[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Замок дождя (5) -- (Иля)
  • Работа 3. [Вырезано цензурой] (3) -- (Ellis)
  • Цвет мечты (5) -- (Ellis)
  • Фильм на вечер (45) -- (Ellis)
  • Работа 2. Человеский фактор (4) -- (Ellis)
  • Работа 4. Школьная история. (1) -- (Ellis)
  • Работа 1. Запретный храм (2) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (1) -- (Verik)
  • конкурс "Школьная история" (66) -- (Verik)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Архив - только для чтения
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Поезд с остановкой "счастье". (Оцените, пожалуйста, мой рассказ...)
    Поезд с остановкой "счастье".
    SeshatДата: Четверг, 02.07.2009, 16:52 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 14
    Статус: Не в сети
    Ну вот! Снова проиграл! И зачем я согласился на этот глупый спор? Сколько раз зарекался не поддаваться провокациям своих дружков, зная, какие они хитрые и удачливые в отличие от меня. И всё-таки почему-то каждый раз я надеялся на везение, как человек, покупающий лотерейный билет, хотя заранее уверенный, что ничего не выиграет. Сам не понимаю, для чего я поспорил с друзьями. Наверно, по причине обострения собственного идиотизма ляпнул, что в случае проигрыша сделаю то, что они попросят. В ту минуту я даже не задумывался, что надо мной могут просто подшутить.
    - Тёмыч, - сказал тогда Васильев, - а почему ты так уверен, что Витька с его группой на концерт не возьмут?
    - Потому что они поют невпопад и в нотах путаются! – ответил я. Этот Витёк меня раздражал, и мне нравилось критиковать его.
    - А спорим, что их возьмут? – спросил Хитров. Уже его фамилия, которой он абсолютно соответствовал, должна была насторожить меня, однако я, уверенный в своей правоте, не заметил подвоха.
    - Спорим!..

    Вспоминая, с чего всё начиналось, и обвиняя в этом Витька вместе с его группой, Артём шёл по улице. За спиной болтался чехол с гитарой. Со своим музыкальным инструментом Артём никогда не расставался и всюду ходил с ним. Некоторые даже шутили, что он и спит в обнимку с гитарой. К музыке Артём пристрастился лет в десять, и сразу записался в секцию по игре на гитаре. Через четыре года он превратился почти в виртуоза, а к шестнадцати годам собрал группу единомышленников, вместе с которыми стал играть на школьных концертах. Чуть позже это увлечение переросло едва ли не в главное дело жизни. Артём играл постоянно и, не перенося тишину, не представлял своего существования без музыки. Сегодня же ему впервые не хотелось играть, но на то был особый случай. Артём направлялся к вокзалу, где его поджидали Васильев и Хитров.
    Летний день выдался каким-то пасмурным. Небо затянули серые мочалочного вида тучи. Солнце робко выглядывало из этих растрёпанных ветром облаков, а потом снова пряталось, не желая в такой скучный день светить во всю мощь. Ветер, в отличие от солнца не ленящийся работать даже в самое тоскливое время, гонял по тротуарам мусор, который экологически воспитанные граждане уже успели набросать. Подхватив обёртку от мороженого, он потянул её за собой и вместе с ней исчез за углом. Однако вскоре вернулся за забытой пластмассовой бутылкой и, загремев ею по асфальту, поволок в том же направлении. На углу, скучая, стояла новая, блестящая и почему-то совершенно пустая урна. Мусор, подхваченный ветром, пролетал мимо неё, а она провожала его тоскливым взглядом, мечтая, что когда-нибудь люди научатся выбрасывать мусор в урны.
    Артём заметил друзей сразу, как только вышел на привокзальную площадь. Они стояли на перроне, среди толпы отъезжающих, провожающих и предприимчивых бабушек, продающих пирожки, абрикосы, малину и минералку, купленную в ближайшем магазине. И самое удивительное было то, что минералка, перенесённая через дорогу от ларька к вокзалу, успевала подорожать в три, а порой и в четыре раза.
    Первым Артёма увидел Хитров и, помахав рукой, направился навстречу ему.
    - Привет, - радостно поздоровался он.
    - Здрасьте, - не разделив веселье друга, ответил Артём.
    - Ну что, определился с репертуаром? – поинтересовался подошедший Васильев и саркастически улыбнулся.
    - Нет. Буду импровизировать, - Артём нахмурился. Он в последний раз подумал о побеге, но, оценив атлетические данные Хитрова, решил, что это бесполезно.
    Смирившись со своей участью, Артём поплёлся вслед за друзьями. Они остановились у входа в вокзал и торжественно объявили ему, что выбрали самое удачное для концерта место.
    - Неужели удача в моей жизни существует? – пробурчал Артём, снимая с гитары чехол.
    Озираясь по сторонам, он с сожалением отметил, что взоры почти всех людей на перроне обращены на него. Кашлянув, он опустил голову как можно ниже и принялся разглядывать гитару. В её блестящей чёрной поверхности отражалось его побледневшее лицо. Пригладив растрёпанные ветром тёмно-русые волосы, Артём услышал голос Васильева:
    - Хватит прихорашиваться, а то сейчас станешь таким красивым, что сам себе завидовать будешь!
    Беспардонно отобрав у друга гитару, Васильев сам взглянул на своё отражение и, довольный своим внешним видом, вернул инструмент, строго приказав:
    - Играй!
    Ничего не говоря, по-прежнему старающийся не поднимать голову, Артём сел на скамью рядом с бабушкой, торгующей семечками. Бабулька посмотрела на парня с гитарой как на явного конкурента и отодвинулась от него подальше, этим действием выражая протест уличным музыкантам.
    - Играй давай! – шикнул на друга Хитров.
    Артём разместил пальцы на грифе, покосился на Васильева, который с предвкушением чего-то грандиозного стоял чуть поодаль, скрестив руки, и неуверенно взял простенький аккорд. Подождал несколько секунд – не прогонят? Не прогнали, а лишь замолчали, услышав звук гитары, и Артём, поддавшись целебной силе музыки, начал играть незатейливую мелодию. Молодая женщина с маленьким ребёнком отделилась от толпы и, что-то говоря ему, указала на гитариста. Однако стремление мамы приобщить своё чадо к искусству не увенчалось успехом. Вначале ребёнок, светловолосый кучерявый карапуз, разглядывал гитару, а уже через пару минут потерял к ней всякий интерес, стал вертеться, как флюгер, и кричать, что он хочет мороженого. В итоге они ушли, и как понял Артём, в магазин. Когда мальчуган, повеселевший и готовый вновь разглядывать гитару, вместе с мамой вернулся с заветным эскимо в руках, у скамьи, на которой сидел Артём, уже столпились слушатели. Один молодой тип придурковатого вида уселся рядом с Артёмом и, немного послушав игру, нагло сказал:
    - А ну-ка, дай свою балалайку!
    - Это гитара, - резко сказал Артём, перестав играть.
    - Ты уверен? – выпятив грудь, грозно переспросил парень - обыкновенный задиристый тип с комплексом неполноценности. Таким всегда хочется подраться с теми, кто в чём-то их превосходит.
    - Уверен!
    - Ща я тебя… - Артём так и не успел узнать, что же с ним собирался сделать наглый тип. Широкоплечий Васильев схватил угрожающего за шиворот и культурно объяснил, что вести себя нужно прилично. Уровень культуры Васильева был достаточным, чтобы парень, стремящийся к искусству, быстро понял, что к чему, и тут же ретировался.
    - Ой, молодой человек, вы так очаровательно играете! – нараспев произнесла женщина с ведром яблок в одной руке и полиэтиленовым пакетом слив в другой. В белой косынке, цветастом халате и розовых сланцах, она являлась яркой представительницей сообщества дачников.
    Артём улыбнулся ей и собрался уже играть дальше, но к нему внезапно подскочила маленькая, худая, похожая на стрекозу девушка. Огромные голубые глаза смотрели на парня с неприкрытым обожанием, и девушка, лучезарно улыбаясь, звонко заговорила:
    - Привёт, Тёма! Ты забыл меня, наверно? А я тебя помню. Мы с тобой три года назад на концерте школьном играли. Ты ещё тогда перед самым выступлением струну нижнюю порвал! Я Ленка Цыплакова. Ну… та, которая тебе струну запасную дала. Вспомнил? – по растерянному выражению лица парня Ленка Цыплакова поняла, что не вспомнил, и продолжила такой же скороговоркой: - Ты тогда просто здорово сыграл. Я ещё подумала, что ты известным музыкантом станешь! Правда-правда! Ну вот. Проходила мимо, слышу, кто-то играет. Смотрю: да это ж Тёмка наш!..
    За её звонким, кричащим голосом никто не услышал объявление об очередной заходящей электричке. Заглушить несмолкающую Ленку Цыплакову смог только гудок электровоза. Артём посмотрел на приближающуюся электричку, как на спасительницу. Зелёные вагоны, похожие на гусеницу, медленно проползли мимо них, приветливо шевеля усами проводов, и, издав скрежет, остановились. Дачница в розовых шлёпанцах сразу бросилась к поезду, бабулька с семечками резво направилась за ней. Слушатели тоже удалились, похватав чемоданы и дорожные сумки, и скрылись в вагонах. Свиристящая стрекоза-Цыплакова тоже куда-то пропала, однако уходу этой особы Артём был только рад.
    Приободрившись после исчезновения Ленки, которая пророчила ему звёздную карьеру музыканта, он стал играть и тихо напевать слова. Васильев и Хитров присели рядом и созерцали суетящихся приезжих. Их внимание привлекла девчонка, внимательно следящая за Артёмом из окна. Причём Хитров был уверен, что незнакомка смотрела на его пальцы, скользящие по грифу гитары. Потом девчонка исчезла из окна, а через несколько мгновений появилась с гитарным футляром наперевес. Артём тоже заметил незнакомку с гитарой и, почувствовав какое-то волнение, внезапно забыл, какой аккорд следует брать. Ре... фа... ля… Пальцы, обладающие своей памятью, сами выбрали правильное положение.
    Девчонка немного постояла, слушая музыку, а потом направилась прямиком к Артёму, который тут же перестал играть. Незнакомка приветливо улыбнулась и сказала:
    - Играй! У тебя великолепная гитара.
    Она была первой из всех слушателей, кто обратил внимание на музыкальный инструмент.
    - Красивая?
    - Хорошо звучащая, - незнакомка подошла к скамейке и благодарно улыбнулась Хитрову, уступившему место. Девчонка села, поправила выбившуюся из-под кепки прядь светлых волос и добавила: - И играешь ты профессионально.
    - Спасибо. А ты тоже музыкант? – он кивнул на футляр, который девчонка не выпускала из рук.
    - Можно и так сказать, - уклончиво ответила она.
    - А зовут тебя как?
    - Эля.
    - А я Артём, - представился он.
    - Сыграем вместе что-нибудь? – внезапно предложила она и, не дожидаясь ответа, открыла футляр. В нём лежала гитара из светлого дерева, изящная и красивая, как её хозяйка.
    - А что именно?
    - Начинайте играть, а я что-нибудь придумаю.
    Артём недоверчиво посмотрел на девчонку, поразившись её уверенности, и взял первый аккорд. Эля, практически не размышляя, наиграла продолжение песни, которую он задумывал исполнить. Артём одобрительно кивнул, и они вдвоём стали играть одну и ту же мелодию. Поразительно было то, что их гитары звучали в унисон, словно два музыканта встретились не впервые, а прежде долго и упорно репетировали.
    Всё вокруг неожиданно стихло и замерло от звуков музыки: остановились поезда, приезжие, дачницы и бабульки с пирожками. Выглянувшее из облаков солнце весело запрыгало в стёклах вокзальных окон. И эти минуты летнего знойного дня, наполненные звучанием гитары, превратились в маленькую вечность для двоих едва знающих друг друга музыкантов. День, начинающийся просто и скучно, не сулящий ничего интересного, внезапно стал волшебным и почти нереальным. Хрупкий, сотканный из нот мир, объединяющий двух случайно встретившихся гитаристов, не разрушился даже после последнего аккорда. Он завис над вокзалом в пыльном раскалённом воздухе и держался так несколько секунд, пока всё окружение не избавилось от чар музыки, а звенящую тишину, в которой Артём и Эля ещё слышали звук финального аккорда, не нарушил гудок электровоза. Резкий и оглушающий, он напомнил им об обыденной и реальной жизни.
    Эля вздрогнула и повернулась. Проследив направление её взгляда, Артём понял, что смотрит она на пожилую женщину, машущую ей из окна электрички.
    - Бабушка меня зовёт, - сказала Эля растерянно, словно не веря в происходящее. Она была похожа на человека, разбуженного вылитым на него ушатом холодной воды.
    - Тебе ехать нужно, - понимающе кивнул Артём.
    - Да. Я на каникулы еду к ней в деревню. В августе обратно, - её зелёные, как молодая листва глаза, виновато посмотрели на Артёма.
    - Удачного отдыха, - он улыбнулся девчонке, спешно укладывающей гитару в футляр. Артём не мог объяснить чувство сожаления и разочарования, появившееся так же неожиданно, как и эта светловолосая гитаристка в кепке.
    - Спасибо. И тебе хороших каникул.
    Её голос заглушило объявление об отправке электрички, и Эля, улыбнувшись на прощанье, побежала к вагону. Артём проводил её взглядом, наблюдая, как она ловко заскочила на ступеньки, помахала ему рукой и скрылась из виду.
    Железные двери закрылись за ней, и вагонная гусеница медленно поползла мимо перрона. Стук колёс окончательно уничтожил крохотный музыкальный мир, о существовании которого могли знать лишь два человека. Артём смотрел на электричку, пока её хвост не скрылся за поворотом.
    - Эй, - окликнул его Васильев. – Что с тобой?
    - А что со мной? – Артём перевёл взгляд на друга и нахмурился.
    - Ты как приклеенный на этот вагон смотрел. Девушка, что ли, понравилась?
    Артём ничего не ответил. Молча встал со скамейки и, спрятав гитару в чехол, зашагал по перрону. Проигравший спор уже расплатился, выступив на вокзале, и друзья не стали его догонять.
    А Артём шёл по улице, вспоминая о нескольких минутах счастья, напевая ту незатейливую мелодию, сыгранную вместе с едящей в деревню гитаристкой. Ре… фа… ля… до… ми…

    Сегодня я пришёл сюда не потому, что проиграл очередной спор, а потому что наступил август. Снова гитара, снова проезжающие мимо поезда, любопытные слушатели и торгующие граждане. Опять стук колёс, железные гусеницы, наполненные пассажирами, и суета, привычная для каждого вокзала.
    А вы когда-нибудь наблюдали за людьми на вокзале? Вечно спешащие, постоянно куда-то опаздывающие, громко разговаривающие, неугомонные, снующие туда-сюда с чемоданами, полными вещей… Интересно, а иногда даже смешно смотреть на них. Но ведь мы все отчасти пассажиры. Мы едем по рельсам судьбы в душных вагонах своей жизни и не видим вокруг себя ничего, кроме привычных и уже успевших стать родными стен. Поезд мчится с такой скоростью, что мы, даже если хотим, не видим происходящего за окном. Всё проносится мимо сплошной разноцветной полосой, и нас вскоре перестаёт интересовать нечто новое, находящееся за пределами вагонных стен. Многие согласны провести в таком вагоне всю свою жизнь. И лишь некоторые решаются остановить поезд, выйти на перрон и просто оглядеться.
    Что можно увидеть на этом вокзале? Каждый встретит там что-то своё. Я, например, встретил Элю. Но я вас уверяю, что любой, кто выйдет из привычного вагона жизни, обретёт маленькое счастье. Оно длится всего лишь несколько минут, а иногда даже секунд, однако этого времени хватает, чтобы потом долго чувствовать себя счастливым. Такое мимолётное счастье порой лучше, чем продолжительное, потому что оно прекращается внезапно, ещё оставаясь настоящим счастьем. Чистым, ярким, чарующим… как музыка, как мелодия, совершенно случайно ставшая для меня частью этого самого мимолётного, минутного счастья.

     
    СоколМДата: Четверг, 02.07.2009, 17:32 | Сообщение # 2
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 6
    Статус: Не в сети
    Дорогая Женя ваш рассказ замечателен, но вы слишком молоды и вам будет тяжело. Я предлагаю соавторство и поддержку.
    у меня есть замечательная возможность перевести ваши произведения на иностранные языки..
     
    SeshatДата: Четверг, 02.07.2009, 17:41 | Сообщение # 3
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 14
    Статус: Не в сети
    Спасибо за отзыв и оценку моего рассказа. А что касается трудностей... год назад я с ними столкнулась и пережила. Возраст, думаю, не так важен.
     
    СоколМДата: Четверг, 02.07.2009, 19:47 | Сообщение # 4
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 6
    Статус: Не в сети
    Вы где нибудь уже издавались ранее? Выложите еще что нибудь подобное AllSmail52qqwsddwc
     
    SeshatДата: Четверг, 09.07.2009, 15:30 | Сообщение # 5
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 14
    Статус: Не в сети
    Вот исправленный вариант текста!

    Поезд с остановкой «счастье».
    Ну вот! Снова проиграл! И зачем я согласился на этот глупый спор? Сколько раз зарекался не поддаваться провокациям своих дружков, зная, какие они хитрые и удачливые в отличие от меня. И всё-таки почему-то каждый раз я надеялся на везение, как человек, покупающий лотерейный билет, хотя заранее уверенный, что ничего не выиграет. Сам не понимаю, для чего я поспорил с друзьями. Наверно, по причине обострения собственного идиотизма ляпнул, что в случае проигрыша сделаю то, что они попросят. В ту минуту я даже не задумывался, что надо мной могут просто подшутить.
    - Тёмыч, - сказал тогда Васильев, - а почему ты так уверен, что Витька с его группой на концерт не возьмут?
    - Потому что они поют невпопад и в нотах путаются! – ответил я. Этот Витёк меня раздражал, и мне нравилось критиковать его.
    - А спорим, что их возьмут? – спросил Хитров. Уже его фамилия, которой он абсолютно соответствовал, должна была насторожить меня, однако я, уверенный в своей правоте, не заметил подвоха.
    - Спорим!..

    Вспоминая, с чего всё начиналось, и обвиняя в этом Витька вместе с его группой, Артём шёл по улице. За спиной болтался чехол с гитарой. Сегодня Артёму впервые не хотелось играть на ней, но на то был особый случай. Артём направлялся к вокзалу, где его поджидали Васильев и Хитров.
    Летний день выдался каким-то пасмурным. Небо затянули серые мочалочного вида тучи. Солнце робко выглядывало из этих растрёпанных ветром облаков, а потом снова пряталось, не желая в такой скучный день светить во всю. Ветер, в отличие от солнца не ленящийся работать даже в самое тоскливое время, гонял по тротуарам мусор, который экологически воспитанные граждане уже успели набросать. Подхватив обёртку от мороженого, он потянул её за собой и вместе с ней исчез за углом. Однако вскоре вернулся за забытой пластмассовой бутылкой и, загремев ею по асфальту, поволок в том же направлении. На углу, скучая, стояла новая, блестящая и почему-то совершенно пустая урна. Мусор, подхваченный ветром, пролетал мимо неё, а она провожала его тоскливым взглядом, мечтая, что когда-нибудь люди научатся выбрасывать мусор в урны.
    Артём заметил друзей сразу, как только вышел на привокзальную площадь. Они стояли на перроне, среди толпы отъезжающих, провожающих и предприимчивых бабушек, продающих пирожки, абрикосы и минералку, купленную в ближайшем магазине. И самое удивительное было то, что минералка, перенесённая через дорогу от ларька к вокзалу, успевала подорожать в три, а порой и в четыре раза.
    Первым Артёма увидел Хитров и, помахав рукой, направился ему навстречу.
    - Привет, - радостно поздоровался он.
    - Здрасьте, - не разделив веселье друга, ответил Артём.
    - Ну что, определился с репертуаром? – поинтересовался подошедший Васильев и саркастически улыбнулся.
    - Нет. Буду импровизировать, - Артём нахмурился. Он в последний раз подумал о побеге, но, оценив атлетические данные Хитрова, решил, что это бесполезно.
    Смирившись со своей участью, Артём поплёлся вслед за друзьями. Они остановились у входа в вокзал и торжественно объявили ему, что выбрали самое удачное для концерта место.
    - Неужели удача в моей жизни существует? – пробурчал Артём, снимая с гитары чехол.
    Озираясь по сторонам, он с сожалением отметил, что взоры почти всех людей на перроне обращены на него. Кашлянув, он опустил голову как можно ниже и принялся разглядывать гитару. В её блестящей чёрной поверхности отражалось его побледневшее лицо. Пригладив растрёпанные ветром волосы, Артём услышал голос Васильева:
    - Хватит прихорашиваться, а то сейчас станешь таким красивым, что сам себе завидовать будешь!
    Беспардонно отобрав у друга гитару, Васильев сам взглянул на своё отражение и, довольный своим внешним видом, вернул инструмент, строго приказав:
    - Играй!
    Ничего не говоря, по-прежнему стараясь не поднимать голову, Артём сел на скамью рядом с бабушкой, торгующей семечками. Бабулька посмотрела на парня с гитарой как на явного конкурента и отодвинулась от него подальше.
    - Играй давай! – шикнул на друга Хитров.
    Артём разместил пальцы на грифе, покосился на Васильева, который с предвкушением чего-то грандиозного стоял чуть поодаль, скрестив руки, и неуверенно взял простенький аккорд. Подождал несколько секунд – не прогонят? Не прогнали, а лишь замолчали, услышав звук гитары, и Артём, поддавшись целебной силе музыки, начал играть незатейливую мелодию.
    Молодая женщина с маленьким ребёнком отделилась от толпы и, что-то говоря ему, указала на гитариста. Однако стремление мамы приобщить своё чадо к искусству не увенчалось успехом. Вначале ребёнок, светловолосый кучерявый карапуз, разглядывал гитару, а уже через пару минут потерял к ней всякий интерес, стал вертеться, как флюгер, и вопить, что он хочет мороженого. В итоге они ушли.
    Когда мальчуган, повеселевший и готовый вновь разглядывать гитару, вместе с мамой вернулся с заветным эскимо в руках, у скамьи, на которой сидел Артём, уже столпились слушатели. Один молодой тип придурковатого вида уселся рядом с Артёмом и, немного послушав игру, нагло сказал:
    - А ну-ка, дай свою балалайку!
    - Это гитара, - резко сказал Артём, перестав играть.
    - Ты уверен? – выпятив грудь, грозно переспросил парень - обыкновенный задиристый тип с комплексом неполноценности.
    - Уверен!
    - Ща я тебя… - Артём так и не успел узнать, что же с ним собирался сделать наглый тип.
    Широкоплечий Васильев схватил угрожающего за шиворот и культурно объяснил, что вести себя нужно прилично. Уровень культуры Васильева был достаточным, чтобы парень, стремящийся к искусству, быстро понял, что к чему, и тут же ретировался.
    - Ой, молодой человек, вы так очаровательно играете! – нараспев произнесла женщина с ведром яблок в одной руке и полиэтиленовым пакетом слив в другой. В белой косынке, цветастом халате и розовых сланцах, она являлась яркой представительницей сообщества дачников.
    Артём улыбнулся ей и собрался уже играть дальше, но к нему внезапно подскочила маленькая, худая, похожая на стрекозу девушка. Огромные голубые глаза смотрели на парня с неприкрытым обожанием, и девушка, лучезарно улыбаясь, звонко заговорила:
    - Привёт, Тёма! Ты забыл меня, наверно? А я тебя помню. Мы с тобой три года назад на концерте школьном играли. Я Ленка Цыпляева. Вспомнил? – по растерянному выражению лица парня Ленка Цыпляева поняла, что не вспомнил, и продолжила такой же скороговоркой: - Ты тогда просто здорово сыграл. Я ещё подумала, что ты известным музыкантом станешь! Правда-правда! А сейчас прохожу мимо, слышу - кто-то играет. Смотрю: да это ж Тёмка наш!..
    За её звонким, кричащим голосом никто не услышал объявление об очередной заходящей электричке, а заглушить несмолкающую Ленку Цыпляеву смог только гудок электровоза. Артём посмотрел на приближающуюся электричку, как на спасительницу. Зелёные вагоны, похожие на гусеницу, лениво проползли мимо них и, издав скрежет, остановились. Дачница в розовых шлёпанцах сразу бросилась к поезду, бабулька с семечками, в прошлом наверняка победительница всех спринтерских забегов, резво направилась за ней. Слушатели тоже удалились, похватав чемоданы и дорожные сумки, и скрылись в вагонах. Пропала куда-то и стрекоза-Цыпляева, однако уходу этой особы Артём был только рад.
    Приободрившись после исчезновения Ленки, которая пророчила ему звёздную карьеру музыканта, он стал играть и тихо напевать слова. Васильев и Хитров присели рядом и созерцали суетящихся приезжих. Их внимание привлекла девчонка, с интересом следящая за Артёмом из окна, причём Хитров был уверен, что незнакомка смотрела на его пальцы, скользящие по грифу гитары. Потом девчонка исчезла из окна, а через несколько мгновений появилась с гитарным футляром наперевес. Артём тоже заметил незнакомку с гитарой и, почувствовав какое-то волнение, внезапно забыл, какой аккорд следует брать. Ре... фа... ля… Пальцы, обладающие своей памятью, сами выбрали правильное положение.
    Девчонка немного постояла, слушая музыку, а потом направилась прямиком к Артёму, который тут же перестал играть. Незнакомка приветливо улыбнулась и сказала:
    - Играй! У тебя великолепная гитара.
    Она была первой из всех слушателей, кто обратил внимание на музыкальный инструмент.
    - Красивая?
    - Хорошо звучащая, - незнакомка подошла к скамейке и благодарно улыбнулась Хитрову, уступившему место. Девчонка села, поправила выбившуюся из-под кепки прядь светлых волос и добавила: - И играешь ты профессионально.
    - Спасибо. А ты тоже музыкант? – он кивнул на футляр, который девчонка не выпускала из рук.
    - Можно и так сказать, - уклончиво ответила она.
    - А зовут тебя как?
    - Эля.
    - А я Артём, - представился он.
    - Сыграем вместе что-нибудь? – внезапно предложила она и, не дожидаясь ответа, открыла футляр. В нём лежала гитара из светлого дерева, изящная и красивая, как её хозяйка.
    - А что именно?
    - Начинай играть, а я что-нибудь придумаю.
    Артём недоверчиво посмотрел на девчонку, поразившись её уверенности, и взял первый аккорд. Эля, практически не размышляя, наиграла продолжение песни, которую он задумывал исполнить. Артём одобрительно кивнул, и они вдвоём стали играть одну и ту же мелодию. Поразительно было то, что их гитары звучали в унисон, словно два музыканта встретились не впервые, а прежде долго и упорно репетировали.
    Всё вокруг неожиданно стихло и замерло от звуков музыки: остановились поезда, приезжие, дачницы и бабульки с пирожками. Выглянувшее из облаков солнце весело запрыгало в стёклах вокзальных окон. И эти минуты летнего дня, наполненные звучанием гитары, превратились в маленькую вечность для двоих едва знающих друг друга музыкантов. День, начинающийся просто и скучно, не сулящий ничего интересного, внезапно стал волшебным и почти нереальным. Хрупкий, сотканный из нот мир, объединяющий двух случайно встретившихся гитаристов, не разрушился даже после финального аккорда. Он завис над вокзалом в пыльном раскалённом воздухе и держался так несколько секунд, пока всё окружение не избавилось от чар музыки, а звенящую тишину, в которой Артём и Эля ещё слышали звук последнего аккорда, не нарушил гудок электровоза. Резкий и оглушающий, он напомнил им об обыденной и реальной жизни.
    Эля вздрогнула и повернулась. Проследив направление её взгляда, Артём понял, что смотрит она на пожилую женщину, машущую ей из окна электрички.
    - Бабушка меня зовёт, - сказала Эля растерянно, словно не веря в происходящее. Она была похожа на человека, разбуженного вылитым на него ушатом холодной воды.
    - Тебе ехать нужно, - понимающе кивнул Артём.
    - Да. Я на каникулы еду к ней в деревню. В августе обратно, - её зелёные, как молодая листва глаза, виновато посмотрели на Артёма.
    - Удачного отдыха, - он улыбнулся девчонке, спешно укладывающей гитару в футляр. Артём не мог объяснить чувство сожаления и разочарования, появившееся так же неожиданно, как и эта светловолосая гитаристка в кепке.
    - Спасибо. И тебе хороших каникул.
    Её голос заглушило объявление об отправке электрички, и Эля, улыбнувшись на прощанье, побежала к вагону. Артём проводил её взглядом, наблюдая, как она ловко заскочила на ступеньки, помахала ему рукой и скрылась из виду.
    Железные двери закрылись за ней, и гусеница вагонов медленно поползла мимо перрона. Стук колёс окончательно уничтожил крохотный музыкальный мир, о существовании которого могли знать лишь два человека. Артём смотрел на электричку, пока её хвост не скрылся за поворотом.
    - Эй, - окликнул его Васильев. – Что с тобой?
    - А что со мной? – Артём перевёл взгляд на друга и нахмурился.
    - Ты как приклеенный на этот вагон смотрел. Девушка, что ли, понравилась?
    Артём ничего не ответил. Молча встал со скамейки и, спрятав гитару в чехол, зашагал по перрону. Проигравший спор уже расплатился, выступив на вокзале, и друзья не стали его догонять.
    А Артём шёл по улице, вспоминая о нескольких минутах счастья, напевая ту незатейливую мелодию, сыгранную вместе с едущей в деревню гитаристкой.
    Ре… фа… ля… до… ми…

    Сегодня я пришёл сюда не потому, что проиграл очередной спор, а потому что наступил август. Снова гитара, снова проезжающие мимо поезда, любопытные слушатели и торгующие граждане. Опять стук колёс, вагоны, наполненные пассажирами, и суета, привычная для каждого вокзала.
    А вы когда-нибудь наблюдали за людьми на вокзале? Вечно спешащие, постоянно куда-то опаздывающие, громко разговаривающие, неугомонные, снующие туда-сюда с чемоданами, полными вещей… Любопытно, а иногда даже смешно смотреть на них. Но ведь мы все отчасти пассажиры. Мы едем по рельсам судьбы в душных вагонах своей жизни и не видим вокруг себя ничего, кроме привычных и уже успевших стать родными стен. Поезд мчится с такой скоростью, что мы, даже если хотим, не видим происходящего за окном. Всё проносится мимо сплошной разноцветной полосой, и нас вскоре перестаёт интересовать нечто новое, находящееся за пределами вагонных стен. Многие согласны провести в таком вагоне всю свою жизнь. И лишь некоторые решаются остановить поезд, выйти на перрон и просто оглядеться.
    Что можно увидеть на этом вокзале? Каждый встретит там что-то своё. Я, например, встретил Элю. Но я вас уверяю, что любой, кто выйдет из привычного вагона жизни, обретёт маленькое счастье. Оно длится всего лишь несколько минут, а иногда даже секунд, однако этого времени хватает, чтобы потом долго вспоминать его. Такое короткое счастье порой лучше, чем продолжительное, потому что оно прекращается внезапно, ещё оставаясь настоящим: чистым, ярким, чарующим… как музыка, как мелодия, совершенно случайно ставшая для меня частью этого самого мимолётного, минутного счастья.

     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Архив отрывков » Поезд с остановкой "счастье". (Оцените, пожалуйста, мой рассказ...)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Igor_SS, Иля, трэшкин, BatGoabab, Hankō991988 Гость