[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • конкурс "Школьная история" (65) -- (Verik)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • музыка помогающая творчеству (146) -- (Иля)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Архив - только для чтения
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Путь в никуда (Рассказ.)
    Путь в никуда
    parovozzДата: Понедельник, 21.09.2009, 21:51 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 2
    Статус: Не в сети
    Путь в никуда

    На город постепенно опускались сумерки, окрашивая деревья в нереальный фиолетовый цвет. Сидеть на лавочке было зябко и неуютно, но идти было особо некуда, и Сергей, привыкший ко всему, не производил впечатление человека, которому есть дело до холода и ветра. Он сидел, наклонившись вперед – невысокий молодой человек в ветровке и синих джинсах, плотно сбитый, с короткими светлыми волосами. Хромой взъерошенный голубь, издавая громкие звуки, нагло и бесстрашно кружил около белого кроссовка на правой ноге Сергея. Он смешно подпрыгивал – черная культя, которая заменяла несчастному созданию одну из лап, была мало приспособлена для ходьбы. Сергей посмотрел на голубя, сделал хороший глоток светлого пива «Дека», отчего напуганная взмахом руки птица отпрыгнула на метр в сторону, залез в потрепанный рюкзак и достал бутерброд с сыром – единственное, что у него было съедобное. Сыр выглядел крайне неаппетитно и вонял, но Сергей, ни секунды не колеблясь, съел кусок, хлеб разломал на несколько кусков и кинул на асфальт. Хромой голубь успел съесть немало до того, как налетели его более здоровые соплеменники. Сергей, известный в своих кругах так же под именем Викинг, встал, допил пиво, выкинул бутылку в практически пустую урну, аккуратно поставив ее на дно, и пошел к автовокзалу. Автобус Псков – Гдов отправлялся через полчаса.
    ******
    Вообще то, планов посещать Псков у Сергея не было. Сюда привела его собственная рассеянность.
    Чуть больше недели назад все начиналось по плану – выезд за Зенит в Ростов, оттуда через Москву в белорусский город Гродно навестить бабушку, ну а оттуда в Таллинн на матч сборных. Нормальный такой фанатский маршрут. Сергей старался, когда была возможность, навещать родственников, поскольку с его образом жизни приехать, и просто погостить у них не было никакой возможности – он был активным фанатом и катался часто и много куда. Неплохо проведя время в Ростове с соратниками, Сергей приехал в столицу, на Ленинградском вокзале попрощался с друзьями, со многими из которых он собирался встретиться уже в Эстонии, а сам отправился на Белорусский. Дорога – это настолько привычное состояние, что иногда Сергей ловил себя на мысли, что поезд воспринимается как родной дом. Многие из тех, с кем он стоял рядом на секторе, предпочитали автобусы или даже автомобили, но сам он считал, что лучше старого доброго железнодорожного транспорта нет ничего. Белый в непонятных серых разводах столик, на котором обязательно стоит несколько бутылок холодного пива, последние приметы города за окном, вечно падающие в руки занавески, недоверчиво и с опаской смотрящие пассажиры… Сергей чувствовал себя как дома.
    Следующие два дня он, как и собирался, провел в Гродно. За два дня до матча в Таллинне он планировал выехать в нужном направлении, пересечь белорусско-литовскую границу и спокойно, не торопясь, ехать на местных электричках и автобусах через Латвию самым что ни на есть кратчайшим путем. Спокойно не получилось.
    Сергей сидел на кухне с дедом и обедал. Щи были густые и ароматные, такие, какие и должно есть внуку, не так часто, как хотелось бы, навещавшему своих предков. Хлеб был, к сожалению, не ржаной – в Гродно нормального черного хлеба отродясь не пекли, но, как положено, намазан настоящим маслом. Короткие сочные перья зеленого лука прекрасно шли в прикуску. Сергей наслаждался каждой ложкой, в пол уха слушая военные рассказы деда, выяснившего, куда едет внук и решившего рассказать о своем посещении Эстонии. Сергей понимал, что вряд ли его поездка будет похожа на короткие перебежки с автоматом в руке, но в нужных местах хмыкал и даже задавал правильные вопросы – дед был явно доволен столь благодарным слушателем и в его выцветших глазах появлялся задорный блеск.
    - Ну и, мать их, искупались мы все таки. В Нарве. Там сейчас и не пустят в воду – граница, мать их! Мы и не знали тогда толком, где она, Эстония эта, заканчивается… - дед достал откуда то ополовиненную уже бутылку, плеснул себе в кружку немного, залпом осушил и продолжил нехитрое повествование. Сергей вдруг бросил ложку в почти уже пустую тарелку.
    - Подожди, деда, я сейчас, - он резко отодвинул табурет и метнулся в комнату. В комнате спала бабушка и Сергей, предельно аккуратно, стараясь не шуметь и не шуршать пакетами, рылся в своем рюкзаке уже зная, что загранпаспорта он там не найдет. Как можно было планировать поездку через Литву и Латвию, зная, что его паспорт со свежей визой поедут в фанатском автобусе из Питера прямо в Эстонию? Понятно, что изначально все думали, что эстонцы гораздо быстрее сделают визу, но когда он уезжал в Ростов, где был его мозг? Сергей вернулся на кухню, сел за стол и доел щи. Настроение немного испортилось, но уже через десять минут, когда он пил крепкий черный чай, заваренный прямо в кружке, и слушал нескончаемые истории деда, плавно переходящие одна в другую, все уже было хорошо. Просто Сергей был оптимистом по жизни.
    Визу получили его друзья, не ездившие в Ростов. И они возьмут его паспорт и передадут Сергею, когда он появится в этом автобусе. Ничего сложного.
    Сергей посмотрел на будильник – древний артефакт, стоящий на кухонном столе. Будильник показывал половину четвертого дня. Был четверг. А игра ожидалась в субботу. Сергей думал. Множество расписаний, карт местностей и цен на билеты находились у него в голове – он часто путешествовал. Дед снова выпил и плавно перешел с военной темы на тему своей язвы. Минуты текли.
    В Питер к завтрашнему вечеру не попасть. Это Сергей знал почти точно. Ну, не попасть за адекватные деньги – так будет вернее. Прямой поезд уже ушел, оставался путь через Минск. Если удастся оказаться там уже этой ночью, можно наверное уехать и в Питер. Очень был нужен интернет. Но его не было, зато был телефон.
    Прошло десять минут. Бабушка проснулась и позвала деда, Сергей остался на кухне один. За окном светило солнце, неспешно несла свои воды не слишком полноводная река Неман и чирикали птахи. Он налил еще один стакан чая и продолжил переписку с Питером.
    В Минск он успевал. Поезд уже ушел, но ходили маршрутки, которые часа за четыре туда добирались. Но из Минска в Питер вечером и ночью поездов не было – только на следующий день в половину второго, приезжающий в город трех революций в пять утра среды. Не вариант. Оставалось только пилить поездом в Витебск и, держась поближе к границе, автобусами добираться до Ивангорода. Поезд уходил около шести, и шел двенадцать часов. Наверное, можно попробовать, тем более, что других вариантов не было.
    Внук как мог объяснил ситуацию расстроенным родственникам, которые думали, что уедет он только завтра. Но они были подготовленные старики – Сергей не раз бывал у них проездом и они знали его ультрас лайф. Закинув на плечи полупустой рюкзак, он, как и положено, поцеловал бабушку и крепко пожал руку деда.
    - Давай, беги уже. Поезд через час, а ты еще тут топчешься, - бабушка шмыгнула носом и дала ему в руки сверток с бутербродами - иди, иди, Сережа. Опоздаешь.
    *****
    Поезд до Витебска был насквозь фирменный – симпатичные и не очень проводницы в нарядной форме и аляповатых головных уборах, похожих не то на фуражки, не то на ментовские кепки, попарно стояли у каждого из пяти вагонов. Сергея поражало количество фирменных поездов, появившихся в последнее время. Особенно на до смерти надоевшем маршруте Питер – Москва. Из множества поездов, каждые двадцать минут, а то и чаще, отправляющихся с московского вокзала, только три нефирменных, обычных, которыми, по причинам низкой стоимости, и предпочитали передвигаться фанаты. Причем фирменность поезда, как правило, заключается в иной, не зеленой, окраске вагона, особенной форме у проводников и в цене. Ну и в ковриках на полу, наверное. Сергею, большую часть своей сознательной жизни проведшему на верхних боковых и третьих полках общих вагонов, все это было чуждо и не нужно. Самое главное, что он ценил в поезде – это то, что он ехал.
    Пассажиров было совсем мало, так, что и эти пять вагонов казались непозволительной роскошью и расточительством. Сергей улыбнулся толстой немолодой проводнице, побренчал пивом и уселся на свое место. Напротив него сидел хипповатого вида парень, очень сильно волосатый, высокий, закутанный в какие-то древние тряпки. У него имелись две тоненьких косички, небольшой рог, закрепленный на вычурном поясе, и колчан со стрелами, который он как раз убирал на третью полку. По всей видимости, там уже лежал и лук. В общем, это был самый настоящий, так сказать, классический толкиеновский эльф.
    Сергей уже пересекался с толкиенистами. Причем даже дважды. Много лет назад он ехал в Москву на «собаках», ночевал в Твери в каком-то подъезде, а утром с бравыми эльфами и гномами валил орков деревянными мечами. Орками были сотрудники перронного контроля, которые пытались не пустить безбилетников в электричку Тверь – Москва. Добро, как и положено, победило, и два с лишним часа поездки Сергей общался с начитавшимися фэнтези людьми. Их было около двадцати, называли они друг друга только именами вроде Эленид и Аладиэль, и с ними было нескучно. У каждого из нас есть в голове тараканы, но не все их выпускают наружу. Футбольные фанаты выпускают. Как и толкиенисты.
    Второй раз был совсем кратковременный и не такой интересный – Сергей стал случайным слушателем разговора двух людей. Людей в толкиеновском смысле – которые в союзе с эльфам и гномами. Орки и пещерные тролли ему никогда не попадались. Разговор ни о чем, обо всем потихоньку. Они – парень с девушкой, сидели на пригорке на железнодорожной станции Яппиля. Железнодорожная станция – это сильно сказано, просто кусок вытоптанной земли около одноколейки, по которой изредка (четыре раза в день в каждую сторону, примерно) проползал дизель. Сергей с другом ехал с озера, на котором большая и шумная компания проходила теплые летние выходные. Большинство оставалось еще на ночь, им же, как обычно, приспичило в Москву на какой-то матч. Они молча пили пиво, купленную за тридцать рублей «Охоту светлую» тут же у предприимчивой бабули, думая каждый о своем, дизель опаздывал, солнце беспощадно жарило спину, а толкиенисты рядом тихо переговаривались между собой. О неприступных скалах, ледяных озерах и глухих непролазных лесах. О чем то таком, вроде бы. Дизель приехал, выпуская клубы черного дыма из своего чрева, они сели в другой вагон и поехали куда-то по своим загадочным делам. Сергей их уважал – у них была своя интересная жизнь.
    - Алексей, - без предисловия парень протянул руку. Сергей как раз уселся напротив и открыл «Лидское классическое».
    - Странное имя для эльфа, - Сергей пожал руку. На руке парня болтались какие-то деревянные безделушки, - Сергей.
    - Ну не все понимают, когда я представляюсь иначе, - Алексей извлек из под стола зеленые «Тры королi», - ну а вообще, обычно я зовусь Элькинд.
    - А я обычно зовусь Викинг, - сказал Сергей, ухмыльнувшись. Погоняло прилипло, когда он на выезде в Нижнем Новгороде нарядился в соответствующие доспехи и шлем, любезно и, разумеется, не бесплатно, предоставленные фотографом. Да и внешне он был немного похож на скандинава – в основном, правда, светлыми волосами. Рост у него был совсем не как у классических викингов из книжек. Тем не менее, не самый плохой вариант, когда все друзья зовут тебя Викингом. В компании Сергея попадались замечательные персонажи с погонялами Ботва и Рапопорт.
    - ЗдОрово. Куда путь держишь, Викинг?
    В-общем, беседа завязалась. Много историй о дорогах, Сергей рассказывал о гостевых секторах и ментовском беспределе, Элькинд – о своей поездке в Германию на какой-то глобальный слет толкиенистов, и о ночных битвах с реальными повреждениями. Было нескучно, в их отсек никто больше не пришел, а пива не хватило. Хорошо, что проводница подготовилась и любезно продала им весь свой запас. Тем более, что все остальные уже спали и на бесценные литры не претендовали.
    *****
    Поезд прибыл рано утром. Викинг попрощался с Элькиндом, пожелав ему побольше Орков, чтобы можно было на них отточить свое боевое искусство. В ответ прозвучало пожелание успеть на автобус. Что ж, действительно, Сергею очень надо было на него успеть. Алексей перебежал широкую дорогу, его внешний вид был конечно тот еще – волосы и полы длинной одежды развевались, колчан со стрелами болтался на плече, он на бегу поправлял и его, и рог на левом боку. Проснувшийся забулдыга сидел на той стороне у закрытого газетного ларька, протирал глаза и, по всей видимости, думал о маленьких симпатичных рыжих зверьках, один из которых только что его навестил.
    Сергей изучил расписание всех поездов – и обычных, и пригородных. Ничего интересного, как и ожидал, не обнаружил и отправился на автовокзал, расположенный совсем рядом. Здание приятно удивило – недавно построенное и с электронным табло отправления, которое не найдешь и в более крупном городе, нежели Витебск. Белоруссия, однако, не Россия. Как не крути, все же более ухоженная страна. Куда ему ехать? Карты с собой не было, но, насколько он помнил, Из ближайших поселений можно было ехать до Невели, Новосокольников или Великих Лук. До Пскова автобусы были, но днем, что уже было поздно.
    Сергей подошел к скучающей кассирше. Девушка оторвалась от какой-то желтой газетенки и вопросительно посмотрела на него.
    - До Великих Лук, пожалуйста. На 7.30, - наклонившись к окошку сказал Викинг и протянул десятитысячную купюру. Девушка открыла кассовый аппарат и начала демонстративно рыться в мелких купюрах, пытаясь найти сдачу, - извините, других денег нет.
    - Пожалуйста, - девушка протянула ему клочок бумаги, похожий на чек из магазина, с написанным от руки временем отправления, и толстую пачку мелких купюр, - других денег нет.
    Сергей улыбнулся, засунул деньги в правый карман джинсов, а билет в левый, и пошел искать ларек с чем-нибудь съедобным. Искомый обнаружился тут же, на вокзале, чебурек «Минский» за тысячу рублей был даже вкусный. Запил он это дело не особо горячим чаем. Народу на автовокзале было не в пример больше, чем на железнодорожном. Оно и понятно – на автобусе можно было уехать в гораздо большее число мест. Сергей сидел на железной лавке и допивал чай. Справа через сиденье рубился молодой парень с одним пакетом, слева чуть поодаль сидела огромная тетка, копошащаяся в своей не менее огромной сумке, и хныкающий ребенок, глядящий на свою гороподобную маму с нескрываемой опаской. Кто-то громко храпел, записанный на пленку голос объявлял посадку на автобус до Полоцка. Сколько уже раз он это все видел? Сергей положил пустой пластиковый стакан на соседнее сиденье, поскольку урны рядом не было, и погрузился в полудрему. Он пробивал выезда уже больше десяти лет, их количество, если считать выезда за Зенит и за Сборную, уже приближалось к ста. Он иногда ночевал на вокзалах крупных городов, случалось на лавках около вокзалов мелких и даже изредка в кустах у автостанций. Для большинства людей поездка куда бы то ни было – событие, они берут гору ненужных вещей, тонны еды и тащат все это с собой, Сергей всегда обходился лишь небольшим рюкзаком, который часто использовал в качестве подушки, а питался купленной по дороге нехитрой пищей. Зато он мог уехать откуда угодно и куда угодно. Даже если вдруг закончились деньги.
    Автобус Витебск – Великие Луки представлял собой старый добрый ПАЗик, не слишком заполненный и жутко подпрыгивающий на каждом ухабе. И если, пока он ехал по территории Белоруссии, дорога была ровной, то сразу после пересечения условной границы (пост ДПС да знак обязательной остановки – и вся граница) все изменилось, и Сергей почувствовал, что снова в России. Агрегат натужно пыхтел, проваливаясь в ямы, Сергей подпрыгивал на сидении в задней части автобуса, пытаясь при этом еще и читать книгу. Книга была не особо захватывающей, «Кот, проходящий сквозь стены» Хайнлайна, но свежую прессу в Витебске купить не удалось, поскольку было рано, и приходилось читать то, что есть. За окном потянулись невысокие облупленные здания – начинался поселок Невель.
    Стоянка 25 минут, - прорычал в салон водитель и быстро исчез из поля зрения. Викинг закинул на плечо рюкзак и выполз на свежий воздух. Было довольно тепло для конца марта – светило утреннее солнце, ветра не было и пахло сеном. Старое здание с надписью «автостанция» стояло посередине пыльной площади, по периметру которой на лавках сидели люди. Что-то вроде зала ожидания. Сергей зашел в здание и принялся изучать расписание. Может, ему повезет и какой-нибудь шальной автобус до Питера идет прямо сейчас?
    На основном стенде с расписанием не было ничего радостного – маршрутов не много и ни один из них ему не подходил. Зато чуть выше на кнопке висел листочек, глядя на который учащенно забилось сердце – с пятнадцатого марта вводится новый автобусный маршрут Смоленск – Санкт-Петербург, отправлением из Невели в 11.30! Неужели, подумал Сергей, он даже успеет в Питер?
    - Девушка, подскажите, во сколько питерский автобус прибывает? – спросил он у кассира. Юная крашеная блондинка смотрела на него сквозь грязное стекло, интенсивно жуя жвачку, - который из Смоленска?
    - Мужчина, вы читать умеете? Он вчера ушел. По четвергам только. На поезде езжайте.
    - Спасибо, извините, - Сергей отошел от окошка и снова взглянул на листочек. Действительно, по четвергам. А сегодня пятница. Очень жаль. Викинг вышел обратно на пыльную площадь. Двое местных парней в спортивных штанах смотрели на него, по очереди потягивая пиво из полторашки. «Арсенальное крепкое», между прочим. Его автобус по прежнему в одиночестве грелся у вокзала. Казалось, что ему, автобусу, здесь самое место – он был столь же пыльный, как все вокруг, и столь же старый, как автовокзал. Внутри сидело три человека, не возжелавших выходить на улицу, остальные бродили тут же, покупая мороженое и пиво. Сергей передернул рюкзак, сползший с плеча, и пристроился в короткую очередь к единственному работающему ларьку. Поскольку пережил он настоящий стресс, думал он, необходимо было немного освежиться.
    Великие Луки. Древний русский город, церкви и дух старины. Автобус высадил немногочисленных пассажиров, водитель заглушил двигатель – и наступила тишина. Сергей вошел в маленький автовокзал и снова остановился у стенда с расписанием – пластиковые исписанные красками таблички. Подошел черный плешивый кот и хрипло мяукнул, глядя в глаза. Человек присел на корточки и почесал напрягшегося кота за облезлым ухом. Кот зажмурился и выгнул шею. Сергей погладил кота, встал и пошел к кассам. Далее его домом становился автобус Великий Луки – Псков (через Пушкинские Горы).
    Купив билет, Викинг пошел гулять по окрестностям, благо время позволяло. Солнце уже не только светило, но и грело, вокруг зеленели тополя и осины, автомобилей было мало – все было отлично. Только хотелось есть, так что пора было искать столовую. Сергей редко ел в кафе и совсем не питался в ресторанах – закусочная или столовая позволяли набить желудок гораздо более дешево. Разве съешь в кафе большую тарелку кислых щей за семнадцать рублей? И пусть немного жидковатых, пусть из облупившейся тарелки, но, тем не менее, вкусных? А компот из сухофруктов за три рубля десять копеек?
    Искомое заведение нашлось тут же, в ста метрах от автовокзала. Вкусно пахло пирожками, шумела вытяжка, а в окнах виднелись столики со стоявшими на них свежими цветочками в вазочках из пивных банок. Сергей зашел, кинул рюкзак на столик у окна, взял поднос и, не изучая меню, приступил к компоновке обеда. Рассольник, пюре с гуляшом, овощной салат, пирожок с картошкой и мясом и два компота – неплохой обед для небольшой харчевни в не самом большом городе. На кассе даже лежали приправы в маленьких пакетиках, так что Викинг взял кетчуп, заплатил за это изобилие восемьдесят четыре рубля (гуляш был дорогим блюдом) и довольный уселся за столик.
    - Хой, дружище, - за соседним столом с грудой грязной посуды сидел сурового вида рокер и пил пиво. На вид был он старше Сергея, уже за тридцать, в кожаной косухе с большим количеством металлических штучек и красно-черной бандане, узкой полоской обмотанной вокруг головы. Волосы, ежиком торчащие сверху, сзади опускались ниже плеч. Судя по количеству тарелок, поел он тут плотно.
    - И тебе мир, брат, - Сергей не любил местных гопников, пытающихся завязать разговор ни о чем, но это персонаж был совсем на них не похож, - не в Москву часом?
    - Ага, в нее, - рокер отреагировал на приглашающий жест Викинга и пересел за его столик, - ты, я вижу, в теме. Приятно в такой перди встретить единомышленника. Ты тоже туда что ли?
    - Нет, на мячик в Таллин. А где завтра Кинчев, в «Олимпийском»?
    - Ага. В семь. А в Таллине сборная что-ли? Я Андрей, кстати, - он протянул свою волосатую руку. Сергей пожал ее.
    - Сергей. Я пойду, пивка возьму.
    - Мне захвати тоже. Такую, - он показал на свою, почти пустую, «Деку светлую».
    Викинг подошел к буфетчице и взял две «Деки». Ничуть не дороже, чем на улице. Разве что чуть-чуть. Кроме него и Андрея столовая была пуста, лишь в умывальнике на входе дрязгался какой-то абориген. Сергей слушал нормальную музыку, ходил на рок-концерты и знал примерно, когда «АлисА», «Ария» или «Декабрь» выступали в Питере и иногда в Москве. Так что, увидев такого колоритного алисомана, он сразу вспомнил, что завтра в Москве большой концерт.
    - Ты откуда? Из Москвы? – спросил Андрей, открывая бутылку зажигалкой, извлеченной из нагрудного кармана косухи. Сергей подумал, что мог бы попросить буфетчицу открыть бутылки, когда покупал.
    - Вообще из Питера.
    - Супер город. Очень люблю, часто там бываю. Ну ты пожри пока, я не мешаю?
    - Не, порядок.
    Сергей принялся за еду, Андрей задумчиво пил пиво, прикладываясь к бутылке не часто, но большими глотками.
    - Я из Острова. Раньше в Москве жил, да жизнь жопой разок повернулась, уехал во Псков, а потом и вовсе в Остров, - выпито Андреем было уже, по всей видимости, немало, так что ему хотелось общения, - Прикинь, а «Алису» со школы еще люблю. В Москве когда жил, вообще было зашибись – ни одного концерта не пропускал, в двухтысячным золотой год сделал, ни одного не пропустил, в Питер ездил, в Ёбург, в Кёниг и Вильнюс, еще хрен помнит куда. Бабла убил – до жопы. Девчонку просрал, да и хрен с ней, клава еще та была… Хотя… - Андрей немного помолчал, видать, вспоминая ту самую клаву. Сергей доел суп и принялся за второе, удовлетворенно ощущая, как горячая пища заполняет пустой желудок.
    Он любил свою жизнь. Она была полна и интересна, и Викинг не променял бы ее ни на какую другую. Чем живут люди, у которых нет Идеи? Они ходят на работу, потом приходят домой и смотрят бесконечное дерьмо, которым их пичкает телевизор. В пятницу они могут пойти в бар с теми же, с кем работают, в воскресенье сходят с женой в кино. И что потом? Потом опять понедельник, и все начинается сначала. Два раза в год отпуск, слетать в Турцию, съездить на дачу… А где Жизнь?
    Он был футбольным фанатом. Но это не только футбол. Это стиль жизни, это жизнь от тура до тура, поездки в разные уголки необъятной родины, пинание мяча по выходным. Зимой, в межсезонье, жизнь не останавливалась, друзья все так же собирались и сами играли в футбол. У Сергея не оставалось времени смотреть телевизор – этого убийцу мозга, и во многом, благодаря этому, он сохранил любовь к чтению и книгам. Он был в огромном количестве мест, где пробивал не только стадионы, а местные достопримечательности и, как ни смешно звучит, иногда даже музеи. Он встречал девятое мая на Мамаевом кургане в Волгограде и открывал купальный сезон в апрельской Волге в Самаре. Отмечал день города в Ярославле и ел арбузы за копейки в Астрахани. А впереди была, как он надеялся, Европа, в которой когда-нибудь любимый клуб будет играть регулярно и успешно.
    Сергей вел необычный образ жизни, но подобных ему множество. Толкиенист Алексей из поезда Гродно – Витебск был подобен ему. Опытный алисоман Андрей из Острова – тяжело ему, наверное, жить в мире грёбаной попсы и шансона – был подобен ему. Много людей, у которых есть Идея и которые не плывут по течению с огромной безликой массой, именуемой толпой, зомбированной СМИ и желтой прессой – подобны ему.
    Сергей с Андреем еще час сидели на скамейке у автовокзала, пили пиво, закусывая бутербродами с сыром, о существовании которых в своем рюкзаке Сергей напрочь забыл, и общались. В половину двенадцатого Викинг уехал на грязном красно-белом при жизни икарусе, оставив алисомана ждать поезда до Москвы. Сергей был слегка пьян и доволен. До Пскова было далеко, таким кружным путем, каким ехал он, часов шесть, и он почти сразу уснул, проснувшись только раз, чтобы отлить вместе с водителем в какой-то деревне.
    *****

    Добавлено (21.09.2009, 21:51)
    ---------------------------------------------
    *****
    Сергей очнулся от воспоминаний. Вечерний Псков жил своей жизнью, и пора было ехать дальше. Тем более, что автобус – на этот раз желтый ЛиАЗ, неизменно старый и пыльный, уже наполнялся желающими посетить город Гдов. На таких автобусах Сергей ездил в школу в девяностые. Водитель уже грел агрегат, так что Викингу ничего не оставалось, как погрузится в салон и сесть рядом с совсем юной девушкой с наушниками – целиком свободных сидений уже не было. Девушка была в джинсах в жесткую обтяжку и такой же кофточке, торчащие в разные стороны черные волосы и шум из ушей отпугивали бабулек, но не отпугивали бывалых футбольных фанатов. Треск из ушей девушки был на редкость отвратительным и мало похожим на музыку, но ему было все равно. До Гдова недалеко.
    В десять вечера он приехал в Гдов и сразу рванул изучать расписание. Оставалось совсем немного. Немного километров до Кингсеппа и совсем немного времени до отправления фановоза от Питера. Телефон, дышавший на ладан последние несколько часов (Викинг гадал, что быстрее закончится – заряд в аккумуляторе или деньги на счете), отключился при получении очередного сообщения. Сергей даже не успел посмотреть, от кого, но подозревал, что от сотового оператора. Теперь уже было без разницы – основную мысль, что его надо подобрать на выезде из Кингсеппа, около знака «конец населенного пункта», он до кого надо донес.
    Оставался последний автобус, на котором он сегодня поедет. И хотя он шел только до Сланцев, надежды на то, что около полуночи пойдет рейсовый оттуда, не было – Викинг слишком часто ездил, чтобы питать такие иллюзии. Он взял еще пивка в ларьке рядом с вокзалом, купил в кассе билет и сел на паребрик. Бордюр был холодный, не май месяц на дворе. На вокзале стояло два автобуса – один тот, на котором Сергей приехал, другой, опять ПАЗик, видимо тот, на котором он поедет в Сланцы. Мимо прошла шумная компания немолодых людей – человек семь, орущая нескладно что-то про мороз. Одна сильно нетрезвая женщина, висящая на руке у хлипкого мужичка, посмотрела Сергею в глаза и подмигнула. Сергей уставился в землю и отхлебнул еще «Деки». Скорее бы уже автобус, что ли.
    *****
    - Куда ехать надо, парень? – одинокий таксист поигрывал брелоком с ключами.
    - Кингисепп. Сколько?
    - Не, туда не поеду. За тысячу только может быть. Я вообще то уже закончил на сегодня, так что извини. Думал тебе ближе куда.
    - А чего тут, далеко что-ли?
    - Да нет, пятьдесят с небольшим километров. Дорога просто говно, да и неохота мне. Чего мне оттуда порожняком переть? Хотя, триста заплатишь, отвезу пожалуй.
    - У меня всего пятьдесят, - Сергей улыбнулся,- из которых мне минимум тридцать нужны. Так что пойду я, пожалуй. Где здесь дорога на Кингисепп?
    - Ну пройди немного вон туда, - таксист разочарованно махнул рукой вдоль единственной проходящей улицы. Одинокий фонарь освещал путь в никуда.
    - Спасибо, - Сергей направился было в указанном направлении, но, спохватившись, пошел в другую сторону – там синевато светилась надпись «продукты». Потратив на четыре рубля меньше, чем ожидалось и упаковав две бутылки «Степана Разина Адмиралтейского» в пустой рюкзак, Викинг быстрым шагом пошел на трассу. Нужный ему автобус в это время выехал на Таллиннское шоссе.
    Улица упиралась в трассу, знак «уступите дорогу» почему то был прикреплен вверх ногами, так что не сразу и догадаешься. Сергей немного постоял у него, попивая пиво и думая, в какую сторону ему надо. На душе было спокойно – откуда то пришла уверенность, что он скоро будет на месте. Времени у него много, пиво еще есть. Географический пазл в голове наконец сложился, он перешел дорогу и сел на камень. Машин пока не было, но так же не могло продолжаться вечно.
    *****
    Прошло минут сорок, несколько машин остановилось, но не один его не взял. Что-то менялось в окружающем мире и не в лучшую сторону. Сергей склонен был винить в этом пиво, которого за день было выпито довольно много. В голове шумело, но откуда-то начал наползать страх. Страх беспричинный, какой-то животный, страх темноты и чего-то в ней. Шум деревьев усилился, в нем слышался шепот. Сергей тряс головой, пытаясь прогнать непонятное чувство, но это не помогало. Он посмотрел на небо – молодой месяц мелькал среди быстро несущихся облаков. Ему очень хотелось вернуться на автостанцию, под спасительный свет фонарей, но тогда он бы остался здесь до утра.
    Почему же так долго нет машин? Никаких звуков, кроме шума усилившегося ветра в вековых кронах, не доносилось до слуха. Сергей уже не сидел, он стоя смотрел на огни поселка, которые отчего-то будто подернулись дымкой. Сзади на него надвигался лес, а он боялся обернуться. Он стоял и чувствовал себя маленьким ребенком, боящимся зайти в свой до боли знакомый грязный подъезд. Исчезло все – стремление успеть на автобус, небольшой голод, желание выпить еще.
    Сергей резко обернулся и лес отпрянул. Только что сосны были совсем рядом, щекотали своими живым иголками его затылок. Теперь они вернулись на прежнее место, но продолжали шептать. Викинг шагнул на них, шепот усилился.
    - Вот, мы здесь, и нам нужна победа! – заорал он во всю мощь своих легких песню на мотив «катюши»,
    - Эй, Зенит, ты должен победить!
    - Ни Спартак, ни мусор, не Торпедо,
    - Нас не смогут переубедить!
    Однажды, когда ему было уже довольно много лет, почти двадцать, поздним темным вечером он пересекал огромное поле, и его настигла гроза. Хорошая такая летняя гроза. Сильнее и страшнее ее он не видел никогда в своей жизни. Молнии сверкали непрерывно, грохот закладывал уши и хлестал почти параллельно земле холодный ливень. Трехлитровая банка молока в сетке, которую он нес из деревни на дачу, в тот момент представлялась ему не стоящей такого риска. Спрятаться было некуда, откуда-то всплывали истории о прямых попаданиях в голову, шаровых молниях и тому подобных чудесах. Вычитаны они были явно в не очень серьезной газете «Спид-инфо», но в тот вечер они казались правдой. И тогда он забил на все и начал орать все стадионные песни, которые знал. Звук его голоса придал ему уверенности, грохот уже не казался таким страшным и так он, с песнями, которые проорал по три раза, дошел до садоводства.
    Вот и теперь, когда он закончил песню, немного отпустило. Он обернулся и подпрыгнул от неожиданности. Прямо у камня, на котором он сидел, стояла машина – древняя серая копейка. Наверное, если ее помыть, она будет белая, но лучше этого не делать. Как говорят в некоторых странах – зачем чинить то, что работает.
    Сергей совершенно не слышал, как она подъехала. Но машина стояла совсем рядом, в двух шагах, с заглушенным двигателем, но пассажирская дверь ее была приоткрыта, а за рулем угадывался силуэт водителя с огоньком папиросы. Викинг открыл дверь, которая шла туговато и со скрипом, и уселся на сиденье. За рулем сидел мужик, скорее даже дед, в защитного цвета одежде, весь заросший бородой, усами и даже бровями. Он выкинул хабарик в окно и повернулся к Сергею.
    - Ну чего, поехали?
    Сергей смотрел на деда. Морщинистое грубое лицо, дергающиеся губы и невероятно живые глаза. Он не очень представлял себе, что значит живые глаза, но почему то на ум пришел именно этот эпитет. Водитель повернул ключ зажигания и агрегат сразу затарахтел.
    - Мне до Кингисеппа, только бабла нет, - Сергей посмотрел на часы. Начало второго. По идее времени навалом – ехать тут максимум час, если дорога совсем уж разбита, а автобус часа в четыре только будет. Вроде все в порядке. Только почему так тягостно и неспокойно на душе?
    - Почему же нет? А двадцать два рубля? – старик включил передачу и они поехали. Покрытая густыми волосами рука с толстыми пальцами лежала на ручке коробки передач. Викинг смотрел на эту руку, на эти длинные грязные ногти и пытался здраво осмыслить происходящее. Что-то не так.
    - Не нужны мне твои деньги. Так довезу. Домчу с ветерком, - водитель громко захохотал, закашлялся и сплюнул куда-то под ноги, - знаешь, куда ты едешь то?
    - Знаю, - Сергей пытался прогнать хмель из головы. Получалось не очень, но он боролся, - в Кингисепп мне надо. До четырех. Там меня автобус подберет и в Таллинн. На футбол.
    - Футбол, футбол. Сдался тебе он! Ты вот, когда во Владикавказ гонял, знаешь где твоя Юлька ночевала? То-то и оно, что не знаешь! А друган твой, Влад который, не ездил, чего делал? Чуешь, Серега, куда ветер дует?
    Сергей смотрел на деда во все глаза. Этого не могло быть – откуда он знает все это? Ему опять стало страшно. Хотя страх и не уходил никуда, он просто прятался, а теперь снова вылез во всю ширь. Дед смотрел на дорогу, иногда косясь на пассажира. За окном сплошной стеной стоял лес, машина неслась с хорошей скоростью, шла ровно, хотя дорога была плохой. Сергей украдкой ощупал дверь и вместо ручки нашел лишь едва выпирающий кругляш.
    - Не ссы, выйдешь, когда захочешь. Тут подход нужен. Ты думаешь, эта ласточка вчера с конвеера сошла?
    Викинг так не думал.
    - Это путь в никуда, дружок. Все эти твои гонки за футболом. Уж мне то ты поверь, я знаю. Вот ты считаешь, что выше всех, самый крутой, а те, кто не с тобой – быдло и гопники. Приезжаешь в какой-нибудь городишко, именуешь его пердью, а людей аборигенами. А с чего ты решил, что ты лучше? Чем лучше то? Бухаешь, материшься, на вокзалах спишь, - дед достал из кармана пачку беломора и коробок, ловко зажег спичку и прикурил, не отпуская руль, который явно не мог остаться без контроля, - сам ты быдло.
    Неожиданный поворот. Сергей, правда, не удивился. Все происходящее напоминало подростковый дурной сон. Кошмары и фантазии Стивена Кинга. Пиво уже ушло, и страх плотно поселился в каждом уголке тела. В горле персохло, жутко хотелось пить и заодно отлить. Он боялся говорить, непонятно почему, будучи уверенным, что не стоит. Машина продолжала движение по дороге, больше напоминающее полет. Ни одного огонька за окном не было, не было встречных машин и фонарей, заправок и деревень. Только лес сплошной стеной да кусочек темного беззвездного неба. Иногда лес отступал, и проносились какие-то хибары – старые разрушенные деревянные дома, черные и нежилые. Сергей услышал, как водитель открыл окно, оторвал взгляд от пейзажа и посмотрел на него. За рулем сидел алисоман Андрей и курил беломор, удерживая руль одной рукой. Сергей почувствовал, что сейчас его голубые джинсы станут местами синими, теплыми и мокрыми.
    - Нас величали черной чумой,
    - Нечистой силой частили нас…
    Хриплый голос прекратил петь песню так же внезапно, как начал. Может, не знал слов?
    - Отлить хочешь, чую. Угадал?
    Викинг посмотрел на штаны. Вроде пока порядок, но долго это продолжаться не могло.
    - Чего-то ты язык проглотил. Боишься нас? Правильно, в общем-то, делаешь. По большому счету, не повезло тебе, Сережа. Ты нормальный парень в принципе – бабушку навещаешь, зверушек любишь… В голове правда у тебя ерунда какая-то, ну дык это бывает. Дурь то, она ведь, и уйти может. Или выбьет кто. Может даже я?...
    Сергей перестал улавливать смысл того, что говорило существо за рулем. Или их много – то говорит «я», то «нас». За окном ничего не менялось. Сидящая за рулем девушка-подросток из автобуса, одетая у защитную робу деда и с его же волосатыми рукам, закрыла окно.
    - Хочешь меня, сладкий? – девочка похабно провела своей толстой рукой по незаметной груди и бедрам. Не знаю, на какой эффект она рассчитывала, но резко нахлынувшего желания точно не случилось.
    - Можно я выйду? – спросил Викинг севшим голосом. Оказалось, что он еще может говорить.
    - Думаешь, приехали уже? – снова дед. Так лучше. Хотя уже без разницы, - ладно, как хочешь. Попался на нашем пути, зря. Теперь еще долго помнить будешь. А мы из леса, между прочим. Из бурелома на


    Одни боялись Пью, другие - Билли Бонса. А меня... ха, боялся сам Флинт!
     
    Kati_RineДата: Понедельник, 21.09.2009, 22:44 | Сообщение # 2
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 3
    Статус: Не в сети
    Мне понравилось как написанно,просто и лаконично.Правда тема не моя,но это дело вкуса.на самом деле здорово.
     
    parovozzДата: Понедельник, 21.09.2009, 23:38 | Сообщение # 3
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 2
    Статус: Не в сети
    Глянул краем глаза, и удивился. Оказывается, прервался на полуслове. Извините, если кто осилил до конца и был неприятно удивлен. Окончание.

    - Думаешь, приехали уже? – снова дед. Так лучше. Хотя уже без разницы, - ладно, как хочешь. Попался на нашем пути, зря. Теперь еще долго помнить будешь. А мы из леса, между прочим. Из бурелома на болоте, гнилого и вонючего. Из самых недоступных уголков и самых глубоких луж. Раз уж побыл с нами, дык неизвестно, вернешься ли к себе.
    Дед начал тормозить, с усилием понижая передачу. Машина остановилась.
    - Вылазь, - скомандовал он. Сергей с удивлением нашарил дверную ручку, сильно дернул и вывалился на песок обочины. Вскочил и отбежал метров на десять прежде, чем обернулся. На обочине стоял эльф и целился в него из лука. Ни следа машины. Лес шумел.
    - Не туда бежишь. Вперед по дороге, там развилка. Слева знак сразу, у которого тебя подберет автобус твой. Через двадцать минут, кстати, так что не спи тут.
    Викинг посмотрел на часы. Начало пятого. Времени по субъективным ощущениям прошло гораздо меньше, ну так все в мире относительно. Он поднял глаза. Пустая дорога негромко прошумела ему кронами нависающих деревьев. Сергей сел прямо на асфальт и начал приходить в себя, пытаясь унять дрожь в руках.
    Идти действительно было не долго. Дорога вливалась в трассу и, хотя машин по прежнему не было, Сергею стало лучше – он стоял у старого знака с перечеркнутым названием «Кингисепп» и видел вдали, на самом краю видимости, какие-то тусклые огни.
    С той стороны послышался звук мотора. Вначале едва уловимый, сливающийся с шумом сосен, потом приближающийся, громкий, диссонирующий с окружающим миром. Из под пригорка показался автобус, неторопливо поднимавшийся на Сергея. Ему стало хорошо, как никогда в жизни.
    Автобус остановился ровно у знака. Старый добрый «неоплан», тысячи перевезенных по России фанатов. Дверь с тихим хлопком отошла в сторону. В салоне было тихо и темно – удивительное дело для такой публики. Видать, все уже упились и угомонились. Лицо водителя было в тени, он молча махнул рукой и Сергей забрался внутрь. Силуэты спящих людей заполняли проход. Ни одного лица не было видно. За спиной Викинга закрылась дверь и он почувствовал холодок в спине. Ужас пришел почти сразу, когда все тела зашевелились и повернули свои лица к нему. Автобус тронулся, Сергей почувствовал на своем плече чью-то сухую руку с давно нестриженными ногтями и закричал…
    *****
    Пустая ночная дорога. Сергей осознает себя стоящим у обочины. Место было смутно знакомо. Его крик затихал в лесу, в ответ заухал филин. Это Сланцы, вяло подумал он. Здесь я сел в драндулет к этому лешему.
    Воздух был прохладен и удивительно свеж, лес уже не навевал страх. Сергей не знал, что с ним было, но сейчас все было нормально и знакомо. А на часах час ночи. Он чувствовал дикую усталость. Ощущения из его видения притуплялись, забывались, как и любой кошмар.
    С другой стороны показались фары, и мимо на огромной скорости пронесся джип, до Сергея донеслись глухие удары музыки. Такой набор звуков не имел никакого отношения к музыке, по его мнению, но некоторым нравилось. Через минуту, реагируя на его поднятую руку, остановилась машина.
    На мгновение Викингу стало не по себе. Серая грязная копейка. С места водителя вылез заросший дед в защитном грязном костюме, потянулся и закурил папиросу от спички.
    - Сейчас, покурю, и поедем. Тебе ведь в Кигисепп?
    Все вернулось. Воспоминания о пережитом ужасе накрыли Сергея с головой. Вспомнились все подробности, его волосатые руки и хитрый блеск в глазах.
    Все это было, или нет? Ведь мы живем в реальном мире, в нем не бывает загадочных меняющих облик существ, управляющих летающими жигулями. Вокруг стоит самый обычный лес, самый обычный сельский дед может его довести туда, куда нужно. И машина его будет, как ей и положено, попрыгивать на ухабах и проваливаться в маленькие, но глубокие ямки, а водитель будет негромко и беззлобно материться, гадая вслух, куда деваются государственные деньги и когда наконец сделают эту проклятую дорогу…
    Сергей чихнул. Дед выкинул хабарик в траву и сказал?
    - Ну чего, парень, поехали. Будь здоров, кстати.
    - Вы откуда знаете, что мне в Кингисепп?
    - Хе, а куда тут ехать то? На Канары? Садись давай, чего зря керосин палить.
    Сергей залез в машину. Водитель захлопнул его дверь снаружи, обошел автомобиль спереди и сел на место.
    - Видать очень надо тебе в твой Кингисепп, раз стоишь тут один посреди ночи.
    - Очень надо, это точно.
    Машина поехала. Сергей попробовал нащупать ручку своей двери и наткнулся на жалкий обломок. Дед повернулся к нему, улыбнулся желтыми зубами.
    - Прокачу с ветерком…

    *****
    Май 2009
    В марте седьмого года Зенит действительно играл в Ростове-на-Дону за неделю до матча Сборной в Таллинне. Но автор совсем не уверен, что если из Гродно в Таллинн ехать через Прибалтику, то получится быстрее. Да и Эстония, Латвия и Литва присоединились к шенгенскому соглашению годом позже, так что такой маршрут предполагал наличие аж трех виз.



    Одни боялись Пью, другие - Билли Бонса. А меня... ха, боялся сам Флинт!
     
    MASEYДата: Вторник, 22.09.2009, 06:52 | Сообщение # 4
    Демиург
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1702
    Статус: Не в сети
    Написано добротно, встречается что-то типа этого:
    Quote (parovozz)
    Сидеть на лавочке было зябко и неуютно, но идти было особо некуда, и Сергей, привыкший ко всему, не производил впечатление человека, которому есть дело до холода и ветра.

    Вторая часть не является выводом из первой. Тое есть идти было некуда и Сергей не производил впечатление (страно составлено). Кстати уход от основной темы разговора в сторону довольно частно встречается, правда уже не так явно.
    Quote (parovozz)
    около белого кроссовка на правой ноге Сергея.

    Такие точности влияют на повествование. Если да то можно добавить рядом с большим пальцем. Если нет около правой ноги. Таже история по всему рассказу.
    Quote (parovozz)
    Сергей посмотрел на голубя, сделал хороший глоток светлого пива «Дека», отчего напуганная взмахом руки птица отпрыгнула на метр в сторону, залез в потрепанный рюкзак и достал бутерброд с сыром – единственное, что у него было съедобное.

    Избегай таких предложений. Их очень трудно нормально составить. Залез за бутербродом могло бы быть новым предложением.
    Quote (parovozz)
    выкинул бутылку в практически пустую урну, аккуратно поставив ее на дно

    Выкинуть и поставить немного разные действия.

    Извини, что для примера взял начало. Просто большой рассказ тяжело цитировать. Честно скажу все не прочитал, но больше половины точно. Не знаю что виной этому (предполагаю, что похожесть на очерк какой-то, много разных действий, порой ненужных мыслей)


    Полет творческой мысли не состоялся, из-за сильного ветра в голове.
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Путь в никуда (Рассказ.)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Verik, трэшкин, peotr Гость