[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • конкурс "Школьная история" (64) -- (Аванэль)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • музыка помогающая творчеству (146) -- (Иля)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Архив - только для чтения
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Сумеречная Полоса
    Сумеречная Полоса
    ИннокентийДата: Пятница, 25.06.2010, 20:22 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 20
    Статус: Не в сети
    Гарпун пролетел мимо. Испуганный зверь встрепенулся и поскакал на двух согнутых лапах на запад. Узкие желтые глаза Дияра округлились, охотник выхватил из-за спины второй гарпун и помчался следом. Нельзя дать добычи скрыться! У зверя мощные ноги, но у человека не слабее. Земля жесткая, каменистая – бежать по ней одно удовольствие, не то, что вязкие болота к северу от Дома, и тем более топи по ту сторону Границы, о которой увлекшийся преследование человек и думать забыл.

    Внезапно Дияр остановился, обнаружив, что тьма вокруг него сгустилась, воздух стал тяжелее, чем на Сумеречной Земле. Впереди расстилалась бесконечная звездная ночь, которая никогда не видела солнечного света, и только огонь факелов неосмотрительных путников изредка тревожил вечную тьму.

    Взглянув под ноги, Дияр обнаружил, что стоит по щиколотку в вязкой, темно-синей жиже. Впереди виднеется огромное болото, синего, почти черного цвета. А за ним расстилается Великий Лес, в сторону которой мчался обезумевший зверь, навстречу свей погибели. Охотник с вожделение взглянул в последний раз на добычу, затем замер на полусогнутых ногах, старясь не шевелиться. Он еще не пересек черту, разделяющую царства тьмы и сумерек, но почувствовал эту грань буквально в ста шагах от себя. Дважды за свою недолгую жизнь он переступил запретную черту. Одни раз все окончилось благополучно, но второй визит в царство ночи чуть было не стоил ему жизни. От этого воспоминая по его спине пробежали мурашки.

    Уши прижаты к голове, нос старается уловить малейший посторонний запах, глаза вращаются в разные стороны, так что ни одна тварь не подойдет близко. Каждый мускул в длинном, жилистом теле напряжен как лианы в Лесу, о которых немногие смогли рассказать. По ту строну Границы все спокойно, но впечатление это обманчиво. Идеальная тишина, даже стук копыт преследуемого зверя стих. Дияр, наученный горьким опытом, понял, что если стоишь рядом с Границей, то, прежде чем двинуться в ту или другую сторону, следует замереть и внимательно прислушаться к голосам.

    Сколько он так простоял, никому не известно, ибо солнце как обычно выглядывало с востока едва заметной красной кромкой. Само время остановилось в этом мире, равно как и воздух, забывший о ветре.

    Наконец, Дияр, распрямил полусогнутые ноги и начал отступать назад, отсчитывая медленные, аккуратные шаги. Досчитав до трехсот, он остановился и облегченно вздохнул. Из узкого, тонкого рта вырвался клуб пара, уши приняли свое обычное положение. Дияр только успел обернуться в сторону спасительной Земли Сумерек, как услышал позади едва слышный шорох, на грани человеческого восприятия. Страх вновь вцепился цепкой хваткой в сердце охотника. Не раздумывая ни секунды, Дияр, на полусогнутых ногах что было силы, стараясь не шуметь, побежал в сторону одиноко стоящего огромного серого камня, виднеющегося на самой линии горизонта. Длинные ступни, обутые в мягкую, облегающую стопу и голень обувь неслышно касаются стылой каменистой земли. Когда-то кожа, пошедшая на охотничью обувь принадлежала рептилиям, пойманным неподалеку от Солнечной Земли, расположенной за восточной Границей. С пятки на носок и обратно – теперь все это Дияр проделывал не задумываясь, хотя, будучи юношей, не верил что когда-нибудь освоит этот бег: тихий, стремительный, тело словно сливается с землей и плывет по ней, земля сама подталкивает бегуна вперед.

    Шорох нарастал, постепенно распадаясь на множество отдельных звуков. До Земли Холмов все еще далеко, а на равнине не было больше никаких укрытий – лишь застывшая, твердая как камень серая земля, да изредка попадающиеся лиловые коренья и синие лишайники.

    Дияр слышал, как шум стремительно нарастал за его спиной, охотник не смел оглянуться, ибо знал, что сделай он это, никогда больше не увидит Ио, отца, людей. Но сколь бы ни был он быстр, преследователи быстрее, а до спасительного камня еще так далеко…

    Длинные, жесткие черные волосы, закрепленные сзади обручем из кости кецаба, почти не развиваются – столь тяжел воздух. Длинные руки плотно прижаты к туловищу и бедрам. Изо рта тонкой струйкой валит пар. Дыхание все еще ровное, но Дияр начал чувствовать, что долго такого бега он не выдержит.

    Преследователи совсем близко, еще немного и Дияру придется принять неравный бой. Но, что это?.. Из-за камня выбегает некое создание, контуры которого глаз охотника, привыкший к глубоким сумеркам, не может различить. Зверь стремительно приближался, равно как и погоня с ночной стороны.

    Существо бежит куда быстрее, как Дияра, так и его преследователей. Очень скоро, человек различил в сумеречной мгле огромную тушу оцебу. Да, поистине тот был громаден! Такого Дияр отродясь не встречал. Преследуемый им совсем недавно зверь, просто детеныш в сравнении с этим исполином! Громадные завитые вокруг себя рога способны сокрушить скалу, густая, мощная серая, с грязно-белыми вкраплениями шерсть, свисает почти до земли.
    Сердце Дияра забилось сильнее. Это шанс на спасение!

    Охотник свернул чуть вправо, так что зверь оказался на одной с ним линии. Еще немного и оба: зверь и человек столкнуться, с необратимыми последствиями для последнего. Почти поравнявшись с исполином, в холке вдвое выше Дияра, последний резко отпрыгнул влево, успев заметить налитые кровью, красные глаза разъяренного оцебу.

    Перекувырнувшись через себя, охотник тут же вскочил на ноги, и, не давая себе передышки, побежал дальше, к спасительному камню. Сзади раздался могучий, трубный рев зверя. Дияру внезапно захотелось посмотреть, как зверь обращает в бегство его недавних преследователей. Но нет! Сейчас промедление смерти подобно. Только в холмах можно чувствовать себя в относительно безопасности. Трубные звуки повторялись, заставляя содрогаться обычно неподвижный воздух.

    Наконец, охотник достиг заветной цели. Огромный серый камень, похожий на голову уснувшего гиганта, возвышался над равниной и служил ориентиром всякому путнику, оказавшемуся в этом гиблом краю. Оббежав камень, Дияр почувствовал, как рухнул невидимый барьер. Нет, он не оглох, не ослеп – просто испытал огромное облегчение. И хотя до селения отсюда три пеерхода, теперь он мог сказать, что оказался дома.

    Забежав за обратную сторону камня, Дияр из последних сил взобрался на плоский выступ у основания каменного исполина - свое излюбленно убежище, и рухнул обессиленный, прямо на краю уступ, лицом к Стране Холмов.

    Дияр лежал на боку, его глаза были полузакрыты, холодный, тяжелый воздух с трудом заполнял легкие. На время ему даже почудилось, что он задыхается. Перевалившись на спину, человек немигающим взором уставился в небо, без облаков и звезд. Сквозь плотную, никогда не сходящую мглу были видны силуэты Трех Небесных Братьев, спутников всякого охотника и воина, пусть и слабо, но всегда освещающие дорогу. Грудь поднималась и опускалась все реже, утомленные члены насыщались холодным воздухом. «Холодный воздух, - сказала тогда Странник, - у вас очень холодный воздух». Дияр вновь вспомнил так всех потрясший недавно рассказ незнакомца с юга. Теперь, когда азарт охоты, в роли как охотника, так и жертвы, прошел, Дияра вновь посетили образы древнего прошлого, о котором они, народ Идиса, почти утратили память. Знающие из народа кое-что что помнили, но их знание и умение передать его ничто перед сочным, живым рассказом Странника.

    Дияр сел, обхватив руками худые колени. Рассеянно взяв в пригоршню лежащие перед ним камешки, он поднес их к глазам и внимательно посмотрел на кусочки скалы. Острые, иссиня-серые, как и все, что его окружает. Глаза Дияра округлились, он выпрямился во весь свой огромный рост, оперевшись о гарпун, который так и не выпустил из рук.

    Это был охотник в расцвете сил. Как у всех из народа Идиса его грубая светло-серая кожа, покрыта тонкими, почти незаметными в мире вечных сумерек, то образующимися, то исчезающими полосками. Эти полосы – говорят о нраве человека и огне его сердца. Чем старше, мужественнее человек, чем больше за ним дияний на благо народа – тем богаче, причудливее и красивее проступающий на теле узор. Тело Дияра очень худое, как у всех из его народа; необычайно гибкое, жилистое, а потому силой он может потягаться даже с несоизмеримо более крупными ящерами из Царства Света. Все тело словно перетянуто тугими лианами из жил и плоти. На груди висело ожерелье из шести желтых зубов кецаба, с плеч свисала меховая накидка, прикрывающая лишь спину. За время, которое в остывающем мире нельзя измерить, люди научились обходиться без теплой одежды – настолько невосприимчивой стала их огрубевшая плоть. Ниже колен свисала блекло-желтая набедренная повязка из плотной, крепкой кожи. Грудь защищал кожаный нагрудник, укрепленный мощными темно-синими костяными пластинами.

    Дияр обвел взором раскинувшиеся перед ним столь близкие и понятные холмы, теряющиеся в синей, сумеречной дали. Четыре больших переходов сделал Дияр, выслеживая зверя. Погибший мир, показанный Странником, во время охоты исчез, уступив место рутине выслеживания добычи, но теперь предстал во всей красе. Неожиданно для себя, Дияр содрогнулся от холода, внимательно проследил за паром, вырвавшимся изо рта. Охотник вновь сел на жесткий, холодный камень и оглянулся вокруг. Закрыв глаза, он увидел небо, покрытое мириадами ярких и блеклых, больших и малых звезд, мерцающих всю ночь множеством оттенков. От этой картины у него закружилась голова, а лицо на миг украсила скупая улыбка: столь жив был представший образ. Неужели звезд может быть настолько много, что они тянутся до самого горизонта? Дух захватывает от такой картины! Странные, но как будто уже слышанные слова. Деревья, трава, цветы, рыбы… Охотник не мог вообразить всего, что поведал Странник, ибо мир теней не способен дать нужных красок и звуков. Но все же, все же. Там где глаз не даст нужной картины, поможет внутреннее зрение, обращено в самого себя…

    Открыв глаза, Дияр будто увидел привычный мир со стороны. В сумеречном небе виднелось не более десятка тусклых, размытых пятен Холмы до самого горизонта, в ложбинах между которыми растут лишайники и податливые, гибкие, вьющиеся темно-серые лианы, прорастающие из земли, переплетающиеся между собой. В некоторых ложбинах они образуют отдаленно подобие лесов, о который людям поведал гость с юга.

    «И мы думали, так было всегда?.. – Уже в который раз задал Дияр себе этот вопрос. – Мы не мог представить, что есть холод, тьма, сухость, стылость в членах, и самом воздухе, ибо не ведали об ином. Где же мириады звезд, о которых он рассказал нам? Где густые леса, колышущиеся от дыхания незримого великана, оберегающего мир от беды?»

    Добавлено (25.06.2010, 20:22)
    ---------------------------------------------
    Господа и дамы! Просьба - оставляйте коммментарии, пусть и самые негативные. Крайне важно узнать что не так.

     
    KivviДата: Пятница, 25.06.2010, 21:44 | Сообщение # 2
    Первое место в конкурсе "Ведьма или ангел?"
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 5222
    Статус: Не в сети
    У меня одно замечание...по Дияру, точнее по тому как раскрывается его облик. С самого первого абзаца вы называете его человеком. Я восприняла его, как охотника, с определенной способностью к быстрому бегу. Но потом внезапно у него появляются удивительные уши, не свойственные человеку. В этом моменте я даже запуталась о ком идет речь. Пришлось несколько раз перечитать, думала, что пропустила появление какого-то 3го лица. В конце вы даете более подробное описание, но опять же это просто небольшое внешнее сходство с человеком. Кста, у меня возникла аналогия с аватаром.
    Quote (Иннокентий)
    Границы, о которой увлекшийся преследование человек и думать забыл.

    преследованиеМ , в вообще сочетание "о которой увлекшийся " кажется витиеватым нагромождением, лучше упростить эту часть предложения.


    Я не злая, я хаотично добрая...
     
    ИннокентийДата: Суббота, 26.06.2010, 18:25 | Сообщение # 3
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 20
    Статус: Не в сети
    Премного благодарен за отзыв! Что интересно, это уже второе мое произведение, которое некоторым читателям напоминапет фильм "Аватар" :) . Хотя оба произведения были написаны задолго до выхода этого фильма.

    Этот персонаж на самом деле тот же человек, но только несколько измененный, в силу того что неопределнно долго люди живут в сумеречном, остановившемся мире. Кстати, как получился этот мир можете узнать из 2-х рассказов: "Запретный Остров" и "Обратная Сторона Земли" - http://proza.ru/avtor/jacob1.

    Что касается "размытого" описания, то, спасибо за разъяснение, учтем-с :) ...

    Добавлено (26.06.2010, 18:25)
    ---------------------------------------------
    В нелегком раздумье спустился охотник вниз, перепилил костяным ножом росший у подножия скалы темно-синий, с голубоватыми прожилками корень и с отвращением съел его, хотя раньше нормально относился к этой пище. То и дело в голове возникали образы неких…фру-ктов, которых он никогда не видел, но которые возжелал, услышав от Странника их описание. Отвязав от пояса небольшой кожаный бурдюк, Дияр смочил горло и полез обратно.

    Устроившись под нависающим карнизом, Дияр лег на правый бок, но глаз не сомкнул. Насколько хватает глаз, вдаль уходит Великая Равнина – единство и раздел мира Сумерек и Тьмы. Почти на самой линии горизонта тусклый желтый глаз Дияра видит едва колеблющийся воздух – это и есть Граница, по мере приближения к которой сумерки превращаются в вечную ночь. Незаметно, но верно, свет убывает, по мере движения путника к Границе, пока он не оказывается объятым чернотой, освещаемой редкими звездами.

    Перед глазами уже бегали непонятные создания, извечные друзья в мире сновидений, как Дияр услышал крик. Страстный, пронзительный: причудливая смесь карканья, свиста и шипенья. В глазах тут же вспыхнуло желтое пламя, мускулы напряглись, в руке крепко зажат дротик. Охотник как можно плотнее прижался к почти отвесной стене, старясь слиться с ней. Крик нарастал, равно как и звуки от взмахов мощных крыльев. Наконец, вопль стал столь невыносим, что Дияр в благоговейном ужасе зажал уши руками и еще сильнее вжался в стену, словно намереваясь слиться с ней.

    Крылатая тварь пролетела почти над ним. И вот ее крики, могучее сиплое дыхание стали ослабевать. Поняв, что теперь он в безопасности, Дияр слегка приподнял узкую голову на тонкой длинной шее и посмотрев вслед улетающему Крылатому. Огромные, заслоняющие треть неба кожистые крылья, поросшие редкой шерстью, длинное туловище, сужающееся к середине и расширяющееся к концам, покрыто густым мехом, который может принимать любой цвет. Сейчас он иссиня-коричневый. Вдоль туловища в три пары прижаты длинные, мощные ноги, увенчанные чудовищными, загнутыми вовнутрь когтями, способными рассечь скалу. От двух концов туловища начинаются сужающиеся к основанию уродливых голов шеи, каждая длиной в треть туловища. Головы совершенно одинаковы, так что нельзя понять, где тварь начинается, а где заканчивается. Каждая из голов длиной в треть шеи, и в точности повторяет контуры туловища, только в уменьшенном размере. Широкая у основания, узкая в середине, и вновь расширяющаяся к огромной пасти, усеянной длинными острыми зубами. Из-за зубов постоянно свешивается язык, которым тварь ощупывает воздух, ищя запахи очередной добычи. Мощный, оттянутый назад гребень доходит до середины шеи и состоит из трех костяных пластин, расположенных одна под другой и сросшихся между собой. От уголков хищной пасти, которая всегда раскрыта в жутком оскале – отдаленном подобии улыбки, отходят два длинных уса, которыми Крылатый ощупывает своих несчастных жертв. На месте, где у обычных существ расположены глаза, у этого порождения ночи лишь длинные, очень узкие пустые прорези. Вероятно, когда-то на их месте были глаза, но Улеш – хозяин Черной Стороны, изобрел своему питомцу кое-что лучше. От того места, где сходятся туловище и шея, растут длинные, извивающиеся тонкие щупальца, каждое из которых оканчивается глазом. Щупальца постоянно двигаются, то поднимаются, то опускаются; часть постоянно поднята вверх, выше самого туловища – эти глаза всматриваются в небо, другая часть опущена вниз и созерцает землю. Все формы твари по-своему совершенны и изящны. Каждый изгиб, каждый клык или глаз находятся точно на своем месте, и вместе они образуют истинную гармонию и совершенство.

    Дияр невольно раскрыл рот, из которого показался ряд ровных, одинаоквых, узких и острых белых зубов. Брови невольно приподнялись, и без того узкие черты лица вытянулись еще сильнее. Взгляд и слух обратились в сторону удаляющегося кошмара. Внезапно Охотник почувствовал, как его взгляд обожгла острая боль, столь сильная, что он на мгновение ослеп. Боль стала его всем, он сам превратился в жалкий придаток Госпожи Боли. Хочется вопить, чтобы услышали создания по обе стороны Границы, но нет на это у него права. Не должен человек рисковать собой без пользы народу. В голое пляшут разноцветные огоньки, слух и зрение ушли.

    Но вот, Дияр услышал торжественный победный рев. Даже безмолвные преследователи Дияра, из тех, что выжили под копытами Оцебу, уже перешедшие Границу, оглянулись назад, хотя страх и неведом им. И даже могучий Оцебу – настоящий патриарх в этом племени, услышав крик, затрубил и в страхе помчался прочь от Парящего Вверху.

    Дияр пришел в себя быстрее, чем ему показалось. В сознании всплыл один из многочисленных глаз Крылатого, который увидел человека и причинил ему такую боль. Глаз налит кровью, зрачок пульсирует, то расширяясь, то сужаясь, в этом оке чувствуется страстное возбуждение. Крылатый повернул обратно, не разворачиваясь - задняя голова стала передней и наоборот.

    Парящий ужас летит прямо на Охотника. Не раздумывая и не глядя вверх, дабы ужас тысячи глаз не сковал его члены, Дияр соскользнул вниз и, что было мочи, побежал к Стране Холмов, за которой находится спасительный лес. А это означает, бежать прямо в сторону крылатого чудовища… Дияр сразу понял, что иного выбора у него нет, а потому бежал навстречу своей судьбе.

    Изо рта охотника валил еще более густой пар, влага уже начала скапливаться у земли и оседать на всяком существе, которое бегает, прыгает, ползает по ее твердой плоти. Хищник уже над головой, еще пара мгновений, и от мужественного охотника останется одно воспоминание…

    Дияр нырнул в густой туман, как раз достигнув первого холма. Здесь проще, места знакомые, есть, где спрятаться от огромного Зверя. Охотник почувствовал мощное зловонное дыхание, жар, исходящий от его плоти. Кошмарные когти лязгнули прямо над головой, Дияр едва успел упасть на землю, местами покрытую жестким сухим мхом и лишайниками. Сердце колотилось так, что готово выпрыгнуть и улететь в объятия Клылатого. Не прошло и мгновения после падения, как человек попытался встать, но поскользнулся в незаметной маленькой лужице, собравшейся в небольшом углублении между камнями. При очередном падении, Дияр оперся руками о землю и помчался дальше.

    Тварь вынужденно взмыла чуть ввысь, чтобы не удариться крыльями о землю. Поднявшись выше слоя тумана, создание расправило крылья во всю ширь и зависло над землей.

    «Сейчас он сядет на землю», - мелькнула мысль в голове у охотника. Он резко остановился, остекленевшие от ужаса неизбежного глаза, невидяще уставились в землю. Но оцепенение длились меньше, чем понадобилось твари, чтобы полностью расправиться свои крылья и приземлиться.

    Человек обернулся и что было мочи, почти не целясь, швырнул дротик прямо в сплетение щупалец. Тварь закрыла собой почти все небо. Насколько же жалок человек перед ней. Одна только лапа Крылатого больше любого человека. Невиданное зрелище в трех сторонах света! Жалкая букашка гордо стоит перед громадным хищником, внушающим ужас всему, что движется по земле и воздуху. Никто не осмеливается пойти против крылатого исчадия. Одно незаметное движение, и оно проглотит зарвавшегося червя не разжевывая!

    Раздался рев, который сотряс саму землю и воздух. Не в силах устоять, Дияр упал на спину, успев при падении выхватить из-за спины второй дротик. Изловчившись, охотник подставил левую ногу так, что ему удалось устоять. В таком неловком положении он застыл с оттянутой назад рукой, готовясь метнуть второй дротик в небесный ужас.

    Но в этом не было нужды, тварь взмыла вверх, продолжая реветь. Ее крики слились с трубными возгласами приближающегося Оцебу. Один глаз Дияра проследовал за Крылатым, второй за Оцебу. Сообразив, к чему все идет, охотник помчался вглубь Страны Холмов своей мягкой, неслышной походкой, не оглядываясь по сторонам. Ноги, то и дело заплетались в кореньях, скользили по влажным лишайникам и мелким лужицам, но опытному охотнику все это ни почем. Он у себя дома, это его мир, его стихия! И даже сгущающийся туман не помеха Дияру в этом Царстве Холмов, которые он знает, как свои пять пальцев.

    А тем временем, разъяренный хищник, уже было собиравшийся спуститься в туман и во что бы то ни стало, выследить червя, осмелившегося причинить боль его взлелеянной плоти, заприметил Оцебу… Последний также почувствовал угрозу с неба, а потому, как и охотник, побежал в спасительный туман. Хоть и огромно мохнатое, копытное создание, но никто во всех трех частях мира не смеет тягаться с Крылатым. Разве что Смотритель…

    Что такое Оцебу и охотник? Скала и камень; гриб и корень. Крылатый тут же забыл о своем дерзком противнике, как только заметил сотрясающую землю тушу Оцебу. Из обеих пастей вырвались два тонкий крика – смесь свиста и шипенья. Звук постепенно нарастал, пробиваясь в самое естество всякого, кто слышал его. Глаза Оцебу сделались алыми, могучий трубный рев, которым зверь всем показывал кто приближается, стал надрывным, будто мохнатое создание молило Парящего Вверху о пощаде. А последний в пять широких взмахов подлетел к своей жертве и некоторое время преследовал ее, доводя до иступленного отчаяния. Крылатый знает, какова на вкус плоть и кровь, пропитанные ужасом неизбежной смерти. Все глаза у обеих голов жадно вперились в зверя внизу. Наконец, Крылатый сложил крылья и камнем упал на Оцебу.

    И загнанная жертва способа убить хищника. Но не в этот раз. Гигантские когти Крылатого с легкостью вспороли шкуру, которую никто из земных созданий не способен даже оцарапать. И тогда зверь взревел так, что даже хищник опешил. Патриарх Оцебу, чью долгую жизнь не измерить никакими веками, развернулся в сторону небесного кошмара и, что было мощи, ударил Крылатого своими могучими рогами. Что-то хрустнуло, Крылатый издал сиплый вопль, и отлетел назад. Оцебу начал рыть землю копытом, взламывая стылую, каменистую землю как песок. Он готов защищаться до последнего.

    Изумлению Крылатого не было предела. Он – хозяина неба, никогда еще не встречавший отпора со стороны земных созданий, был отброшен этим мохнатым копытным зверем!

    Оцебу тяжелее и медлительнее своего противника. Но тело Крылатого словно свито из тугих лиан, а потому, хоть в нем меньше плоти, но силы куда больше чем в этой горе мяса и шерсти. Вновь крылатый набросился на спину своей жертвы, на этот раз убрав почти все глаза в полости по бокам туловища, чуть позади голов. Сколь не бился Оцебу своими рогами, Крылатый одолевал. Наконец, когти-крючья по самое основание лап впились в плоть Оцебу и исполинская туша начала медленно подниматься вверх, яростно вырываясь и истошно трубя.

    Каждый взмах давался Крылатому все с большим трудом. Чаще работали крылья, дыхание стало сиплым. Даже такая сила не смогла выдержать вес Хозяина Сумерек – так величают охотники Оцебу. Оба зверя: земной и небесный упали, так что, вздрогнула земля и поднялось несколько новых холмов, а на месте их падения образовалась огромная яма.

    Оцебу упал на бок, увлекая за собой Крылатого, который никак не мог выпустить загнутые когти из плоти Оцебу. Последний же начал наваливаться своим чудовищным весом на Крылатого. Охотник и жертва поменялись местами. Крылатый не трубил, в отличие от своей недавней жертвы. По мере того как земной зверь наваливался на небесного, Крылатый хрипло сипел, под чудовищным весом, готовым вот-вот раздавить его. Тогда Крылатый вцепился обеими пастями в плоть Оцебу и начал вырывать из последнего огромные куски мяса, вместе с жиром. Высвободив часть когтей, он начал терзать жертву, проводя в ее теле огромные борозды. Наконец, Крылатому удалось вырваться из под истекающей кровью туши и с трудом взлететь. Оба крыла помяты, а одно вывихнуто. Летел он неровно, чуть не у самой земли, то и дело проваливаясь вниз. Из тела капала черная жижа, что питает Крылатого. Он летел назад, туда, откуда его извергла тьма – на Темную Землю, обитель ночи, так и не вкусив плоти сумеречных созданий. Что ж придется, ему опять довольствоваться Тихими. Взревев в последний раз, Крылатый скрылся по ту сторону Границы, будто воздух всосал его в себя

    Но Оцебу пострадал куда больше неудачливого небесного охотника. Спина и бока изодраны в клочья. Почти оголенным торчит могучий хребет, на котором еще остались изуродованные куски плоти. У самого основания виднеются ребра. По всему телу видны кошмарные раны. Шерсть пропитана густой алой кровью. Любое другое создание не долго прожило бы с такими ранами. Хотя Оцебу и лишился четверти тела, он, тяжко дыша, извергая из носа клубы густого пара, поднялся и хромая, то и дело спотыкаюсь, отправился в свою обитель – Землю Слюды. Так окончился поединок двух царей – Сумерек и Тьмы.

    Яма, оставшаяся после падения двух Повелителей превратилась в настоящее озеро из красной крови Оцебу, слегка разбавленной черной кровью Крылатого. На расстоянии нескольких тысяч шагов раскиданы громадные куски плоти, к которым уже начали приближаться распуганные поединком гигантов, падальщики. Кое-где виднелись шевелящиеся щупальца с глазами Крылатого, в которых еще теплилась жизнь. Они не понимали что произошло, почему их, такие маленькие и послушные глаза отторгли от заботливого Хозяина?.. Они все еще пульсировали, но это была уже агония.

    Тем временем, Дияр бежал, сам не понимая откуда берутся силы, после четырех переходов, погони, недавнего бегства от Тихих, боя с Крылатым и нового бегства. Чудовищной силы рев, крики, содрогание земли, под тяжестью исполинских тел, дали силы изнемогающим ногам. Постепенно стремительный бег сменился легкой трусцой, затем шагом, пока вконец обессиленный от почти безостановочных погонь охотник не упал у ближайшего холма и не заснул сном без сновидений.

     
    Ник-ТоДата: Четверг, 01.07.2010, 16:59 | Сообщение # 4
    Издающийся
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 962
    Статус: Не в сети
    Quote (Иннокентий)
    Гарпун пролетел мимо.

    Если говорить упрощенно, то гарпун, это такое копье на веревке, использовать его в подобной ситуации не имеет никакого смысла, лучше заменить дротиком.

    Quote (Иннокентий)
    Испуганный зверь встрепенулся и поскакал на двух согнутых лапах на запад. Узкие желтые глаза Дияра округлились, охотник выхватил из-за спины второй гарпун и помчался следом. Нельзя дать добычи скрыться! У зверя мощные ноги, но у человека не слабее. Земля жесткая, каменистая – бежать по ней одно удовольствие, не то, что вязкие болота к северу от Дома, и тем более топи по ту сторону Границы, о которой увлекшийся преследование человек и думать забыл.


    В первом абзаце нет звуков, полная тишина, а ведь летящий гарпун должен издавать звук, и бегущий зверь должен издавать звуки. Затем, рассуждение о том, что земля жесткая и каменистая, а где-то в другом месте она вязкая, совсем не к месту, так может думать менеджер среднего звена, на утренней пробежке в парке, а не преследующий зверя охотник. У него другая цель и другие мысли.

    Quote (Иннокентий)
    Внезапно Дияр остановился, обнаружив, что тьма вокруг него сгустилась, воздух стал тяжелее, чем на Сумеречной Земле.

    Внезапно Дияр остановился - это точка зрения автора или какого-то стороннего наблюдателя, а дальше идет точка зрения персонажа и все это в одном предложении, это не годится. Вам нужно выбрать одного ПТЗ, либо это будет автор, либо Дияр.

    Quote (Иннокентий)
    Впереди расстилалась бесконечная звездная ночь, которая никогда не видела солнечного света

    А разве ночь может видеть солнечный свет?

    Quote (Иннокентий)
    Взглянув под ноги, Дияр обнаружил, что стоит по щиколотку в вязкой, темно-синей жиже

    Неправдоподобно, вначале он должен был услышать, чавкающий звук под ногами, потом, возможно, то что ноги его промокли, ну, если обувь худая, а уж затем, опустив глаза, он видит жижу...

    Quote (Иннокентий)
    Каждый мускул в длинном, жилистом теле напряжен как лианы в Лесу

    Мне непонятно, почему лианы в лесу напряжены, ведь напряжены это значит натянуты. Стоит пояснить.

    Quote (Иннокентий)
    даже стук копыт преследуемого зверя стих

    Вот, звук у вас появляется только в середине четвертого абзаца. Вам следует на бумажке написать "ЗВУКИ" и повесить перед собой, это будет такая напоминалка как у Купцова.

    Quote (Иннокентий)
    Страх вновь вцепился цепкой хваткой

    Вцепился цепкой???

    Quote (Иннокентий)
    Шорох нарастал, постепенно распадаясь на множество отдельных звуков.

    Если его преследовала стая, то едва ли это был шорох, скорее гул...

    Пока всё. Удачи.


    Я Вас прочёл и огорчился, зачем я грамоте учился?
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Сумеречная Полоса
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Karaken Гость