолько много, что все казалось вычурным, хаотичным и лишенным стиля. Из передней Александр последовал за гувернанткой на второй этаж по винтовой лестнице, покрытой бордовым ковром с золотыми нитями. Вниз свисали, как гроздья винограда, хрустальные люстры. На втором этаже гувернантка повернула направо, в узкий коридор, на стенах которого хозяин дома развесил картины с морскими пейзажами. Сами сюжеты страшно различались: где-то море покачивало небольшое судно в штиле, где-то наоборот борт корабля выдерживал на себе удары огромных волн, на некоторых полотнах изображался один и тот же маяк в разное время суток и разную погоду. Александр не любил фантастические сюжеты, но море казалось ему самой великолепной выдумкой современного мира. Хотя он и не любил воду, но эта стихия, никогда не пребывающая одинаковой, манила его.
    Коридор заканчивался крепкой дубовой дверью, в которую постучалась гувернантка. Из кабинета раздался недовольный голос и женщина вошла. Следом - Александр.
    - Мистер Ирвинг. К в-в-вам пришли. Я не хотела пускать, но это…это
    Ирвинг не дал ей договорить, поднимаясь со стула. Он был полным мужчиной, и двигался плавно и лениво. Вставая, он прочертил пузом по краю стола, а после поправил вылезшую из брюк шелковую рубашку. На его лице уже читалось приближающееся недовольство. Но в тот же момент в кабинет зашел Александр, и Ирвинг осекся, а спустя мгновение зло посмотрел на гувернантку.
    - Кто это, черт подери, Нигри? Я просил никого, понимаешь меня, никого сюда не пускать! Зачем я построил эту чертову стену, если ко мне, когда захотят приходят всякие отбросы? – он перевел взгляд на Александра. - Кто вы, сэр? Опять из налоговой? Я устал повторять, что в семнадцатом районе у меня нет никакой собственности. Этот особняк – вся моя недвижимость.
    - Я не из налоговой, мистер Ирвинг, - произнес Александр, показывая жестом Нигри, что та может уходить. – Мое имя – Александр А., ДОР.
    От этих слов пыл Ирвинга мгновенно остудился, а с лица пропало ожесточенное выражение. Он медленно опустился на кресло с высокой спинкой.
    Александр сделал пару шагов вперед и осмотрелся. Кабинет не дотягивал до той вычурной изысканности, которая царила за его пределами. Здесь чувствовались даже задатки стиля. Александр подошел к камину, на дне валялись мелкие угольки – судя по всему, его давно не топили. Над камином висела картина с сюжетом морского сражения. Вновь эта великолепная выдумка – похоже, об этой мании Ирвинга мало кому было известно.
    - Странное решение, повесить картину над камином, - отметил Александр, поворачиваясь к Ирвингу. – Тепло очень быстро её разрушит.
    - Именно поэтому я не топлю его. Мне нравится, как картина там смотрится. И ведь есть нечто противоречивое, - он слегка прищурился, разглядывая лицо Александра, - в том, что рядом находятся две противоположности – огонь и вода.
    - Да, только огонь единственное, что из этой пары существует, - Александр подошел к креслу напротив стола и присел. – Я пришел из-за одного убийства. Сегодня нашли убитой в своей квартире одну шлюху – Лили Ринг.
    - Эм, - произнес Ирвинг. – А от меня что хотите? Какое мне дело до шлюхи.
    Александр не заметил на его лице ни капли удивления – ему уже было известно, что девушку убили, но откуда? Слухи в городе разлетались, с такой же скоростью, с какой выключается свет. Возможно, журналисты уже поспешили испечь новую статью, но была вероятность, что ему кто-то сообщил намеренно.
    - Это имя вам неизвестно, мистер Ирвинг?
    Ирвинг не нашел, что сказать, а Александр подался немного вперед. Он чувствовал, что его собеседник не в своей тарелке.
    - Знаете, как её убили? Прибили к стене. Огромными металлическими кольями, но перед этим высушили. Получилась коллекционная ночная бабочка. Вы бы хотели в свою коллекцию такого мотылька, мистер Ирвинг?
    - Я не знаю никакой Лили! – выпалил Ирвинг, но он уже понимал, что играть больше нет смысла.
    Александр вытащил из внутреннего кармана плаща папку, размял её и швырнул на стол.
    - В этой папке, мистер Ирвинг, много доказательств. Откуда у молодой шлюшки такая шикарная квартира? Если проследить всю цепочку, развязать пару запутанных узелков, все сходится на одном богатом господине – Линке Ирвинге. А чем эта шлюха заслужила такую честь?
    Ирвинг хотел что-то произнести, но Александр не дал ему сказать и слова.
    - Чем эта шлюха заслужила такое почтение человека, ненавидящего других людей? Что в ней особенного?
    - Да, - выдохнул Ирвинг после пары секунд молчания. – Я купил ей дом.
    - Почему, мистер Ирвинг? Она хороша в постели? Вас видели в её квартире дюжину раз.
    Александр достал из папки фотографии и продемонстрировал их. На лице Ирвинга на мгновение застыло удивление. Он мог ожидать чего угодно, но фотографии?
    - Журналисты, - произнес Александр. – Они никогда не оставляют без внимания таким людей, как вы, - Александр поднялся и поставил руки на стол. – И они никогда не удаляют фотографии, даже если за это им заплатили очень много.
    Ирвинг молчал.
    - Почему вы молчите? – внутри Александра вскипало негодование, ведь Ирвинг своей беспомощностью все портил. – Ответь же! Она хороша в постели?
    Неожиданно Ирвинг вскочил, его лицо побагровело. С несвойственной ему ловкостью он открыл ящик стола, чтобы достать пистолет. Александр оказался ловчее, он одним прыжком перемахнул через стол и в тот момент, когда Ирвинг обхватил пистолет пальцами, врезался ему в грудь плечом, одновременно проворачивая рукоятку зонта и извлекая из него, как из ножен, блестящее лезвие шпаги. Спустя мгновение у шеи Ирвинга оказалось острие, а плечо Александра прижимало его к спинке стула и стене. Конец шпаги приблизился к сонной артерии, от чего Ирвинг вжался в кресло.


    Меня там нет.
     
    ZsMДата: Понедельник, 21.12.2015, 19:01 | Сообщение # 43
    Опытный магистр
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 479
    Статус: Не в сети
    Цитата Alri ()
    которую заприметил пару дней назад.

    "За" - лишнее.
    Цитата Alri ()
    Сегодня Александр рассчитывал узнать Дэвида лучше, но его поведение рассказало еще больше.

    Вот уже нужно "получше". И само предложение мне не нравится. Противопоставление, хотя цель достигнута. Хотел узнать получше - узнал получше. Поэтому я бы рекомендовал вместо "но" поставить "и". таким образом можно сделать: "и его поведение о многом рассказало ему"
    Цитата Alri ()
    Хоть он и не убивал всех женщин, но к смерти одной – Агаты, был наверняка причастен. Правда, улик Александр по-прежнему не обнаружил.

    Здесь тоже. "но Александр был уверен в его причастности к смерти Агаты. Правда улик по-прежнему не было"
    Цитата Alri ()
    Небо покрылось, словно серо-синей плесенью

    сбит порядок слов.
    Небо стало серо-синим, словно покрылось плесенью.

    Цитата Alri ()
    Время, к счастью, не слишком быстро приближалось к потопу.

    Понятно желание быть оригинальным. Но предложение мне не понравилось. Есть целая куча хороших конструкций. Например: "времени до потопа, к счастью, ещё хватало"

    Цитата Alri ()
    Он построил дом на заказ, всем своим видом показывая, что все остальные люди недостойные блохи.

    Человек своим видом показывал или дом? :)
    Конструкция тут не очень уместна. Лучше что-нибудь попроще. Например:
    Построенный на заказ дом, словно кричал (говорил, показывал), что остальные люди недостойные блохи.
    И далее - само наличие 2м стен ещё ни о чём не говорит. Много в мире домов с 2м стенами. Я бы рекомендовал нечто, вроде:
    "В своем желании отгородится от города, Ирвинг воздвиг двухметровую стену. За такое пренебрежение соседи недолюбливали его"

    Цитата Alri ()
    Сама прислужница выглядела ничем не лучше её одежды, - невзрачная,

    своей. И конструкция с избытком не. Вместо "ничем не лучше" = "как".
    Тогда будет. "сама прислужница выглядела как и одежда - невзрачно, неприметно. Казалось пару раз моргнёшь и уже забудешь этого человека. :) да, отсебячина пошла.

    Цитата Alri ()
    Ирвинг скорее всего очень любил прошлые века, потому что в настоящее время можно редко было встретить человека, наряжающего гувернантку так старомодно.


    а вот здесь уже логическое несоответствие. Меня и раньше напрягло "неприметная одежда гувернантки". это как сказать: "неприметная одежда полицейского, неприметная одежда пожарника". Она приметная. Люди в форме очень даже приметны. А с учётом последних новостей выходит, что еще и исключительно приметна.
    Цитата Alri ()
    или от волнения или потому что недуг её всегда преследовал,

    то ли от волнения, то ли давно поражённая этим недугом.

    Цитата Alri ()
    К дому вела извилистая дорожка из каменной плитки, которую сопровождалиневысокие кусты.

    зачем же так? Можно же просто "окруженная".
    а простота, как говорят, гениальна.

    В целом по тексту неплохо. Жанр детектива хорош. Я конечно могу придраться к каждой конструкции, но не обязательно писать идеально правильно. Главное писать в одном стиле, а стилям, как известно, свойственны определенные ошибки.
    Диалоги неплохие. Чуть-чуть не хватает реалистичности. Но я читал только последний отрывок.
    Главная моя рекомендация - дать эмоций, накала.
    Вместо подсказок автора, вроде "он уже понимал, что играть нет смысла" " советую внешние проявления. Как например: "по его лбу стекла капелька пота" или "он отвел глаза в сторону, явно нервничая".
    Сказать "ага, он убийца!" это одно. Написать так, чтобы это стало понятно читателю без слов, куда интересней.

    :) спасибо за помощь с моим произведением.


    Жизнь - это не то, ради чего стоит жить.
     
    AlriДата: Понедельник, 21.12.2015, 19:35 | Сообщение # 44
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    ZsM, спасибо за критику, с большинством замечаний согласен.

    Цитата ZsM ()

    Цитата Alri ()
    К дому вела извилистая дорожка из каменной плитки, которую сопровождалиневысокие кусты.

    зачем же так? Можно же просто "окруженная".
    а простота, как говорят, гениальна


    Здесь несогласен, потому что окруженная означает окружность и это создаст неправильный образ.

    На счет диалогов не совсем понял. Что именно делает их нереалистичными? Реплики или то как ведут себя персонажи? Дело в том, что я выбрал определенный вектор развития персонажей и диалоги должны немного меняться по курсу с ним. И возможно я где-то перегибаю палку.

    По поводу передачи с помощью мимики, спасибо учту, записался совсем не заметил.


    Меня там нет.
     
    ZsMДата: Понедельник, 21.12.2015, 19:55 | Сообщение # 45
    Опытный магистр
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 479
    Статус: Не в сети
    Может тогда "с высокими кустами по бокам"?

    Насчет диалогов мне нужно будет тогда повнимательней присмотреться, чтобы помочь. Но именно поведение персонажей показалось странным.
    Цитата Alri ()
    когда захотят приходят всякие отбросы? – он перевел взгляд на Александра. - Кто вы, сэр?

    Например здесь. Сначала отбросы (т.е. человек явно не заботится о чужом мнение. Он представляется таким наглым, уверенным в своей власти денег человеком. И слишком быстро переходит на "сэр", а далее по тексту сдувается. Мне кажется в реальной жизни переход должен быть более медленным. С дерзкого на смиренный - не так скоро. и надо его хорошо показать. Как он вздрагивает при словах, что это "агент" например.

    Цитата Alri ()
    От этих слов пыл Ирвинга мгновенно остудился, а с лица пропало ожесточенное выражение.

    Вот здесь. Действительно слишком мгновенно, что отдаёт нереалистичностью.

    А далее:

    Цитата Alri ()
    Именно поэтому я не топлю его. Мне нравится, как картина там смотрится. И ведь есть нечто противоречивое, - он слегка прищурился, разглядывая лицо Александра, - в том, что рядом находятся две противоположности – огонь и вода.


    Он начинает ему рассказывать историю, словно человеку, которому полностью доверяет. Мне это кажется странным. Вполне лучше подошли бы холодные короткие:
    "я его не топлю".

    В общем здесь хотелось бы увидеть именно "противостояние". И как Ирвинг сдувается под натиском Александра. По идее подобные диалоги с подозреваемыми и должны быть кульминациями подобного жанра. Борьба характеров, слов, улик.


    Жизнь - это не то, ради чего стоит жить.

    Сообщение отредактировал ZsM - Понедельник, 21.12.2015, 19:57
     
    AlriДата: Понедельник, 21.12.2015, 20:03 | Сообщение # 46
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    ZsM, понял, подумаю.
    Тут дело в том, что он взбешен, что к нему пришли, у него болит голова. Поэтому он не может фильтровать некоторые слова, а потом проихносит сэр, потому что это его привыска, которую он привил и служанке кстати.

    На счет пыла. Что если человек в реальном мире назовет человека отбросом а потом узнает, что это полицейский, еще хуже фсб/фбр. У него я так думаю все на пол обвалиться, включая сердце, может даже сознание потеряет. Просто наверное недостаточно полно описал.

    А дальше он как будто бы заглаживает вину, но в силу характера делает это довольно высокомерно.

    Как я понимаю проблема в недосказанности.


    Меня там нет.
     
    AlriДата: Вторник, 22.12.2015, 12:26 | Сообщение # 47
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    Продолжение главы 9.

    - Положите пистолет на стол, - приказал Александр, и когда Ирвинг выполнил требование, убрал острие от его горла. – Вы хотели выстрелить в агента ДОРа. Вы понимаете, чем это грозит?
    - Ваши действия незаконны, - простонал Ирвинг. – Я не выстрелил!
    - Верно, но хотели! Наши желания обитают на границе с действиями.
    Александр поднял пистолет со стола и, направив дуло в стену, выстрелил. Пару секунд он смотрел, как дым поднимается к потолку и рассеивается. За спиной Александр почувствовал движение и обернулся. От испуга Ирвинг еще сильнее вжался в кресло, его лицо покраснело, на небритых щеках выступил пот.
    - А кто знает, что происходит на самом деле? Вы выстрелили или я? Или выстрела вообще не было?
    Александр подкинул правую руку Ирвинга шпагой и проткнул ладонь точно посередине. Ирвинг взвыл от боли и приложил раненую руку к животу. Александр лишь улыбнулся и протер испачканную шпагу о рубашку чиновника. Он обошел стол и присел на кресло. Вложил шпагу обратно в зонт и приставил его к столу.
    - Наказание последовало. Наказали вас. Стреляли все-таки вы.
    Ирвинг сипел, то и дело, поглядывая на кровоточащую рану.
    - Я вас раздавлю! Как таракана! – с ненавистью прошипел он.
    - Оставьте свои угрозы, мистер Ирвинг. Меня не существует, как впрочем и вас, но это не так важно, - невозмутимо парировал Александр. – А теперь перейдем к делу. Но прежде, я предлагаю позвать вашу гувернантку, пусть принесет бинты, анестетик и какое-нибудь легкое болеутоляющее. Мне нужно, чтобы ваш рассудок оставался в норме. Я вас перевяжу, если вы не возражаете.
    Ирвинг позвал Нигри, гувернантка появилась сразу. Она взвизгнула от вида крови, которой её хозяин запачкал всю одежду и кресло, но тут же пришла в себя. Нигри отнеслась к заданию с полной серьезностью, поэтому спустя десять минут, зашла в кабинет с горой бинтов, склянок с таблетками и прочих лекарств.
    - Положите все на стол, - попросил Александр, а сам поднялся, снял перчатки и сунул их в карманы плаща. Он осмотрел длинные, синеватые пальцы, совсем как у утопленника, и невольно вздрогнул, почувствовав холод. В этот раз он смог отличить реальность от выдумки. Александр промыл рану анестетиком, от чего Ирвинг зажмурился и напрягся, сдерживая крик боли, потом умело забинтовал руку.
    - Все, - произнес Александр, и Ирвинг смог разжать глаза.
    Он благодарно кивнул, встал с кресла, подошел к мини-бару, встроенному в стену и налил из графина янтарную жидкость, а после плеснул в рот, запивая обезболивающее.
    - Вы будете кофе? – спросил он у Александра, возвращаясь на место, и не дожидаясь ответа, приказал Нигри принести чашку.
    - Со сливками, пожалуйста, - добавил Александр. – Итак, - продолжил он, обращаясь к Ирвингу.
    - Итак.
    - Какие все-таки были отношения между вами и Лили?
    - Она… - начал Ирвинг и запнулся. – Она была мне, как дочь.
    В его глазах Александр увидел сожаление, возможно даже настоящую боль.
    - Тяжело терять людей, - произнес он. – Когда мне было шестнадцать, я потерял брата. Но я не могу никого за это наказать, мистер Ирвинг, потому что он покончил с собой. Сошел с ума и убил себя. Но убийцу Лили мы сможем найти.
    В кабинет зашла Нигри и, приблизившись к столу, поставила перед Александром чашку. Он сделал маленький глоток под её пытливым взглядом и похвалил:
    - Отличный кофе. Такой делают в третьем районе. Неужели вы оттуда?
    Нигри удивленно и растерянно улыбнулась и кивнула. Её никогда не хвалили в этом доме. Возможно, поэтому она стала такой серой и невидимой. Ведь люди зачастую становятся теми, кем их видят.
    - Почему вы не завели своего ребенка? – спросил у Ирвинга Александр.
    - Если позволите, я бы не хотел отвечать на подобные вопросы.
    - Разумеется, мистер Ирвинг, - Александр положил локти на стол и сложил перед лицом ладони. – Что же заставило вас так особенно относиться к этой девушке?
    - Она показалась мне хрупкой. Ей нужна была помощь, - произнес Ирвинг, замолчал и спустя мгновение добавил, - по крайней мере, материальная.
    - Но она по-прежнему работала, - заметил Александр.
    - Да, верно. Жизнь научила меня, что нельзя мешать людям заниматься тем, чего они хотят. Мы не сможем их спасти. Никогда.
    - Смотря, что считать спасением. Знаете, что любопытно, мистер Ирвинг, жертв прикалывают к стене, как бабочек, а вы обладатель самой полной коллекции в городе.
    - Вы что? Меня подозреваете? – в Ирвинге вновь раздались отголоски ярости, но обратив внимание на зонт, он подавил в себе гнев. – Да, у меня есть коллекция бабочек, но вы ведь понимаете, что ваше подозрение безосновательно?!
    - Понимаю, мистер Ирвинг. Вы не замечали, что у вас что-то пропало? Возможно, к вам кто-то приходил? Какой-то особенный или неожиданный гость?
    - Моя коллекция все такая же полная! – гордо заявил Ирвинг. – И ко мне никто не приходил. Посмотрите на мою стену, вы правда думаете, что здесь много гостей?
    - Могу я взглянуть на бабочек?
    - Нет, прошу прощения, но нет. Эта коллекция только моя. Я сам туда захожу раз в пять месяцев. Чтобы экспонаты оставались в хорошем состоянии, в зале должен быть особенный микроклимат.
    - Откуда тогда вы знаете, что ничего не пропало?
    - Я был там три недели назад. Какое это имеет отношение к делу?
    - Пока не могу ответить, - произнес задумчиво Александр. – Возможно, это поможет быстрее найти убийцу.
    Ирвинг откашлялся и внимательно посмотрел на агента, словно принимая решение делиться или нет.
    - Что? Говорите, мистер Ирвинг.
    - Хорошо, - смирился тот. – Час назад мне пришло письмо. В нем было написано, что убийца – некий Дэвид Полинарки, детектив.
    - Кто вам прислал письмо?
    - Обратного адреса нет, как и подписи. Его просто подбросили под дверь.
    - Можно взглянуть?
    Ирвинг достал из ящика стола бежевый конверт и протянул Александру. Тот принял его и выудил сложенный в четыре раза лист. Письмо было написано карандашом и печатными буквами. Строчки скакали, а буквы немного заезжали друг на друга, стремясь собраться в нижнем правом углу. Человек, который написал письмо, с трудом удавалось писать ровно. Он старался скрыть психическое расстройство. Возможно, писал это в момент просветления.
    - Я оставлю его у себя, - констатировал Александр и достал из внутреннего кармана плаща пакетик для улик. – Вам не стоит ни о чем говорить полиции. Ни о Дэвиде Полинарки, ни о письме. Вы меня поняли, мистер Ирвинг? Проколоть ладонь – это меньшее, что я мог вам сделать.
    Александр поднялся с кресла, поднял зонт-трость и направился к выходу.
    - И да, - произнес он перед тем, как открыть дверь. – Я могу моментально почувствовать все виды ядов. Многие изобрел я сам. То, что вы ещё живы, мистер Ирвинг, лишь мое милосердие и надежда на то, что мы с вами будем двигаться по одному пути. Не допускайте больше таких ошибок.
    Александр спускался вниз почти бегом. Мысли в его голове крутились еще быстрее. Убийца подставляет Дэвида, но по какой причине и каким образом они связанны? Полинарки должен знать почему, но он не глуп, поэтому вряд ли расскажет хоть что-нибудь, даже если припрешь его к стене и приставишь пистолет к виску. В письме говорилось о пиджаке Дэвида, который он не снимал месяцами, кто-то следил за детективом долгое время. Он знал о трудных отношениях детектива и коллег, которым только дай повод, и они постараются уничтожить Дэвида. Александр же вторгся в планы убийцы. И пиджак с уликами, и письмо теперь оказалось в его руках, но психопат должен думать, что все идет по плану. Игра продолжалась.
    Александр вышел из дома. Небо уже потемнело. Он остановился, чтобы глубоко вдохнуть свежий вечерний воздух, который привел его мысли в порядок, добавили сил. До потопа оставалось двадцать дней.
    На опустевшей улице у стены его ожидал универсал. Александр посмотрел на часы, чтобы поставить себе новую точку отсчета и проглотил пару таблеток, после чего завел мотор и выехал на дорогу. Еще было время, чтобы навестить доктора.


    Меня там нет.
     
    ZsMДата: Среда, 23.12.2015, 12:39 | Сообщение # 48
    Опытный магистр
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 479
    Статус: Не в сети
    Цитата Alri ()
    За спиной Александр почувствовал движение и обернулся.

    Из-за предложения появляется картинка, словно в комнате появился кто-то третий. Лучше убрать его. Такие предложения предшествуют действиям, а Ирвинг просто поежился в кресле (эмоция). Действия не было, лишь эмоция.
    Либо, если сильно хотите оставить, то нужно переделать :"За спиной Александр почувствовал, как Ирвинг пошевелился" тогда уже не будет неясности о ком-то третьем.
    Цитата Alri ()
    попросил Александр, а сам поднялся, снял перчатки и сунул их в карманы плаща.

    здесь гусеница - 4 глагола. Да и необязательно такая точность. Вполне достаточно: "попросил Александр, поднимаясь и засовывая перчатки в карманы плаща".

    Цитата Alri ()
    Он осмотрел длинные, синеватые пальцы, совсем как у утопленника, и невольно вздрогнул, почувствовав холод.

    Здесь после длинных зпт не нужна. Между прилагательными ставятся зпт только если они похожи. И само предложение мне не понятно Почему он ощутил холод. Да и откуда взялись длинные синеватые пальцы вначале не понял. Лучше, посиневшие, кстати.

    Цитата Alri ()
    Он благодарно кивнул, встал с кресла, подошел к мини-бару, встроенному в стену и налил из графина янтарную жидкость, а после плеснул в рот, запивая обезболивающее.

    честно, я бы не стал кивать тому, кто мне руку проткнул. Даже если бы он её потом перевязал :)
    и в предложении 5 глаголов. Тяжело для восприятия. В идеале максимум глаголов должно быть 3 в предложении. Чтобы этого достичь, достаточно разбить его на два отдельных.
    например: "Он благодарно кивнул, вставая с кресла и подходя ко встроенному в стену мини-бару. Достав графин с янтарной жидкость, он плеснул её в рот, запивая обезболивающее"

    далее по тексту этим грешите. Маленькие компактные предложения будут смотреться понятней больших осложненных. Как например:
    Цитата Alri ()
    Знаете, что любопытно, мистер Ирвинг, жертв прикалывают к стене, как бабочек, а вы обладатель самой полной коллекции в городе.


    Цитата Alri ()
    Человек, который написал письмо, с трудом удавалось писать ровно.

    "человеку" видимо следствие исправлений.
    Цитата Alri ()
    который привел его мысли в порядок, добавили сил.

    "добавил" тоже
    Цитата Alri ()
    Александр посмотрел на часы, чтобы поставить себе новую точку отсчета и проглотил пару таблеток, после чего завел мотор и выехал на дорогу.

    гусеница.

    В целом впечатление неплохое, но буду откровенен. Нужно сделать отрывок сильнее, пока он слабоват. Реально возможно повысить накал событий, отказавшись от "всемогущества и вседозволенности" агента, которое так и проскальзывает.
    Для этого нужно прямое нападение Ирвинга на агента. Чтобы у последнего был повод прокалывать ему руку. У читателя не должно возникать мысли, почему Александр сделал это. И кстати, из-за этого в дальнейшем будет гораздо больший эффект от того, что агент лечит его.

    Что касается диалогов - нужно сокращать. Они довольно театральны, но не жизненны. Что не подходит для мистики и детектива.
    Конечно, люди бывают разные и аудитория бывает разная. У всех своё мнение. Но, согласитесь, что многие люди в одинаковых ситуациях ведут себя одинаково.
    Если страшно - бегут или нападают. Если холодно - пытаются согреться. Если жарко - остыть. Если любят - симпатизируют. И так далее. Ставьте себя на место обоих людей из диалогов. Вживайтесь в роли каждого из них и тогда прочувствуете, что реально можно сказать в данной ситуации, а что будет казаться театральным, неестественным.

    Кстати, рекомендую два фильма "город бога" и "патруль". Довольно-таки жёсткие, но при этом очень приближенные к жизни. Думаю их просмотр может в лучшую сторону повлиять на ваше творчество.


    Жизнь - это не то, ради чего стоит жить.
     
    AlriДата: Среда, 23.12.2015, 13:09 | Сообщение # 49
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2377
    Статус: Не в сети
    ZsM, спасибо, на счет глаголов понял. Буду исправлять.

    Прямое нападение я не могу сделать. Это будет противоречит обраху героя, такого спокойного и всесильного человека. Дальше он даст трещины , таков план.
    В предыдущих отрывках видно, что Александр немного ненормальный.

    По поводу диалогов соглашусь. Нужно сделать их менее театральными. Но если учесть то, что Александр сумасшедший и наркоман, то от него вполне можно ожидать чего угодно))

    И проблема в том, что я вживаюсь в роль сумасшедшего и говорю то, что говорит он или наоборот.

    Фильмы посмотрю, спасибо!


    Меня там нет.
     
    АванэльДата: Воскресенье, 24.01.2016, 00:39 | Сообщение # 50
    Победитель в трех конкурсах
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 938
    Статус: Не в сети
    Доброго времени суток!
    Цитата Alri ()
    Наши желания обитают на границе с действиями.

    Впечатлило это короткое, но умное предложение.
    Цитата Alri ()
    Александр промыл рану анестетиком, от чего Ирвинг зажмурился и напрягся, сдерживая крик боли, потом умело забинтовал руку.

    В предложении два действующих лица, но в конце происходит небольшая путаница, я например подумал, что Ирвинг сам себе бинтует руку, потом понял что нет. Возможно следует немного перестроить предложение или разделить на два.
    Цитата Alri ()
    - Она… - начал Ирвинг и запнулся. – Она была мне, как дочь.
    В его глазах Александр увидел сожаление, возможно даже настоящую боль.

    Здесь я могу ошибаться но на мой взгляд это момент должен быть немного чувственнее пример: две противоборствующие силы холодного убийцы и любящего отца столкнулись в сознании упав на лицо странным выражением теплоты и холода.
    Цитата Alri ()
    Я могу моментально почувствовать все виды ядов. Многие изобрел я сам. То, что вы ещё живы, мистер Ирвинг, лишь мое милосердие и надежда на то, что мы с вами будем двигаться по одному пути. Не допускайте больше таких ошибок.

    Здесь немного пахнет Шерлоком книга первая Этюд в багровых тонах :)


    Фантазия - она как Вселенная, рождается из пустоты.
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Триллер, ужасы, мистика » Бабочки, приколотые к листу картона
    Страница 2 из 3«123»
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Валентина, MASEY, Igor_SS, Verik, голди, Ботан-Шимпо, трэшкин, T_K_Finskiy, Alri, quantum-flg, SunnyTouch, peotr, Pit_Cage, Virhand, Hankō991988, Diаna Гость