[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • конкурс "Школьная история" (54) -- (Ботан-Шимпо)
  • Многомерность то Космическая Верность? (8) -- (Ellis)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • музыка помогающая творчеству (146) -- (Иля)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: миниатюры и эссе » Синдром Боброва (Отрывки из повести)
    Синдром Боброва
    OMONRAДата: Пятница, 12.07.2013, 01:37 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 8
    Статус: Не в сети
    Синдром Боброва.

    “Есть!”
    Возглас, подслушанный в казино.

    Легенды о смелых, энергичных и самоотверженных людях, сумевших несмотря ни на что в условиях жесточайшей рыночной конкуренции и повышенной экономической эффективности, добиться жизненного успеха, в последнее время воспринимаются с иронией. Мало того – им просто не доверяют. Стоит только простому и открытому человеку рассказать такую историю даже в небольшой случайной компании, как он тут же подвергается осмеянию, а зачастую и откровенному остракизму со стороны окружающих. А, между тем, это вовсе не досужие сказки, а описания вполне достоверных житейских ситуаций. Одну такую историю мы и хотим рассказать. Вот только не нужно заранее ехидно ухмыляться и пренебрежительно махать верхними конечностями. Итак…
    Психиатр Бобров был молод, умен и очень хорош собой. Кроме того, он был, как принято сейчас выражаться “просто заточен на успех” и любил хорошо одеваться. Еще во время учебы на последнем курсе провинциального медицинского института Бобров знал, чего хочет от жизни, и в общих чертах представлял себе, как этого добиться.
    У лузеров этого мира принято жаловаться на окружающих и винить их в своих жизненных неудачах, намекая при этом на кровати продюсеров, шкафы редакторов, родственные связи, волосатые лапы, заговоры семейных кланов, откаты, взятки и тому подобные мерзости. Несмотря на то, что Бобров по всем внешним признакам относился пока к категории лузеров, он считал, что лузерство - это не приговор, а ни что иное, как первая ступень в достижении грамотно поставленной цели. Нужно только подойти к делу с нужной энергией, целеустремленностью и верой в себя. Короче говоря, Бобров был социальным оптимистом. Он полностью отдавал себе отчет в том, что в условиях эффективной экономики преуспеть может только эффективный человек, что, как бы и понятно, и логично, и естественно. Неэффективных людей эффективная экономика из себя просто исторгает, что тоже как бы естественно и совершенно понятно.
    Еще во время учебы, молодой человек разочаровался в отечественной психиатрии и заинтересовался работами западных психотерапевтов. Почему-то они называют себя “психоаналитиками”, хотя дураку ясно, что анализировать там абсолютно нечего, а речь идет именно об оздоравливающей терапии (спасибо разъяснениям дедушки Фрейда). Размышляя над проблемами лечения неврозов, Бобров очень скоро и вовсе пришел к заключению, что на этом поприще в России пока имеется много нераспаханных делянок, обрабатывая которые, можно достичь жизненного успеха, богатства и славы, а при совсем уж удачном раскладе, даже создать себе имя в медицинской психиатрической науке. Ведь немалое число западных психотерапевтов были очень богатыми, успешными и известными людьми.
    На основании чего молодой врач-интерн из провинции пришел к таким выводам? Очень просто – ему удалось постичь самую сущность психотерапии. Бобров осознал, что причиной хронического стресса в современном обществе является не что иное, как именно та самая, пресловутая экономическая эффективность. Читая откровения и анализируя распечатки разговоров западных психотерапевтов со своими клиентами, Бобров понял, чего больше всего боится участник рыночных отношений. Он боится в один прекрасный момент утратить эту самую эффективность, что неминуемо приведет его к скатыванию в отхожую канаву жизни, невыплате кредитов, потере жены, коттеджа и автомобиля, а чуть позднее – к болезням и смерти. Именно это чувство и являлось, так сказать, той золотой жилой, которую так успешно и плодотворно разрабатывали западные психотерапевты на протяжении уже достаточно продолжительного времени. Еще Бобров понял, что для разработки этой жилы умелому западному психотерапевту даже не нужно особо напрягаться. Достаточно просто с участием выслушать пациента, в нужных местах задумчиво покивать головой, и дать несколько бессмысленных советов из учебника по психотерапии для чайников. И коварство западных коллег здесь было абсолютно ни при чем. Просто эффективность рыночных отношений делала участников жизненной гонки очень одинокими людьми, и для достижения катарсиса им нужно было иногда просто выговориться (облегчить душу, как говорят в России).
    Итак, с выбором области для будущей плодотворной деятельности у Боброва проблем не возникло. Не было у него и особых сомнений. Проблема с отечественной психотерапией заключалась в другом – рыночная эффективность по-прежнему оставалась на большей территории России диковинкой, а, следовательно, подавляющая часть населения одной шестой части земного шара в услугах Боброва просто не нуждалась. В сельской местности вообще это население все психические расстройства лечило посредством употребления вовнутрь самодельных спиртовых настоек и на услуги психотерапевтов плевать хотело. Во всяком случае – пока.
    Одним словом, по окончании интернатуры, Бобров решил перебраться в Москву – поближе к эпицентру отечественной эффективности. Он считал, что высотки Москва-Сити, снизу доверху набиты его потенциальными клиентами (эффективными людьми с прогрессивными рыночными взглядами на жизнь), и как показали дальнейшие события, он в этом предположении не ошибся.
    На первый взгляд, может показаться, что молодой провинциал был слишком самоуверен, а где-то даже наивен. Это не так. Дело в том, что Бобров, уже на момент прибытия к центру российской эффективности, в общих чертах разработал свой собственный (адаптированный к местным условиям) метод работы с клиентом, так как уже тогда понимал, что уловки западных коллег на российском грунте, скорее всего, или быстро зачахнут, или будут малоэффективными. На это указывали многие исторические факторы, но самыми очевидными из них был оглушительный провал попытки построения справедливого общества после революции семнадцатого года и провал построения эффективного общества после перестройки девяностых. Как считал Бобров, секрет постоянных неудачных попыток пошить что-нибудь приличное на территориях Евразии по заранее подготовленным западным выкройкам лежал именно в области психиатрии. Следовательно, для достижения успеха на поприще психотерапевтических услуг нужно было разработать принципиально новый метод оздоравливания будущих клиентов. Это Бобров понимал совершенно отчетливо.
    К разработке нового метода лечения евразийских неврозов Бобров отнесся со всей серьезностью. Для начала он проштудировал от корки до корки “Историю Государства Российского”, жизнеописания Ивана Васильевича Грозного, историю Раскола, биографию Петра I, Марксизм-Ленинизм, “Краткий курс ВКП(б)”, биографии Сталина, Хрущева и Горбачева. Кроме того, Бобров самым тщательнейшим образом изучил все, что смог найти по русскому народному творчеству – частушкам, поговоркам, песням и анекдотам. Еще он с большим вниманием просмотрел записи на пыльных кассетах с телесериалом “Рабыня Изаура” и сеансами психиатра Кашпировского. С особой тщательностью Бобров подошел к изучению системы Станиславского и тренировкам по суггестивному воздействию на психику. Как видите, наивным простецом Боброва нельзя было назвать ни при каких обстоятельствах.
    В итоге молодому амбициозному мед-технократу удалось-таки создать систему, которая позднее стала широко известна в узких кругах профессионалов под названием “Метод Боброва”. В чем же заключались основные отличия “Метода Боброва” от широко распространенных психотерапевтических методик? По мнению Боброва, идеальный сеанс психотерапии, практикуемый на просторах Евразии, должен был состоять из двух этапов (в авторском описании они назывались “европейская часть” и “азиатская часть” “Сеанса психотерапии по Боброву”). Первый этап ни чем принципиально не отличался от обычной западной практики (разве что большей задушевностью и теплотой) и представлял собой, как бы пролог к оздоровлению. Пациент укладывался на кушетку и начинал рассказывать врачу о своих тревогах, фобиях и болячках. После прохождения этой фазы, врач, по Боброву, вместо обычных бессмысленных советов, должен был тихим вкрадчивым голосом сказать приблизительно следующее: “Знаете, а ведь у вас действительно серьезные проблемы. Я просто вижу, в какие ужасные узлы завязана ваша нервная система. Это очень плохо. Вам прямо сейчас необходима сильная эмоциональная встряска, а иначе я снимаю с себя всякую ответственность”. На недоуменный вопрос клиента о природе подобной встряски, врач, по Боброву, должен был предложить ему поплакать, вернее даже – разрыдаться от души (в этом состоял второй, “азиатский” этап”). А чтобы подвигнуть клиента на путь психического самоочищения, врач должен был сыграть в этом процессе активную роль и поплакать вместе с ним, а главное – задать нужное направление течению оздоровительной процедуры личным примером (т.е. начать свой плач на несколько секунд раньше – для т.н. “затравки”).
    “Причем здесь плач?- спросите вы.- И как он только мог додуматься до такого, этот Бобров?” Верно, прием очень необычный и додумался Бобров до него не сразу. Можно сказать, что он пришел к мысли использовать очистительные свойства плача совершенно случайно. Однажды, примерно за два года до описываемых событий, Боброву попалась на глаза интересная газетная заметка. В ней описывался случай в зоопарке провинциального городка. Якобы в обезьяннике этого зоопарке обитала престарелая макака-резус по имени Яша, которая на протяжении последних четырех лет своей жизни спасла более сорока обитателей городка от самоубийства.
    Началось все с того, что в обезьянник зоопарка однажды забрел решившийся на самоубийство человек. Он подошел к решетке и невидящим взглядом уставился вовнутрь. Неожиданно с другой стороны решетки показался макака Яша. Он сел напротив самоубийцы и протянул ему сквозь решетку свои лапки ладошками вверх. Самоубийца инстинктивно взялся за лапки ладонями, а потом обезьяна и человек некоторое время смотрели друг другу в глаза. Неожиданно для посетителей обезьянника, самоубийца разрыдался, отдернул руки и выбежал из помещения. Он решил отказаться от своего рокового намерения и жить дальше. Так Яша помог своему первому клиенту. Об этом удивительном случае поведала миру работница обезьянника, участвовавшая в провинциальном телевизионном шоу “Альо! Мы ищем таланты!” Неудивительно, что вскоре к клетке Яши началось настоящее паломничество со всех концов города. И никому Яша не отказывал в помощи, даже отпетым негодяям и конченым извращенцам. Вот так простая макака и спасла более сорока человеческих жизней. Кстати, многие из спасенных позднее вступили в брак, завели детей (еще один плюсик хвостатому доктору) и сумели наладить свою жизнь. А трое даже сделались успешными бизнесменами – они открыли торговые лотки на центральном рынке городка. После кончины Яши, дирекция зоопарка установила ему небольшой бетонный памятник прямо на входе в обезьянник и на его скромном постаменте всегда лежали цветы, кусочки печенья и шоколадные конфеты в веселых разноцветных обертках. Все это, кстати, помогало выживать трем, обитающим в окрестностях зоопарка бомжам. Выходило, что Яша продолжал спасать людей даже после своей кончины. Как такое могло случиться? Как могло бессловесное существо, всю свою жизнь, от рождения до смерти, просидевшее в тесной вонючей клетке, совершить столько добра за свою короткую жизнь? Наверное, это навсегда останется загадкой.
    Вот такая, весьма любопытная, с психиатрической точки зрения история и послужила толчком к научным изысканиям Боброва. Его острый ум мгновенно уловил суть метода, которым пользовался макака-психотерапевт. Мало того, Бобров решил использовать кое-что из Яшиных наработок для проведения второй части лечебных сеансов по своей методике. Так и появилась на свет идея использования плача с оздоровительными целями.
    Теперь понятно, что именно для проведения второго этапа Бобров и советовал всем своим будущим последователям настойчиво изучать систему Станиславского, а также овладевать приемами суггестивного внушения. По мнению Боброва, вторая стадия сеанса (в идеале) должна проходить так – врач садится напротив больного на табуретку, берет его руки в свои ладони и смотрит ему прямо в глаза (“зрачок в зрачок”, как написано в пояснительной записке к “Методу Боброва”), стараясь мигать как можно реже. После этого он начинает плакать, постепенно наращивая обороты и стараясь попадать в такт всхлипов пациента и намереваясь довести все дело до истерических рыданий. Катарсис (третья стадия) достигается тогда, когда обессиленный рыданиями пациент, после очередного всхлипа разжимает руки и всем телом заваливается на ровную мягкую поверхность.
    По мнению Боброва, подобный подход, должен был не только решить все психологические проблемы пациента, но и запустить в его организме независимые оздоравливающие процессы (создать нечто вроде психического иммунитета к будущим стрессам, ведь никто из спасенных Яшей людей, больше никогда не возвращался к суицидальным поползновениям).
    Когда основные положения нового лечебного метода были доработаны и оформлены в более-менее стройную систему, Бобров решил, что время пришло.
    - В Москву, в Москву,- тихо приговаривал он, собирая чемодан.


    В этот раз не попал, в следующий раз попадешь
    laplit.com
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: миниатюры и эссе » Синдром Боброва (Отрывки из повести)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Валентина, Verik, Viktor_K, трэшкин, TERNOX, Сайлос, peotr, Ellis, Hankō991988, Karaken Гость