[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • конкурс "Школьная история" (65) -- (Verik)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • музыка помогающая творчеству (146) -- (Иля)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Архив - только для чтения
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Пока не придумал название. Главы 1,2 (Глава 2 почти полностью переделаная, посмотрите пожалуйста))
    Пока не придумал название. Главы 1,2
    AriesДата: Четверг, 09.12.2010, 18:08 | Сообщение # 1
    Почетный академик
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 662
    Статус: Не в сети
    Глава 1
    Обратная дорога
    Как иногда хочется всё забыть и просто наблюдать за природой. Провести целый день в золотом поле или зелёном лесу. Отбросить все сомнения обычной жизни. Не думать ни о плохом, ни о хорошем. Просто слиться с природой, быть частью этого мира.
    Что может быть прекраснее, чем пение птиц в летнем лесу, шум легкого ветерка, плеск воды об круглые камни? С чем может сравниться переливание листьев в ярком свете, золотые блики солнца в небольшом ручейке?
    И наступает такой момент, когда природа затихает. Смолкает шум ветра, воды и деревьев, даже птицы, чьи прекрасные голоса ещё минуту назад доносились отовсюду, прекращают своё пение. Не слышно ничего, кроме твоего дыхание и негромкого биения сердца. Момент, когда заканчивается день и начинается вечер, когда природа начинает готовиться ко сну. Только тогда можно понять её истинную красоту, её изысканное величие.
    А потом наступает ночь, не менее прекрасней дня. Мириады ярких звёзд переливаются на ярко-черном небе. Каждая из них уникальная, имеет свой оттенок: не найти двух одинаковых на темном полотне. На звёзды можно смотреть бесконечно, слушая грациозную тишину природу, лишь изредка прерываемую тихим, прохладным ветерком.
    В один из таких моментов смены дня ночью и начинается моя история. Я сидел, прислонившись спиной к дереву на границе древнего леса и бескрайнего пшеничного поля. На мне была одета простая белая рубаха и кожаные штаны. На поясе весел небольшой кинжал, а рядом, на зелёной траве, лежал длинный двуручный меч в золотых ножнах (ну какой уважающий себя рыцарь выйдет из дома без оружия!). В руках было длинное черное перо и пергамент, недалеко на камне стояла чернильница.
    Я вздохнул, отвлекаясь от природы, и начал писать:
    «Отец мой, времени мало, так что перейду сразу е делу. Переговоры провалились, и я ничего не смог добиться. Нас даже не пустили к Хедину (хотя отчасти я и рад этому)! Мы разговаривали с одним из его советников. Они не отступят, пока не захватят всё Восточное королевство. Диких земель им уже мало. Так что это – их единственное условие прекращения набегов. Но мы не можем позволить им находиться так близко к сердцу Империи. Кто знает, может через некоторое время им и Восточного королевства станет мало. Так что я еду в столицу, нахожусь в недели пути от Красногорда. Подробнее расскажу при встрече. Да хранит тебя Грифон, отец мой! Спириус.»
    Я снова вздохнул и перечитал написанное. Осталось только запечатать и отправить. А это можно сделать только в лагере. Я поднялся, собрал вещи и медленно пошел. Проходя мимо озера, не удержался-таки и опустился обмыть лицо в его тихой прохладной воде. Она оказалась настолько прозрачной, что каждая мельчайшая царапинка на самом маленьком камушке была видна так, как будто этот самый камень лежал на моей ладони. Из воды на меня посмотрел молодой человек двадцати лет. Лицо было красивое, но чуть неправильное, хотя это его и не портило. Светлые волосы до плеч казалось бы отражали яркий свет заходящего солнца.
    И наконец, глаза. Только несколько людей в этом мире знали их особенность. Мои глаза меняют цвет в зависимости от времени суток. Про это мне рассказали ещё в детстве. По утрам мои глаза приобретают серый оттенок. К середине дня они становятся подобными свежей листве в весеннем лесу. Вечером зелёный цвет сменяется на синий с золотым оттенком, а ночью – пронзительно карим. Но на этом странности моих глаз не заканчивались. Вторую способность я открыл десять лет назад, когда совершенно случайно заметил, что остальные так не могут. Оказалось, что глаза мои могут смотреть на солнце не жмурясь. Мне нравилось это делать. Особенно по вечерам, когда солнечный диск постепенно скрывается за горизонтом, чтобы на следующий день вновь подняться на востоке, возвещая новый день. В такие моменты я чувствовал необычную легкость, силы, потраченные за день, вновь возвращались в мое тело, как будто солнце подпитывало меня, делилось своей бесконечной энергией. Скорее всего, так оно и было…
    Одарив свое отражение одобрительным кивком, я поднялся и продолжил свой путь. Мы разбили лагерь в лесу, что б не спать на видном месте.
    Всю свою жизнь я любил этот лес. Светлый, зелёный, он навевает на меня чувство какой-то детской радости, необычного счастья. Каждый раз, когда я иду сквозь него, то ощущаю спокойствие, гармонию с природой. Тут можно услышать прекрасную музыку, красивей какой нет больше в мире: пение тысячи птиц, которое доносится отовсюду.
    А вот и «лагерь»: несколько палаток возле огромного дуба – самого древнего дерева в этом лесу. Немного дальше привязаны кони. Небольшой костер весело горит возле небольшого валуна, непонятно как очутившегося здесь. На этом «камушке» сидел часовой. По его несчастному виду можно было понять, как сильно он хочет спать. Остальных не было видно, только из палаток доносился негромкий храп: мы ехали всю ночь, чтобы не ночевать в Диких землях. Советник Хедина заверил, что нам ничего не угрожает, но я решил быть осторожнее. Всё-таки на родной земле намного безопаснее.
    Я отпустил бедолагу поспать пару часиков. С огромным облегчением и благодарностью он глянул на меня, идя в свою палатку. Коротко кивнув ему в ответ, я достал клетку с голубями. Это были специально дрессированные птицы для быстрой и надежной передачи сообщение, лучшие во всей Империи. Говорили, что этот вид голубей благословил сам Золотой Грифон.
    - В столицу! Доставь это сообщение прямо Императору. Постарайся как можно быстрее,- прошептал я, отпуская этот теплый комок перьев. Да, не зря именно этих птиц Использует Империя. Они быстрее ветра и надежнее самого крепкого замка. Не было ещё ни одного случая, чтобы письмо, отправленное такими голубями, перехватили. Не раз они спасали Империю от полного разрушения.
    - Милорд, вы готовы отправляться?- донеслось из-за спины. Я повернулся. Мой оруженосец Рич уже проснулся и отвязывал коней. Часовой с ещё болей несчастным видом вылезал из палатки: выспаться ему не удалось.
    - Милорд?- повторил Рич, доставая мои доспехи. И когда он только всё успевает?
    - Да. Подожди минутку. Я оденусь и поедем.
    Мои доспехи блестели золотом в свете заходящего солнца. Я помню тот момент, когда впервые увидел его в день совершеннолетия. Золотой шлем с небольшими крыльями, такого же цвета нагрудник с гербом королей – летящим Грифоном. Латные перчатки, которые, несмотря на их размер, совсем не мешали в бою. Ботинки, сверкающими огнём, крепко держали меня на земле. По легенде, эти доспехи были выкованы из упавшей тысячу лет назад звезды кузнецом Агилионом, который создал много волшебных предметов в своём небольшом домике в сердце древнего леса. С тех пор верно служили они королевской семье, и теперь я – их хранитель.
    Я надел доспех, чтобы не заставлять всех ждать. Белогрив, снежного цвета конь, быстрый, как ветер, и тихий, словно рысь, ждал меня недалеко от Рича.
    - Все готовы?- спросил я и сел в седло.
    - Да, милорд.
    - Едем не быстро – нам ничто не угрожает. К ночи мы должны быть в Хаммерфесте. Там и отдохнём.
    Восемь всадников понеслись прочь из лесу, на запад, в сторону Красногорда, столицы Империи Золотого Грифона.
    * * *
    Темнело. Я ехал не спеша, думая про сложившуюся ситуацию. Хедин, предводитель варваров из Диких земель, не остановится, пока не уничтожит Империю. Я не знал, какие карты он припрятал в рукаве, но почему-то мне казалось, что так просто его не одолеть. Хотя, если собрать всю армию Империи (а это весьма внушительная сила!), то у нас появляются неплохие шансы. Но почему-то отец медлит. Император ненавидит насилие, он очень благороден и справедлив. Неудивительно, что народ его очень любит. Я понимал, что он хочет решить всё мирным путем, но варвары перешли уже все границы!
    В прошлом месяце они разграбили и спалили большую деревню на границе Восточного королевства и Диких земель. Выжил только маленький мальчик, которого мать успела спрятать в бочке. Он то и рассказал, что случилось на самом деле: орда варваров со всех сторон набросилась на деревню, они мгновенно убивали всех, кто попадался им на глаза.
    Я думал, что после этого отец точно примет решение уничтожить дикарей раз и навсегда. А вместо этого он послал меня и ещё семь лучших воинов (на всякий случай) на переговоры к Хедину. Неделю я спорил с ним, но этот упрямый старик был непреклонен! Возможно, с братом мы и смогли бы переубедить отца, но Хора, к сожалению, тогда не было в Красногорде. Как наследник престола, он должен был присутствовать на Ежегодной Общей Тренировке в Южном королевстве.
    Поездка к логову варваров прошла на удивление спокойно. Их «город» напоминал хаотичную кучу камней и валунов. Только в центре на небольшом холмике было что-то напоминающее крепость. Внутри она оказалось красивее, чем снаружи, но более жуткой. Огромные, просторные залы, слабо освещенные несколькими свечами. И повсюду каменные изваяния отвратительных монстров всех видов: летающие, плавающие, ползучие, прыгающие, ходячие…
    К Хедину нас так и не пустили. Мы разговаривали с его советником: таким низеньким человечком в черном балахоне. Он мог бы быть смешным, если бы не глаза: красные, полные ярости и ненависти ко всему. Глухим, тихим, и, на удивление, спокойным голосом он объяснил, что хочет его повелитель. Через несколько часов стало ясно, что переговоры зашли в тупик. Мы встали, чтобы уйти, когда он со странным, не предвещающим ничего хорошего, тоном пожелал нам приятной обратной дороги.
    Теперь меня не оставляло предчувствие беды. И я догадывался, что через несколько дней всё станет понятно. Лишь бы успеть до столицы! Но сейчас и люди, и кони очень устали. Короткий отдых на границе леса ненамного взбодрил воинов. Это меня очень раздражало, но я ничего не мог поделать, да и к тому, же сам очень устал.
    - Взбодритесь, воины Грифона! Мы почти в Хаммерфесте. Скоро вы получите горячую еду и хорошее вино! А потом и отдохнете на славу! – прокричал я, пытаясь добавить в свой голос хоть капельку уверенности.
    Казалось, что не только люди, а даже и кони поверили в мои слова. Во всяком случаи, их скорость заметно увеличилась. Через полчаса, когда меня уже стал преследовать навязчивая мысль остановить отряд и заснуть, хоть и на голой земле, мы, наконец, въехали в Хаммерфест.
    Проехав ворота, я поднял голову и увидел башню ратуши. Она была освещена фонарями, горящими и днем, и ночью для того, чтоб была заметна из любого места в городе.
    Мы проезжали узкими улочками мимо небольших каменных домов, которые тесно прижимались друг к другу. Справа было здание с красной крышей, слева – с зеленой. Впереди я видел белую, синюю, желтую. Это оказалось интересным – искать среди всего этого разноцветного безумия хотя бы два похожих, но, к сожалению, тщетным. Хаммерфест - интересный город. Здесь везде смеются: вот компания высоких черноволосых мужиков, смеются над своим другом, споткнувшимся и упавшим в лужу, помогая ему встать; вон низенький толстенький человечек хихикает, прикрывая потной ладошкой свой ротик, над шуткой своего друга, такого же маленького и толстенького.
    Самое громкое место в Хаммерфесте – таверна, расположенная прямо напротив ратуши, башню которой я увидел, въезжая в город . «Смех медведя» - единственное место, где можно спокойно провести ночь. Хотя на улице спящему человеку опасность и не грозит, есть вероятность, что небольшая группка пьяненьких горожан будут горланить песни где-то невдалеке, отмечая какой-то праздник.
    Как только я слез с Белогрива, ко мне уже подбежал молодой сержант.
    - Милорд, не ожидал вас так рано,- произнес он, жестом приказывая слугам увести лошадей в конюшню.
    - Да. Его «королевское высочество» Хедин не пожелал общаться с жалкими, необразованными людишками,- задумчиво произнес я,- отправь Императору сообщение, что мы уже здесь.
    Внезапно, двери таверны открылись, и прямо перед нами упала нетрезвая личность. Из помещения послышался дружный смех. Пьяница встал и, пошатываясь, пошел куда-то. Мы вошли в таверну. Каждый столик здесь был переполнен, с каждого доносился либо смех, либо храп, либо тихое пение. Ко мне подбежал маленький толстый человечек в длинном потертом коричневом фартуке, и я узнал хозяина «Смеха медведя».
    - Милорд, я не думал, что вы приедете так рано,- почти точь-в-точь повторил он слова сержанта, подходя, но, увидев мой сильно уставший вид, мгновенно сменил тему,- не желаете отведать пива иль вина, а может и поесть чего? Для вас, как всегда, всё самое лучшее.
    - Нет, спасибо. Приготовь для нас комнаты. Мы в пути уже несколько дней.
    -В этом нет потребности. Я специально не заселял никого в те комнаты, в которых ваш отряд ночевал в прошлый раз.
    -Огромное спасибо! – от души поблагодарил я его, радуясь, что не нужно будет ждать, пока хозяин найдет свободные комнаты.
    Это помещение, как и обещал хозяин, оказалось незанятым. Маленькое, но очень уютное. Большая кровать занимало почти половину комнаты. Возле камина несколько кресел, а в другой части комнаты – бочка с чистой водой и тазик. Окно было открытым, и через него доносились смех и пение отдыхающих горожан. Лучшей комнаты в Хаммерфесте было не найти – местный народ почему-то весьма неохотно пускал к себе постояльцев.
    Я подошел к окну, чтобы закрыть его, но что-то привлекло мое внимание. На одной из крыш зданий, стоящих неподалеку, сверкнули чьи-то глаза, и быстро прошмыгнула тень. Я насторожился, вглядываясь во тьму. Ничего не происходило. «Наверно, кошка», - подумал я, немного успокоившись. Но всё равно с завтрашнего дня решил быть осторожнее. Не успела моя голова опуститься на подушку, а усталость нокаутировала меня, отправив в глубокий сон.
    * * *
    Утро началось с поздравлений горожан друг друга с праздником: днём рождения кузнеца. Лично мне было странно слышать, как люди желают всем (и себе в том числе!) здоровья, счастья и всего хорошего. Логичней было бы поздравлять кузнеца, но для жителей Хаммерфеста это было в порядке вещей.
    Утром ко мне зашел Рич проверить сплю я или уже нет.
    -Как хорошо, что вы проснулись, милорд! – вздохнул он,- Только что прибыл голубь от Императора. Мы не открывали его без вас…
    -Иду, иду,- прервал я его.
    Когда я оделся и умылся, мы спустились вниз в таверну. Людей было на удивление мало. Занятыми были только три стола, причем за одним из них спали мужики. Мой отряд занимал два других стола в углу. Все они выглядели наевшимися и выспавшимися. Элион, лучший воин Южного королевства, передал мне письмо.
    «Ужасную весть прислал ты мне, сын мой! Я надеялся, что Хедин проявит благоразумие. Когда ты прибудешь в Красногорд, манн предстоит многое обсудить. Возвращайся как можно скорее. Да хранит тебя Грифон».
    «Что ж,- подумал я,- может теперь он, наконец, решится начать войну. Все мирные способы решить эту проблему оказались бездейственными.
    -Готовьтесь! Мы отправимся через несколько часов.
    Воины неохотно поднялись и пошли собираться. Как раз в этот момент в таверну вбежали дети и направились прямо ко мне. Я недоуменно наблюдал, как они обступили меня, явно с намерением не дать мне уйти. Хозяин таверны с округленными глазами пялился то на детей, то на меня. Видно было, что он удивлён не меньше, чем я. Дети столпились вокруг меня и молча наблюдали за мной. Наконец, самый храбрый мальчишка, наверно, лидер этой группы, спросил:
    - А это правда, что вы и есть тот самый Спириус Храбрый, младший сын великого Императора.
    Сказать, что я сильно удивился, значит не сказать ничего. В этом городе, кроме хозяина таверны и местной милиции, никто не знал, кто я на самом деле. Это было не тайной, а только мерой предосторожности. Именно поэтому, мы снимали доспехи и оружие перед тем, как въехать в город. Лишь немногие из горожан видели меня и Красногорде, так что соблюдать тайну моей личности было несложно. Несложно до этого момента…
    -Ну, да,- Ответил я.
    -Точно?- настойчиво продолжал мальчуган.
    -Да.
    -Значит, вы очень умный и всё знаете?
    Этот парень начинал мне нравиться. Его вопросы ставили меня в тупик.
    -Всё знать невозможно,- осторожно ответил я.- И всё же я не последний дурак в этой Империи. Можно даже сказать, что я знаю больше многих людей.
    -Значит, да?- напористо продолжал мальчуган.
    -Да,- снова осторожно ответил я. Конечно, это всего лишь дети, но не нравится мне что-то их осведомленность.
    -Расскажите нам историю сотворения Империи,- с мольбой в голосе попросил ребёнок. У меня отлегло от сердца. Хозяин таверны, внимательно слушавший наш разговор, оглушительно расхохотался, но после моего яростного взгляда прекратил, отчаянно пряча улыбку.
    -Это можно. Пойдемте, сядем у камина, чтоб никто не мешал.
    Дети с радостным криком побежали туда. Я последовал за ними и устроился в большом красном кресле, стоящем возле камина. Помню, как в детстве мы с братом постоянно просили рассказать эту историю, так что сейчас прекрасно понимал этих детей.
    -Давным-давно,- начал я свой рассказ,- когда люди ещё жили в лесах, когда у них не было ни королей, ни князей, когда ещё не построили ни города, ни крепости, ни башни, к маленькому поселению в дремучем лесу пришел старик. Он был уже далеко не молод, а глаза у него были ужасающе красными. Старик попросил приютить его на ночь, и люди неохотно согласились. На следующее утро он остался в деревне, но никто, кроме молодого сына вождя, почему-то не удивлялся. На всё вопросы отец отвечал, что так надо.
    Через несколько дней юноша понял, что всё в деревне были таинственным образом зачарованы. И решил он уйти, но куда бы он не пошел, везде были эти мерзкие старики абсолютно такие же, как тот, который захватил его деревню. От отчаянья, сын вождя ушел далеко-далеко в горы, чтобы не видеть, как люди подчиняются один за другим. И продолжал он свой путь, пока не увидел небольшое озеро, в котором отражалась Красная гора, которой рядом нигде не было. На берегу его сидело прекрасное существо. Тело было львиным, но голова и шей – орлиными, на спине виднелись белоснежные могучие крылья. Глаза существа пылали мудростью и благородством. Сын вождя остолбенел и хотел было убежать, когда понял, что Грифон уже заметил его и не пытается схватить. Внезапно в голове юноши зазвучал чистый, мелодичный голос, красивее которого он слышал прежде. Грифон знал о проблемах сына вождя и об этих старцах. Существо рассказало, что они и его враги тоже, что их не много – это один и тот же старик разделился на много частей. Он вообще не человек, а демон, принявший человеческий облик. Архидьявол Хорис, который решил захватить мир и всех его обитателей. «Я помогу тебе,- звучал голос Грифона в голове юноши,- дам тебе армию, если ты отважишься возглавить её и пойти войной на Хориса и всех людей, которых он околдовал. Проклятье спадет, как только ты убьешь демона».
    Долго думал юноша: он боялся войны, но больше он переживал за людей, который могут пострадать, а, возможно, и погибнуть от его действий. Два дня и две ночи не мог принять решение. Утром же третьего дал своё согласие. Как только это произошло, на вершине Красной горы, отражавшейся в озере, вспыхнул яркий свет. Это армия Грифона шла в наш мир бороться с тьмой. Тысячи рыцарей, закованных в сверкающую броню, один за другим выпрыгивали из чистой воды озера. Последний же воин нес меч, лезвие которого пылало праведным огнем. Оружие сие было передано сыну вождя. «У клинка этого судьба уничтожить Хориса»,- вновь зазвучал прекрасный голос Грифона.
    И повел юноша армию в бой. Десять дней длилось сражение. Все реки были красными от крови. Небо затянулось черными тучами так, что невозможно было отличить день от ночи. Наконец, в поединке сошлись юноша и Хорис, повелитель тьмы. Долго длилось их сражение, пока сын вождя не отсёк голову злобной твари.
    В этот же момент тучи разошлись, и люди опомнились. Демон был побеждён, и война прекратилась. Люди объединились и выбрали своим правителем сына вождя, назвав того Безруким Королём (так как он потерял свою левую рука в Великой Битве). Так и появилась Империя Золотого грифона. Юношей тем был Анариус победитель, далёкий предок нашего императора Кимериона II. Воистину благословил Грифон нашу Империю, ибо стоит нерушимо Красногорд ( столица, названая в честь места, с которого пришло спасение роду человеческому) вот уже не первую тысячу лет.
    Я замолчал и глянул на детей. Половина из них спала, а остальные отчаянно зевали. Лишь тот настойчивый мальчик внимательно смотрел на меня.
    -Как тебя зовут?- спросил я.
    -Кристофер, милорд.
    -Послушай, Крис. Чувствую я не последняя это наша встреча. Судьбой тебе предречено совершить великий подвиг, и я знаю, что ты не будешь один,- сказал я. Крис округлил глаза и удивленно глянул на меня. Хотя, признаться, я и сам был немало удивлён. Слова вылетали сами собой.
    -Ладно, дети, вот вам по монетке за то, что выслушали мой рассказ,- сказал я, раздавая им по серебреной монетке. Только Кристофер брать отказался.
    -Я просил вас рассказывать историю, мне и платить.
    -Когда-нибудь потом и отплатишь, а сейчас возьми монетку и пообещай никому не рассказывать, кто я.
    -Хорошо. До свиданья, милорд.
    Дети встали и небольшим ручейком вылились на улицу. Я молча наблюдал, как Крис повёл их вдоль дороги. Да, у парня прирождённый талант лидера.

    Добавлено (09.12.2010, 17:42)
    ---------------------------------------------
    * * *
    -Милорд, вы собрались?- донёсся голос Рича сверху. Вздохнув, я поднялся в комнату и начал складывать вещи.
    Примерно через час мы выехали из Хаммерфеста. Отсюда до Красногорда пять дней пути. Я очень надеялся, что дорога будет спокойной, но надежды мои не оправдались.
    На третий день нашего пути тракт перегородили самодельные баррикады из ящиков и бочок. Я дал команду остановиться и слез с Белогрива. До меня доходили слухи про бандитов на этом тракте. Они поджидали и грабили одиноких путников, иногда даже убивали. В Красногорд приходили просьбы с молитвами разогнать бандитов. Отец даже отправил небольшой отряд воинов, но это не дало результатов. Что ж, теперь я сам мог лично заняться этой проблемой.
    От тракта тянулась тропинка вглубь леса. Обычный путник не заметил бы её, но не я. Отец воспитывал из нас не только воинов, но и следопытов. Он понимал, что умение хорошо ориентироваться и находить путь, немее важно.
    -За мной,- приказал я, двигаясь в лес,- держитесь чуть дальше от меня, метрах в пяти…
    Тропинка оказалась не очень длинной. Уже через семь минут я заметил, что она ведёт в небольшую пещерку в зелёном холме. По моей команде Рич, Элион и другие воины окружили логово. Именем Золотого Грифона и Кимериона Благородного сдавайтесь и выходите по одному без оружия!- громко и четко произнес я, а потом тихо добавил отряду:
    -Оружие не вынимать. Только по моей команде.
    Я не любил отнимать жизни у людей, даже если они того заслужили, лишь в крайних случаях. Внезапно из пещеры выбежали несколько бандитов (тогда не было времени посчитать, но примерно их было десять). Они были вооружены деревянными дубинками и топорами. Двое, замахнувшись, побежали прямо ко мне. Я легко уклонился и ударил одного кулаком в бок. Ругаясь, он свалился на землю. Второй немного задел-таки меня своей палкой, но я даже не почувствовал этого. Интересно, что они думали, нападая с деревяшками на закованных с головы до ног в доспехи, воинов Империи. Уже через несколько секунд мы оточили их со всех сторон. Я вынул меч, и остальные последовали моему примеру.
    - Я даю вам последний шанс сдаться,- грозно сказал я.
    - Помилуйте, государь!- взмолились они.
    - Только, если вы объясните мне мотивы ваших поступков. Почему я должен щадить того, кто хладнокровно убивал беззащитных путников? Сможете ли вы назвать хотя бы один весомый аргумент? Рич, принеси верёвки! А мы пока послушаем интереснейший рассказ этих людей. Бегом, я сказал! Или ты не хочешь пропустить эту захватывающую историю? Это был приказ!
    Рич очень неохотно побежал к тракту, а, спустя минуту, вернулся, держа в руках верёвку, и связал бандитов. Наверно, как-то их лидер ухитрился подать знак, ведь мы не услышали от них ни одного звуку. Они молча и грустно шли, как будто с мирившись со своей участью.
    В ближайшем городе капитан местной полиции очень обрадовался, когда ему сообщили, что бандитов, которые уже несколько месяцев пугали всю округу, поймали. Он долго кланялся, узнав, кто именно схватил разбойников.
    Уже выехав из этого города, и вновь думал про разбойников. Как могли десять необразованных мужиков, вооруженных какими-то палками, наводить ужас на этот район? Почему полиция бездействовала, ведь мы ввосьмером и за несколько минут схватили бандитов? Надо будет поговорить с отцом по этому поводу.
    Последняя часть пути прошла спокойно: в центре Империи за порядком хорошо следили. Брат (а он именно его отец назначил командующим армией в этом районе) выделил вдвое больше воинов, чем положено.
    И вот на второй день после нашей стычки с лесными бандитами я, наконец, увидел город из красного камня и понял: «Теперь я дома».

    Добавлено (09.12.2010, 17:44)
    ---------------------------------------------
    Вторая глава была сильно изменена. Скажите, какой вариант вам понравился плз.

    Глава 2
    Дружба не умирает

    Лес, лес, снова лес. Как ей всё это надоело. Сплошная зелень на много миль вокруг. Море листвы и зимой, и летом. Но сама она ничего не могла поделать: всё-же Дриада была Лесничей, как называли её народ жители Южного Королевства, а сделать больно лесу для них было, как мать родную ударить. Уважение к природе было чуть ли не первым чему учили Лесники своих детей. Ибо даже в самых первых легендах было сказано, что Лес и Эльфы (как они себя называли) появились одновременно и были защитниками друг друга с первого момента их существования.
    Несколько тысячелетий назад Лес разделился на Древний в северной части мира и Вечный в южной. И в том, и в другом жили Эльфы, но однажды все Лесники севера исчезли. Пропали их дома и сады, водяные мельницы и храмы. Не осталось ничего, напоминающего о эльфах. Долго искали их южные сородичи, но обнаружить ничего так и не смогли. Ни малейшей зацепки, ни малейшего намека. Не одна сотня храбрецов сгинула в этих поисках. В итоге Древний лес остался без Эльфов, потому что не смогли жить там южные лесники. Что-то пугало их, заставляло беспокоиться, чувствовать на себе злой взгляд. И вскоре попытки прекратились.
    Эльфы же Вечного леса процветали. То был их золотой век. Тогда то и появились первые друиды, благословленные Лесом, умевшие управлять силами Жизни. В каждом поколений их было семеро. Они то и стали управлять лесом.
    Потом появилась Империя. Эльфы не знали ничего о её создании, так как очень редко покидали лес. Тогдашний Совет друидов отправился на поиски предводителя людей. Им оказался Анариус - первый император. Совет и Безрукий Правитель на одной из лесных дорог заключили договор, по которому запрещалось нападение друг на друга, а также оговаривались места, в которых людям было дозволенно вырубать лес, ведь даже тот не любит быть старым.
    С тех пор ни имперцы, ни лесники его не нарушали, и вообще очень мало интересовались жизнью своих соседей. Люди, жившие возле леса стали побаиваться эльфов (хоть для этого и не было причин), а те в свою очередь не любили вмешательства в дела и жизнь лесного народа, так что, не беспокоя друг друга, все оставились довольны. Постепенно люди стали забывать о существовании эльфов, те остались лишь в сказках да легендах.
    Но жизнь в Вечном лесу не останавливалась. Поколение сменялось поколением, и в каждом было ровно семь друидов. Раз в тридцать лет старики уступали место молодым. Тогда и происходила церемония Посвящения, на которой Новое поколение давало торжественную клятву хранить и оберегать лес. Так было и в тот день. Уже через несколько часов Дриада и ещё шесть её ровесников должны появиться на Священной поляне, где по традиции и проходила церемония.
    - Дриада, ты готова? - в голосе отца слышалось волнение. И это понятно. Не каждый становился отцом друида. Но тут была и другая причина. Дело в том, что Джел, отец Дриады, и сам был друидом, а такое случалось крайне резко. Лес выбирал себе слуг вовсе не по родственным связям. Честно говоря, никто и не знал , как он это делал. Но правдой также было и то, что он ни разу не ошибся. Все друиды были смелы, храбры и благородны. За всю историю лесного народа не нашлось никого, о ком можно было плохо отозваться.
    - Да, папа, я уже готова, - голос Дриады был спокоен. Она ждала этого момента семь лет, с тех пор, как впервые прикосновением вырастила из упавшего семени прекрасный желтый цветок. Ох, как гордился ею тогда отец! В тот день он радовался так, как никогда после смерти Лары, своей жены и матери Дриады. Она была одной из многих, кто погиб во время самого жестокого и кровавого набега варваров из Диких Земель.
    Сегодня же Джел просто светился от счастья. И Дриада только радовалась, глядя на него. Ведь она знала, что отец ждал этого дня может даже сильнее её самой.
    Джел и Дриада спустились со своего древа (лесной народ строил свои дома в кронах самых древних и мощных деревьях леса) и пошли к Поляне Посвящения. Следом за Джелом летела большая белоснежная сова - Вспышка, ланьяр отца. Во время церемонии у каждого друида появлялся дух-хранитель, символ его связи с Лесом. Это былы верные и надежные помощники в любой ситуации. Внешне ланьяры были не только совами, а теми животными, которые по духу были более близкими к своим хозяевам, причем, чем сильнее и добрее становился друид, тем мощнее и красивей был ланьяр. Вспышка отображала всю мудрость и духовную чистоту Джела.
    Отец с дочерью немного спешили. По традиции Церемония начнется, когда всё будут на месте, так что не стоило задерживаться. Внешне Джел и Дриада были такими разными, а внутри такими одинаковыми. Отец был низеньким, не по возрасту седым (небольшая плата да дарованные Лесом способности), но крепкого телосложения эльфом, а дочь его - темноволосой высокой девушкой, на вид очень хрупкой, хотя те, кто её знали были поражены необычной (даже для лесника!) ловкостью Дриады. По характеру она была истинной дочерью своего отца. Оба авантюристы, вечно попадали в забавные ситуации. В отношениях с другими предпочитали честность, не отказывали в помощи никому. Но главное: они умели быть лидерами. Джел возглавлял Совет, а Дриада - молодежь её поколения.
    Возможно лишь единственным их отличеем было то, что эльфийка хоть и любила лес, но очень часто тот ей надоедал. Дриада хотела приключений, она мечтала отправиться в странствия по Империи к морю или даже в Древний лес. Ей хотелось перемен. Однообразная жизнь леса так наскучила эльфийке, что, не выбери её лес, годика через два она не выдержала б и сбежала, чтоб добавить хоть немного красок к скучному зеленому спокойствию. Но всё-же долг и обязанности перед народом были важнее.
    Священая Поляна была местом, где Лес впервые выбрал друида. Это была небольшая, полная света и радостного пения птиц местность в самой древней части леса, так что иногда казалось, что это и есть его сердце. В центре находилось небольшое, но очень глубокое озеро с кристально чистой водой, которая снимала усталость и добавляла сил каждому, кто её выпьет хоть глоток. Поверхность всегда была зеркально гладкой, несмотря на любой ветер. Семь камней, похожих на пьедесталы, лежали вокруг озера.
    Церемония Посвящения всегда держалась в такое. Даже Джел, несмотря на все расспросы дочери, лишь мечтательно улыбался, вспоминая день собственного вступления в Совет, и не говорил про этом ни слова. Присутствовать на ней могли лишь друиды Старого и Нового поколения. Так было и в тот раз. Двенадцать эльфов и шесть ланьяров ждали отца с дочерью, разделившись на три группы: стариков, молодых и духов. Будущие друиды были очень взволнованы, а некоторые и чуть напуганы. Ведь, когда все собрались, Церемония должна была начаться.
    - Дети мои, - начал Джел как возглавляющий Совет Старого поколения, - вы - гордость эльфийского народа, теперь вам предстоит вести лес и его обитателей в будущее. Вы, наверное, много думали, за что же вас выбрали. Признаюсь, этого не знает ни наше, ни все предыдущие поколения. Но одно мы знаем точно. Лес всегда давал нам ровно столько испытаний, сколько мы выдержим. И я очень надеюсь, что бы уверенно будете вести лесной народ через время.
    Джел посмотрел Дриаде в глаза так, что у той аж мурашки по коже побежали. Нет, ничего страшного в этом взгляде не было, но взамен присутствовало столько надежды и гордости, что ей становилось неуютно. В это время каждый из членов уходящего Совета выходил вперед и произносил свое напутствие. Когда последний друид Старого поколения сказал свое пожелание, отец сделал шаг и озеру и указал рукой на камни:
    - Теперь, когда все слова сказаны, пусть каждый из вас встанет на пьедестал и взглянет на воду.
    Дриада подошла к камню. От него исходило едва ощутимое тепло. Вода, хоть и была прозрачной, но дно оказалось так глубоко, что его не было видно. Дриада вглядывалась, но ничего не происходило. Прошла минута, вторая...
    Внезапно на дне озера появилась яркая зеленая точка. Она поднималась, всплывала всё быстрее и быстрее, пока наконец не достигла поверхности. На воздухе эта песчинка начала прорастать, превращаясь в дерево настолько красивое, каких больше в лесу не было. Через несколько секунд вместо озера уже возвышался древний мощный дуб, от которого волнами расходились мир и покой. Из земли вокруг каждого из семи камней поднялись корни и бережно обвили молодых друидов. Члены молодого совета оказались в коконе. Странно, но Дриада могла спокойно дышать, хоть видимых ответствий так и не нашла. Внезапно из коры перед девушкой начала расти тоненькая светящаяся ветка. Она всё увеличивалась и увеличивалась пока не дотронулась до лба девушки. Как только это произошло, исчезло всё. Дриада парила в воздухе, не ощущая своего дела, но то, что она видела заставило её забыть об этом.
    Сверху было него с небольшими белыми тучками на нём. Внизу же царила непроглядная тьма, в которой лишь изредка вспыхивало багровое пламя. Перед эльфийкой парило огромное дерево с мириадами листьев всех цветов и оттенков. Каждую секунду тысячи из них отрывались от этого исполина. Темные листья тяжело падали в темную бездну, светлые, весело кружа, поднимались вверх и исчезали в голубизне неба. Но ещё больше летали вокруг дерева, сливаясь в один бесконечный танец. Зрелище было завораживающее. Внезапно в голове девушки (если таковая сейчас у неё была) зазвучал голос. Что-то в нём было от шелеста свежей листвы, что-то - от звучания молодого родника.
    - Приветствую тебя, Дриада, новый член Совета! Ты - одна из семи достойнеших эльфов своего поколения. Прежде, чем дать клятву, ответь на вопрос. Почему ты достойна?
    Голос замолк, оставив Дриаду в глубокой задумчивости. Эльфийка не знала ответа. Что это за вопрос, если отец сказал, что никто, кроме Леса, не знает, за что выбирают друидов? Прошло несколько минут или пара секунд. Время, если оно было в этом месте, текло по-своему. Дриада вспоминала всю свою жизнь, в надежде найти ответ, когда безумная мысль забралась ей в голову. Это была подсказка сердца.
    - Я недостойна, но пришла, чтобы стать таковой...
    Несколько мгновений ничего не происходило. Дриада уж было засомневалась в правильности ответа, когда вновь зазвучал голос Леса.
    - Хорошие слова. Это правильный ответ, Дриада. Клянешься ли ты, дочь Джела, хранить и защищать лес и свои народ, пока тебя не сменит друид следущего поколения.
    - Да!!!
    - Услышаны и запомнены слова твои. Благословляю тебя, дочь леса.
    Дриада вновь оказалась в коконе, но корни уже уходили в землю, а там дуб начал уменьшаться и молодеть, пока вновь не превратился в яркую точку. Только в этот раз от зеленой звезды отделились семь песчинок, каждая из которых поплыла к друидам Нового Совета. В метре от сердца Дриады она остановилась, повиснув в воздухе. То же произошло и у остальных её ровесников. Звездочка и сердце Дриады соединились лучом энергии. Девушка ощутила спокойствие и умиротворение, а также огромную мощь. Но сила эта была не злой, способной лишь разрушать, а несущей только свет и созидание. Луч разорвался, и на смену спокойствию пришло небольшое волнение. Ведь там, где ещё секунду назад горела зеленая звезда, появилась белоснежная волчица. Мягко приземлившись, ланьяр сел и взглянул на Дриаду своими глазами цвета неба, что та видела в коконе. Эльфийка присела и осторожно по<


    Нет смысла взрослеть, если вы не можете изредка позволить себе быть ребенком.
     
    StudentДата: Четверг, 09.12.2010, 18:11 | Сообщение # 2
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 4
    Статус: Не в сети
    Quote (Aries)
    Мягко приземлившись, ланьяр сел и взглянул на Дриаду своими глазами цвета неба, что та видела в коконе. Эльфийка присела и осторожно по<

    эм... немного оборвано... или это всё?)
     
    AriesДата: Четверг, 09.12.2010, 18:12 | Сообщение # 3
    Почетный академик
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 662
    Статус: Не в сети
    не всё. чего-то не получалось добавить(

    Эльфийка присела и осторожно погладила волчицу, которая пристально смотрела на хозяйку, явно чего-то ожидая. Спустя секунду Дриада сообразила-таки, что надо ланьяру.
    - Стремительная, - медленно произнесла Дриада, пробуя имя на вкус. Волчица весело гавкнула. Имя ей явно понравилось.
    - Я очень тобой горжусь! - сказал Джел, подходя. В глазах отца блестели слезы. Вспышка, сидящяя на его плече, с интересом рассматривала Стремительную. Но Дриада почувствовала печаль в голосе Джела. Ведь кому, как не ему знать, что такое быть друидом. Знать, как тяжело следить за порядком в лесу и возглавлять народ Эльфов. Несмотря на весь почет такой должность, Джел, как любой нормальный отец, пытался оградить свое дитя от такой огромной ответственности.
    Но было и ещё кое-что, в чем постоянно пытался переубедить себя Джел. Несмотря на свалившуюся на его дочь ношу, он немного радовался этому. Дело в том, что Джел просто был уже стар. Нет, физическая форма его была превосходной, но духовно он был стариком. Ещё один минус жизни друида: очень само становишься взрослым, ведь и решения нужно принимать недетские. Дриада помнила те бессонные ночи, что он провел на крыше их древесного дома, смотря на звезды и думая совсем не про те яркие точки.
    Хорошо, хоть последние лет пять стало получше. Набеги дикарей на время прекратились. Разведчики доносили, что варвары переключились на Империю Грифона и не так давно спалили деревушку на границе Восточного Королевства и Диких Земель. Кимерион Второй всё ещё медлил. Хоть даже Лесники уважали Императора людей да его благородство, они не понимали этих задержек.
    Ближе к вечеру Джел, Дриада, а также их ланьяры сидели на земле недалеко от своего древа. Отец рассказывал дочери про жизнь члена Совета. Первый час девушка слушала, запоминая каждое слово. Потом стала зевать, так что Джел решил перейти к "практике".
    - Ну-ка, дочка, сможешь ли ты повторить такое? - спросил он, проводя рукой над землей. Оттуда сразу же показался росток, а спустя секунду красивый фиолетовый (самый любимый цвет Дриады) цветок раскрыл свой бутон.
    - Но, папа, раньше у меня никогда без контакта не получалось, - грустно сказала Дриада.
    - Настоящий Друид может всё, но только если верит в себя. Просто думай про самый хороший момент своей жизни.
    Девушка вспомнила тот день день, когда она с мамой впервые выбрались из леса и отправились и морю. Как же много пространства там было. Только вода, небо и огромное поле, тихо шелестящее от легонького ветра. Сначала они собирали цветы и плели из них венки, а потом просто лежали рядом и смотрели на небо. А самыми любимыми мамиными цветами были...
    - Белые ромашки, - сказал Джел, наблюдая, как первые цветы поднимались из земли. - Любимые цветы Лары.
    На миг его взгляд потускнел. Джел тяжело переживал смерть жены. Если б не дочь, он, возможно, не нашел бы в себе силы жить дальше.
    - Молодец, дочка. Ты отлично справилась. Хватит на сегодня.
    - Я ещё тут посижу, папочка.
    Джел поднялся и пошел к древу, следом за ним летела Вспышка, тяжело махая белоснежными крыльями. Стремительная подползла поближе к Дриаде и положила свою голову ей на колена. Девушка почесала волчицу за ухом, и та довольно закрыла глаза. Дриада вспоминала маму. Она так углубилась в свои мысли, что не заметила подошедшего Михмаса. Стремительная почувствовала его первой. Она принюхалась и тихонько зарычала, но, увидев, кто шел, успокоилась.
    - Чего это ты вся в ромашках? - поинтересовался Михмас.
    - А? Что? - не поняла Дриада. Потом посмотрела вниз и увидела, что, сама того не замечая, вырастила поле ромашек вокруг себя. "Моя сила растет... Раньше мне требовалось рукой касаться земли и сосредотачиваться, а теперь... Теперь это происходит мимоходом." - Дриада даже не знала, как к этому относиться.
    - А где твой ланьяр, Михмас?
    Молодой эльф посмотрел куда-то вверх и позвал:
    - Ей, Гэл, спускайся! - крикнул Михмас, а потом добавил:
    - Он у меня любит по самым высоким веткам скакать.
    Через секунду на плечо Михмаса с дерева прыгнула белка, но спустя мгновенье она была уже возле волчицы. Стремительная добродушно обнюхала своего "коллегу"-ланьяра.
    - Быстрый, он у меня однако.
    - Прям как ты, - засмеялась Дриада. - А это Стремительная, - указала она на волчицу, которая с интересом наблюдала за белкой, что скакала по ветках сверху.
    - Да ну. Как-то слишком долго. Пусть будет Стрелка.
    Волчица издала звук, больше всего напоминавший фырканье.
    - Ей это имя явно не нравится. Она ж не деревенская собачонка.
    - Кстати, у меня подарок, - загадочно сказал Михмас, отходя за дерево. Он вернулся, держа в руках прекрасный букет фиолетовых тюльпанов, самых любимых цветов Дриады.
    ***
    Прошло полмесяца правления Нового совета, который, как когда-то Джел, возглавила Дриада. Ей это очень нравилось. Впервые за много лет ей не хотелось покинуть лес ради приключений. Дриаде было приятно знать, что она была выбрана не зря, что её труд приносит пользу лесному народу. Ей хотелось работать, работать и снова работать. И пусть часто она приползала к древу измотанная, это не остужало её пыл. К тому же Джел всегда поддерживал дочь и помогал советом. В свободное время Дриада с Михмасом уходили вглубь леса к берегу небольшой лесной речки. Там росло Дерево Дружбы, их самый большой секрет.
    Непосвященные друиды обладали весьма малыми силами, которых едва хватало, чтобы вырастить несколько цветков. Михмас и Дриада целый месяц выращивали дерево. Домой они приходили всегда уставшие, но довольные, а на следущий день вновь шли, держать за руки. Когда работа была закончена, дети не могли намиловаться на творенье своих рук. С тех пор это дерево стало местом их встречи, про которое больше никто не знал. Уже полноправными членами Совета эльфы вырастили на берегу густую траву, на которой было очень удобно лежать, а также море цветов всех оттенков, от красного до синего. В сочетании с зеленью травы это было прекрасное зрелище. Дриада и Михмас ложились рядом на этот разноцветный ковер и смотрели на небо. Гэл и Стремительная носились по поляне, по очереди догоняя друг друга. Волчица была больше и сильнее, но белка - быстрее и ловче, так что шансы оказались примерно одинаковыми.
    На третьей недели правления Нового совета у Лесничих появились неприятности. Варвары вновь вспомнили про существование эльфов. Пока ещё небольшими группками дикари проникали в лес. Дриаде, Михмасу и остальным друидам Молодого поколения приходилось несладко. Каждый день они ходили но лесу и убирали все, даже самые мелкие, тропинки, выращивали деревья и колючие кусты, преграждая дикарям путь и тратя огромное количество силы. Со временем размеры групп увеличивались, а частота их появления в лесу уменьшалась.
    Совету пришлось просить помощи у друидов Старого поколения. Джел и другие согласились, надеясь предотвратить события предыдущих набегов. Варвары становились всё настойчивее и день за днем пробирались всё глубже в лес. Надежды решить эту проблему без насилия испарились. Совет вынес решение отправить сотню лучших лучников Эльфирина. К сожалению, это не помогло. Лесники потеряли четверть бойцов, хотя и убили больше двух сотен дикарей, но те как будто и не заметили потери. Прорехи в их рядах заполнились буквально за полдня. И с каждым днем варвары всё увереннее продвигались к городу Лесничих.
    Эльфы готовились к бою. Друиды выстраивали вокруг города живые, но не менее прочные от этого, стены. То складов доставались оружие и доспехи. Атмосфера была напряженной. В Эльфирине уже не было слышно детского смеха, пения птиц. Казалось, что само солнце светит в городе не так ярко, а вместо лучей поливает город тяжелыми каплями тревоги и волнения.
    Дриада держалась только благодаря отцу и ланьяру. Джел, хоть и сам работал не меньше дочери, утешал её и всегда повторял:
    - Друид может всё, но только если верит в себя. Стань увереннее, народ ждет этого от тебя, как никогда раньше.
    Стремительная же в особо тяжелые моменты, когда Дриада валялась на своей кровати, выпитая до дна, утыкалась носом в лицо эльфийки, передавая ей свою силу. Правда, волчица сама потом становилась очень слабой, но всё равно продолжала помогать хозяйке.
    Михмас начал пропадать: отсутствовал весь день, а потом возвращался, выглядя ещё хуже тех, кто работал над обороной Эльфирина. На всё расспросы отмалчивался. Хотя, и спрашивать времени не особо много было. В свободные часы, да что там часы - минуты, если такие конечно появлялись, друиды пытались хоть немного выспаться и восстановить силы.
    - Мне кажется, он что-то замышляет, - говорила отцу Дриада.
    - Как бы Михмас не нарвался на ещё большие неприятности, - отвечал тот.
    - Ты это о чем, папа?
    - Мне начинает казаться, что кто-то направляет дикарей. Раньше они просто шатались но лесу, иногда натыкаясь на наши поселения, но не в этот раз.
    - Ты думаешь, Михмас как-то связан с этим?
    - Надеюсь, что ошибаюсь.
    - Он не стал бы такого делать, - голос эльфийки однако не выражал полной уверенности.
    - Дриада, не дай ему сделать того, о чем он будет жалеть.
    - Джел, ты нам нужен, - донеслось из-за деревьев, и оттуда вынырнул огромный бурый медведь, а спустя секунду вышел друид Старого поколения, лучший друг Джела. Дриаду сразу же насторожил его вид, встревоженный так, как не был даже в эти сложные дни.
    - Что случилось, Ферих?
    - С лесом что-то не так. Мы почувствовали мощный энергетический всплеск недалеко от сердца Леса.
    - Где именно? - спросил Джел, приседая и дотрагиваясь до земли. Друиды всегда так делала, чтобы увеличить связь с духами природы.
    - Не понимаю... Дикари ведь продвигаются совсем с другого направления, а нападать со спины не в их привычках. Но самое странное то, что эта Сила очень древняя. Может быть даже старее Леса. Это не дикари. Что-то новое... Точнее старое, но раньше оно не проявляло себя...
    - Невозможно! - воскликнула Дриада, прикасаясь ладонью к земле. В её голове появились картинка: карта местности . Дриада увидела место, в котором ещё виднелось красное сияние - древняя сила, и в душе у неё всё оборвалось. Волосы, всегда пышные, опали на плечи, да и сама она как бы стала ниже.
    - Это Михмас, - еле слышно прошептала Дриада. - Он сейчас там.
    - Что? - в один голос вскрикнули Ферих и Джел, а, спустя секунду, отец, опомнившись, добавил:
    - Почему ты так думаешь?
    - Я знаю точно, - голос Дриады был настолько уверенным, что ни у Джела, ни у Фериха не возникло сомнений. Кто ещё мог знать о их Дереве Дружбы.
    - Ферих, пошли туда...
    - Нет. Я сама. Вам надо оставаться здесь. Вы опытнее меня в делах обороны.
    - Но...
    - Не надо. Это мой долг перед Михмасом и перед моим народом, - и вновь Старшие друиды не нашли, что ответить.
    Дриада шла к Дереву Дружбы, вспоминая всё, что было связано с Михмасом. Все переделки, в которые угодили, все места, в которых побывали. Как они однажды (ох, как им потом влетело за это!) выбрались из лесу. Теперь она должна, нет, она просто обязана спасти его!
    Место, где находилось Дерево Дружбы невозможно было узнать. Всё оказалось сожженым дотла. Вся трава и все цветы, над которыми они так долго трудились, были уничтожены. Жалким обрубком торчало из земли Дерево Дружбы. Возле него и сидел Михмас. Гэла нигде не было видно: друид находился в полном одиночестве, и, судя по всему, уже довольно давно. Михмас выглядел вполне обычно, пока не открыл глаза. Они были ужасающе красными. На них невозможно было смотреть.
    Волчица угрожающе зарычала, но без приказа хозяйки не начинала.
    - Старик дал мне силу спасти мой народ...
    - О чём ты, Михмас? Какой старик? - не поняла Дриада.
    - ... взамен он попросил всего лишь одну вещь...
    - Михмас, ответь мне пожалуйста. Что здесь произошло?
    - ... вещь, которой я с радостью пожертвовал бы снова...
    - Михмас! Ты меня слышешь?!
    - ... он попросил мою душу. И я согласился.
    - Но почему? Ведь мы и так справились бы с дикарями.
    - Нет!!! Это было бы только начало. А теперь я положу этому конец. И ты не сможешь встать у меня на пути.
    Михмас махнул рукой, и Дриаду отшвырнуло с огромной силой. Но ведь не зря она была главой Совета. Мгновенно удлинившиеся ветки с ещё живых деревьев поймали её и бережно поставили на землю. В это время волчица бросилась в атаку. Михмас поднял руку, и Стремительная застыла в прыжке. Ещё один жест, и волчицу отбросило также, как и её хозяйку.
    - Михмас, я не хочу с тобой драться!
    - Ты не встанешь на моем пути, - повторил тот, поднимая руку. Но на этот раз Дриада была готова. Стена корней поднялась из под земли и взорвалась, приняв на себя удар. Одновременно, такие же корни опутали ноги Михмаса, но рассыпались от одного лишь его взгляда. Волчица, оббежавшая друида, снова прыгнула. Но натолкнулась на красный шар, окруживший Михмаса. Сфера взорвалась, и волчица снова отлетела. Михмас поднял руки вверх. За его спиной в воздух поднялся огромный камень. Друид резко направил руки в сторону Дриады, и валун быстро полетел в эльфийку. Времени подумать почти не было, и девушка просто вскинула руки, прикрывая голову. Но силы Леса сами решили действовать. Летящий камень взорвался от корней, внезапно появившихся и быстро проросших в нём. Но случилось это слишком близко от Дриады, так что эльфийка вновь упала на землю.
    Тело болело, сил почти не осталось. Волчица лежала где-то в стороне и не подавала признаков жизни. Михмас подошел и взглянул в лицо эльфийке.
    - Тебя меня не остановить. Я не хотел тебя убивать. Честно, не хотел. Но я пожертвую тобой ради Леса.
    - Михмас, ты вообще слышишь, что говоришь?
    - Прощай, Дриада!
    Павший Друид замахнулся мечом из тьмы, появившимся в его руке секунду назад, но в этот момент что-то прыгнуло на него, выбивая оружие. Это очнувшаяся волчица вновь вступила в бой. Тьма меча и свет Стремительной сошлись в схватке. Со стороны это напоминало шар, состоящий лишь из черных и белых частиц, которые непрерывно атаковали друг друга.
    Михмас отвлекся, наблюдая за сферой, и Дриада схватила его за ногу, а потом сильно дернула. Друид повалился на землю, а девушка призвала корни, которые заключили Михмаса в кокон и подняли его над землей. Послышался взрыв, и Дриада повернула голову на его источник. Черно-белый шар исчез, но волчица так и не появилась. Ланьяр отдал всю свою силу на борьбу с тьмой меча. Кокон, в котором находился Михмас осыпался пеплом, а друид мягко опустился на землю. Он поднял руку, и в ней начало сворачиваться в шар пламя, но даже огонь этот был багровым, как и глаза Михмаса. Дриада, не раздумывая, вырастила колючки с него под ногами прямо за несколько мгновений до того, как тот бросил огненный шар, из-за чего тот полетел не в эльфийку, а под ноги Павшего друида. Взрывом Михмаса отбросило назад.
    - Ты в порядке?! - спросила Дриада, подбегая и наклоняясь над ним. Даже будучи его врагом, она не могла оставить друга. Михмас лежал на спине, и по всему его телу были ужасные ожоги. Дриада вздрогнула, представив, что случилось бы с ней, если б шар попал в цель.
    - Очнись, Михмас, очнись! - Дриада осторожно потрогала его плечо.
    Сзади послышался неясный шум, и Дриада, повинуясь интуиции, откатилась вбок. И оказалось, что не зря. Место, где она находилась ещё секунду назад, пронзил корень с черным шипом на конце. Всё-таки Михмас был хоть и Павшим, но всё же друидом. Не попав в первую цель, корень не успел остановиться и пронзил своего создателя.
    - Не-е-е-ет!!! - вскрикнула Дриада. Она заставила корень исчезнуть и склонилась над другом. Дриада сосредоточилась, и края раны засветились. Но почти сразу же свечение прекратилась. Дриада попыталась вновь вызвать целительный свет, но безрезультатно. И только тогда она поняла.
    - Почему ты мне мешаешь, Михмас? Почему?
    - Я... и так... уже многое... натворил.
    - Но ты же ничего не сделал. Ничего! А если и сделал, то мы вместе это исправим!
    - Нет... уже поздно... Я рад... что не смог... тебя убить... Теперь я свободен.
    - Не надо, Михмас!!! Не уходи!!!
    - Я люблю... тебя, Дриада. Не... не доверяй старику...
    Багровый цвет его глаз сменился обычным зеленым, но в них уже не было того блеска, в них больше ничего не отражалось. Жизнь ушла, оставив, искалеченное ожогами и страшной раной, тело лежать на испепеленной земле.
    Волчица, появившаяся в небольшой вспышке света сзади Дриады, завыла. Оппаленное Дерево Дружбы окончательно рассыпалось прахом, но на его месте появился новый росток, единственный живой, в этом мертвом месте. Ведь, вложив в это дерево много сил, они оставили здесь также и частички самих себя. И остатки жизни Михмаса решили поселиться именно здесь...


    Нет смысла взрослеть, если вы не можете изредка позволить себе быть ребенком.
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Пока не придумал название. Главы 1,2 (Глава 2 почти полностью переделаная, посмотрите пожалуйста))
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Verik, трэшкин, Karaken Гость