[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • конкурс "Школьная история" (65) -- (Verik)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • музыка помогающая творчеству (146) -- (Иля)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Архив - только для чтения
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Притчи о забытой мудрости (книга, Москва 2011) (Моя недавно вышедшая книга)
    Притчи о забытой мудрости (книга, Москва 2011)
    DanielGregoriДата: Среда, 01.06.2011, 16:10 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 1
    Статус: Не в сети
    Здравствуйте!
    Вот, решил поделиться.
    Моя первая книга (сборник философских притч "Притчи о забытой мудрости") вышла этой весной ограниченным подарочным тиражом.
    Недавно я выложил полный текст книги с иллюстрациями в свой блог)
    Я выложу сюда несколько рассказов-притч. Выкладывать все очень долго, каждый рассказ еще и проиллюстрирован... Поэтому кто захочет - вот прямая ссылка на блог:
    http://daniel-gregori.livejournal.com/1684.html
    Надеюсь, вам понравится моя книга! Это не совсем фантастика, скорее смесь нью-эйджа и чуть-чуть фантастики. Но это уже решать вам, дорогие читатели)

    Сегмент 6. ИЗБУШКА НА КУРЬИХ НОЖКАХ

    К концу октября погода совсем испортилась, став по-зимнему холодной и ветреной. Осень принесла череду дождей, почти не прекращающихся на протяжении суток. Люди достали теплую одежду и готовились к приближающимся большим холодам. На улицах было глухо и пусто. Безлюдный лес вокруг города в эту пору становился объектом многочисленных слухов, необъяснимых явлений и таинственных событий.

    Старые ели проносились мимо окон моей машины, исчезая в плотном ночном тумане. Мелкие камни отскакивали от колес и легонько постукивали в металлическое днище. Желтый свет противотуманных фар рассеивал мглу на несколько десятков метров, но дальше дорога снова скрывалась под покровом темноты. Из-за этого тумана мне приходилось двигаться медленнее, чем обычно, чтобы не съехать на обочину, не заметив поворота. Я катастрофически опаздывал на совещание, с каждым мгновением все больше понимая, что приеду на него только к концу. Все шло из рук вон плохо, даже в мобильном телефоне разрядился аккумулятор.
    Вокруг меня на десятки километров простирался девственный лес. В этом далеком уголке тайги изредка встречались лесники да охотники на заимках. Только такой безумец как я мог купить в этой глуши землю и построить летний дом. После одиннадцати месяцев постоянных деловых встреч и совещаний однажды наступал день, когда я больше не мог находиться в кругу людей. Даже коллеги по работе вызывали у меня приступы сильного раздражения. Когда этот день приходил – у меня оставался один-единственный выход: бежать из города. И я выкатывал из гаража свой внедорожник, брал с полки несколько любимых дисков с музыкой и уезжал в тайгу, наслаждаясь одиночеством и покоем.
    В этот год усталость навалилась на меня значительно раньше. Работы становилось все больше, а совещания проходили по несколько раз в день. Я пытался на них не ходить, но последующие жесткие выговоры таким же прогульщикам, как и я, делали мои поступки достаточно недальновидными. Мне оставалось смириться и терпеть. Но через некоторое время я понял, что окончательно выдохся. Меня тянуло в тайгу, в места уединения и тишины. Борьба с собой была не очень долгой. После очередного совещания, под хмурым взглядом своего начальника, я взял недельный отпуск и уехал из города. К сожалению, долго отдыхать мне не дали. Экстренный ночной звонок из фирмы поднял меня с постели и заставил мчаться сквозь таежный лес.

    От пронзительной трели я подскочил на диване и еще несколько минут искал мобильник.
    – Алло!
    – Здравствуй. Как твои дела? – знакомый голос поверг в уныние. Этот человек звонил точно не для того, чтобы спросить о моих делах.
    – Нормально. Вы меня разбудили. Что-то случилось?
    – Извини, – в его голосе я не почувствовал никакого сожаления. – Дело срочное. Требуется твое присутствие.
    Я задумался.
    – Что, прямо сейчас?
    – Да, сейчас. У нас совещание. Ты должен на нем быть.
    – Да ведь ночь на дворе! Мне до города быстро не добраться.
    – Успеешь. Выезжай прямо сейчас. Нам очень нужно, чтобы ты был.
    Я сказал ему что-то невнятное и повесил трубку. У меня просто не было слов. Отдых, не успевший начаться, уже закончился.

    Обычно мои приезды в тайгу приходились на конец июля – начало августа. Каждый раз я бродил вдоль берегов кристально чистых озер, гулял под кронами великанов-кедров, смотрел, как маленькие бельчата прыгают по веткам за своей матерью, вдыхал ароматы можжевельника и жимолости. Вечера были теплые и очень тихие. В таежном лесу всегда тихо, но вечером, когда птицы уже легли спать, а солнце почти зашло за горизонт – наступает особая, почти абсолютная тишина. Только скрипят старые деревья, нарушая покой лесного царства. Они как будто говорят о чем-то друг с другом. Но сейчас все было по-другому.
    Когда три дня назад я приехал в свой летний дом – то не сразу узнал его. Некогда зеленые лиственницы осыпались, и лишь желтый ковер опавшей хвои напоминал о былом великолепии. Дул пронизывающий северный ветер, мне пришлось застегнуть куртку и поднять воротник. Где-то далеко в лесу кричала кедровка, и ее крик проносился меж голых деревьев, с каждой секундой становясь все громче. Я медленно шел к своему дому по мокрой земле. Мир потерял свои летние краски, став к зиме серым и холодным.
    – Привет! – мне показалось, что дом был рад внезапному визиту.
    Я поставил на крыльцо свой рюкзак и глубоко вдохнул морозный воздух. Я чувствовал, что постепенно начинаю привыкать к новому облику моего маленького кусочка тайги.

    Горящий в темноте циферблат часов показывал половину двенадцатого. Только очень важное событие могло привести к полуночному созыву всех руководителей компании. До города было сто пятьдесят километров бетонной дороги, и при нормальных погодных условиях я смог бы добраться до него достаточно быстро.
    – Может, есть короткий путь напрямик? – я покосился на лежащую возле лобового стекла карту.
    У меня была привычка – говорить с самим собой. Коллеги часто подшучивали по этому поводу, но такая привычка всегда помогала сконцентрироваться и быстрее принять решение. Я одной рукой развернул карту и отыскал большую черную точку в волнистом овале. Это мой дом. С большим разочарованием мне пришлось отметить, что никаких ответвлений от основной трассы в округе нет.
    – Значит, им придется начинать без меня, – я сложил карту и бросил ее на соседнее кресло.
    Серые ели продолжили свой неспешный бег, а туман все не рассеивался, затрудняя движение. За окном было темно и неуютно, даже в салоне чувствовался холод, идущий снаружи. Мелкие камни монотонно били в железное днище.
    В душе я понимал, что многие на моем месте давно вернулись бы обратно. Проснувшись утром, они набрали бы номер начальника и объяснили ему ситуацию. Но я не мог так поступить, мешало воспитание. А еще мне казалось, что меня ждали не только в офисе компании, я был нужен кому-то неизвестному в этот сырой октябрьский вечер. Или, быть может, это мне нужен был этот загадочный кто-то? Только это странное подсознательное чувство заставляло меня закрывать глаза и на туман, и на поздний час, вынуждало гнать машину все дальше и дальше.
    На долю секунды желтый свет фар выхватил из темноты начало проселочной дороги, уходящей в лес. По инерции проехав десяток метров, я нажал на тормоз и дал задний ход. Дорога не была обозначена на карте, но вела в нужную мне сторону. Я развернул машину и направил свет фар в темноту. Сухая трава стояла стеной, как ночной страж, преграждая случайному путнику вход. Наверное, этот путь был давно заброшен и настолько незначителен, что картограф не стал его обозначать. Дорога была узкая, для одной машины, как будто специально проложенная по габаритам моего джипа.
    В это мгновение я словно видел себя со стороны, замершего на перепутье. Мне казалось, что от выбора, который сделаю сейчас, зависит последующая жизнь. Глупое ощущение, и я вполне отдавал себе в этом отчет. Но чувство не уходило.
    – Все равно уже опоздал. В конце концов, если впереди будет тупик, всегда можно вернуться, – я пожал плечами и нажал на газ, направив машину в черный провал дороги меж деревьев.

    Лес был полон шорохов и звуков. Он вплотную обступал меня, и его голос теперь доносился предельно отчетливо. Вековые кедры тихо бормотали, возможно, пытаясь напомнить что-то давно забытое, утерянное в толще времени. Сквозь клубящиеся облака тумана изредка мелькали светящиеся огоньки, манящие неосторожного путника в вязкую топь. Каждый куст, каждая травинка жили своей собственной неповторимой жизнью. И у каждого из них была своя уникальная история, которую они могли бы поведать любому, кто захочет их слушать.
    Я настороженно всматривался в тайгу. В прыгающем свете желтых фар, проступающие силуэты деревьев казались гипертрофированными образами фантастических зверей, попавших в холод и сырость с картин европейских художников-сюрреалистов. В такие моменты мне почему-то всегда вспоминается древнерусский фольклор, наполненный любовью и почитанием природы, особенно леса. Среди корявых пней начинаешь видеть косматый силуэт лешего, прислонившегося к старому стволу, поросшему седым от холодов мхом. Насупив брови, лесной хозяин осматривает владения – не случилось ли чего. Над макушками деревьев проносится баба-яга в своей ступе, ищет заблудившегося путника. Даже светящиеся огоньки приобретают новый, доселе непознанный сказочный смысл. Духи воды, духи деревьев – все они бережно хранят свой мир от посторонних глаз.
    Дорога уверенно вела вперед, с каждой секундой приближая меня к поставленной цели. Туман постепенно редел, исчезая среди корней могучих сосен и кедров, терял свою силу и отступал. Я вновь посмотрел на часы. Если надежды оправдают себя – через несколько минут я опять попаду на бетонную дорогу и уже через час буду в городе. Таким образом, срезав приличное расстояние, приеду как раз вовремя! Тихо напевая что-то веселое себе под нос, решил даже немного прибавить ход. Трава угодливо проминалась под моей машиной, а деревья еле успевали уступать дорогу. Я чувствовал себя победителем, истинным хозяином тайги.
    Однако время шло, а шоссе не появлялось. Наоборот, с каждым метром чаща становилась только гуще и гуще. На смену кедрам и соснам пришли ели, своими игольчатыми мохнатыми лапами заслоняя темное небо. Вновь пошел мелкий тоскливый дождь.
    Дорога закончилась так же внезапно, как и началась. В свете фар проступили густые заросли можжевельника, а за ними – глухая стена таежного леса. Я оказался один, посреди ночи, в нескольких шагах от цели. Где-то в вечнозеленых кронах насмешливо ухал филин. Птица будто насмехалась надо мной и моими пустыми стараниями. Я в растерянности сидел в салоне машины, пытаясь решить, что же делать дальше.
    – Кому пришло в голову прокладывать дорогу, которая никуда не ведет?! – Мне хотелось спать, и не было никаких сил бороться с капризами судьбы и лесных духов.
    Лес не дал ответа.
    «Ты хозяин тайги, вот сам теперь и думай», – казалось, говорил он.
    И если на самом деле поразмыслить – все было не так уж и плохо. Можно пешком выбраться из леса на шоссе, проезжающая машина меня подберет. А за джипом вернусь уже утром, после совещания. Но что-то подсказывало мне – все будет не так просто, как кажется.
    Я открыл дверь, и лесной холод ворвался в салон, заставив поежиться и вспомнить о теплых вечерах, проведенных в моем маленьком домике.
    В кармане куртки лежали легкие осенние перчатки. Они не смогут спасти от долгого пребывания на холоде, но без них будет совсем плохо. Макушки высоких елей гнулись под напором ветра, а в их разлапистых кронах шуршали невидимые ночные жители. В последний раз посмотрев на машину, я раздвинул можжевеловые заросли и шагнул в чащу.

    Продолжение: =>

    Добавлено (01.06.2011, 15:45)
    ---------------------------------------------
    Продолжение: =>

    Сколько времени прошло с того момента, как за моей спиной сомкнулись колючие ветви? Это путешествие было словно проекция из плохого американского боевика, главный герой которого бросается напролом в неизвестность. Гораздо разумнее было бы вернуться обратно на основную дорогу, и, когда-нибудь, все же доехать до города. Но в ту ночь единственно верным шагом мне казалось движение вперед через этот лес.
    Дорога никак не появлялась, и чем дальше я шел – тем больше понимал, что окончательно заблудился. Ветки хлестали по лицу, приходилось постоянно зажмуриваться и прикрывать глаза руками. Часто встречались кочки, поросшие мхом. Я несколько раз споткнулся и упал, начиная жалеть, что не остался в теплом салоне машины. И скоро ко мне пришло окончательное понимание, что сил идти дальше совсем не осталось. Прислонившись к шершавому стволу ближайшего дерева, я с трудом перевел дыхание.
    – Наверное, вообще не стоило уезжать из города. Все идет кувырком, – в тиши леса человеческий голос прозвучал необычайно громко. – Интересно, я смогу отсюда выбраться?
    Мне приходилось читать, как заблудившихся в тайге людей спасательные команды искали неделями, а потом находили истощенными, в лохмотьях, а иногда не находили вовсе. Но я никогда не думал, что то же самое может случиться со мной. Только очутившись в такой же ситуации, я почувствовал, как это страшно. В тайге можно блуждать месяцами, и не находить выхода.
    – Ну и что мне делать? – спросил я себя. И сам же ответил. – Идти, через силу.
    И я пошел. И чем дальше шел, тем слабее становилось чувство времени, исчезало ощущение различия между мной и всем этим лесом вокруг, и вскоре я уже ни за что не смог бы сказать, сколько часов или дней блуждаю среди деревьев. Очень хотелось верить, что там, впереди, меня ждет кто-то необычайно добрый, кто поможет и придаст сил. Я шел к нему наугад, вслепую. Шел по неизвестной траектории, просто перемещался, чтобы не стоять на месте. Когда впереди показался просвет – вновь пришел в себя. Опять проступили звуки, запахи. Я оглянулся по сторонам и немного ускорил шаг.
    – Неужели выбрался? – пронеслось у меня в голове.
    Теперь я почти бежал, вкладывая в этот рывок все оставшиеся силы.
    Через десяток метров деревья расступились, и впереди показалась поляна. Сделав по инерции еще несколько шагов, я застыл. Нельзя сказать, что меня очень легко удивить. В век высоких технологий люди привыкли ко всему, будь то новые открытия или необъяснимые природные явления. Но открывшийся вид привел меня в некоторое замешательство. И даже не цветущие в октябре васильки, голубым ковром покрывающие всю поляну, так поразили меня. И не полная луна на безоблачном небе, светящая ровным спокойным светом. Нет. В самом центре поляны, утопая в васильках, высился крепко сбитый деревянный дом с черепичной крышей. Из трубы шел легкий дымок, а в единственном окне горел яркий свет. И этот дом стоял на куриных ногах!

    Встретить в глуши такую постройку из детской сказки, в эпоху компьютеров и спутниковой связи – что может быть удивительнее? Эта поляна словно вышла из волшебного мира, в далекой древности созданного многими поколениями народных сказителей. И хотя неизвестно, что ждало меня в этом доме, я, замерев на берегу василькового моря, чувствовал себя самым счастливым человеком на планете.
    Поляна со всех сторон была огорожена лесным массивом, защищавшим ее от ветров. Я осторожно сделал шаг, аккуратно раздвигая васильки. Они вновь смыкались позади, стоило лишь ступить вперед. Неизвестный зодчий постарался на славу – куриные ноги были настоящим произведением искусства. Каждая черточка, каждый коготь на лапе были вырезаны с такой любовью, что до последней секунды мне верилось в то, что они настоящие. Возле окна избушки витал аромат теплой выпечки и горячего травяного чая. К сожалению, оно было слишком высоко, и у меня не хватило роста, чтобы в него заглянуть. На удивление, двери у дома не оказалось. Подумав немного, я осторожно постучал кулаком в бревенчатую стену. Прошло несколько минут, но мне никто не открыл.
    – Избушка-избушка… – это было невероятно глупо, но вдруг поможет? – Избушка-избушка, повернись к лесу задом – ко мне передом!
    Как и следовало ожидать, избушка даже не шелохнулась. Мощные деревянные ноги навсегда застыли в изначально созданной для них позе.
    В окне на мгновение промелькнула искаженная тень. Я прекрасно отдавал себе отчет, что этот дом – мой единственный спасительный шанс. И я с неистовой силой принялся барабанить в бревенчатую стену, что-то крича, словно боялся, что иначе меня никак не услышат. Это было поведение отчаявшегося человека, о чем впоследствии вспоминал с долей досады.
    Несколько мгновений показались годами. С натужным скрипом проявился контур двери, а из расширяющихся щелей брызнул яркий свет. Во тьме леса он резал глаза.
    Дверь открылась еще чуть-чуть, ровно настолько, чтобы неизвестный хозяин сумел разглядеть своего ночного гостя.
    Я неуверенно улыбнулся и помахал рукой, стараясь выглядеть дружелюбно. Прошло еще несколько мгновений, и в проеме показался черный силуэт человека. Целую минуту незнакомец молча изучал меня.
    – Давай, заходи уже. Что на пороге мнешься?
    Скрипучий женский голос показался мне тогда самым чудесным звуком на свете. В первый раз за много часов я вздохнул с облегчением.

    В печке горел огонь, и тихонько трещали дрова. Печка была настоящая, русская – с просторными полатями и массивной заслонкой. На полу лежал ухват, а возле него несколько глиняных чугунков. В углу, на одеяле с вышитыми полевыми цветами, примостился огромный черный кот. Он лениво помахивал хвостом и равнодушно наблюдал, как гость до неприличия удивленно оглядывается по сторонам.
    Хозяйка закрыла дверь на задвижку и повернулась ко мне. Только тогда я смог ее разглядеть. Женщина была уже не молода, некогда красивое лицо покрывала сетка глубоких морщин. На ней был просторный рыжий халат с травяного цвета пояском. Седые волосы еще сильнее старили ее. Но мне почему-то казалось, что в этой женщине больше жизненных сил, чем во мне или в любом из моих знакомых.
    – Присаживайся, – хозяйка придвинула стул к большому дубовому столу и подтолкнула меня в спину.
    Я сел и с восхищением наблюдал, как пожилая женщина ловко подхватывает чугунки и отправляет их в печь. Годами отработанное движение стало одним из достояний истинного русского искусства, частично сохранившего свои корни в деревнях и полностью исчезнувшего в городе. Я снял перчатки и положил их на край стола. Ночной холод постепенно покидал меня, обещая вновь вернуться – стоит лишь ступить за порог.
    Проворно перебирая толстыми лапами, кот сполз со своей лежанки и подошел к столу. Тряхнув ушами, он ткнулся широкой мордой мне в ногу и замурчал.
    – Понравился ты ему, – хозяйка закрыла заслонку и придвинула второй стул. – Хорошая примета.
    Я сделал неопределенный жест.
    – Давно здесь живете?
    С одной стороны, я пытался казаться вежливым, а с другой – мне действительно было любопытно узнать больше о человеке, который может поселиться в таком месте.
    Женщина посмотрела куда-то поверх меня.
    – Лет тридцать будет, может больше. Много зим уже прошло.
    – Вы не следите за временем? – ее ответ меня озадачил.
    Хозяйка безразлично пожала плечами.
    – А зачем?
    Я не знал, что ответить. Мне казалось, жизнь в современной цивилизации не может существовать без учета времени.
    – Вы даже не знаете, какой сейчас год?!
    – Да зачем мне это? – моя хозяйка потянула носом запах теплой каши, идущей из печки, и что-то удовлетворенно пробормотала.
    Конечно, разных людей можно встретить в тайге, но эта встреча все равно была необычной. Я не произнес ни слова, только следил, как чугунки с проворством вынимаются из печи и расставляются по столу. Черный кот несколько раз обошел вокруг стула, а затем примостился возле моей ноги.
    – Не стоит ради меня так стараться, – я уже было привстал, но властный жест заставил опуститься.
    – Нет. Ты слишком долго бродил в лесу. Теперь нужно поесть, – хозяйка поставила последний чугунок и закрыла заслонку.
    Заглянув на полку, она достала две большие ложки, расписанные хохломой, и две деревянные тарелки.
    Как в старой сказке, по волшебству появился большой душистый пирог с рыбой, миска с пельменями, блюдо с моченой брусникой и клюквой. Приготовить такие блюда в таежной глуши было делом непростым и очень долгим. Кого ждала эта женщина посреди ночи?
    – Угощайся, гость дорогой. Для тебя старалась.
    Хозяйка улыбалась и смотрела, как гость с наслаждением уминает пирог, запивая его настоем из лесных трав. По всей видимости, прошла целая вечность, пока я не почувствовал, что наелся.
    Женщина наклонилась и поставила на пол блюдце с молоком. Черный кот лениво приоткрыл глаза и несколько раз глубокомысленно махнул хвостом.
    – Совсем его избаловала, – пожаловалась мне хозяйка. – Ну а ты что собираешься делать? Останешься у меня на ночь?
    Я покачал головой. – Не буду злоупотреблять вашим радушием. Я очень благодарен вам за теплый прием, но мне нужно идти. Хотя бы к утру, может, доберусь. Только дорогу подскажите.
    Каждой сказке рано или поздно приходит конец. Действительность вновь наступает, заставляя освобождать путь неумолимому движению окружающих реалий. Я должен был жить так, как жил всегда. Рано вставать, работать, возвращаться домой. И если вызвали на совещание – приезжать на него. И не важно, что мне не хотелось этого. Мои желания не играли никакой значимой роли, ведь все жили подобным образом. Так мне казалось в ту ночь.
    – А зачем тебе спешить?
    Хозяйка словно не слышала мою просьбу. Быть может, ей что-то от меня нужно?
    – Меня на работе ждут, – я постарался скрыть свое беспокойство.
    – Кто тебя ждет посреди ночи? Зачем ехать в такую темень? – женщина отвернулась и теперь смотрела, как кот медленно лакает молоко.
    Мне показалось, что она обиделась. Наверное, усталость и хроническое недоверие к людям сделали меня слишком подозрительным.
    – Я работаю в крупной фирме, и меня вызвали на экстренное совещание, – в моей работе не было никакой тайны, я даже гордился ею. – Но я заблудился, и мне пришлось бросить посреди леса свою машину.
    – Ну так ты все равно уже опоздал. Только пришел, поел, а уже уходить собираешься. А если наша встреча это знак, который поможет тебе что-то изменить в жизни? Мы могли бы поговорить. Ты можешь спросить меня о чем угодно. Поверь мне, я смогу тебе ответить.
    – Я не верю в знаки. Нет у меня вопросов. И так все знаю, что мне нужно.
    Настала пора убираться из этого места. Мне непонятно было, что это за дом, что это за человек, и с каждой секундой липкие сети страха только плотнее смыкались вокруг. По какой-то неясной причине, я был, вероятно, зачем-то необходим этой старухе.
    Взяв со стола перчатки, я встал. Хозяйка все так же сидела на стуле и молчала. Можно ли просто уйти, не отблагодарив ее? Но в ту ночь, оправившись от усталости, я был слишком напуган неправдоподобием этого места.
    – Что вам от меня нужно?
    Старая женщина молчала, уже забыв обо мне, и даже кот отвернулся к стенке, потеряв к происходящему всякий интерес.
    Я пожал плечами и отодвинул металлическую задвижку на двери. Я ведь не обязан был оставаться в этом доме против своего желания! Мне хотелось открыть дверь и выйти в тайгу, не оглядываясь назад. Непонятное пугало и начинало раздражать.
    – Рано мы его позвали, он еще не готов к новой жизни, – неизвестный голос за моей спиной заставил остановиться на самом пороге. Неужели старуха была в доме не одна?
    – Он хотя бы услышал наш призыв. Теперь ему самому придется осмыслить произошедшее и понять, зачем это было нужно, – а это уже знакомый скрипучий голос.
    Я принципиально не стал оборачиваться, уставившись в дубовую дверь. Что им всем от меня надо?!
    – Пойдешь от двери по тропинке – увидишь муравейник, – донеслось сзади. – От него налево и через десяток шагов выйдешь туда, куда захочешь.
    Я открыл дверь и ступил на землю. Тогда мне даже не было стыдно за свое хамское поведение. У моих ног начиналась узкая тропинка. Была ли она здесь раньше? Я не помнил, в голове все перемешалось. Вопреки страхам, никто не стал меня преследовать. Это не был чей-то розыгрыш, а пелена возможного сна так и не рассеялась. Все случившееся произошло наяву, становясь от этого еще более непонятным. Что же со мной случилось? Кто этот загадочный человек, ждущий гостей посреди ночи?
    Тропинка, как и было обещано, вывела к большому муравейнику. Через десяток шагов показался и просвет среди деревьев. Эта ночь не оставила почти никаких сил – радость от осознания того, что я добрался до цели, так и не пришла. Просто вышел на бетонную дорогу и увидел припаркованный к обочине автомобиль. Мой внедорожник. Стоило ли мне удивляться? Я открыл дверь и завел мотор. Машина была в полном порядке, только в салоне стоял непривычный холод, и было ощущение какой-то пустоты. Туман до последнего лоскутка растворился в утреннем хрупком сне таежного леса, открыв передо мной прямой путь в город. Я тряхнул головой и вдавил педаль газа почти до упора. Машина рванула с места и понеслась вперед.
    Когда тропинки уже давно не было видно – я вспомнил, что в произошедшей истории меня удивило больше всего. Как васильки могут цвести в октябре?

    С тех пор прошло много лет. Вернувшись в город, я опросил всех своих знакомых. Никто из них не смог дать правдоподобного объяснения, кого мне довелось повстречать глубокой ночью в темном лесу. Я уволился из фирмы и часами бродил по тайге, пытаясь найти дорогу обратно – в загадочный дом посреди василькового моря. Тропинки, ведущей к двери, будто и не существовало. Несколько раз находил высокие муравейники, но за ними не было никакого входа в сказочный мир. И только глубокие борозды от колес в том самом месте, где я бросил свою машину, говорили мне о том, что все произошедшее не было результатом моего воображения.
    Я начал читать книги по философии и истории религий. Интересоваться вещами, до этого не волновавшими меня. Стал внимательнее к людям, нашел новых друзей. Мой жизненный путь изменил свое направление, через много лет приведя в далекие горы Тибета. Но в мыслях своих я еще очень долго стоял на одном и том же месте – застывший по колено в колышущихся васильках, лицом к горящему окну в избушке на курьих ножках.

    © Григорьев Даниил

    Добавлено (01.06.2011, 16:03)
    ---------------------------------------------
    Сегмент 4. ВЕЧЕРНИЙ ЭТЮД

    Летний вечер пришел незаметно. Мягким крылом он накрыл землю и окунул ее в сладкую дрему. Где-то в полях стрекотали кузнечики. Их пение походило на хор загадочных существ, сокрытых от человеческого взора. В рыжем небе, озаренном лучами заходящего солнца, парил ширококрылый ястреб. Он никуда не спешил, плавно скользя в восходящих потоках и что-то выкрикивая на своем гортанном языке. Теплый воздух наполнял каждую частичку окружающего пространства запахом душистых цветов и спелых колосьев.
    Алиса лежала в высокой полевой траве, слегка дрожащей на легком ветерке, и смотрела, как в небе над полем медленно плывут облака. Зеленая стена окружала ее со всех сторон, создавая маленькую уютную колыбель. Алиса сняла футболку и была в одних джинсах, подвернутых до колен. Дел не было, да и не хотелось уже ничего делать.
    Откуда-то доносились длинные высокие ноты поющей птицы. Она кричала громче, чем ястреб, и всей силой своего голоса благодарила природу за этот тихий спокойный вечер.
    – Нюк-нюк, нюк, нюк, нюк!
    Алиса слушала эту самозабвенную песню и улыбалась.
    Однажды, гуляя по бесконечному цветущему полю, она наткнулась на маленького одинокого птенца. Еще не оперившееся создание жалким комочком замерло в зарослях белого донника и изредка издавало тихие звуки – «нюк-нюк». Алиса подобрала его, принесла домой, выходила и выкормила. Со временем птичка окрепла и получила собственное имя – Нюк-Нюк, похожее на ее высокое пение. Нюк-Нюк так полюбила Алису, что осталась жить с ней, сопровождая повсюду, куда бы она ни пошла.
    – Мы так и не узнали, что это за птица, – от звука человеческого голоса примятый к земле цветок слегка качнулся, а сидящий в нем шмель басовито зажужжал, выбираясь наружу. – Но мне очень нравится, как она поет. У нее голос совсем не такой, как у остальных, он словно зовет за собой куда-то. И сама она очень красивая. Ты ведь согласен со мной?
    Шмель выбрался из цветка, собрал лапами со своей мохнатой спинки пыльцу и скрылся за травой. Возможно, он не разделял мнения о красоте Нюк-Нюк, а может просто торопился домой.
    Алиса положила ногу на ногу и зажала в зубах длинный зеленый колосок. Сквозь его метелку, как в самодельный сачок, она пыталась поймать уже рассеянные лучики небесного светила.
    А где-то за полем шумели пенистые соленые волны, лениво перекатываясь по золотистому пляжу.
    Несколько раз в месяц, вдоль берега моря, омывающего полуостров, проходили суда, груженые древесиной. Алиса каждый раз встречала их на маяке, поднимая руки в приветственном салюте. Длинные баржи проплывали мимо, протяжно гудя маленькой фигурке, застывшей на фоне чудесного заката. Матросы выходили на палубу и махали ей руками.
    Солнце лениво скользило по небосклону, оставляя за собой огненные росчерки, отливающие в перистых облаках. Алиса раскинула руки и подставила лицо под его косые лучи. Тонкие золотистые ниточки прыгали по зеленому колоску, щекотали в носу, а затем скользили ниже, сползая по шее на ключицу. На мгновение лучик прерывался, скрываясь за плывущими облаками, а затем появлялся снова, перебираясь на джинсы и ступни. Алиса потянула за ленточку на волосах, и они каштановой волной окружили ее тело, нежась в теплом вечернем воздухе. Алиса засмеялась и подняла к небу руки. Солнце протянуло ей свои в ответ, игриво подмигнуло и сползло еще чуть ниже. Теперь оно едва касалось зеленой колыбели своими тонкими золотыми струнами.
    Большая оранжевая бабочка, неслышно порхая, мягко опустилась на колено к Алисе и замерла, шевеля черными усиками. Алиса затаила дыхание и с интересом наблюдала, как загадочная гостья еле заметно подергивает кончиками крыльев. Бабочка была похожа на яркий цветок, оторвавшийся от родного дома и пустившийся в бесконечное путешествие.
    – Большая бабочка, – тихо прошептала Алиса, чтобы не спугнуть ее. – Мир вокруг меня всегда будет такой, как сейчас?
    Бабочка, наверное, думала о чем-то своем, и только дрогнули на ветру ее крылья в ответ.
    С уходом тепла, согревающего маленький травяной домик, с каждой минутой становилось все холоднее. Облака медленно теряли глубину и богатство цветов, темнели на фоне вечернего неба.
    Гостья, кивнув на прощание маленькой головой, унеслась куда-то ввысь, вдогонку за божеством, неспешно уплывающим в своей небесной колеснице на запад. Алиса натянула футболку и подняла с земли сандалии. Надо было идти дальше, ведь этот вечер был как раз тем самым вечером, когда вдоль берега проплывали суда. И она шла их встретить, как всегда, как это было ранее и как это будет до конца ее жизни.
    Раздвигая траву, Алиса вышла на давно протоптанную тропинку. Легкие наполнились вечерней прохладой. Вокруг качали венчиками, хохолками и метелками многочисленные полевые травы, приветствуя ее. На востоке цветущее поле переходило в холмы, заросшие диким виноградом, а на западе, совсем рядом – спало море, древнее и непокорное.
    И даже в те дни, когда баржи не проплывали мимо полуострова, Алиса все равно приходила к маяку.
    «Ведь не только морякам приятно, когда о них помнят. Солнцу тоже хочется, чтобы его любили. Иначе, зачем оно тогда трудится для нас?», – думала в такие вечера Алиса.
    Старая деревянная лестница, уже рассохшаяся, каждый раз скрипела все сильнее и сильнее. Но Алиса с еще большим упорством поднималась наверх, на небольшую открытую площадку, чтобы вновь и вновь махать руками уходящему дню, проплывающим мимо кораблям и засыпающему морю. И каждый раз стряхивать с кончиков глаз невольные слезы, вызванные невообразимо прекрасной картиной, раскинувшейся вокруг нее.

    Алиса шла и шла по своему царству холмов и полей. Вокруг нее порхали десятки бабочек, еще не успевших лечь спать, но ее яркой знакомой нигде не было видно. Скорее всего, она улетела дальше на запад, продолжая свое путешествие. Мохнатые шмели с натужным гудением перелетали от цветка к цветку, собирая последний за день нектар. Своей неторопливостью и серьезностью они были похожи на небольшие грузные вертолетики, и Алиса улыбнулась.
    На тропинку медленно выполз серый ежик и замер, заметив человека.
    – Не бойся, – улыбнулась она ему. – Я не обижу тебя.
    Ежик смешно пошевелил острой мордочкой и остался на месте, лишь слегка встопорщил колючки. Он был совсем еще маленький. Алиса протянула к нему руку, и ежик доверчиво ткнулся в нее своим мягким влажным носом. Она всегда трепетно относилась к своему царству, пыталась уделить внимание каждому его жителю, каждой травинке, всем кузнечикам в поле, всем волнам на морском берегу. И на протяжении пока еще не очень долгой жизни ей это вполне удавалось.
    Оставив ежика греться на дороге, Алиса продолжила свой путь к берегу. Воздух становился влажным и густым, как теплое молоко. Море было совсем рядом. Ей очень нравился этот момент – слышится далекий плеск волн, поле заканчивается, а потом ты бежишь по тропинке с холма, петляя между высокими посаженными туями… и через мгновение перед тобой открывается вид на волнующиеся просторы воды, искрящиеся в огненных лучах.
    Увидев зеленые остроконечные макушки, Алиса почувствовала, как сердце начинает биться все быстрее. Пять минут бега, спуск с холма и вот оно – море. Необъятный гигант миллиардами сапфиров сиял перед ней, ударяясь своим мокрым толстым боком в пологий песчаный берег. Она бросила надоевшие сандалии и побежала по раскаленному песку.
    Вдалеке, на одном из холмов, виднелся старый заброшенный маяк. Алиса неслась к нему, смеялась и подпрыгивала, кружилась на ходу и снова смеялась. Она была у себя дома, это был ее мир.
    Ветер пел медленную песню, играя на инструменте скал и безбрежных просторов. Чайки кружили над морем и подпевали ему своими резкими голосами. Алиса тоже что-то пела, стараясь попадать в такт песни природы. А вместе с ней пела и ее душа, молодая и чистая, еще не испорченная цивилизацией и обществом людей.
    Брызгаясь босыми ногами и подхватывая на бегу пригоршни воды, она не заметила, как оказалась около маяка. Старая башня, за много лет пропитавшаяся солью и ветром, запомнила бесчисленное множество приливов и отливов. К маяку приходили и уходили люди, а он все стоял, нерушимый и вечный, величественной громадой возвышающийся на холме над пляжем.
    Алиса устала и присела передохнуть возле серого потрескавшегося валуна на берегу. Древний как само море камень был любимым местом уединения, на котором можно было дождаться того самого волнующего момента, когда солнце на две трети скроется за линией горизонта и станет особенно пронзительно-алым. До вечерней баржи оставалось подождать совсем немного, и Алиса позволила себе просто прислониться к шершавой теплой поверхности, нагретой за день, и отбросить все мысли. Она смотрела на ленивое море, неспешно катящее свои волны, и слушала, как чайки что-то протяжно кричат, так же неспешно скользя над темнеющей лазоревой водой. В этот вечер природа была особенно спокойна.
    – Я так рада, что могу жить здесь, – пробормотала Алиса, поджав под себя ноги.
    Мир что-то тихонько шептал ей на ушко, и она закрыла глаза. Сквозь дрему Алисе почудилось мерное шуршание песка под колесами, будто кто-то ехал по берегу.
    – Только бы не заснуть, – тихо прошептала себе Алиса, удобнее устраиваясь рядом с теплым дружелюбным камнем. – Только бы не заснуть…
    Ее разбудило легкое прикосновение к руке. Алиса открыла глаза и в изумлении посмотрела на незнакомца.
    – Господи! – воскликнула она. – Солнце уже зашло?
    Незнакомец покачал головой и показал большим пальцем себе за спину.
    Огромное красное светило все еще клонилось к горизонту, чайки все так же кружили над морем, а ветер пел свою песню. Алиса с облегчением вздохнула.
    – Ох… – она только сейчас поняла, что в ее дом пришел редкий гость. – Я прошу прощения, что не встретила вас. Просто я не знала, что сегодня кто-то придет…
    Алиса очень нервничала, ведь это был всего лишь второй проходящий по пляжу путник за всю ее жизнь. Почему она не почувствовала, что сегодня кто-то придет?
    Незнакомец замялся, словно пытаясь подобрать нужные слова.
    – Мэм… – он выглядел и смущенным, и расстроенным одновременно. – Боюсь, что у меня плохие новости. Вам придется вместе со мной покинуть этот берег.

    Совершенно чуждые этим местам слова словно взорвали возду

     
    ИзгинаДата: Воскресенье, 31.07.2011, 14:20 | Сообщение # 2
    Аз есмь царь!
    Группа: Заблокированные
    Сообщений: 4033
    Статус: Не в сети
    Quote (DanielGregori)
    К концу октября погода совсем испортилась, став по-зимнему холодной и ветреной. Осень

    алогично

    Quote (DanielGregori)
    Люди достали теплую одежду и готовились к приближающимся большим холодам.

    Лишнее

    Quote (DanielGregori)
    На улицах было глухо и пусто. Безлюдный лес вокруг города в эту пору становился объектом многочисленных слухов, необъяснимых явлений и таинственных событий.

    Подчеркнула синонимы в данном контексте

    Quote (DanielGregori)
    Старые ели проносились мимо окон моей машины, исчезая в плотном ночном тумане.

    Лучше поставить в несовер. виде, так как герой едет на машине.

    Quote (DanielGregori)
    Я катастрофически опаздывал на совещание, с каждым мгновением все больше понимая, что приеду на него только к концу

    Это предложение должно противопоставляться описанию природы, так как туман мешает ехать, а герой торопится.

    Quote (DanielGregori)
    Вокруг меня на десятки километров простирался девственный лес.

    Если через лес проложена дорога, он уже не девственный. Пусть будет непроходимый, или какое иной синоним.

    Quote (DanielGregori)
    В этот год усталость навалилась на меня значительно раньше. Работы становилось все больше, а совещания проходили по несколько раз в день.

    Фонически похоже, так что стоит заменить.

    Дальше идет диалог несколько неестественен. Упоминание о том, что только что разбудили (это лучше показать какой у него в этот момент голос, а не констатировать факт) и как его зазывают на работу.

    DanielGregori, в целом начало мне понравилось. Неспешное, пока интриги нет, и героя пока нет, но начинает прорисовываться. Понравилась атмосфера, хотя иногда слова стоит подбирать точнее.

    Начало произведения с претензией на роман, так как все расписывается основательно, вот только название почему -то сужает рамки. Хотя, не скрою, интригует.

    Обязательно загляну еще, если вам, конечно же, нужна правка.


    Хочу бана :((((((
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Притчи о забытой мудрости (книга, Москва 2011) (Моя недавно вышедшая книга)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Verik, трэшкин, peotr Гость