[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Давайте знакомиться! (1826) -- (Yezdigerd)
  • Дракон Её Величества (15) -- (Yezdigerd)
  • Вопросы к администрации и форумчанам (1310) -- (Yezdigerd)
  • Учитель (2) -- (Yezdigerd)
  • Поздравлялки (3132) -- (Virhand)
  • Флудильня (4106) -- (Иля)
  • Рецензии на книги (108) -- (T_K_Finskiy)
  • ЗИЗ - Завод Изготовления Загогулин (69) -- (T_K_Finskiy)
  • Мир как наш, но островной, почти без железа и углеводородов (11) -- (T_K_Finskiy)
  • Девианты (125) -- (Verik)
  • Страница 1 из 11
    Модератор форума: fantasy-book, Donna 
    Форум Fantasy-Book » Критика » Заявки на критику » Третья глава из неэпического фэнтези. (Нужна критика, а точнее полезные советы.)
    Третья глава из неэпического фэнтези.
    NiktoevДата: Среда, 19.08.2015, 17:12 | Сообщение # 1
    Посвященный
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 115
    Статус: Не в сети
    Прошу воздержаться от эпитетов "фу", "не круто", и прочее. У меня приключенчески любовный роман а не эпическое боевое фэнтези.
    Интересует конкретно, как и где придать выразительность тексту. а не замечания общего характера.


    Глава третья

    Орин ехал на коне по дороге, петлявшей среди невысоких холмов, поросших густым кустарником. Не торопясь, получая удовольствие от самого путешествия. Погода этому способствовала. Начало лета — самое лучшее время года в этих краях. Теплые, ясные, но не жаркие дни.
    Мансо Орин покинул три дня назад, но странный старик иногда до сих пор время от времени ему вспоминался. Тогда становилось стыдно при мысли, что он так плохо думал о человеке и в ту ночь почти с радостью воспринял весть о его смерти, потому что она избавила его от вероятных хлопот. Может, старик на самом деле не был сумасшедшим, а стал жертвой глупой шутки кого нибудь из своих предков.
    Наутро после смерти старика Орин расспрашивал о нем хозяина гостиницы, но тот тоже ничего не смог сообщить — ни имени, ни откуда тот появился. Зато узнал, что у старика совершенно не было никаких личных вещей. У священника узнал, что старик имел при себе небольшую сумму денег и всю завещал местному храму. Орин сделал пожертвование на похороны своего несостоявшегося попутчика, но сам задерживаться в Мансо не стал.
    Ближе к вечеру погода изменилась. Стало пасмурно, на юге показались почти черные тучи, среди них мелькали всполохи молний. Надвигалась гроза.
    До Линта оставался день пути. Орин намеревался остановиться на постоялом дворе, который, как он уже знал от встреченного недавно крестьянина, должен находиться не так далеко.
    Орин пришпорил коня — нужно срочно добраться до крыши над головой. Он с надеждой вглядывался вдаль, но там все те же холмы. Вряд ли он заблудился. Ему не встретилось ни одной развилки или пересечения с другой дорогой. Места тут довольно безлюдные, зато самый короткий путь из южных провинций.
    Но за очередным поворотом он увидел людей и из предосторожности осадил коня. На дороге лежал человек, второй стоял рядом с ним, рядом их кони. Стоявший закричал Орину, махая рукой:
    - Эй, помоги мне!
    Орин остановил лошадь шагах в десяти и спросил:
    - Что у вас тут случилось?
    Стоял худой мужчина, лежал человек высокого роста и крепкого телосложения. Рядом лежал, раскинув руки широкоплечий здоровяк. Оба одеты как путешественники, в плащах с капюшонами. Орин сразу заметил, что оба при мечах.
    - Говорил же я ему, чтоб не напивался, а он на постоялом дворе перебрал, - сокрушенно поведал худой. - На коня мы его усадили, я думал в дороге он протрезвеет. А он вот с лошади упал. Мне бы посадить его и вернуться в гостиницу — скоро гроза будет. Помоги мне, пожалуйста.
    Орин удивился — что они потащились на ночь глядя? Вблизи дороги нет никакого жилья, а до Кирана еще далеко, дотемна никак не добраться. На всякий случай решил быть начеку, слез и подошел к лежавшему. Тот лежал закрыв глаза, раскинув руки и ноги.
    Орин всегда тонко чувствовал запахи, но сейчас не почувствовал ничего похожего, хотя от мертвецки пьяного должно было сильно пахнуть. Стоявший тоже ничуть не походил на пьяного. Он понял что это ловушка, а двое — грабители.
    Стоявший сделал движение к рукоятке меча, но Орин оказался быстрее — его клинок молниеносно выскользнул из ножен и описал перед ним дугу, а сам он отпрыгнул назад и встал с мечом на изготовку.
    Здоровяк ловко для такой громадины вскочил на на ноги,и выхватил меч. Но тот, что стоял, выронил оружие из рук и схватился за горло. Между пальцами заструилась кровь, он захрипел и упал лицом вниз. Орин все-таки достал его.
    Здоровяк меж тем продолжал надвигаться на Орина, тот отступал, на лишь мгновенье оглянувшись, нет ли сзади кого.
    Наконец, противник решился попытался атаковать, но Орин стремительно уклонился от клинка в самый последний момент, быстро рассек ему правую ногу выше колена и отскочил.
    - Ну как? - издевательски поинтересовался Орин.
    - Ты сдохнешь, - сиплым голосом пообещал здоровяк, поморщившись от боли. Из его раны на землю стекала кровь.
    Орин отступил назад, выигрывая время, - с кровью уходила сила врага. И наконец решил что пора — бросился на противника. Тот несколько раз отбил его удары, но боль в ноге и слабость от потери крови дали возможность Орину выбрать удачный момент. Колющим ударом меч вошел в грудь толстяка, и тот упал.
    Орин огляделся — но других врагов не увидел. Обыскивать грабителей он не стал, вскочил в седло и во весь опор помчался дальше, не оглядываясь.
    Гроза тем временем настигала. Гром уже не грохотал глухими раскатами, а словно бил колотушкой по железному тазу. Не упало ни капли, но молнии озаряли все вокруг.
    С надеждой взглядывался Орин в сгущавшиеся сумерки, но впереди ничего кроме холмов и дороги. Наконец впереди он увидел огни и вскоре доехал до двухэтажное здания обнесенного дощатым забором. Никакой вывески над воротами, но сомнений быть не оставалось — это постоялый двор.
    Орин спешился у ворот и постучал деревянным молоточком, висевшим на цепочке. Ответа не последовало. Постучал еще. Заскрипел засов и в открывшемся проеме показался молодой юноша с фонарем в руке:
    - Заходите, господин, - сказал он, - поторапливайтесь, сейчас дождь пойдет.
    Орин снял с коня седельные сумки, оставил его на попечение юноши, бывшего за сторожа и конюха, и почти бегом направился к зданию гостиницы. Закрывая дверь, услышал шум потоков воды и довольно улыбнулся — успел все-таки.
    Гостиница приятно удивила его своим убранством. В зале довольно светло от фонарей, подвешенных на цепочках к потолку. Вместо обычных дощатых столов и лавок столики на четырех человек со стульями. У дальней стены горел очаг. Пол чистый, кажется совсем недавно подметен. Значительно лучше того, что ему пришлось видеть по дороге сюда.
    Орин огляделся. Кажется, никого подозрительного - торговцы, монахи, и прочая вполне достойная публика. Прошел через зал к прилавку и изумился, потому что никогда раньше не встречал такой женщины.
    Высокая, смуглая, с длинными черными волосами, заплетенными во множество косичек. Тонкие ажурные цепочки на шее, серьги в виде колец в ушах, по браслету с затейливым узором на каждой руке — все из серебра. Веки и губы подведены черной краской. От нее веяло не простодушием крестьянок и горожанок, не утонченностью и хрупкостью аристократических особ, а внутренней силой и даже некоторой властностью. Возраст ее он никак не смог определить, но решил что точно за тридцать.
    Она улыбалась ему, ее кажущиеся огромными почти черные глаза взирали на него неожиданно ласково и приветливо. Но слова удивили еще больше:
    - Здравствуй. Хорошо, что ты все-таки приехал.
    Он недоумевал — откуда она его знает? Сразу догадался, что перед ним уроженка южных степей, хотя никогда не встречал никого из ее народа.
    - Добрый вечер, - поприветствовал он и представился: - Орин Барр.
    - Меня зовут Аминат. Можно я тебя буду называть по имени?
    - Да, - согласился Орин.
    - Ты не очень похож на других северян, - заметила она.
    - Моя бабушка родом откуда-то из Великой Степи, - признался Орин, - но я ее не помню. Она умерла когда я был совсем маленький.
    - Подожди, я сейчас вернусь, - неожиданно сказала Аминат и ушла через дверь, находившуюся сбоку.
    Орин ждал недолго, теряясь в догадках. Может его приняли за кого-нибудь? Появилась Аминат уже с девушкой, на нее похожей и очень красивой. Увидев его она замерла на секунду, ее подведенные черным темные глаза расширились, как будто увидела что-то пугающее.
    - Знакомься, наш гость Орин, - представила Аминат, - а это моя дочь Данарис.
    Орин был опять озадачен. Он знал что нравится девушкам, но так с испугом на него не разу не смотрели, наоборот, почти всегда улыбались и строили глазки.
    Оправившись от первого впечатления, девушка мило улыбнулась и с любопытством оглядела его с ног до головы.
    - Очень рада тебя видеть, - кивнула она. - Мама, мы поселим его в комнате для гостей?
    - Конечно, - ответила Аминат, - поухаживай за Орином. Инарис вместо тебя поработает.
    Данарис вытащила из под прилавка фонарь, зажгла его и сказала Орину:
    - Идем.
    Он взял свои вещи и и они прошли в боковую дверь. Следуя за ней по коридору, он любовался ей в неярком свете фонаря в ее руках. Платье на Данарис, как и на ее матери было странное - длинное, но узкое, выгодно подчеркивавшее ее стройную фигуру, в которой не замечалось девичьей хрупкости, а сила и грация. Шла она ровно и уверенно, слегка покачивая бедрами.
    В комнате Данарис зажгла свечу, затем обратилась к нему. Он понял, что она чем-то встревожена:
    - Ты видел в зале людей в серой одежде?
    - Кажется, но я их не рассмотрел, - признался Орин.
    - Они с утра про тебя спрашивали.
    - С чего ты решила?
    - Они называли твои приметы. Молодой хорошо одетый господин с мечом, черноволосый и, - она немного смутилась, - они, по другому, нехорошо, выразились, в общем, очень красивый. Я разузнала у одного своего знакомого постояльца. Их называют Братьями Света.
    Пораженный Орин не мог ничего понять. Зачем он им нужен? И если они его ожидали, почему до сих пор не подошли к нему, хотя, наверно, заметили? Он не трус, но Братья Света совсем другое дело — от них мечом не отпашешься.
    - Они мне сразу показались подозрительными, потому что не заказали вина, - продолжала Данарис. - Так делают люди, у которых скоро намечается важное дело. Даже монахи тут часто напиваются, не говоря уж об стальных. С Братьями Света были еще трое, одеты как обычно, но их я больше не видела.
    - Давай сядем, - предложил Орин, - и ты мне расскажешь все, что знаешь.
    Они сели напротив друг друга за столом у окна.
    - Как они выглядели, те что с Братьями Света? - начал Орин.
    - Я их не очень хорошо рассмотрела. Помню только один из них был такой толстый, но высокий. Вот такие плечи, - показала она руками. Настоящий силач.
    Орин все понял.
    - Данарис, - сказал он, - могу я довериться?
    - Конечно, я могу поклясться, если ты хочешь, - не раздумывая ответила девушка.
    - Я не совсем уверен, что это они, но на меня по дороге сюда напали. Их было двое, один из них как раз был такой здоровенный. Я их убил, потому что иначе они бы убили меня. А вот где третий был, я не знаю. Хотя… - он задумался, подперев голову рукой, - они же как-то узнали что я подъезжаю? Там дорога извилистая из-за холмов далеко не видно. Третий, наверное, находился где-то наверху откуда была видна дорога, и подал им знак, что я приближаюсь. А потом в одиночку напасть не решился.
    - Как тебе удалось справиться с теми людьми? - спокойно поинтересовалась девушка, ничуть не удивившись.
    - Я немного умею мечом, - уклончиво отвечал Орин, - учился для таких случаев, хотя раньше драться не приходилось.
    - Ты меня не обманешь, - усмехнулась девушка. - Дай мне свою руку.
    Она взяла протянутую ладонь, рассмотрела, кончиками пальцев касаясь ее в нескольких местах и уверенно заявила:
    - Ты не простой человек, и одежда тут не при чем. Такие пальцы бывают только у человека который никогда не работал тяжелым трудом — они длинные и тонкие. И кожа рук у тебя нежнее чем у меня, хотя я тоже не крестьянка — только готовлю еду и разношу ее. Если крестьянин даже наденет королевские одежды он все равно меня не обманет - руки останутся прежние, - сильные пальцы, мозоли и грубая кожа. Значит ты из богатой семьи.
    Она замолчала и подняла взгляд. Орин отнял у нее свою руку, откинулся на спинку стула и полюбопытствовал:
    - А дальше?
    Данарис продолжала с довольным лицом:
    - Ты путешествуешь один и не боишься, что тебя ограбят, хотя я уверена, что ты при деньгах. Значит, ты можешь за себя постоять и не боишься опасностей. Думаю, ты скромничаешь и хорошо владеешь мечом. Это даже по походке заметно — она у тебя легкая, но уверенная, ты не топчешь и не переваливаешься с боку на бок, как многие ваши. Я заметила, что ты очень спокойно отнесся к тому, что убил двух человек, и думаю, что ты воевал на войне, которая недавно закончилась.
    - Ты мне все обо мне рассказала, - не на шутку удивился Орин. Теперь он смотрел на девушку совсем другими глазами. Она не только красива, но и умна и от этого еще привлекательнее. Она это, наверное, это заметила, потому что смущенно опустила взгляд, но вскоре опять взяла себя в руки и приняла свой обычный независимый и немного высокомерный вид, глядя на него прямо и уверенно.
    - Но дело в том, - растерянно сказал Орин - что сейчас толку от меча мало. Конечно, у них ничего нет против меня — я не занимаюсь ничем запрещенным — ни колдовством, ни черной магией. Книг запрещенных у нас дома тоже никогда не водилось. К нам как-то они приходили с обыском, перерыли всю библиотеку и ничего не нашли. Но все равно я не могу с ними здесь драться и не думай, что я трус. Братья Света это не какие-нибудь разбойники и убийцы, они служат самому королю. Что им от меня нужно я не знаю. Если они меня схватят, то увезут в один из своих замков и будут пытать до тех пор, пока я не признаюсь в во всем, чего они пожелают. А потом меня осудят и казнят. Мне бы добраться до Кленса, мой дядя — человек очень богатый и влиятельный, он мне поможет.
    - Орин, ты забыл самое главное, - напомнила девушка. - Ели бы тебя в чем нибудь обвиняли, то сообщили бы стражникам и арестовали в Линте или другом городе по дороге сюда. А они подослали к тебе людей, чтоб тебя ограбить или даже убить. Они сами знают, что поступают незаконно, поэтому действуют тайно. Может у тебя с собой очень много денег или что-нибудь очень ценное?
    - Нет - ответил Орин, денег у меня не настолько много, чтобы Братья Света на них позарились. И ценного у меня ничего нет.
    По взгляду Данарис Орин понял, что она ему не поверила.
    - Вообще-то это не мое дело, - сказала она. - Но я тебе во всем помогу, даже если придется сражаться с Братьями Света. Я из лука хорошо стреляю, мечом немного умею. У нас, гараутов, девушек тоже этому учат.
    Орин слышал о гараутах, самом многочисленном и сильном народе Великой Степи. У них женщины всем заправляют и главная королева, а не король. Теперь понятно, почему Данарис и ее мать держатся так гордо и независимо.
    Но что такое у него могло быть ценное? Неужели книга, полученная им наследство от странного старика? Не зря же ее хранили из поколения в поколение. Старик, наверное, от кого-то скрывался — его даже похоронили безымянным.


    Это не я.
     
    Форум Fantasy-Book » Критика » Заявки на критику » Третья глава из неэпического фэнтези. (Нужна критика, а точнее полезные советы.)
    Страница 1 из 11
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    трэшкин, Hankō991988, Yezdigerd Гость