[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Многомерность то Космическая Верность? (4) -- (Ботан-Шимпо)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • музыка помогающая творчеству (145) -- (virarr)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
  • Глава из неэпического фэнтези (10) -- (Шая_Вайсбух)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Архив - только для чтения
    Модератор форума: TERNOX, Alri, Fredi_Hozar  
    Форум Fantasy-Book » Конкурсы и Состязания » Архив конкурсов » 3.Бенанданти (Таинства света)
    3.Бенанданти
    SayariДата: Воскресенье, 01.12.2013, 12:52 | Сообщение # 1
    Bro Club
    Группа: Sayari-vip
    Сообщений: 2628
    Статус: Не в сети
    БЕНАНДАНТИ


    Кардиналу Сальваторе Иноченти казалось, что этот день никогда не закончится.
    С самого утра приступ подагры, отдаваясь дикой болью в суставах, не давал спокойно шевельнуться, и только процедура кровопускания помогла ненадолго забыть о недуге.
    Прошло всего несколько десятков лет, как в Риме утвердили инквизиционный трибунал, и неизменно главой этого органа был кардинал Сальваторе. Сколько просьб о помиловании он рассмотрел за это время - и не вспомнить. Так же на ум не приходило, чтобы хоть одно такое прошение было удовлетворено. Еретикам и ведьмам не место в христианском мире, и Иноченти делал все, чтобы сделать его чище!
    И очень жаль, что в тот момент, когда итальянская земля не могла свободно вздохнуть под гнетом скверны, смерть подкрадывалась уже к самому кардиналу.
    Сальваторе отлично это понимал и, несмотря на семь десятков прожитых лет, старался работать с утра и до вечера, чтобы успеть как можно больше.
    Этот летний день не был исключением.
    С трудом кардинал опустился в мягкое кресло и обратил взор на груду бумаг, лежащую перед ним на столе. Очередная просьба от неизвестного отчаявшегося еретика о помиловании - не иначе! Сальваторе заранее знал ответ, какой получит обвиняемый, но просмотреть письма все равно было необходимо.
    Иноченти пошевелил перевязанной рукой, с которой только что пустили кровь, поморщился от боли и придвинул к себе верхний лист.
    - Паоло Каспаругги, - приблизив нос к тексту, прочитал он.
    Имя ни о чем кардиналу не говорило. Осужденный явно был не из богатых жителей Миланского герцогства. По крайней мере, слышать о нем раньше не приходилось.
    Пробежавшись по строчкам с описанием преступлений и приговора, Иноченти убедился в своей правоте. Каспаругги обвинялся во всех возможных грехах. Список был мучительно длинным, как и пытки, которым без сомнения подвергался обвиняемый. Житель маленького городка Броцано признался, что участвовал в шабашах ведьм. Одного этого с головой хватило бы, чтобы отправить несчастного на очищающий костер, но Паоло так же поведал, что имел сделку с дьяволом, после чего осквернял священный крест, менял облик на звериный и, в конце концов, отрекся от веры христианской.
    После пыток Каспаругги был бы рад вернуться в лоно церкви и признать себя самым ярым католиком, но его клятвы не дошли до ушей инквизиторов. Впрочем, редко когда такая внезапная любовь к Христу вызывала доверие священников. Ступив один раз на неправильный путь, никогда не стать истинно верующим.
    Сальваторе протянул руку к чернильнице, собираясь отказать в прошении о помиловании, когда его взгляд упал на маленький лист бумаги, выглядывающий из-под протокола. В мелком убористом почерке, которым было исписано письмо, вновь, как показалось кардиналу, промелькнуло имя Каспаругги.
    Он озадаченно пригладил редкие седые волосы и пробежал глазами по первым строчкам. Автором послания был аббат одного из многочисленных в Миланском герцогстве аббатств, некий Джорджо Колаяни. Кардинал нахмурил кустистые брови и заглянул в протокол. Старческая память не обманула его: именно Колаяни сообщил в инквизицию о появлении в Броцано ведьмака. Что ему надо от главы трибунала?! Иноченти отодвинул чернильницу на край стола и углубился в чтение.

    "Написано в месяце июле в год от Рождества Господа нашего Иисуса Христа одна тысяча пятьсот семьдесят пятом, аббатом Джорджо Колаяни.
    Святому и благоверному господину моему, кардиналу Сальваторе Иноченти, пишу сие послание с просьбой о наставлении и благоразумном совете, в надежде на мудрость, данную тебе Господом нашим Иисусом Христом. В смятении нахожусь я последние дни и недели, только молитвами успокаиваю душу свою, на распутье стоящую.
    Всему виной житель города Броцано, что в дне пути от Милана находится, Паоло Каспаругги. Его слова посеяли смуту опасную в разуме моем, а деяния - ввергли в пучину страха. Страха от непонимания происходящего перед взором моим, лишь молитвой защищенным. Одно осталось мне - верить! Верить и ждать помощи твоей, господин.
    Надеюсь, что по прочтении сего письма, простишь ты слугу своего неверного за сомнения его. А для того, чтобы понятны были поступки мои, где-то поспешные, где-то ошибочные, положусь на милость Господню и поведаю обо всем с самого начала.
    Шли последние дни...

    * * *

    ...месяца мая.
    Дождь лил, как из ведра, без малого неделю, и низкие грозовые тучи были явным признаком того, что непогода отступит нескоро. Солнце, казалось, позабыло о таком месте на Земле, как крохотный городок Броцано, и свежий северный ветер, напоминающий скорее об осени, а не о весне, только усиливал это впечатление.
    По дороге, более похожей на болото, медленно катила телега, в которой сидело трое. Два путника в тщетной попытке спрятаться от дождя кутались в плащи и прижимались друг к другу. В отличие от них крестьянин, понукая лошадь, не прикрыл даже головы. Он внимательно осматривал пустые улочки городка, словно силился вспомнить, как они выглядели до потопа, устроенного небесами. Наконец, увидев знакомые дома, направил к ним лошаденку.
    - Слава Богу, мы успели до темноты! - бросил крестьянин через плечо, и два насквозь промокших мешка, в которые превратились путники, перекрестились.
    Совсем скоро животное, послушное твердой руке, остановилось перед высокими воротами, за которыми, возвышаясь над всеми строениями Броцано, красовался двухэтажный палаццо.
    - Приехали. Вот дом ди Мариано, как вы просили.
    - Да пребудет с тобой Господь! - послышался благодарный ответ, и путники спрыгнули с телеги.
    Крестьянин не стал ждать, откроют ли перед гостями ворота, и лошадка, чавкая копытами, заторопилась прочь.
    Путники скинули капюшоны, подставив под струи дождя выбритые в тонзуры головы, и один из них постучал в дверь.
    Открылось маленькое смотровое окошко, и на гостей уставился седой старик.
    - Кто такие? - недовольный тем, что его заставили выйти на улицу в такую погоду, спросил он.
    - Аббат Колаяни, - ответил один из путников.
    Старик вперил взгляд во второго.
    - Диакон Бруно, - указал на юношу рукой аббат. - Мы ищем кров на предстоящую ночь.
    Окошко резко захлопнулось.
    - Видимо, нам не рады, - грустно улыбнулся Колаяни.
    Путники простояли под дождем еще не одну минуту, прежде, чем послышались звуки отпираемых запоров, и перед ними все же распахнулись двери.
    - Господь услышал наши молитвы! - перекрестился аббат.
    - Ваши молитвы услышала госпожа ди Мариано, - откликнулся старик и поспешно повел гостей в палаццо.
    Вблизи двухэтажный дворец выглядел не таким впечатляющим, как с дороги. Стены оказались старыми и потрескавшимися, крыша - зияла проплешинами. Даже ярко-зеленые ветви винограда не спасали положения, лишь стыдливо прикрывали места, наиболее настойчиво просящие ремонта. И только две статуи римских воинов у входа напоминали о былом великолепии дома ди Мариано.
    Аббат слышал о хозяевах палаццо. Дворянский род, некогда купающийся в роскоши, постепенно угасал, беднел, пока в один трагический момент маркиз ди Мариано не свел счеты с жизнью, спрыгнув с крыши собственного дома. Несчастной вдове остался в наследство фамильный дворец, несколько слуг и куча долгов.
    Ни в какой другой день Колаяни не попросил бы в этом палаццо крова, но погода не оставляла выбора.
    В тесной комнате, где кроме стола и скамьи, ничего не было, аббат с диаконом скинули мокрые плащи и присели у огня, весело потрескивающего в очаге.
    - Слава Богу! Слава Богу! - беспрестанно повторял Колаяни. Худенький Бруно, на лице которого жили только огромные глаза, вторил ему.
    - Одним огнем сыт не будешь, - сказал за их спинами старик, - а еда греет намного лучше. Присоединяйтесь.
    Он поставил на стол котелок, хлеб и указал на две деревянные ложки. Гости со словами благодарности откликнулись на приглашение.
    - Очень вкусно, - хвалил Колаяни, макая хлебом в густую похлебку с растертыми зернами злаков, хотя варево видом, запахом и вкусом больше напоминало клей. Бруно молча жевал.
    - Я могу поговорить с маркизой? - проглотив очередной кусок, спросил аббат.
    - Госпожа сама хочет с вами увидеться, - ответил старик. - После трапезы я отведу к ней.
    Колаяни еще активней стал работать ложкой и, наконец, отложив ее в сторону, произнес благодарственную молитву.
    - Я готов, - обратился он к старику.
    Тот, не сказав ни слова и с трудом волоча ноги, вышел из комнатки. Аббат сделал знак Бруно оставаться на месте и поторопился следом.
    Молчаливый проводник провел Колаяни по освещаемому редкими свечами коридору и указал на лестницу.
    - Как поднимитесь, войдете в первую же дверь, - сказал он. - Госпожа ждет вас. А меня простите, ноги уже не те, останусь здесь.
    Аббат улыбнулся, принимая извинения. На свои ноги в неполные сорок лет ему грех было жаловаться, и он легко взбежал на второй этаж. Дверь, о которой говорил старик, была распахнута. Колаяни осторожно постучался.
    - Входите, аббат, - женский голос оказался довольно молодым и мелодичным, что удивило Колаяни. Ему казалось, маркиза давно достигла преклонного возраста.
    Что ж, ошибиться может каждый. Тем более, что ничего странного в том, что у престарелого аристократа оказалась молодая жена, не было.
    - Маркиза, - аббат склонился в поклоне и вошел. Стоило поднять голову, ему сразу бросилось в глаза скромное убранство комнаты. Кроме двух картин с запечатленными библейскими сюжетами и огромного портрета похожего на борова человека - видимо, маркиза, - в помещении ничего не было. Толстые шторы закрывали окна, не пропуская дневного света. Десяток свечей только усиливал чувство одиночества и тоски, которыми, несомненно, страдала хозяйка в этом пустом бедном доме. Сама же Беатриче ди Мариано сидела на маленьком диване.
    - Входите, аббат, входите, - грустно улыбнулась она и подвинулась, приглашая гостя присесть.
    Колаяни последовал ее совету и окинул маркизу быстрым взглядом. Больше всего аббата поразила бледность кожи молодой женщины. Ему казалось, что он видит, как кровь бежит по ее жилам. Хотя, возможно, это было лишь игрой теней, отбрасываемых свечами. Вдобавок ко всему, подчеркивать удивительно светлую кожу могли густые черные волосы и голубое платье из саржи, единственным украшением которого была отделка на пришивных лентах, выполненная тонкими золотыми нитями.
    - Что заставило вас, аббат, отправиться в путь в такую погоду? - маркиза улыбнулась, но Колаяни заметил грусть в глазах женщины, только недавно ставшую вдовой.
    - Именно эта погода и заставила, - ответил он.
    - Вот как? - тонкие бровки ди Мариано поползли вверх.
    - Дождь в Броцано не прекращается уже вторую неделю, и это не может не волновать церковь.
    - Отчего же? - маркиза удивленно наклонила голову, представив взору аббата изящную шею.
    Колаяни помимо воли залюбовался прекрасным зрелищем, но тут же, устыдившись слабости, взял себя в руки.
    - Если ливень не прекратится, погибнет урожай, - быстро заговорил он.
    - Но ведь с этим жить нам, - возразила ди Мариано.
    - Да, но дождь - не единственное, что беспокоит церковь.
    - Что же еще?
    - Падеж скота. Только за последние дни издохло не меньше десятка животных.
    Маркиза промолчала, понимая, к чему клонит аббат.
    - А не позднее, как в минувшую пятницу женщина из этого города родила ребенка задолго до положенного срока.
    Вдова с болью смотрела на свои колени, а Колаяни слово за словом обрушивал на нее грозные знамения.
    - Новорожденный тут же умер. И у него были шестипалые руки! - он торопливо перекрестился. - Вы же понимаете, что все это значит?
    Маркиза кивнула.
    - Ведьма! - аббат наклонился к ней. - В городе живет ведьма. И я должен узнать, кто она.
    Беатриче вновь грустно улыбнулась.
    - Вы думаете, я смогу вам помочь?
    - Броцано - маленький город. Слухи, так или иначе, доходили до вас.
    Аббат с твердостью уверенного в своих словах человека заглянул ей в глаза. Маркиза тяжело вздохнула и, встав, подошла к окну. Мгновение она, отодвинув штору, задумчиво смотрела, как капли, разбиваясь о стекло, стекали вниз. Наконец, решившись, произнесла:
    - Да, я знаю, о ком вы говорите.
    Колаяни мысленно возблагодарил Господа.
    - Это художник моего супруга, - не отрывая взгляда от дождя, сказала Беатриче. - Человек, пользовавшийся его безграничной любовью и доверием, и так за это отплативший.
    - Почему вы его подозреваете?
    - Подозреваю? - неожиданно маркиза засмеялась и повернулась к аббату. - Я своими глазами видела, как он разговаривает со своими скульптурами, словно с живыми людьми.
    Аббат вновь перекрестился:
    - И это заставляет вас думать, что художник - ведьмак?
    - Его чудачества мало бы меня волновали, если бы однажды я не стала свидетельницей того, как Паоло Каспаругги не обернулся в дикого волка!
    Колаяни почувствовал, как по спине пробежал холодок. Оборотень в Броцано! Неудивительно, что городок страдает от непрерывных дождей и не может уберечь скотину. А сама маркиза, видимо от испуга за свою жизнь, так нехотя рассказала обо всем аббату.
    - Паоло Каспаругги? - переспросил он.
    - Да, так его зовут. И он живет в этом доме. Мой бедный супруг пригрел змею на груди, - красивое лицо маркизы исказила гримаса брезгливости, будто она и впрямь увидела гадюку.
    Аббат дрожащей рукой провел по волосам и обратился к хозяйке с просьбой дать ему бумагу, перо с чернилами и выделить для срочной поездки коня.
    - Да, конечно, - ди Мариано прекрасно поняла, для чего все это понадобилось.
    Спустя короткое время Колаяни провожал на улице Бруно, в качестве напутствия наказывая не останавливаться ни на мгновение и передать в надежные руки письмо, только что им написанное. Благо, дождь, наконец, прекратился, и близкая ночь, судя по проглядывающим звездам, обещала быть сухой и теплой. Диакон послушно кивнул и, поддав пятками в бока коню, скрылся в темных улочках города.
    Колаяни помолился о благополучном исходе пути и направился к палаццо. Но, заметив, свет, пробивающийся сквозь щель в маленькой двери боковой пристройки, повернул к ней.
    Дверь оказалась приоткрыта, и аббат осторожно вошел внутрь.
    Помещение оказалось крохотной мастерской, пол которой был усыпан каменной крошкой и залит масляными пятнами. У стен стояли ряды незаконченных картин, видимо, в ожидании вдохновения. Одни были почти завершены, другие - представляли собой понятные только их создателю наброски. На полках покоились многочисленные бюсты мужчин и женщин, фигурки зверей. Всю комнатку освещала единственная свеча, у которой спиной ко входу сидел и сам мастер, тщательно натирая тряпицей какой-то камень.
    - Аббат, я ждал вас, - обернулся мужчина на звук шагов, и Колаяни едва не выскочил из мастерской от испуга. Потому что лицо говорившего было обезображено кошмарным рубцом, оставшимся после встречи с огнем, а лысый череп - обтянут красной, как мантия кардинала, кожей.
    - Как ты узнал обо мне? - пролепетал аббат, едва сдерживаясь, чтобы не перекреститься. Слова вкупе с внешним видом художника подтверждали, что все подозрения маркизы относительно этого молодого человека, Паоло Каспаругги - а что это был он, Колаяни не сомневался, - имели под собой основания.
    - Здесь так редки гости, - улыбнулся Паоло, отчего его верхняя губа неестественно поднялась с одной стороны, - что о вашем приезде узнали тот час же. - Он встал и подошел к аббату. - И я знал, что вы придете ко мне.
    На этот раз Колаяни не сдержался и осенил себя крестом.
    - Значит, слова маркизы - правда, - пролепетал он.
    - Правда? - удивился Каспаругги. - Правда о чем?
    Святой крест придал сил аббату, и слова его зазвучали увереннее:
    - Что ты - ведьмак и оборотень, Паоло!
    Реакция художника была неожиданной. Запрокинув голову, он залился громким смехом. Колаяни суеверно от него отстранился.
    - Это смешно! - с трудом произнес Каспаругги.
    - Инквизиция разберется, смешно это, или грешно!
    - Инквизиция? - Смех прекратился так же быстро, как начался. Но в голосе художника звучал не страх, а презрение. - В Броцано пожалуют инквизиторы? Священники, которые думают, что служат Господу?
    - Это так и есть, - торжественно произнес аббат.
    - Вы ошибаетесь. Инквизиторы, монахи, кардиналы, папы, вся церковь... Господь их не создавал.
    - Как ты можешь такое говорить?! - задыхаясь от негодования, выпалил Колаяни.
    - Церковь - дело рук человека. Но никак не Господа, - настаивал Паоло. - И все же у Христа есть свои слуги. Свои воины, - он приблизил свое безобразное лицо к аббату и прошептал, - и я - один из них.
    - Ты, оборотень - воин Христа?
    - Да, - спокойно ответил Каспаругги. - "Рожденный в рубашке". Слышали когда-нибудь о таких?
    Аббат промолчал, а художник достал из-за присыпанного каменной крошкой ворота рубахи маленький оберег, вырезанный из дерева и похожий на сундучок.
    - Я отмечен Богом от рождения, - пояснил Паоло, - появившись на свет в рубашке. Она хранится здесь, - он указал на оберег. - В рубашке заключена сила, с которой не совладать ни человеку, ни злому духу. С ее помощью всего несколько лет своей жизни я могу превращаться в волка, но эти годы должны быть посвящены Господу! - и, спрятав оберег за пазухой и не спуская глаз с Колаяни, присел на скамью. - Я служу Создателю, охраняю эту землю и защищаю людей. Именно мы, оборотни, ведем борьбу с ведьмами, пока инквизиторы жгут простых смертных под пение псалмов. Нас немного, но мы - верные слуги Христа, и имя нам - Бенанданти!
    Аббат отказывался верить своим ушам.
    - Ты говоришь ересь! Никто никогда не слышал ни о каких бенанданти, ни о том, чтобы оборотни были воинами Господа!
    - Зато на каждом углу слышны речи бесполезных священников, - отмахнулся художник. - Нам нет нужды хвалить себя, деяния наши говорят лучше слов.
    - Тогда почему ты все мне рассказываешь?
    Улыбка, способная вызвать дрожь в коленях, вновь озарила лицо Каспаругги.
    - Каждый год, незадолго до начала лета, бенанданти собирает Провидица, - не отвечая на вопрос, сказал он. - Вместе они веселятся, пьют вино, гуляют. Но в конце праздника Провидица у костра называет имена. Имена тех, кто должен умереть. Еще она указывает на ведьм.
    - Ведьм? - Колаяни, неожиданно даже для самого себя, осмелел и подошел к художнику. - Значит, ты, ежели говоришь правду, должен знать, кто повинен в несчастьях Броцано?
    - Да, я знаю, - кивнул Паоло. - Это маркиза ди Мариано.
    Вспыхнувшее, было, доверие вмиг улетучилось, и аббат возмутился:
    - Эта несчастная женщина - и ведьма?!
    - Несчастная женщина? - настал черед художника удивляться. Его брови поползли вверх, образовав на красном лбу глубокие складки. - А вы заметили хоть одно распятие в доме маркизы?
    Вопрос застал врасплох. Колаяни, и впрямь, не мог припомнить, чтобы в палаццо висело изображение Христа.
    - А здесь, как видите, они есть, - Паоло указал в угол, где аббат приметил над фигурами и статуэтками искусно вырезанные из камня распятия.
    Колаяни почувствовал, что находится между мельничными жерновами. Маркиза и художник наговаривали друг на друга. Но история молодого человека все же казалась невероятной.
    - Это просто не может быть правдой, - прошептал он, осеняя себя святым крестом. - Инквизиция. Во всем разберется инквизиция, - и поторопился к выходу.
    Но в пороге его остановил тихий голос Паоло.
    - А знаете, аббат, как я узнал, что вы ко мне придете? Все очень просто. Одно из имен, которое назвала перед этим летом Провидица - Джорджо Колаяни.
    По спине аббата пробежал холодок, на лбу, наоборот, выступила испарина. Он с трудом устоял на задрожавших ногах и, шепча молитву, выскочил из мастерской.
    Весь вечер до поздней ночи Колаяни провел в непрерывных молитвах. Слова художника смутили его. Каспаругги говорил невероятные вещи, но делал это столь убедительно, что заставил сомневаться даже сильного духом аббата. Тут же на ум приходили и смятение, с которым маркиза выслушивала самого Колаяни, и ее замешательство, вызванное просьбой рассказать о ведьме. Паоло мог быть и прав, неотступно следовала мысль. И только несколько часов обращений к Господу охладили разгоряченную ересью голову.
    Оборотень - воин Христа?! Невозможно!
    Каспаругги умен, хитер и, несомненно, обладал даром убеждать, что, конечно, было подарком Дьявола. Иначе, как он смог так легко ввести аббата в заблуждение? Паоло - ведьмак, а заминка маркизы - всего лишь, следствие испуга за свою жизнь. Упоминание же художником имени Колаяни было удачной попыткой запугать и служителя церкви. Всего пара дней, успокоил себя аббат, и в Броцано прибудет инквизиция, и тогда Каспаругги заговорит по-другому.
    Прижав маленькую Библию к груди, Джорджо забылся беспокойным сном.
    Разбудил аббата жуткий холод.
    В маленькое окошко отведенных ему покоев пробивался лунный свет, слышен был стрекот сверчков. непогода отступила, тем удивительней казался пар, который вырывался изо рта аббата при дыхании.
    Колаяни встал, потирая озябшие руки и не понимая, в чем дело.
    - Почему так холодно? - взял Библию и вышел на улицу.
    Ночное небо было усыпано звездами, а полная луна, словно позабыв о ненастье, лила на землю мягкий свет. Легкий ветерок запутался в ветвях ивы, растущей недалеко от палаццо, и нежно уговаривал отпустить его.
    Издалека, нарушая идиллию, послышался глухой звук, похожий на удары барабана. Удивленный аббат пошел вдоль спящего дома. Задний двор был засажен деревьями, листве которых умелый мастер придал одинаковую круглую форму.
    Барабан звучал все громче, но Колаяни не видел, кто бы мог издавать эти звуки. Внезапно за его спиной раздался невнятный шепот, и аббат быстро развернулся.
    - Господи Иисусе, - пролепетал он и, прижимая одной рукой Библию к груди, второй - раз за разом осенял себя крестом.
    Перед ним стояла маркиза. Тончайшая сорочка прикрывала ее стройное обнаженное тело, густые волосы, ничем не удерживаемые, волнами ниспадали на плечи. Лунный свет придавал ее бледному лицу мертвенный оттенок.
    Но не это напугало Колаяни. В грудь ему упирался исписанный неизвестными письменами посох, который крепко держала в руках Беатриче ди Мариано, а с губ ее слово за словом слетала незнакомая речь, более всего похожая на заклинание. В волосах же маркизы аббат заметил веточки сорго, так напоминающие дьявольские метлы.
    Холод сковал Колаяни, не давая двигаться, воздуха едва хватало, чтобы вздохнуть. Но он все же поднял Библию.
    - Господи, помоги мне!
    Маркиза взмахнула посохом, больно ударив по руке. Пальцы разжались, и священная книга отлетела на несколько шагов. Заклинания зазвучали громче, и ладонь ди Мариано уперлась в грудь аббату.
    Сердце, словно попав между двух валунов, болезненно сжалось. Стон сорвался с губ Колаяни, ноги обмякли, но неведомая сила удерживала его, не позволяя упасть. Едва не теряя сознание, аббат увидел, как маркиза приблизила свое лицо к нему, и почувствовал ледяной воздух, слетавший с ее губ.
    "Вот она - ведьма из Броцано!" - промелькнуло в голове, и тут же на ум пришло пророчество женщины-оборотня, упоминаемое Каспаругги. Человек, которому суждено умереть - он, Джорджо Колаяни.
    Давление на сердце становилось все сильнее, из глаз аббата потекли слезы, стон становился все тише, переходя в хрип.
    Внезапно за спиной умирающего Колаяни раздалось угрожающее рычание. Хватка ослабла, и аббат, с облегчением выдохнув, рухнул на колени. Жуткая боль в груди мешала двигаться, но ему удалось обернуться. Чтобы вновь обомлеть от ужаса.
    В нескольких шагах позади стоял огромный волк. Он глаз не спускал с маркизы и, обнажив клыки, непрерывно рычал. Шерсть на загривке ощетинилась, хвост угрожающе поднялся вверх.
    Ди Мариано, словно позабыв о Колаяни, безбоязненно шагнула к дикому зверю. Тот на мгновение присел и бросился в атаку. Но маркиза оказалась быстрее. Удар посохом, и волк отлетел, словно был месячным щенком. Тут же вскочил, наклонил голову, роняя на землю клочья пены. Ди Мариано была уже рядом. Закричав, она вновь замахнулась…
    Аббат не верил своим глазам. Не мог человек сражаться со зверем голыми руками, не мог, вцепившись с ним в смертельных объятиях, кататься по земле. Не мог! Колаяни не покидало стойкое чувство, что все это - сон, навеянный вечерними разговорами. Но удары барабана, звучавшие все громче и быстрее, и жуткое рычание вперемешку с нечеловеческими криками говорили об обратном. Он на коленях подполз к Библии, прижал ее к груди и зажмурился, шепча молитву. Слова, обращенные к Господу, помогли. Они успокоили душу, подарили надежду. А еще на заднем дворе палаццо воцарилась тишина. Ни барабана, ни волка, ни ведьмы. Даже сверчки умолкли. Аббат приоткрыл глаза и поспешно перекрестился.
    Перед ним стоял зверь. Настолько близко, что Колаяни смог рассмотреть его и ужаснуться. Морду волка пересекал страшный рубец, до боли похожий на тот, что изуродовал лицо художника. А на загривке, возле уха, алела проплешина.
    - Нет, это невозможно, - прошептал аббат. - Господи, это невозможно.
    Волк фыркнул, словно смеясь над словами человека, медленно развернулся и, не торопясь, проследовал по дорожке, петляющей между аккуратно постриженными деревьями.
    Колаяни не удержал слез. Этой ночью его вера пошатнулась.
    Маркиза, чье растерзанное тело виднелось в темноте, оказалась ведьмой. Она осознано наговорила на художника и, выждав, когда гонец отправился к отцам Святой Инквизиции, попыталась убить аббата. Видимо, хозяйке стало известно о разговоре Колаяни с Паоло, и, пока не было написано новое письмо, предпочла первой нанести удар, а заодно списать смерть священника на несчастного Каспаругги.
    И все же, главным потрясением для Джорджо стало не покушение, а бессилие Библии и Святого Креста перед Злой Силой. Все, во что он верил, не помогло при встрече с пособником Дьявола, а, значит, слова Паоло о том, что церковь - лишь орган, придуманный самими людьми, - правда. Как это ни горько сознавать - единственными защитниками Господа в этом мире были не священники, а горстка оборотней - Бенанданти.

    * * *

    ...Остался с того мгновения единственный выход мне, к коему и приступил я со всем тщанием. Молюсь днями и ночами, зерно истины ищу в событиях, со мной случившихся. Только на Господа уповаю да на мудрость твою, мой господин.
    Знаю, что художник тот, Паоло Каспаругги именуемый, приговорен к казни через огонь очистительный. Но страсти нечеловеческие испытывает душа верного слуги твоего, ибо повинно в том приговоре только слово мое, поспешно написанное.
    Уповаю, что по прочтении сего письма смилостивишься, ты, господин, над художником тем и спасешь душу мою от мук нестерпимых на свете этом и том.
    Подай тебе Всемогущий Господь здравия и благополучия.
    Джорджо Колаяни, аббат".
    Лист упал на стол. Сальваторе Иноченти дрожащей рукой перекрестился.
    Бенанданти!
    Сколько лет прошло, как он в последний раз слышал это слово. Оборотни - истинные воины Христа. О них мало кто знал, но для старого кардинала они не были загадкой.
    Иноченти потянул с шеи нить и вместе с крестом достал маленький амулет. Сундучок, вырезанный из дерева, легко умещался в ладонь, но сколько хранил тайн!
    Когда-то и он, кардинал, был тем самым защитником веры, который, никогда не появляясь на виду, оберегал мир от Зла и Скверны. Зверем, отвергнутым людьми, в чьих головах и не закрадывалась мысль, что этот оборотень на самом деле их ангел-хранитель.
    Иноченти окунул перо в чернила и вывел под приговором одно слово.
    "Освободить".
    На несчастном художнике, испытавшем все прелести инквизиции, не было вины. И пускай для всех он окажется лишь очередной победой святых отцов: приговоренный к смерти еретик покаялся во всех грехах и вернулся в лоно церкви.
    Это слово успокоит волнующийся город, неистовых инквизиторов и благочестивого папу.
    Кроме самого кардинала никто не будет знать правды. Человечество не готово к открытию Истины. И вряд ли когда-то к этому придет.
    А, значит, знание о бенанданти должно быть скрыто от их глаз. Спрятано глубоко в подвалах церкви, там, где к тайне и близко никто не подберется.
    Сальваторе Иноченти взял в охапку письма аббата Колаяни, свечу, и, прошептав:
    - Для тебя, Господи, сие творю, только для тебя, - припадая на больные ноги, вышел из кельи.

    ОТ АВТОРА

    Оборотни - слуги Сатаны. Люди говорили так веками, пока события 1575 года не опровергли это утверждение. Некий житель маленького городка Броцано, Паоло Каспаругги, в доверительной беседе со священником признался, что может оборачиваться зверем, после чего под бой барабанов вступает в битвы с ведьмами. Услышанное настолько потрясло служителя церкви, что он призвал в помощь отцов-инквизиторов.
    Судьба Каспаругги доподлинно неизвестна, но почти на протяжении ста лет после того следствия церковь проводила целую серию процессов и расследований над так называемыми "бенанданти", которые утверждали, что именно они сражаются с Темными силами вместо священников.
    Что же представляли собой бенанданти? Ими могли стать только люди, избранные самим Господом. Родившиеся в рубашке. С ее помощью бенанданти оборачивались волками и шли на битвы, она же помогала возвращаться в свое тело. Поэтому и хранили рубашку особенно тщательно. Глубоко почиталась оборотнями женщина-провидица, во время игрищ называвшая имена ведьм и людей, которых ожидает смерть в ближайшем будущем.
    Церковь оказалась в тупике. С одной стороны: оборотни - прислужники дьявола. С другой - именно бенанданти вели более успешную войну с ведьмами, чем сама инквизиция. В итоге, большинство процессов так и не были доведены до конца, не говоря уже о том, чтобы кого-то сожгли на костре. Устав сражаться с неподходящими под все догмы оборотнями, святые отцы просто закрыли глаза на этих странноватых людей.
    И все же, тайна, которой обладали бенанданти, могла поколебать устои церкви. Знание о том, что главные слуги Господа не священники, а оборотни, рано или поздно закрыло бы людям дорогу в храмы и соборы. Церковь обязана была не довести до этого христиан.
    И поэтому необходимо было спрятать эту тайну. И пусть официально архив Ватикана открылся только несколькими десятилетиями позднее описываемых событий, церковь, безусловно, хранила к тому времени не один секрет в своих подвалах.
    И кто знает, возможно, существование бенанданти - оборотней, воинов Господа, - один из них?


    Написанное существует, прочитанное живёт. (с) Мудрость востока
     
    трэшкинДата: Понедельник, 02.12.2013, 09:29 | Сообщение # 2
    Первое место на конкурсе "Камень удачи".
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 3738
    Статус: Не в сети
    Хороший рассказ. И тема мне нравится. И, после некоторых сомнений, я пришел к выводу, что теме конкурса рассказ соответствует.

    Грамотность - 10.
    Стилистика - 9.
    Впечатления - 9.
    Соответствие - 10.


    Кружат голову свобода
    И ветер.
    Пред тобою все дороги
    На свете.

    Tuha.
     
    vladДата: Четверг, 05.12.2013, 21:12 | Сообщение # 3
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1127
    Статус: Не в сети
    Пожалуй, соглашусь с Трэшкиным еще раз. Хороший рассказ, но вот начало очень похоже на "Кольцо рыбака". Автор там не один случаем?)))
    Оценки позже.

    Добавлено (05.12.2013, 21:12)
    ---------------------------------------------
    Грамотность - 9.
    Стилистика - 10.
    Впечатления - 9.
    Соответствие - 10

     
    nonamemanДата: Пятница, 06.12.2013, 16:26 | Сообщение # 4
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2485
    Статус: Не в сети
    Клёвый рассказ. Красивый.
    Смутило только это
    Цитата Sayari ()
    Маркиза, чье растерзанное тело виднелось в темноте, оказалась ведьмой. Она осознано наговорила на художника и, выждав, когда гонец отправился к отцам Святой Инквизиции, попыталась убить аббата. Видимо, хозяйке стало известно о разговоре Колаяни с Паоло, и, пока не было написано новое письмо, предпочла первой нанести удар, а заодно списать смерть священника на несчастного Каспаругги.

    Это показалось лишним.

    Грамотность - 9.
    Стилистика - 10.
    Впечатления - 10.
    Соответствие - 10
     
    KivviДата: Пятница, 06.12.2013, 20:17 | Сообщение # 5
    Первое место в конкурсе "Ведьма или ангел?"
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 5222
    Статус: Не в сети
    здесь чувствуется единодушие жюри, наверное, в соавторстве писали))) :D

    Я не злая, я хаотично добрая...
     
    AssezДата: Воскресенье, 08.12.2013, 13:49 | Сообщение # 6
    Чебурашка-ниндзя
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1984
    Статус: Не в сети
    Цитата
    Сколько просьб о помиловании он рассмотрел за это время - и не вспомнить. Так же на ум не приходило, чтобы хоть одно такое прошение было удовлетворено. Еретикам и ведьмам не место в христианском мире, и Иноченти делал все, чтобы сделать его чище!

    Автору крайне рекомендуется ознакомиться с матчастью. От силы 5% еретиков отправлялись на костер, а самым распространенным наказанием была конфискация имущества. C'est la vie.
    Цитата
    Житель маленького городка Броцано признался, что участвовал в шабашах ведьм.

    Что никак не передает его в руки инквизиции.
    Цитата
    Одного этого с головой хватило бы, чтобы отправить несчастного на очищающий костер, но Паоло так же поведал, что имел сделку с дьяволом, после чего осквернял священный крест, менял облик на звериный и, в конце концов, отрекся от веры христианской.

    А вот это уже передает.
    Цитата
    После пыток Каспаругги был бы рад вернуться в лоно церкви и признать себя самым ярым католиком, но его клятвы не дошли до ушей инквизиторов. Впрочем, редко когда такая внезапная любовь к Христу вызывала доверие священников. Ступив один раз на неправильный путь, никогда не стать истинно верующим.

    И вновь что-то не то. Если еретик раскаивался, он всегда получал прощение. От смерти, быть может, это не спасало, а вот от клейма еретика - вполне.

    Цитата
    Аббат отказывался верить своим ушам.

    Я тоже.
    Кстати, за оборотнями инквизиция тоже не охотилась.
    Цитата
    Тончайшая сорочка прикрывала ее стройное обнаженное тело

    Так обнаженное или нет?

    Двоякое впечатление. С одной стороны, рассказ таки относительно неплох, а после "Чужого" так и вовсе кажется превосходным. С другой - автор то ли не удосужился почитать об инквизиции поподробнее, то ли сознательно пишет ерунду. В общем, хрен его знает.

    Грамотность - 8.
    Стилистика - 8.
    Впечатления - 6.
    Соответствие - 8.


    Если я раскритиковал ваше творчество, то это не значит, что я сделал бы лучше. Это значит, что сделав так же, я бы счел это паршивым результатом.

    Сообщение отредактировал Assez - Воскресенье, 08.12.2013, 13:50
     
    KivviДата: Понедельник, 09.12.2013, 09:03 | Сообщение # 7
    Первое место в конкурсе "Ведьма или ангел?"
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 5222
    Статус: Не в сети
    Цитата Assez ()
    Что никак не передает его в руки инквизиции.

    Цитата Assez ()
    А вот это уже передает.


    И о чем это говорит? О том, что ты не не уловил суть произведения? Я понимаю, что оставлено сие цитирование для масштаба от нечего сказать и не к чему придраться, но уж собственные косяки можно было бы не показывать так явно.

    Цитата Assez ()
    Аббат отказывался верить своим ушам.

    Я тоже.

    заметно, что читаешь ушами)))


    Я не злая, я хаотично добрая...

    Сообщение отредактировал Kivvi - Понедельник, 09.12.2013, 09:04
     
    AssezДата: Понедельник, 09.12.2013, 10:08 | Сообщение # 8
    Чебурашка-ниндзя
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1984
    Статус: Не в сети
    Цитата Kivvi ()
    И о чем это говорит? О том, что ты не не уловил суть произведения? Я понимаю, что оставлено сие цитирование для масштаба от нечего сказать и не к чему придраться, но уж собственные косяки можно было бы не показывать так явно.

    Ты решила защищать по очереди всех конкурсантов? Я указываю на фактическую ошибку в рассказе: инквизиторы интересуются ересью, а не оборотнями и ведьмами. Между тем как товарищ сознался в ереси уже в их руках.
    Цитата Kivvi ()
    заметно, что читаешь ушами)))

    Да-да.


    Если я раскритиковал ваше творчество, то это не значит, что я сделал бы лучше. Это значит, что сделав так же, я бы счел это паршивым результатом.
     
    KivviДата: Понедельник, 09.12.2013, 11:11 | Сообщение # 9
    Первое место в конкурсе "Ведьма или ангел?"
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 5222
    Статус: Не в сети
    Цитата Assez ()
    Ты решила защищать по очереди всех конкурсантов?

    я просто по тебе соскучилась))))

    Добавлено (09.12.2013, 11:11)
    ---------------------------------------------
    И немного хочется оживить разговоры в конкурсных темах, а то всего шесть работ (ВСЕГО!!!) и все равно молчание или отзывы полные презрения. Так нельзя. Люди пишут, чтобы их тексты на конкурс обсуждались,а не только ради оценок, после которых работы тут же потонут среди других тем.
    Такое впечатление, что люди на форуме оценки с трудом ставить могут, а обсуждать тексты и вовсе забыли как. И это писатели, которые должны уметь говорить словами?


    Я не злая, я хаотично добрая...
     
    AssezДата: Понедельник, 09.12.2013, 11:47 | Сообщение # 10
    Чебурашка-ниндзя
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1984
    Статус: Не в сети
    Цитата Kivvi ()
    отзывы полные презрения.

    Рассказы того заслуживают.
    Но заметить, тут я презрением не изливался.
    Цитата Kivvi ()
    я просто по тебе соскучилась))))

    Вай, это радует)


    Если я раскритиковал ваше творчество, то это не значит, что я сделал бы лучше. Это значит, что сделав так же, я бы счел это паршивым результатом.
     
    ВалентинаДата: Понедельник, 09.12.2013, 12:04 | Сообщение # 11
    Врачеватель душ
    Группа: Aдминистратор
    Сообщений: 5716
    Статус: Здесь
    Очень хороший рассказ. По моему мнению, безупречный.

    Грамотность - 10.
    Стилистика - 10.
    Впечатление - 10.
    Соответствие - 10.


     
    Slick6719Дата: Вторник, 10.12.2013, 01:21 | Сообщение # 12
    Посвященный
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 123
    Статус: Не в сети
    Понравилось. Хоть и объём немалый - прочитал без запинок и с интересом. И только клуб Уайта тут нигде не фигурирует, хотя автор писал именно по нему, смею предположить?

    Грамотность - 10
    Стилистика - 10
    Впечатление - 10
    Соответствие - 9
     
    vladДата: Понедельник, 16.12.2013, 17:02 | Сообщение # 13
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1127
    Статус: Не в сети
    Теперь могу хоть немного поодбиваться)) Ассез прав, в инквизиции я не силен, могу и ошибаться. Но в послесловии постарался объяснить, откуда что взялось. И Паоло существовал на самом деле, и инквизиция вела по нему дело, и более ста лет над бенанданти шли многочисленные процессы. Могут конечно ошибаться авторы статей (довольно многих, надо заметить),или все это их выдумка. Но и я, на минуточку, написал не документальный трактат. Кстати, Ассез, извини, что на тебя перекидывал авторство.
     
    AssezДата: Понедельник, 16.12.2013, 21:45 | Сообщение # 14
    Чебурашка-ниндзя
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1984
    Статус: Не в сети
    Цитата vlad ()
    Но в послесловии постарался объяснить, откуда что взялось.
    Этим и спалился, послесловия - неотъемлемая черта твоих рассказов.
    Цитата vlad ()
    Кстати, Ассез, извини, что на тебя перекидывал авторство.

    Да ради бога)


    Если я раскритиковал ваше творчество, то это не значит, что я сделал бы лучше. Это значит, что сделав так же, я бы счел это паршивым результатом.

    Сообщение отредактировал Assez - Понедельник, 16.12.2013, 21:45
     
    vladДата: Понедельник, 16.12.2013, 22:57 | Сообщение # 15
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1127
    Статус: Не в сети
    Цитата Assez ()
    Этим и спалился, послесловия - неотъемлемая черта твоих рассказов.

    Хех, надо же от всех чем-то отличаться)) Ну и не скрою, мне нравится описывать реальные события.
     
    KivviДата: Понедельник, 16.12.2013, 23:58 | Сообщение # 16
    Первое место в конкурсе "Ведьма или ангел?"
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 5222
    Статус: Не в сети
    рассказ с самого начала занял лидирующие позиции, достойный текст.

    Я не злая, я хаотично добрая...

    Сообщение отредактировал Kivvi - Понедельник, 16.12.2013, 23:58
     
    Форум Fantasy-Book » Конкурсы и Состязания » Архив конкурсов » 3.Бенанданти (Таинства света)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Валентина, Igor_SS, Ботан-Шимпо, трэшкин, Ва, Ellis, Karaken Гость