[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Запасной вариант (9) -- (Vasabist)
  • Человек, упавший с неба (0) -- (Vasabist)
  • Секс-бомба из секретной лаборатории (6) -- (Vasabist)
  • Хроники бородатого мага (8) -- (Vasabist)
  • Хроники бородатого мага (0) -- (Vasabist)
  • Будущее. Начало. (11) -- (Vasabist)
  • Пока без имени (8) -- (Vasabist)
  • Зарисовка (31) -- (Vasabist)
  • Драконорожденный (0) -- (Аркей)
  • Главные качества в Читателе)) (4) -- (Ellis)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Детективы, боевики, криминал » Расследованию не подлежит (18+) (Детектив, триллер, криминал)
    Расследованию не подлежит (18+)
    VASEXДата: Понедельник, 03.08.2015, 19:57 | Сообщение # 1
    Адепт
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 201
    Статус: Не в сети
    Глава 1

    - Я люблю тебя.
    - Лжец.
    - Нет, правда.
    - Обманщик.
    - Ты прекрасна.
    - Врун.
    Чавканье поцелуя.
    - «Винстон», синий.
    - Зачем так громко?
    Мвак-чвак-мвак-мвач-мвак - будто принудительно кормят буйного дауна. Олег освобождает одно ухо от наушника.
    - Простите, что? – спрашивает он продавщицу. В другом ухе продолжается аудиопорно.
    - Не кричите, пожалуйста, говорю. – Она подаёт сигареты.
    - Ты хочешь снова сверху?
    - Да, не против?
    Хихиканье.
    - А ты готов?
    - Да, давай ещё разок.
    - Спасибо, - говорит Олег продавщице, расплатившись и снова надевая наушник. Член в штанах твердеет от подслушиваемого разговора, хотя это всего лишь физиология, никаких особых эмоций следователь к происходящему не испытывает. Да и страшновата она, думает Олег о женщине, стонущей у него в ушах. Снимает упаковочную плёнку и достаёт сигарету. Но слушать надо.
    Вера то мурчит, как кошка, то срывается на крик, но Олег полагает, что поддельностью здесь и не пахнет, обычно с мужем жёнушка так эмоционально не ведёт себя в постели.
    Хотя, думает Олег, запаливая сигарету на выходе из магазина, возможно, смена поведения Веры произошла из-за того, что Алексей – новый человек в её жизни. Ещё не раззнакомилась с ним, как следует, не наскучил. Непрочитанная книга. С гостями Вера всегда излишне эмоциональна. Возможно, это правило действует и со всеми, перед кем она впервые раздвигает ноги.
    Шлюха, но кто из нас не шлюха, думает Олег. Всем надо так или иначе платить дань похоти и разврату. Пока в наушниках стонут и охают почти незнакомые люди, он думает о том, чем занята сейчас его жена – может ли она изменять ему?
    Невозможно - заявляет внутренний романтик.
    Может - пожимает плечами циник.
    Подумаешь - усмехается философ.
    Воинствующий инстинкт самца всё больше угасал в нём, способствовали тому разгульный опыт и отрезвляющая работа. А узы их брака изрядно источились.
    «Как успехи с собеседованием?» - набирает он SMS, пока в ушах какофония страсти: мычание, шлепки, скрип кровати.
    Ответ приходит, когда они со смехом меняют позу: «Пока не знаю. Но можно ещё попробовать через постель!»
    Олег улыбается. Уже сидит в машине, опускает руку к паху, сжимая драгоценности и думая над ответом.
    Звонок в дверь. Олег поднимает встревоженный взгляд и встречается с ним в повёрнутом зеркальце дальнего вида.
    Звонок в дверь?!
    - Мне показалось? – спрашивает Вера.
    Страсти затихают. Напряжённая тишина.
    Звонок повторяется. Глаза Олега сияют, губы широко растягиваются в улыбке. Вот это да! Муж вернулся! Пахнет скандалом!
    В наушниках синхронно ругаются матом. Начинается непонятная возня.
    - Ты говорила…
    - Он не должен был… так рано!
    - Так что теперь…
    - Прячься! Не туда, лучше в шкаф! В мой гардероб!
    Пальцы Олега крепко сжимают руль.
    Чёрт побери, только, ради бога, не в тот шкаф. На лбу проступает пот.
    Звонок повторяется. Настойчиво и протяжно. Обычно муж так не звонит. Может, знает об измене?
    Вера тихо ругается матом, хнычет. Скрипит дверца шкафа, шуршат её платья. Алексей, видимо, ударяется о верхнюю полку головой и тоже начинает ругаться.
    Дерьмо, дерьмо, дерьмо, думает Олег, оглядываясь. Машин и людей сзади нет, надо выезжать из пригорода и гнать скорее к центру. И что потом?
    Но, с вернувшейся улыбкой думает он, это будет весёлое представление.
    - Твою мать, как же ты так…
    - Сиди тихо, блин!
    Маты.
    Звонок повторяется в четвёртый раз.
    - Иду! Иду! – кричит Вера. И идёт, едва слышно причитая.
    Олег выезжает из дворов на дорогу, останавливается на светофоре. Что делать, он ещё не знает, но главное, чтобы не узнали о прослушке. Пускай хоть передушат друг друга, только бы не…
    Звук отворяемой двери.
    - Я в ванной была, Федя. Я не слышала, что ты… Э-э…
    Звуки шагов – кто-то входит, а Вера пятится. Тихие маты Алексея, сидящего в шкафу прямо возле «жучка», заглушают остальные звуки.
    Вот попали, с ухмылкой думает Олег, наблюдая, как переключается светофор с красного на жёлтый.
    - Вы кто? Что вы… Мой муж сейчас…
    Птуф! Птуф! Сердце Олега замирает. Не послышалось?
    Тело падает в прихожей. И ещё раз «птуф».
    Пистолет с глушителем? Да ладно, думает Олег, не может быть!
    - Знаю, - звучит спокойный мужской голос. Кому принадлежит – не разобрать, слишком далеко, в прихожей «жучков» нет.
    - Твою мать! – шепчет Алексей, сидя в шкафу. Прямо в ухо Олегу. – Боже, боже!
    Он затихает, когда слышит приближающиеся шаги. Незнакомец входит в комнату. Хоть он ступает тихо, но Олегу удаётся разобрать стук каблуков мужских туфель.
    Гудок клаксона. Олег не заметил, что уже горит зелёный свет. Нажимает на педаль газа, ведёт машину дальше, в центр города. В голове наскоро собирается план дальнейших действий.
    В наушниках тишина. Олег представляет, как убийца задумчиво смотрит на мятую постель. Или Вера успела её поправить? Но там всё равно запах пота в воздухе, запах секса. В любом случае, Алексею сейчас не позавидуешь. А он-то убийцу точно видит, там прорези в дверце шкафа есть. Если, конечно, хватает смелости смотреть.
    Так Вера уже мертва? Прозвучало три выстрела, в упор, тело упало на пол. Как пить дать мертва или вот-вот умрёт. Раз пистолет с глушителем – возможно, работает профессионал.
    Олег смотрит на мобильник, где всё ещё открыто сообщение от жены. Время – десять минут шестого. Муж Веры должен вернуться с работы где-то минут через двадцать. Вера – не основная цель, понимает Олег.
    Её муж – Фёдор – вот из-за кого вся канитель. И он сегодня умрёт, если Олег ничего не предпримет.
    Машина летит через город, а водитель почти не обращает внимания на знаки дорожного движения, доверившись собственному автоматизму. Олег лихорадочно перебирает варианты действий, но всё время тормозит на том, что ему ни в коем случае нельзя снова попасться на незаконной прослушке. Понизят, уволят, оштрафуют или вообще посадят, в этот раз точно не пощадят.
    Стук каблуков по паркету. Убийца осматривает другие комнаты.
    Алексей шуршит одеждой в шкафу, что-то делая.
    - Чё тебе не сидится, а?! – восклицает Олег, стуча по рулю ладонью. – Сиди, не дёргайся, идиот!
    Убийца продолжает бродить по квартире. Открывает двери ванной, туалета.
    - Что за… - шепчет в ухо Олегу Алексей.
    - Идиот! – бормочет Олег.
    - «Жучок»? – шёпотом спрашивает у себя Алексей.
    Судя по резким скрипам, любовник Веры действительно отковырял устройство из тайника сбоку от дверцы. Такое можно было увидеть только сидя в шкафу, потому Олег и уверен был, что так просто не найдут – детей у Веры и Феди не было, никто по шкафам не лазал бы. А тут такое…
    Громкое шипение и треск. Алексей подул в микрофон.
    - Какой же ты идиот! – кричит Олег, ударяя кулаком в потолок салона от досады. – Какой же мудозвон!
    - Меня кто-нибудь слышит? – шёпотом спрашивает Алексей.
    Олег орёт в ответ длинную тираду матов. Хотя знает, что на том конце провода его не слышат и не могут слышать.
    - Мне требуется помощь! Здесь убийца! Убита женщина! Меня кто-нибудь слышит?
    Он шепчет громко, затем смолкает. Стук каблуков по квартире продолжается, убийца вряд ли слышал это. Квартира большая, комнат много.
    - Помогите мне, пожалуйста! Я ничего не сделал! Я не понимаю, что происходит! Если вы полиция, помогите мне, прошу!
    - Дерьмо собачье, как же так! – вздыхает Олег. Он не знает, что теперь делать.
    - Я не хочу умирать! Боже!
    - Сиди тихо, олень!
    - Пожалуйста, помогите!
    - С хера ли ты к жене магната лез? Мудила.
    - Боже, я так хочу жить! Помогите мне! Здесь убийца ходит! У него пистолет! Он убил Веру!
    Он снова замолкает.
    - Так описал бы его, мудозвон! – бормочет Олег, проезжая кольцевую. – Ну, замечательно! – Впереди назревает пробка. Олег, нарушая правила, даёт задний ход и пытается перестроиться, чтобы поехать по другой дороге. Вокруг ругаются и сигналят. – Сам пошёл нахер! И тебе того же, да-да!
    - Вы ведь слышите меня, да? Помогите, пожалуйста! Боже, я что угодно отдам, лишь бы выжить! Помогите мне! Я заплачу! Пожалуйста, не тяните!
    Олег правой рукой держит мобильник. То поднимает его, то опускает, наконец, выравнивает машину, опускает взгляд и начинает искать в контактах домашний телефон Авдеевых – Веры и Фёдора. И вот уже держит палец над кнопкой «Вызов», размышляет.
    Алексей тревожно сопит на ухо. Наверное, даже слишком громко для спрятавшегося в шкафу рядом с убийцей, но, возможно, так работает в «жучке» усилитель звука.
    Убийца по-мужски прокашливается, стоя в зале. Проверил все комнаты и, видимо, успокоился. Теперь будет ждать Фёдора Авдеева. Вряд ли у них намечается долгий диалог.
    Лучше бы тому задержаться на работе, думает Олег.
    Судя по звукам, Алексей вертит в руке «жучок». Молчит.
    Затянувшаяся тишина нервирует Олега, он останавливает машину у бордюра, выходит на тротуар. Рядом два завода, длинная полоса серых стен до горизонта, на улице почти нет людей и машин. Олег оглядывает окрестные здания в поисках внешних камер видеонаблюдения. Вроде ничего.
    В тени тополя стоит таксофон с синим козырьком. Старый, замызганный, исписанный матами и низкокачественным граффити. Но работающий. Олег снимает один наушник, берётся за трубку, подносит её к уху, продолжая оглядываться. Вставляет телефонную карту. Набирает домашний номер Авдеевых. Сердце громко стучит, всё быстрее и быстрее.
    В наушнике тишина разрывается звонком телефона.
    - Боже, - шепчет Олег. Он сжимает кулак и кусает костяшку пальца.
    Раз гудок, два гудок, три гудок…
    Убийца начинает бродить по квартире. Естественно, трубку он не снимет. Алексей шумно дышит в «жучок».
    После пятого гудка раздаётся звонкий голос Веры, записанный на автоответчик. Олег слышит его и в трубке телефона, и через наушник.
    - Упс! Никто не поднимает, какая жалость! Наверное, нас нету дома или мы очень заняты! Но вы можете оставить своё голосовое сообщение после гудка! Приятного дня!
    Олег представляет мёртвую Веру с тремя отверстиями от пуль. К горлу подкатывает тошнота.
    В трубке звучит сигнал. И Олег произносит намеренно искажённым голосом, более басистым, чем обычно:
    - Вера! Ты не забыла про золото у тебя в шкафу?
    Голос «фонит» – и в трубке, и в наушнике. Олега сбивает с толку, что он слышит сам себя. Но он сосредоточенно продолжает:
    - Золото у тебя в шкафу! В спальне! Не забудь его передать по назначению!
    Олег кладёт трубку трясущейся рукой. Оглядывается. Утирает с лица холодный пот, чертыхается, проводит по трубке рукавом, стирая отпечатки пальцев. Также вытирает кнопки с цифрами.
    В наушниках – полнейшая тишина.
    Как же бредово это звучало, думает Олег. Но что придумалось. Делать нечего, остаётся только ждать.
    Шаги. Олег замирает на пути к машине. Он больше не слышит окружающий мир, машины. Всё его внимание направлено в квартиру Авдеевых через наушники, через «жучки».
    Да, шаги. Стук каблуков. Убийца возвращается в спальню. Слышал ли мои слова Алексей в шкафу? – думает Олег. Боже, что сейчас будет!
    Алексей молчит, точно надгробие.
    Олег медленно подходит к своей машине и внезапно его выворачивает. Он наклоняется и тошнит под боковую дверцу.
    В наушниках всё ещё тишина.
    Затем ещё шаги, совсем близко. Резко распахиваются дверцы. И тишина. Возможно, убийца ошибся, открыл мужской шкаф. Там пиджаки, брюки, галстуки, ремни. Тот сразу поймёт, что ошибся.
    Олега тошнит снова, но он старается это делать тихо, чтобы не заглушать происходящее.
    - Да сука! – выкрикивает Алексей, распахивая дверцы шкафа и, наверное, нападая на убийцу.
    Слышна неразборчивая борьба, стук дверей, звон стекла, затем скрип кровати, тихие возгласы мужчин. Олег смотрит на свои трясущиеся ноги.
    Птуф! Сдавленный стон. Птуф! Тишина.
    Долгая-долгая тишина.
    Олег с трудом обходит автомобиль, опираясь на него, отворяет водительскую дверцу, садится, тяжело дышит.
    Один наушник выпал. Олег не обращает внимания.
    Вряд ли в борьбе победил Алексей, хотя кто знает, может, помог эффект внезапности. Но в такую киношную удачу Олег не верит. Нужно быть реалистом.
    Долгая-долгая тишина.
    Снова «птуф»! Тут уж без шансов.
    Олег смотрит на мобильник, продолжая тяжело дышать и утирать пот. Затем отворяет дверцу, несколько раз сплёвывает и сморкается на асфальт.
    - Боже, - шепчет он. – Боже, прости меня.
    Скрип кровати. Минимум звуков. Скрип битого стекла. Один точно выжил.
    Олег заводит двигатель и продолжает движение. Уже недалеко осталось. Но что дальше?
    Странное потрескивание в наушниках, будто кто-то держит «жучок» в руках.
    Да ладно, думает Олег. Неужели сегодня такой неудачный день для прослушки?
    Может, «жучок» выпал на открытое пространство, когда Алексей вырвался из шкафа. Может, убийца не забыл про золото и полез его искать, а затем наткнулся на «жучок»?
    А, может, это Алексей, победивший убийцу? Пристреливший того его же оружием?
    Резкий грохот и треск! Затем отдалённые удары.
    Наверное, убийца уничтожил найденный «жучок». Или Алексей разозлился, что его подставила прослушка! В общем, кто-то растоптал устройство. И, по всей видимости, каблуком. Но там есть ещё «жучки», в других комнатах!
    Олег достаёт одной рукой служебный пистолет – девятимиллиметровый «Грач». Сбрасывает магазин на пассажирское сиденье, опускает пистолет, берёт магазин, проверяет его, дует на него – то ли боясь пыли, то ли на удачу – сам не знает. Вставляет обратно.
    Да, стук каблуков по паркету. Убийца ходит по квартире. Сколько он будет там сидеть? Дождётся ли Фёдора теперь?
    Убийца начинает шагать быстрее. Отворяет входную дверь. Уходит, догадывается Олег. Он ведёт автомобиль на повышенной скорости, но понимает, что опаздывает, не успеет. Да, уходит. Дверь шумно захлопывается. Наступает тишина. Олег снимает наушники, выдёргивает их из мобильника, отбрасывает на сиденье.
    - Давай, давай же, - тихо ругается он, ворочая руль. То пешеходы, то светофоры, то другие машины. Одни помехи на пути правосудия. Глубоко внутри Олег пытается убедить себя, что если остановит убийцу, это компенсирует подставу Алексея. Хотя бы частично.
    Наконец, он видит в отдалении пятиэтажный дом Авдеевых.
    Чёрт, а стоит ли туда уже лезть? – думает Олег. Это может плохо для него закончиться. Встретит убийцу – может погибнуть. Встретит мужа или полицию – может вообще оказаться по уши в дерьме.
    И всё же, надо признаться, убийцу он, скорее всего, упустил. Со двора уже не раз успела бы выехать машина, если преступник вообще не пешком ушёл. Людей во дворе немало. Поздновато Олег добрался…
    Но есть незаконченное дельце. Целых два.
    Олег остановливает машину у подъезда, подбегает к нему, держа пистолет в кармане кожаной куртки. Указательный палец лежит на спусковом крючке. На домофоне он набирает номер квартиры отдалённых соседей Авдеевых. Ждёт гудки. Никто не отвечает. Набирает другой случайный номер.
    - Кто?
    - Откройте, пожалуйста. Ключик оставил дома.
    Дверь открывают. Олег с волнением проникает в темноту подъезда, достаёт «Грач» и держит его дулом вниз.
    Четвёртый этаж, никакого лифта. Олег торопится, вполоборота поднимаясь по лестнице, чтобы смотреть, не спускается ли убийца. Лишняя предосторожность, он это чувствует. Убийца давно покинул здание, если не совсем дурак. Но кто знает, может, зачем-то вернулся или Олег неверно истолковал звуки в наушниках.
    Никого на пути не попадается. И вот нужная дверь. Захлопнута, но не на замок.
    Олег выставляет пистолет перед собой и входит в квартиру Авдеевых.
    Да уж, первое, что он чувствует – отчётливый запах пороха.
    Труп Веры в белом халате в прихожей, руки – у лица в попытке заслониться от пистолета. Грудь окровавлена, закрытое лицо тоже. В одной из ладоней сквозное пулевое отверстие.
    Олег быстро осматривает комнаты. Незнакомца с оружием нет.
    Понятно, удрал, собака. Мозгов хватило.
    В спальне на кровати – труп Алексея. Голый мужчина спортивной наружности, поддерживал себя в форме, потому Вера на него и клюнула. Лежит лицом вниз, пальцы ног упираются в пол. Постель заляпана кровью. Отверстие от пули в виске. Это, наверное, от контрольного. Но нет времени над этим думать!
    У шкафов открыты дверцы. Под ними – осколки стекла. Точно, на внутренней стороне одной из них было зеркало. Разбилось в пылу драки.
    Олег наклоняется и подбирает детали раздавленного «жучка» среди битого стекла.
    Один есть. Нужно забрать ещё два. Спешит в зал. За батареей жучок, приклеенный наспех скотчем. Второй есть. Остался третий.
    На ходу Олег прячет пистолет за пояс. Достаёт мобильник и набирает своё отделение полиции.
    Третий на кухне. Должен успеть.
    - Надюша, срочно вызывай наших по адресу, который я тебе сообщу. Записываешь? Двойное убийство! Скорую тоже вызывай, но не понадобится. Здесь холодненькие.
    Олег подставляет стул, забирается одной ногой на кухонный стол, дотягивается до решётки вентиляции. Диктует диспетчеру адрес. Достаёт третий «жучок», сматывает провода, прячет в карман куртки.
    Возвращает всё на место, смахивает рукавом пыль, стирает свои отпечатки пальцев.
    - Да, я на месте, убийца скрылся. Со мной всё нормально, я по наводке, опоздал.
    Вызов закончен. Олег шумно выдыхает, опираясь на подоконник. Вроде ничего не забыл. Успел, справился.
    А нет! Кое-что забыл!
    Возвращается в коридор, где на тумбе стоит телефонный аппарат. Склоняется над ним. Так, где же это... Обозначения на кнопках почти полностью стёрлись, вот же невезенье!
    Пот капает с его лица. Олег вытирается рукавом. Ругается матом, нажимает все кнопки подряд. Прослушивает собственное сообщение про золото в шкафу. И это лучшее, что ты придумал? Голос, конечно, опознать сложно, но если кто-нибудь заподозрит причастность Олега, то могут догадаться…
    Это необходимо стереть. И после недолгих мучительных гаданий Олег находит кнопку удаления голосовых сообщений.
    - Голосовые сообщения удалены.
    - Отлично.
    Олег вытирает рукавом кнопки аппарата, и в этот момент раздаётся звонок в дверь. Олег чувствует, как его волосы становятся дыбом.
    Он поспешно выдёргивает из-за пояса пистолет, нацелив на входную дверь. Её как раз дёргают за ручку, она отворяется. В квартиру неуверенно заглядывает Фёдор Анатольевич Авдеев.
    - Спокойно! – вскрикивает Олег, опуская оружие. – Я из полиции!
    Хозяин квартиры переводит взгляд на труп жены.
    Олег убирает пистолет за пояс. Тянется в нагрудный карман за удостоверением.
    - Полиция уже едет! Вам лучше подождать снаружи! Я всё объясню!
    Фёдор резко захлопывает дверь.
    Не поверил, думает Олег, бегом пускаясь вслед за ним.
    - Постойте! – кричит он на лестничной площадке. – Я из полиции! Я приехал по… наводке…
    Фёдор убегает, перила трясутся. По лестнице вслед за ним катятся яблоки. Валяется брошенный пакет с продуктами из магазина. Олег останавливается в нерешительности.
    - Подождите полицию на улице! – кричит он вслед. Потом тихо ругается матом и несколько раз стучит себя ладонью по лбу.
    К его радости он уже слышит отдалённый вой сирен.
    Отлично, это Фёдора образумит и остановит от каких-нибудь глупостей.
    Соседи открывают двери, выглядывают из своих квартир.
    Олег возвращается в квартиру, стоит там, уперев кулаки в бока и глядя на труп Веры. Тяжело дышит.
    Ну и денёк, думает он. А это ведь только начало.

    (продолжение следует, если будут комменты)


    Сообщение отредактировал VASEX - Вторник, 04.08.2015, 00:11
     
    AlriДата: Понедельник, 03.08.2015, 22:26 | Сообщение # 2
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2636
    Статус: Не в сети
    VASEX, прочитал, хатянуло. Придраться не к чему да и не хочется

    Меня там нет.
     
    VASEXДата: Вторник, 04.08.2015, 00:08 | Сообщение # 3
    Адепт
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 201
    Статус: Не в сети
    Глава 2

    Она сидела одна за столиком возле кафе, потягивала тонкую сигарету, а пепельница полнилась окурками нескольких, выкуренных до этого. На блюдце перед ней стояла чашка с кофе, это была уже третья по счёту. В руке – мобильник, экрана которого она мягко касалась подушечками пальцев, стараясь не царапать его длинными ноготками. Возле бедра на ремешке через плечо висела крохотная сумочка, куда, наверное, только телефон и мог поместиться. Сама - в шёлковом тёмном платьице, с открытой спиной и откровенным вырезом на груди. На запястьях - несколько тонких браслетов и часики, всё ярко блестело от множества источников света. Одна нога на другой, на ступнях – чёрные туфельки с высоким каблуком. Рыжеволосая, яркая, с насмешливым личиком, вздёрнутым носиком, привыкшая топорщить губки на людях. Вытянутые ресницы и стреляющий во все стороны взгляд, явно не особо интересовавшийся тем, что в мобильном телефоне.
    Над городом темнело небо, но центральные улицы лишь разгорались фонарями, яркими вывесками, фарами и блеском дорогих автомобилей. Витрины закрытых магазинов оставались освещёнными, хромированная техника аппетитно блестела, а наряды манекенов дразнили дороговизной. Подмигивали огоньки систем сигнализаций. Приближалась горячая летняя ночь, повсюду гуляли люди, никто никуда не спешил, все кафе были открыты. В воздухе лёгкий ветер гонял запахи жарящихся шашлыков и прочих вкусностей. Здесь и там играла музыка, на площади неподалёку на развёрнутой сцене что-то радостно и неразборчиво говорили в микрофон. Многоэтажки ещё багровели, ловя последние лучи уходящего солнца.
    Артур сидел неподалёку от красавицы со стаканом тёмного пива. Взгляд его был хмурым и сосредоточенным. Он был недоволен своей нерешительностью. Оглядывался, подмечал людей, осматривал здания вокруг. Но то и дело останавливался на рыжеволосой девице, попивающей кофе. Замирал. Она подносила тонкую сигарету к блестящим губам, и Артуру казалось, что его сердце перестаёт биться.
    Трус, подумал он. Жалкий трус, не решающийся подойти.
    Он следил за движениями красотки, пытался понять её, понять вкусы, характер. Он не видел колец у неё на пальцах, да и всё больше формировалось понимание, что она никого не ждёт. Просто сидит под открытым небом, поглядывает на окружающих, на прохожих и посетителей кафе. В основном, тут были парочки или компании молодых ребят. Был ещё старик с ноутбуком, и если не считать его, то одиночками являлись только рыжеволосая и Артур. И, похоже, понимал это не только он. Их взгляды несколько раз пересекались, и он постыдно отводил свой. Складывалось ощущение, что после этого её улыбка становилась чуть заметнее, она снова надолго «ныряла» в свой телефон, будто позволяя её разглядеть, как следует.
    Артур заметил, что сжимает салфетку, усилием расслабил руку. Допил пиво залпом, протёр рот, прокашлялся, поднялся, положил несколько купюр на поданный счёт. Затем ноги его понесли к выходу, но он, превозмогая собственное волнение, остервенело крутя штурвал неуправляемого утопающего в воронке корабля, по странной дуге, ступая топорно, деревянным солдатом Урфина Джюса направился к столику барышни. Его душил стыд, хотя он был уже взрослым мальчиком, быть может, старше её годов эдак на пять или более. Смешно уточнять, что она явно была совершеннолетней.
    - Здравствуйте, разрешите полюбопытствовать, тут не занято?
    Господи, и это лучшее, что ты придумывал? Мысли напомнили ему насмехающихся над ним друзей из института, он захотел как-то их отогнать, заблокировать, но это было невозможно. Хотелось перестать думать. В любви это никому не помогало.
    - Н-нет… - растерянно проговорила рыжая, смущённо улыбнувшись. Её взгляд медленно пополз в сторону. Смотрит на уйму свободных мест, ну ты молодец, Артур!
    - Послушайте, я хотел бы предложить вам что-нибудь выпить, - проговорил он, неловко усаживаясь. Столик качнулся, кофе из её чашки выпустило пару капель на блюдце. – Неважно что, что захотите, коктейль какой-нибудь, хоть даже сок, вино или что-нибудь покрепче, если пожелаете… Просто, мне кажется, не совсем полезно юной девушке проводить весь вечер за кофе и сигаретами…
    Наступила решающая пауза. И Артур, видит бог, готов был сорваться с места, потому что знал – его не примут, вежливо отвергнут. А, может, и невежливо. Так бывало раньше, так будет и сейчас. Он пойдёт домой, успокаивая себя, обманывая, а дома…
    - Не совсем полезно? - начала она, запнулась, звонко рассмеялась. Рука с сигаретой затряслась, посыпался пепел. – Юной девушке?
    Это позор, подумал Артур. Ноги пытались поднять его тело со стула, но рот взял управление на себя, и это ещё больше напугало.
    - Если это у вас ужин, то мне больно смотреть, уж извините. Позвольте угостить вас вкусной здоровой пищей, здесь есть отличный ресторанчик неподалёку, очень вам его рекомендую. – Он указал куда-то по направлению улицы.
    - Вы приглашаете меня на свидание? – вскинула брови она, насмешливо улыбаясь. Боже, какая улыбка, подумал Артур и чуть не умер.
    - Если, конечно, тут не занято, - широко улыбнулся он. И, удерживая эту маску, почувствовал, что маска-то краснеет.
    - А у меня есть время на раздумье? – спросила она, затянувшись сигаретой. Боже, какие скулы, какие черты лица. А я ведь даже не пьян, подумал Артур.
    - Время – это самое дорогое, что у нас есть, - ляпнул первое, что пришло в голову. – Дерзайте, если вам его не жалко.
    - Вот это да. Вы философ?
    Близко, подумал с некоторой опаской Артур. Очень близко.
    - Только с интересными людьми, - ушёл он от ответа, почесав шею. Ему на миг показалось, что жмёт воротник, но он был не на работе, не в деловом костюме, а в майке. У Артура были выходные. И он не хотел говорить о своей работе. Это всё испортило бы.
    - Неужели я настолько интересная? – Всё такое же насмешливое лицо.
    - Вы… очень интересная, – очередной раз выставил себя полным дураком Артур. Ну а что ему оставалось делать? Так всё и работает.
    Она продолжала улыбаться. Сбросила с сигареты пепел, отпила кофе. А он покорно ждал, словно преданный щенок, смотрел в лицо хозяйке, готовый в любой момент его облизать. Только свистни, подумал он.
    - Хах, а как вас зовут?
    - Андрей.
    - Андрей, - повторила она. – Я никого не жду. И я не местная, скоро уеду. Мне кажется, это будет не очень правильно заводить с вами… знакомство. Я тут в командировке, по работе. Я должна работать, а не по ресторанам гулять. Видите? – Она повернула к нему экран мобильного телефона. Там была открыта стена печатного текста. – Мне нужно статью писать.
    - Так вы журналист?
    - Не совсем. Пишу о городе, о современной архитектуре. Для книги. Ну и для блога. – Махнула рукой.
    - О как, вы писательница!
    - Тоже не совсем. Мы работаем над… чем-то вроде учебника.
    - Видите, вы очень интересная, не то, что я.
    - А кто вы, разрешите поинтересоваться?
    - Я работаю в сфере освоения космоса… - Он снова широко улыбнулся. Она удивлённо захлопала длинными ресницами.
    - Космонавт?
    - Нет, что вы, - протёр глаза Артур. – Инженер-проектировщик, ракеты строю.
    - Вот это да. А вы говорите, что это я интересная!
    - В чём-то наши профессии похожи.
    - Да уж! – Она рассмеялась.
    - Нет, правда, позвольте вас угостить. В такой хороший вечер, а вы такая одинокая, и кофе с сигаретами потребляете…
    - Думаете, вредно?
    - Конечно, вредно. Мне очень хотелось бы помочь вам.
    - Хм.
    Она снова затянулась, глядя на толпу прохожих. Артур позволил себе уронить взгляд на её грудь, тот сразу отпружинил назад, ошпаренный.
    - Какой это ресторан, расскажите мне про него.
    Да она меня «троллит», подумал Артур. Он вдруг понял, что больно вцепился пальцами в свои колени под столом, разжал. Проклятые непослушные руки.
    - Большой… - начал он задумчиво и остановился. Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, затем расхохотались вместе. – Поверьте, там действительно хорошее место. Я там отмечал много праздников, дни рождения. Корпоративы там устраивали, наши, «Роскосмоса». Там хоть и довольно дорого, зато очень вкусно. А о деньгах вам не следует волноваться, я никогда не скуплюсь на хорошую компанию…
    Она покосилась на опустевшую чашку. Окурок сигареты убитой личинкой присоединился к собратьям в пепельнице. Артур продолжал что-то рассказывать про атмосферу в ресторане, хорошую музыку…
    - Ладно, - сказала рыжая архитекторша. – Меня зовут Марина. Пойдём.

    Ключ повернулся последний раз, оглушающий скрежет прекратился. Артур надавил на прохладную ручку, потянул на себя, отворяя дверь и выпуская из квартиры тёплый воздух. Посторонился и жестом пригласил Марину пройти первой. Открыл рот, чтобы выдавить пару слов, но горло было сухим, язык не слушался.
    - Спасибо, - усмехнулась она. Артур глуповато улыбнулся в ответ, кивнув. Он вытаскивал из двери ключ, другую руку поднёс к лицу, чтобы протереть лоб и глаза. Капли пота дрожали на его ресницах, окружение рассыпалось сводящим с ума калейдоскопом. Он коротко глянул на дверь соседей по площадке: «глазок» был тёмным. Скорее всего, спят.
    – У тебя тут душно…
    Ключи Артуру никак не удавалось спрятать в карман задних брюк, они цеплялись за края, царапали через штаны, словно он топил котёнка. Зашёл вслед за Мариной. В полутёмной прихожей она наклонилась вбок, снимая рукой туфлю. На стенах коридора оранжевыми полосами отпечатался свет уличного фонаря, разрезанный жалюзи зального окна.
    - Надо бы открыть проветрить, - сказал он с хрипотцой. Комок подкатил к горлу, убив последнюю гласную.
    Дверь закрылась, прихожая погрузилась во мрак. Хозяин квартиры едва различал гостью, которая уже справилась с одной туфлёй, взялась за другую.
    - Ничего не вижу, - усмехнулась она.
    - Я тоже, - сказал он. Собственный голос звучал для Артура чужим в его квартире. Пот неистово резал глаза. – Сейчас включу свет.
    - Не помешало бы…
    Он пошарил одной рукой по тумбочке справа, нащупал то, что искал. Другую поднял, дотронулся до настенного включателя, пару секунд помедлил, прищурился, затем нажал…
    Свет лампы залил тесную прихожую ржавым светом, пару раз мигнул. Бежевые обои на миг ослепили. Артур увидел Марину, стоящую к нему спиной. Длинные рыжие кудрявые волосы были слегка растрёпаны. На открытой спине - несколько тёмных родинок. Она опиралась на стену рукой, другой стаскивала с ноги вторую туфлю.
    Её взгляд устремился вглубь квартиры. Она смотрела на противоположную стену зала, на шкаф, на фигурки и модели, которыми были заставлены его полки.
    - О, ты увлекаешься…
    Молоток опустился на её затылок. Удар оказался не таким сильным, как хотелось Артуру, но… но это был удар молотком. Она запрокинула голову, звонко клацнув зубами. Инструмент скользнул по коже до шеи, затормозил, запутавшись в волосах. Артур думал, что набалдашник вонзится в череп, как в кино, забрызгав стены кровью. Но вышло иначе.
    Марина быстро опустилась на пол. Молча. Ни крика, ни стона, ни всхлипа. Каблук её туфли, длинные ноготки, браслет, часики, сумочка с металлическими застёжками – всё это негромко стукнуло о паркет. Так и застыла – в сидячем положении – ноги спутаны, руки в стороны, голову понурила. Словно свалилась от жуткой усталости или попросту напилась до чёртиков.
    Артур стоял над ней, сжимая молоток. Железный набалдашник запутался в женских волосах. Он удерживал Марину за голову, не давая телу окончательно рухнуть на пол, словно управлял марионеткой.
    В квартире стало глухо. Артуру казалось, что стены пульсируют в такт биения сердца. Он закрыл глаза. Прислушался. У соседей была тишина; в подъезде – ни звука; на улице, за окнами, едва слышно бурлила городская жизнь – спокойно и отдалённо жужжали машины. Будто ничего не произошло. Ничего не изменилось.
    Лампа чуть мигала. Прихожую наполнял сильный аромат женских духов. Рука с молотком стала твёрже, дело было сделано. Он сделал это!
    Артур продолжал стоять неподвижно. Марина сидела, живая или мёртвая – непонятно. Она не шевелилась, не издавала ни звука. По смятым волосам на затылке растекалось багровое пятно.
    По оголённой спине вдруг быстро побежали наперегонки капли крови. Артур почувствовал, как твердеет его член.
    Он шевельнулся, отчего пронзительно скрипнула половица. Это напугало его, будто он совершил этим движением самую страшную ошибку в жизни. А кровь Марины всё прибывала и прибывала.
    Он медленно наклонился, продолжая удерживать жертву головой вверх. Коснулся носом её макушки, принюхался. Взгляд его напряжённо шарил вокруг в поисках чего-нибудь, что могло бы всё испортить. Но ничего такого не было. Сегодня был его день.
    Одна туфля мёртвой птицей валялась в стороне. Другая была наполовину снята со ступни, оставалось только стянуть её с пальцев. Он этого не сделал.
    Кровь начала капать на пол. И спереди – с лица, и сзади – из-под платья. Это заставило работать шестерёнки в мозгу Артура быстрее.
    Он, наконец, задышал. Пожалуй, это были его первые осмысленные движения после произошедшего.
    Облизнул губы, сосредоточенно осматривая тело и прикидывая, что делать дальше. В итоге взялся рукой за рыжие волосы, распутал молоток и, удерживая голову жертвы в том же положении, отложил орудие убийства в сторону, на тумбу под зеркалом. Коротко взглянул на своё лицо в отражении. Ничего не изменилось.
    Под Мариной уже скопилась маленькая лужица. Отпустив волосы, Артур подхватил Марину и потащил вперёд – к ближайшей двери. Голова болталась из стороны в сторону. Туфля, сумочка и браслеты скреблись о пол, позвякивали. На полпути Артур остановился, снял с тела сумочку, отбросил в сторону. Затем снова подхватил его, подняв выше, чтобы кисти с браслетами и часами не тащились по паркету. Широко расставив ноги, потащил дальше, тихо пыхтя от напряжения. Она была тяжелее, чем казалось. Ноги с единственной туфлёй тащились следом, оставляя кровавые мазки. Костяшки пальцев касались болтающихся грудей, больших грудей. Артур покусывал нижнюю губу.
    Он открыл дверь, включил свет. На кнопке осталось пятно крови. Не теряя больше времени, Артур дотянул тело женщины до ванной и наполовину перекинул его через стенку. Её лоб гулко стукнулся о дно, волосы разбросало вокруг. Убийца немного помедлил, застыв. Что если она жива? Это ведь возможно? Разве могла она так мгновенно умереть? Слишком просто, слишком легко.
    - Ты жива, - шепнул Артур, поднимая её окровавленные руки и аккуратно помещая их в ванну, чтобы не звенели драгоценности.
    Он вышел, покачиваясь, как пьяный. Почувствовал усталость. Но затвердевший член под джинсами рвался в бой.
    - Жива, - повторил Артур, на каждом шагу оглядываясь. Марина не двигалась, не издавала звуков.
    Артур опустился в прихожей на корточки. Поднял туфлю и сумочку, положил их на тумбу вместе с молотком. Опять коротко взглянул в зеркало. Глаза, обыкновенные глаза, ничего не изменилось. Только чуть покрасневшие, это из-за пота, да, из-за пота.
    Стянув ботинки, он поставил их на половой тряпке у входа.
    У стены подцепил ногтями край прозрачной плёнки, которая покрывала паркет большей части коридора – от входной двери и тумбы до ванной комнаты.
    Медленно скатал в большой рулон окровавленную подстилку, занёс её в ванную. Поставил возле тела так, чтобы кровь с рулона стекала в сливное отверстие.
    Затем включил воду. Сначала в ванной, затем в рукомойнике рядом. Смыл с пальцев кровь, осмотрел себя в зеркале. Ничего не изменилось. Только под глазом – очень тонкая полоска крови. Наверное, из-за того, что прислонялся к волосам жертвы. Стёр пальцем.
    После этого Артур снял майку, удивлённо осмотрел её – ни капли крови. Тёмным джинсам, возможно, повезло меньше, он отряхнул их, но ничего заметного на них не увидел. Но тоже снял. Вместе с трусами. Одежду бросил в стиральную машину. Увидел, что оставил на белом ободке люка красные отпечатки пальцев.
    Нахмурился, вымыл руки снова. Потом его рука зависла перед полотенцами, он какое-то время подумал, затем выбрал самое старое, маленькое и ненужное полотенце, смочил его.
    Вытер сначала дверцу стиральной машины, затем вышел в коридор, смотря под ноги и думая, что делать с носками. Чертыхнулся, ведь вынес немного крови из ванной на паркет. Вернулся, согнулся, протёр пол. Потом поднялся и тщательно протёр выключатель на стене возле двери. Ни следа не осталось. Снова взглянул в коридор, хмыкнул. Плёнка, похоже, не пропустила ни капли крови. Хорошая была идея. Возможно, лишняя, но хорошая.
    Постоял, задумавшись. Пятна крови остались лишь на плитках ванной комнаты. А также, возможно, на тумбе. И на ботинках, стоящих у двери на половой тряпке. Ботинки вдруг стало жалко. Нет, он от них не избавится, как от одежды. Хоть это и глупо.… Не избавится!
    - Жива? – бросил через плечо Артур и прислушался. Вода продолжала журчать. Тело Марины неподвижно свешивалось через бортик ванной. Молчание – знак согласия, подумал убийца.
    - Готова? – спросил он чуть громче. Смелее, наглее. Улыбнулся. Снова согласие.
    Он удивлялся, как сильно возбуждён. Но не в силах был об этом думать. Подобрался к Марине сзади. Склонился над ней.
    Не шевелилась. Но жива, решил Артур. Она жива, жива, жива! – колотил себя мыслями убийца. Улыбался.
    Вода в ванной стекала по боку рулона, а часть его забивала сливное отверстие, потому она растекалась по всему дну, волновала рыжие кудри, да и сама принимала похожий цвет. Лампочка светила ярко, тело на белом фоне ванной выделялось предельно чётко.
    На спине ярко блестели пятна тёмно-красной крови. Артур промочил полотенце, ставшее розовым. С нежностью опустил его на кожу женщины, сжал его, и пятна крови задвигались причудливыми узорами. Побежали в стороны, к краям платья, побежали вниз, к пояснице, побежали вверх, к голове. Артур скорее не вытирал, а массажировал спину полотенцем. Блаженный миг, подумал он. Но она жива, жива.
    Он поднялся в полный рост, затем резко склонился и громко шлёпнул её ладонью по заднице. И тишина…
    - Ха-ха! – громко сказал он её волосам, пахнущим шампунем и, возможно, духами. – Жива, слышишь?
    Тело не реагировало. Верхняя часть головы уже скрывалась под водой, вода лизала переносицу.
    Ещё раз смочив полотенце, Артур принялся вытирать плитчатый пол. Кровь не успела свернуться, и ей некуда было впитаться. Закончив с этим, он снял носки, чистыми краями которых протёр нижние поверхности ступней. Бросил их к остальным грязным вещам.
    После этого голышом пошёл в зал, нажал кнопку включения компьютера. Пока тот загружался, открыл бар, извлёк бутылку виски со стаканом. Плеснул. Поднёс к лицу, глядя из окна квартиры в щель между жалюзи. Никто не мог его видеть. Никто! Отпил.
    Когда компьютер загрузился, Артур включил на нём воспроизведение заранее приготовленного списка песен. Из колонок полилась «Sandpaper Kisses». Он настроил громкость на таком уровне, чтобы могли слышать соседи, но чтобы их не волновало. Затем отпил ещё, улыбаясь, наконец, сграбастал бутылку со стаканом и понёс к ванной комнате.

    (продолжение следует, если будут комменты)

    з.ы. пока время в главах разное - то настоящее, то прошедшее - я пока ещё не определился в каком лучше, но потом все будет исправлено в единое время.


    Сообщение отредактировал VASEX - Вторник, 04.08.2015, 00:13
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Детективы, боевики, криминал » Расследованию не подлежит (18+) (Детектив, триллер, криминал)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Hankō991988 Гость