[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • конкурс "Школьная история" (65) -- (Verik)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • музыка помогающая творчеству (146) -- (Иля)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Архив - только для чтения
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Погружение. (Ээээ...даже не знаю каким словом охарактеризовать жанр...)
    Погружение.
    ПижонДата: Четверг, 06.10.2011, 19:28 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Заблокированные
    Сообщений: 81
    Статус: Не в сети
    Погружение.
    Всегда есть кто-то, кто придет на помощь. Всегда? Возможно, но не в этот раз. Спасатели сами угодили в сеть.
    * * *

    2024 год. Берлин.

    - Балканские мясники? – забормотал Шелдон. Затем, с несвойственной ему экспрессией, прокричал, - Нет! Нет! И еще раз нет! Если вы помните, полковник, то они, лишь благодаря вашему заступничеству сохранили свободу и даже звания!
    - Да, но они были буквально изгнаны из спецназа, - улыбнулся полковник Вавилов.
    - Изгнаны из спецназа? – ухмыльнулся Шелдон, - Страшное наказание, особенно если соизмерять с их преступлением.
    - Преступлением? – возмутился полковник. – Господин директор! Как вы можете так говорить?
    - Преступлением! – громыхнул директор. – А как иначе назвать расстрел семнадцати полицейских и более полусотни гражданских?
    - Полицейские первыми открыли тогда огонь, если вы запамятовали, - поморщился Вавилов, - а гражданские - активисты террористической организации «Пятая колонна»!
    - Подростки с камнями и палками? Террористы?
    - Господин директор, давайте оба успокоимся, продолжать разговор в данном ключе – неконструктивно. Вы прекрасно помните, что в Сербии тогда собрались люди на голосовании, по поводу отделения от Европейской конфедерации. И любая провокация могла привести к печальным последствиям. Группа капитана Аквилани выполняла непосредственный приказ своего начальства – обеспечить безопасность граждан. А когда активисты «Пятой колонны», поддерживаемые полицией, начали прорываться к зданию Сената – спецназ предпринял попытку отогнать их при помощи слезоточивого газа. В ответ полиция открыла огонь.
    - Только те семнадцать полицейских сейчас «мученики, погибшие во славу демократии», полковник. И даже сейчас, спустя полтора года можно встретить в Сербии, да и вообще на Балканах, листовки с портретами этих бойцов и суммой за их голову. Но о чем мы говорим? – Шелдон с досадой хлопнул по столу. – Сейчас ведь ситуация весьма и весьма критическая. Боюсь, что продолжить спор о том, правы ли ваши люди были тогда или нет, нам придется в другое время.
    - Я понимаю, господин директор, - коротко кивнул Вавилов. – Тогда давайте поговорим по существу.
    - Давайте, - согласился Шелдон. – Ситуация сложилась так, что использовать спасателей мы не можем…
    - Стойте-стойте, господин директор, - прервал его полковник. – Давайте с самого начала и по порядку.
    - Хорошо, - Шелдон достал из стола сигару, медленно раскурил ее и продолжил, - вчера вечером в Португальском анклаве пропал бронекар . С детьми.
    - Хм, допускаю, что у нас разные понятия о слове «дети», но там были студенты биологического факультета.
    - Для меня они дети. Да и сколько им? Восемнадцать, в лучшем случае, двадцать лет.
    - Это не существенно, согласен, - примирительно поднимая руки в воздух, сообщил Вавилов.
    - Они должны были совершить поездку по проверенному маршруту, - директор внимательно посмотрел на полковника. Тот кивнул – он знал, что это за маршрут. – Вчера вечером они должны были выйти на связь с Университетом. Этого до сих пор не произошло. Вот собственно и все.
    - Количество людей?
    - Всего двадцать четыре человека.
    - И еще вопрос, возможно странный, но все же… Это ведь не спасательная, а поисковая операция… Это вне моей компетенции.
    - Полковник, - сцепив руки на затылке, Шелдон буквально выдохнул это слово. – Я прекрасно осведомлен о том, что в вашей компетенции, а что нет. И вынужден отметить, что я поражен вашей универсальностью. Ведь вашим предыдущим местом работы, насколько я знаю, был Ц.У.С.С.и.Т.О .
    - Да это так, но все же я не понимаю…
    - Там мой сын, полковник, - нехотя признал Шелдон, - а судя по вашему послужному списку, можно сделать вывод, что вы умеете вытаскивать людей живыми.
    - Понял, господин директор, - Вавилов был смущен. – Тогда я настаиваю на том, чтобы в операции была задействована группа «L». Только эта группа, из имеющихся в моем распоряжении, обладает необходимым опытом. Все-таки, Португальский анклав – место не самое дружелюбное.
    - Полковник, - Шелдон пристально рассматривал Вавилова, - я разрешаю использовать группу «L», но учтите, что если вдруг произойдет какая-либо случайность, то от вас вместе с вашими мясниками не останется мокрого места. Я лично этим озабочусь.
    - Всегда так, - усмехнулся полковник, - всегда, в случае провала, отдуваться мне и моим людям. И никто никогда не задумывается, что в действительности наша работа – тяжелая, неблагодарная и опасная. Хотите, я приведу вам статистику? – и, не дожидаясь согласия, он продолжил. – В среднем, спасательная группа, используемая в анклавах, за операцию спасает 93 % пострадавших, при этом теряет около 20 % своих сослуживцев. Думаете дело в неумении? В нежелании? Нет, господин директор. Эти люди гибнут, чтобы вытащить еще одного гражданского. А что мы получаем взамен? Угрозы до начала операции, угрозы во время операции и ни капли уважения к нашим погибшим.
    - Не надо меня жалобить, полковник. Вы и ваши люди прекрасно понимаете, на что идете. Но, поверьте, в случае успеха, вы не будете разочарованы.
    - Угрозы и подкуп, - рассмеялся Вавилов, вставая. – Вместо элементарного уважения. Господин директор, не волнуйтесь, мы вас не подведем.
    - Очень на это надеюсь, полковник…
    Три часа спустя. Мадрид.

    Группа «L», которую многие называют «Балканскими Мясниками», размещалась на базе С.С.О в Мадриде. Всего семеро человек. Стандартная группа. В недавнем прошлом, каждый из этих семи человек носил черные погоны – отличительный знак спецназа. Но после событий в Сербии их тихо перевели в С.С.О. От греха.
    Паоло Аквилани прекрасно помнил первые недели после судебного процесса. Истерия в прессе, усилившейся после оправдательного вердикта. Истерия на улицах – марши, митинги, демонстрации. Самый захудалый бомж был счастлив тем, что он не из группы «L», тогда еще группы спецназа. Помнит Аквилани и настроения сослуживцев. Этакий симбиоз сочувствия и непонимания. Любой военный, особенно кадровый, знает, как сложно выстрелить в подростка. И как сложно стрелять, по своим, в общем то, полицейским. И никто из сослуживцев не упрекнул группу «L» в той бойне, что завязалась в самом центре Белграда. Все прекрасно понимали – что поступить иначе было невозможно.
    Но пресса уже успела пустить крылатую фразу в каждый дом. Мало какой телеведущий, журналист или блоггер на Спинбуке не всовывал слова «мясники», «убийцы», «фашисты», «террористы в форме» в свои выступления. Так у общественности, благодаря искаженным версиям различных «очевидцев», укрепилось мнение, что спецназ атаковал полицию и подростков.
    Только общественность не знает, что Глеб Алферов в той мясорубке потерял родного брата. Руди Кортес – лишили родительских прав, со смешной формулировкой: «жестокое обращение с детьми». Сколько ехидства и усмешек было в прессе по этому поводу. А у девушки был полуторагодовалый сынишка Алексис, у которого остались только бабушка и дедушка. Сам Паоло лишился двух пальцев на левой руке. Всем это было абсолютно не важно. Не важно было также и то, что группа спецназа, закрывая собой, выводила из горячего района группу туристов, оказавшихся не в том месте и не в то время. И что самое удивительное, эти самые туристы первыми потом, в телевидении, завопили о «попытке спецназом подорвать демократию».
    Помнил Паоло и град камней, который обрушился на бронекар, вывозивший группу из здания суда. Тогда, Тони, один из подчиненных Аквилани сказал:
    - И ради этого мира я пожертвовал всем. Жаль, но размен явно не в мою пользу.
    Вскоре шумиха превратилась в нечто большее – в откровенную охоту. Не раз и не два Аквилани слышал с телевидения призывы к расправе над «мясниками», причем многие зашли слишком далеко, узнав номера телефонов бойцов и постоянно угрожая. Правда, до сколь бы то не было решительных действий, дело не дошло.
    Но сейчас его мысли были направлены на другое. Он пытался понять, зачем группу в срочном порядке вызвали из отпуска, долгожданного отпуска. Паоло, разумеется, слышал про исчезновение бронекара со студентами. Но все-таки это не их профиль. Оставалось лишь ждать.
    Аквилани прибыл первым на базу, поэтому, чтобы не заснуть со скуки, он вышел на улицу, где уже постепенно начинало садиться солнце. Долгое время Паоло не мог привыкнуть к этому странному явлению – солнце в непосредственной близости от анклавов садилось в промежутке от пяти часов вечера до шести. Хотя и к самому существованию анклавов привыкнуть сложно.
    Позывной Паоло – Пижон. Получил его капитан из-за своего внешнего вида. Он всегда ухожен, даже во время операции. Всегда прекрасная стильная прическа. Сложно было дать ему больше двадцати пяти лет, но он, все же, был на три года старше.
    Наконец, появилась машина Тони «Танцора». Он был в футболке и шортах – очевидно, что вызов застал его так же внезапно, как и Паоло.
    - Привет, командир, - манерно козырнул Тони. Затем улыбнулся, и почесал ухо, в котором уютно сидела серьга. – Что случилось?
    - Не знаю, Тони, не знаю, - покачав головой, Паоло пожал руку прибывшему. – Ждем полковника, он должен просветить нас. А ты, что, с пляжа прямо?
    - Ну да, - усмехнулся Тони, - только пришел, только разделся, а тут вижу – красный вызов. Нацепил это на себя, - он окинул себя взглядом, показывая, что имел в виду под словом «это», - и поехал.
    - Далеко же ты был.
    - Прилично, - кивнул Тони, - я у родителей был, а они…
    - Знаю, знаю.
    - Больше никого нет? – осведомился Танцор.
    - Нет, ты второй.
    - Тогда я побежал переодеваться.
    - Давай.
    Вскоре Паоло услышал оглушительный визг тормозов. «Руди» - мелькнуло у него. Конечно же, он мог и ошибаться, если бы дело происходило на автостраде. Но летать на такой скорости по пригороду Мадрида, да тем более в направлении базы, могла только девушка из группы «L». Аквилани не ошибся – блекло-желтая «Соретта» уверенно заворачивала на территорию базы. Эта самая «Соретта» была одновременно и гордостью Руди и ее головной болью. Гордость вполне понятна – эта машина стоимостью с шикарный особняк в Мадриде являлась самой быстрой машиной, которую можно было официально купить. А головная боль… Запчасти к ней стоили тоже весьма и весьма дорого. А учитывая необходимость порой быстро передвигаться по оживленным улицам столицы Пиренейского района, пользоваться запчастями приходилось тоже довольно часто.
    Из машины вышла смуглая брюнетка невысокого роста. Больше двадцати пяти лет ей дать было невозможно. Она включила сигнализацию и направилась к Паоло.
    - Кэп, - кивнула Кортес, забрасывая сумку на плечо. – Я не опоздала?
    - Ни капли, - улыбнулся Аквилани. – Проходи внутрь, там уже Танцор.
    - Ни слова о нем, - шикнула Руди, проводя ладонью возле горла.
    - А что такое? – рассмеялся Паоло.
    - Он меня за отпуск достал, позвонит-сбросит, позвонит-сбросит…
    - Не тебя одну, - проговорил Аквилани, - мне тоже названивал. Но ты же знаешь, у него вечная проблема с любыми средствами связями. В этот раз, как я понял, он уронил телефон в ванной. Вот и звонит всем.
    - Это случаем не Роллекс катит? – сменила тему девушка, показывая на подъезжающий мотоцикл.
    - Судя по звуку – он самый, - подтвердил Аквилани. – Только он слушает эту муть. – Мутью он назвал классику далеких 90-ых прошлого столетия.
    - Ладно, кэп, я пошла переодеваться, - девушка протиснулась в дверь мимо выходящего Танцора.
    Слезший с мотоцикла мужчина и вправду был Роллекс. Невысокий крепыш с гладким, словно отполированным черепом, с маниакальной страстью к точности. Недаром он носил целых три пары часов. Две пары на левой руке и одну – на правой. И любое опоздание или задержка выводило Роллекса из себя.
    - Привет, кэп, - козырнул Роллекс и направился внутрь помещения. Многословным он не был никогда.
    Паоло улыбнулся, когда вдали показался черный монстр. Монстром все в команде называли джип Матрикса. Вскоре из машины показался и сам обладатель автомобиля. Матрикс приобрел себе джип неспроста – рост метр девяносто восемь, под сто кило весом – ему было неудобно в «маленьких» автомобилях. Грегори ван дер Виль получил свое прозвище из-за привычки вставлять слово «матрица», в моменты когда он что-то не понимал. «Матрица перегружена» - примерно так он говорил.
    - Кэп, - уставно козырнув, поздоровался Грегори. – Что за суета?
    - Пока не знаю, Матрикс, - поморщился Паоло. – Как отпуск?
    - Да разве это отпуск? – ухмыльнулся ван дер Виль, почесывая покрытую коротким ежиком волос голову. – Кто это пылит там? – обернувшись, Матрикс указал на столбы пыли.
    - Глеб и Оби, - ответил Пижон, особо не вглядываясь. Просто он был уверен.
    - Ах, да! Оби мне звонил, говорил, что у него проблемы с его тачкой. Они же с Глебом почти соседи…
    - Давай внутрь, готовься, - приказал капитан, - полковник приедет и мы сразу выдвигаемся.
    - Кэп, а к чему готовиться? – поинтересовался Матрикс. – Нужно знать условия, чтобы подобрать экипировку.
    - Грег, я знаю не больше твоего, так что давай пока без вопросов. Собирайся по типу «универсал». А там разберемся.
    - О’кей, кэп.
    Глеб и Оби вместе вылезли из старого «Форда». Этот «Форд» был гордостью Глеба – 1983 года выпуска, в классической сборке. Таких «мустангов», да еще и на ходу остались единицы. Глеб был не слишком высок, а рядом с гигантами Матриксом и Оби он и вовсе казался подростком, но это впечатление было обманчивым. Мастер спорта по боксу, чемпион Военной академии, Каспер (таково было прозвище Глеба) внушал разные чувства, но уважение было среди перечня.
    Рядом с ним шел к базе Оби – единственный негр в команде Паоло. Он был ростом чуть пониже Матрикса, но все равно вид его был внушителен. Волосы были заплетены в африканские косички. Свой позывной, «Демон» он получил благодаря одной из множественных татуировок на теле. Хотя впоследствии выяснилось, что набит на теле какой-то святой…
    - Кэп, - едва ли не хором поздоровались они с Пижоном.
    - Привет, - кивнул Паоло, - давайте внутрь – пора нам собираться.
    Арсенал С.С.О. был забит битком. При определенном желании и рвении тут можно было отыскать все. Сейчас же семерых бойцов группы «L» интересовали только спецкостюмы для работы в анклавах. В принципе, ничего особенного в этих костюмах не было: стандартные штаны, укрепленные пластинами на коленях, такого же типа куртки, с той лишь разницей, что пластины тут были на локтях. Единственное, что отличало эти костюмы от любых других – это миниатюрный компьютер, вмонтированный в правый рукав. В большей части заданий он был абсолютно бесполезен, но если в анклаве случался завал, взрыв или еще что-то связанное со зданиями – компьютер здорово облегчал процесс поиска.
    Уже переодевшись, Руди запустила на основном терминале программу проверки бронекара. Эта операция была формальной – Кортес прекрасно знала, что бронекар в отличном состоянии. Но, на случай проверки высшими чинами, она выполнила эту работу.
    - Кэп, бронекар полностью готов к работе, - сообщила девушка.
    - Отлично, - кивнул Пижон, - теперь ждем полковника.
    Время коротали каждый по-своему. Пижон и Оби играли в настольный теннис, Танцор слушал музыку, изредка начиная подтанцовывать. Руди раскладывала пасьянс, пользуясь основным терминалом, как обычным компьютером. Роллекс тщательно подгонял свои часы, в том числе и те, что были установлены на мини-компьютере. Глеб выбивал пыль из груши. Матрикс мерно жевал картофель фри, купленный им перед самым приездом. При этом он читал Достоевского. В первое время, пока члены команды были плохо знакомы межу собой, читающий гигант вызывал улыбки. Потом все привыкли и перестали обращать внимание. Наконец, Пижон услышал шаги – это был Вавилов.
    Полковник сразу сделал жест, означавший примерно: «сидите, обойдемся без равняйсь-смирно-вольно». Вся группа заняла места за столами, стоящими в углу комнаты.
    - Для начала хотел бы поприветствовать вас, - улыбнулся полковник. Улыбка получилась натянутая. Настолько натянутая, что Пижон подумал: «лучше бы не улыбался – было бы спокойнее». – А теперь к делу, времени мало. Вчера в девятнадцать ноль-ноль бронекар со студентами, находящийся в анклаве, должен был выйти на связь. Этого не случилось. Сегодня утром я получил приказ от директора Шелдона: найти и эвакуировать всех находившихся в бронекаре людей – всего двадцать четыре человека.
    - Господин полковник, а почему приказ пришел только сегодня? – спросил Аквилани.
    - Потому что Университет не сразу сообщил о потере связи. Есть еще одна новость, я думаю, она вам очень не понравится. Там находится сын директора.
    - Вот это совсем не хорошо, - пробормотал Танцор. – Господин полковник, но ведь это не наш профиль.
    - Совсем не наш, - вторил ему Матрикс.
    - Приказ директора. С ним не поспорить, - ответил Вавилов. – Да мне самому не нравится, что чисто поисковую задачу поставили передо мной. Но я, на всякий случай подстраховался.
    - Не понял, - удивленно моргнул Демон.
    - Фабио, зайди! – крикнул Вавилов в коридор. В комнату вошел молодой мужчина с камерой в руках. – Фабио – один из репортеров государственного телеканала. Он будет с вами во время операции.
    - А зачем он нам? – зевая, спросил Матрикс. – Матрица перегружена.
    - Все просто, Матрикс, - улыбнулась Руди, - если сынок директора уже мертв…то только видеодоказательство того, что он умер до нашего вмешательства, сможет спасти наши шкуры.
    - Абсолютно верно, Руди, - подтвердил Вавилов. – В принципе, это все что я хотел сказать. Если есть вопросы – задавайте.
    - Они почти сутки в анклаве…- начал Танцор, - вы считаете, что студенты выжили?
    - Вопрос, конечно хороший, но в любом случае – вина за случившееся пока лежит на Университете. Как только вы окажетесь в анклаве – ответственность ляжет на ваши и мои плечи. Вопросов больше нет? – в ответ молчание. – Тогда удачи вам. Она вам очень пригодится.
    Полковник был не из тех, кто любит долго прощаться – после последних слов он развернулся и вышел.
    - Так, группа, слушай мою команду, - Пижон запнулся, поправил повязку, скрывавшую отсутствие маленького и безымянного пальцев, и продолжил. – Руди – разогревай бронекар и выкатывай его ко входу. Матрикс, Оби – на вас сумки со снаряжением. Роллекс, Глеб – как только окажетесь в бронекаре, начинайте разрабатывать маршрут. Через полчаса у меня должна быть самая исчерпывающая информация. Так, а ты… - Аквилани взглянул на Фабио, - ты будешь Ракурсом. Это твой позывной. И не дай тебе Бог не ответить на него. Все понятно?
    - Понятно, капитан, - усмехнулся Фабио. – Меня уже проинструктировали по правилам работы в анклаве. Я не подведу.
    - Кто инструктировал? – заинтересовался Паоло.
    - В редакции.
    - Забудь, - капитан не мог сдержать смех. – Голову забивать тебе ни к чему. А теперь бегом марш в бронекар.
    - Так точно.
    - Вот и молодец, - кивнул Пижон.
    В то время Руди уже подогнала бронекар к входу. Этот аппарат представлял собой что-то среднее между бронетранспортером и автобусом. Двенадцать метров в длину, два в ширину, два с половиной в высоту, бронекар обладал огромной проходимостью и довольно неплохой максимальной скоростью. Хотя никто из группы «L» не смог бы вспомнить, когда они ездили по анклаву хотя бы на скорости в семьдесят километров в час. Не говоря уже о заявленных девяноста. Анклавы вообще мало приспособлены для больших скоростей.
    Оказавшись внутри бронекара, Пижон сразу же занял положенное ему место – слегка позади и левее водительского кресла. Это было удобно – ничто не ограничивало командиру обзор, при этом он не мешал Руди. Роллекс и Глеб, выполняя приказ капитана, расположились в самом большом отсеке – разложив на полу бумажную карту, они заносили какие-то им одним ведомые знаки на карту планшета. Такой планшет не входил в обязательный минимум, так как считалось, что все пометки удобнее заносить в мини-компьютеры. Но Роллекс предпочитал именно такой вариант. Матрикс занялся распределением снаряжения. Несмотря на то, что вся экипировка была складной, при неправильном ее размещении на теле, она вызывала сильное неудобство. А Оби спокойно, даже флегматично, чистил ногти на руке.
    Чтобы добраться до анклава быстро, требовалась авиапереброска. Спецаэродром находился в километре от базы. Новенький транспортник стоял на полосе, в дежурной комнате были пилоты. Когда самолет начал набирать высоту, Пижон достал из шкафчика кружку и два пакета кофе. Налив в кружку воды, из термоса, встроенного в правую панель бронекара, Паоло нажал на кружке кнопку – вода начала нагреваться. Когда он откинул крышку кружки, повалил пар. Аквилани высыпал кофе в воду и помешал.
    - Кэп, - обратилась Руди к Пижону, - до момента приземления двадцать минут.
    - Хорошо, Кортес, - кивнул капитан, нюхая сигарету. Согласно правилам – курить внутри бронекара категорически запрещалось. – За пять минут до посадки сообщи мне.
    - Так точно, кэп…

    Австрийские Альпы. Две недели назад.

    Небольшой домик, спрятанный в заснеженных Альпах. На стоянке стоят четыре автомобиля. Судя по тому, что иней покрыл крышу, стоят они довольно давно. Это гостиница «Приют». Всего десять номеров – все небольшие, но очень уютные. Огромный, по сравнению с комнатами, холл, выдержанный в классическом стиле.
    Уже несколько групп посетителей сменилось, почти в полном составе. Почти. Ведь целый месяц в номере «9» на втором этаже живет девушка. Аника Штурм. На вид года двадцать четыре, шатенка. Хозяин видел ее за общим столом лишь однажды – в день ее заезда. С того дня Аника вела абсолютно обособленный образ жизни. Хозяин гостиницы понимающе к этому относился – в «Приют» люди приезжают отдыхать от суеты. Но что-то в девушке было подозрительным. Взгляд или походка. Что-то мелкое, незначащее, но неуловимо заметное.
    Аника сидела на кресле, держа на коленях ноутбук. Пальцы быстро бегали по клавиатуре. Затем, на минуту призадумавшись, девушка нажала «отправить».
    - Все, теперь отступить не получится… - прошептала она. Устало потянувшись, девушка закурила.
    Она помнила все. Помнила лица, помнила имена. Помнила крики. И помнила слова.
    Полтора года назад Аника была в Сербии. Весь тот переполох был из-за нее, вернее, для нее. Но она оплошала. Задача была простейшей – всего один выстрел и председатель Сената Европейской конфедерации Сергей Давыдов был бы мертв, а Европа, наконец-то, вздохнула бы свободно. Но в блестящий план Учителя вмешалась случайность.
    По плану, в момент начала стрельбы, Аника должна была бежать в резиденцию Сената. А там уже нажать на курок. Но ее перехватили…ее перехватили бойцы группы «L», спасавшие туристов. И вместе с парой кричащих мамаш, потных папаш и сопливых детей, ее увели в противоположную сторону. И пока ее уводили, Аника видела, что несколько человек, с которыми она мгновение назад стояла рядом, уже почти укрылись в резиденции.
    Помнила она и слова Учителя – лысеющего, постоянно поправляющего очки, пожилого мужчины в инвалидном кресле. Каждое его слово било сильнее пощечины, и Штурм могла бы даже сейчас, столько времени спустя повторить каждую фразу. В точном порядке. С тех пор уже было проведено несколько удачных операций, все в «Пятой колоне» начали забывать про тот инцидент. Но не Штурм. Она помнила лица спецназовцев, их позывные. И все полтора года она строила планы мести.
    И теперь план созрел. Аника не зря изучала структуру, правила, экипировку, методы работы С.С.О. И она прекрасно знала, что для спасателей оружие не предусмотрено. Разумеется, это касается работы вне анклавов. Когда группа выдвигается в анклав, ей положены пистолеты «Беретта – 103». И все. «Пятая колона» располагала определенными, далеко не скудными, возможностями в плане вооружения. Поэтому, Аника спокойно отнеслась к наличию пистолетов у спасателей. Главная ее задача была в том, чтобы заманить в анклав определенную группу. Штурм долго изучала всевозможные сводки и отметила, что группа «L» приступает к работе только в двух случаях: либо дело чрезвычайно ответственное, либо – чрезвычайно опасное.
    И лишь месяц назад она получила весьма весомый «манок» для ненавистных экс-спецназовцев. Пока этот «манок» был лишь в виде информации от одного из активистов «Пятой колоны» из студенческой среды. Целый месяц Аника ломала голову над двумя вопросами: как получить разрешение на операцию от Учителя и как все организовать так, чтобы из ловушки выхода уже не было. И если с первым вопросом изворотливый мозг Аники справился достаточно быстро, то второй решать нужно было не спеша, вдумчиво, осторожно.
    Вчера ответ пришел. Все было основано на максимальном упрощении. Штурм не заблуждалась насчет возможностей спецназовцев, пусть и бывших, а потому слишком тонкие нити были не нужны. Бойцы группы капитана Аквилани их просто разорвут. Наоборот, чем более просто и надежно все будет выполнено, тем лучше. Также Аника не сомневалась и в том, что если все пойдет по ее плану – она достигнет своей цели. Месть.
    Наконец пришел ответ на ее письмо. Он содержал всего одно слово: «Согласен». Штурм четь не подпрыгнула от счастья. Учитель дал добро, а значит и дал определенный карт-бланш в использовании людских и технических ресурсов.
    Штурм начала сбор – ноутбук, спортивная сумка, в которую она быстро побросала вещи, документы и, конечно же, вырезанную из дерева собачку. Когда пальцы девушки коснулись фигурки, на глазах проступили слезы. Быстро взяв себя в руки, Аника вышла из номера. Расплатившись с хозяином, девушка села в свой автомобиль. И уехала, чтобы воплотить свою мечту в реальность.
    Через два дня девушка вернулась. Но не в «Приют», а в другое место, которое располагалось в десяти километрах от гостиницы. Внешне – точно такой же домик, но только внешне. На самом же деле этот дом принадлежал «Пятой колоне». Аника была неприятно удивлена – она про эту базу ничего не знала. Особенно противно было то, что Штурм уже заметила серебристый джип Алекса Иле – человека, который вставлял ей палки в колеса. «Значит, Учитель верит ему больше, чем мне? Ничего, после этой операции все вернется на круги своя» - зло подумала девушка.
    Штурм поставила машину и зашла внутрь. Ничего неожиданного – Учитель, несколько его приближенных и группа, которую просила Аника, уже ждали ее.
    - Аника, девочка моя, - поздоровался Учитель. – Нет времени, поэтому сразу к делу. Каков план?
    - Добрый вечер, Учитель, - Аника слегка склонила голову. – План максимально прост. Согласно информации, полученной от наших людей, через двенадцать дней бронекар со студентами биологического факультета одного из университетов выедет в португальский анклав. Девятнадцать студентов, водитель, два преподавателя и два сопровождающих. Охранника, говоря проще…
    - Аника, откуда точное количество охранников? – спросил Иле, гнусавя.
    - Элементарный подсчет, Алекс, - усмехнулась Штурм, - количество студентов мне известно наверняка, как и количество преподавателей. В бронекаре двадцать четыре сидячих места. Экскурсия или поездка – как удобнее, рассчитана на восемь часов. Сомнительно, что будут лишние охранники. Но я вернусь к сути. – Девушка дождалась, пока Учитель кивнет. – Среди студентов будет Роберт Шелдон. Сын директора службы безопасности. Он наша цель. Мы дождемся их бронекар и захватим высокопоставленного сыночка.
    - Дождемся? – непонимающе переспросил Иле.
    - Именно, - улыбнулась Аника, дожидаясь пока смысл сказанного дойдет до всех. Затем продолжила, - Есть два маршрута, по которым могут поехать студенты. Первый – довольно опасен, им пользуются в основном спасатели – он короче второго. Второй – так называемый «демонстрационный». Для туристов, студентов и т.д. При наличии у нас двух бронекаров, появляется возможность заблокировать их. Первый бронекар едет вперед и останавливается километрах в шестидесяти от ворот, загораживая дорогу. Второй – пропускает студенческий транспорт и двигается следом. А дальше, - девушка негромко лопнула рукой по подлокотнику, - бам! И они в ловушке.
    - Прекрасно, прекрасно, Аника, - проговорил Учитель, тоном, который мог означать что угодно – от удовлетворения до порицания. – Но как вы узнаете, что студенты проехали уже второй бронекар?
    - Это задача простая и чисто техническая, - пожала плечами девушка. – Мы заменим охрану ворот нашими людьми. Любой бронекар, въезжающий в анклав проходит определенные процедуры проверки непосредственно на КПП. А установить жучок – дело нехитрое…
    - Если я правильно понимаю, - прервал ее Алекс, - ты собралась убрать охранников на КПП? И поставить своих людей?
    - Все верно, - подтвердила Штурм, - это сразу решит кучу проблем. Например, установку жучка.
    - А что делать со спецназом? – коронно улыбаясь, спросил Иле. Он думал, что этот вопрос поставит девушку в тупик.
    - С каким спецназом? – Аника громко рассмеялась. – Алекс, подумай головой. Это анклав. Когда в анклаве пропадают люди, вызывают спасателей, а не спецназ. Кстати, наши люди на КПП помогут нам решить и эту проблему – во-первых, предупредят, а во-вторых, установят мини-бомбу, которая выведет бронекар спасателей из строя.
    - Аника, но спецназ ведь прибудет все равно, - покачал головой Учитель, - иначе нет смысла захватывать сына Шелдона. Как только вы выдвинете требования – директор отреагирует адекватно.
    - Разумеется, - легко согласилась девушка, - только нас уже не будет в анклаве. Мы приезжаем, захватываем, записываем видео, сидим ночь и весь следующий день – пусть там спасатели побегают, поищут. Пешком. На второе утро мы будем уже в Мадриде. Оттуда и выйдет запись. Конечно, же, защищенная от всех возможных средств обнаружения источника. Спецназ рванет в анклав, но нас там уже не будет.
    - А какие требования вы будете выдвигать?
    - О, это вопрос фантазии, - улыбнулась Аника, но тут же вернула себе серьезность. – Я буду требовать освобождения нескольких наших активистов. Вы знаете каких.
    - Блестящий план, Аника, - сухо улыбнулся Учитель. – Как я понимаю, ты лично будешь принимать участие в операции? – короткий кивок девушки. – Отлично. Ты, разумеется, будешь командовать. Но кто будет главным на втором бронекаре?
    - Разрешите мне, - предложил Иле. Он чувствовал, что в случае успеха, он еще больше возвысится. Заодно можно избавится от ненавистной девки.
    - Аника? – Учитель перевел глаза на Штурм.
    - Пусть так, - равнодушно пожав плечами, согласилась девушка. Если бы Иле знал, что Штурм именно этого и добивалась, он бы не стал предлагать свою кандидатуру. – Он опытный…диверсант, - вставила Аника, вместо почти сорвавшегося «террорист». – Его помощь может пригодиться.
    - Отлично, - кивнул Учитель, - как я полагаю, остальное вы сможете уладить без меня? Тогда я оставляю вас с группой тут. Вся материальная и техническая база – в полном вашем распоряжении. Используйте имеющиеся у вас ресурсы с умом. Я не хочу осечек.


    Он не отличается от других. Он не выделяется среди них. Встретив его однажды – второй раз не узнаешь. Он не спасает мир, не наказывает злодеев. Он не помогает людям, он не работает во благо человечества. Он – почтальон. (с)
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Погружение. (Ээээ...даже не знаю каким словом охарактеризовать жанр...)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Verik, трэшкин, Karaken Гость