[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Турнир (28) -- (Ботан-Шимпо)
  • Платок голубого шелка (69) -- (Hankō991988)
  • Учитель (6) -- (Hankō991988)
  • Мир как наш, но островной, почти без железа и углеводородов (15) -- (Yezdigerd)
  • Три дня в санатории "Улыбка" (64) -- (T_K_Finskiy)
  • Давайте знакомиться! (1826) -- (Yezdigerd)
  • Дракон Её Величества (15) -- (Yezdigerd)
  • Вопросы к администрации и форумчанам (1310) -- (Yezdigerd)
  • Поздравлялки (3132) -- (Virhand)
  • Флудильня (4106) -- (Иля)
  • Страница 1 из 11
    Модератор форума: fantasy-book, Donna 
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: фэнтези от боевой до эпической, сказки » Беспечный странник. (кн1. Глава 3). Воспоминания
    Беспечный странник. (кн1. Глава 3). Воспоминания
    VirhandДата: Вторник, 06.06.2017, 20:19 | Сообщение # 1
    Посвященный
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 115
    Статус: Не в сети
    Возможно, где-то пропустил дефекты текста, т.к много исправлял за раз.
    ну и по традиции ограничения символов: влезла лишь половина текста.
    ..............................................

    -Энэйвиан…
    -Да?
    -Ты слышала про вчерашний шторм?
    -Нет.
    Эльфка сидела на плотном мешке с мукой в небольшой халупе, наблюдая за гномом, угрюмо крутящим вертел с небольшой белкой над огнем. Тепло скромной кухонной печи отдавалось приятным покалыванием на щеках и руках эльфки.
    -Рыбаки говорят, что своими собственными глазами видели, как какой-то кораблище испарился.
    -То есть как это – испарился?
    Миловидная худощавая кошка ловко запрыгнула на колени Энэйвиан и, улегшись клубком, мирно задремала.
    -Шторм был сильный. Как говорят - волны накрывали половину корабля, паруса рвались, люди чуть ли не летали по палубе от порывов ветрищи и качки на гигантских волнах. Корабль, который заметили бедные рыбаки, плыл, видать, своим курсом к Хондэгарду, или Теарданским берегам – не знаю. В какой-то момент корабль захлестнула волна так, что тот чуть не перевернулся, а потом… Энэйвиан, честное слово, впервые слышал подобное…
    -Да говори уже.
    -В корабль ударила молния. Странная такая – одиночная, прямая и желтая-желтая, с отблеском синевы по центру. И как только свет от молнии растворился, корабль исчез.
    Эльфка помолчала, представляя картину у себя в голове. Сразу же вспомнился Нэерфальт, со своими сказами про возвращение Гедеона через месяц. Но связь с колдовством чародея не состыковывалась с временными промежутками: до предполагаемого возвращения Гедеона оставалось еще почти две недели.
    -Быть может, просто волна подцепила и утащила на дно. Какая разница, Ясси?
    -Да не может такого быть, - парировал попытку эльфки уйти от разговора гном. – Волны топят корабли не так быстро. А рыбаки поговаривают, что корабль исчез моментально.
    -Человек в страхе и недоумении видит порой такой бред, что безумец может позавидовать.
    -Агха. Соглашусь, пожалуй. Однако же, до чего интересно, что это было? Ну не может же…
    -Не вижу в этом ничего интересного. Белка готова?
    -Еще не совсем, - опробовав готовность белки пальцем, буркнул гном.
    -Есть хочется.
    -Разговоры иногда утоляют голод…
    -Все же белка куда лучше, - улыбнулась эльфка. - Черт возьми, Ясси, я будто неделю не ела!
    -Энэйвиан…
    -Да?
    -Кто ты?
    -К чему этот вопрос? Как это связано с штормом?
    -Энэйвиан… Не знаю, о чем ты там думаешь, но мне просто хочется знать ближе новых знакомых. И еще, скоротать время. Мой вопрос и про шторм был лишь попыткой убить время. И узнать твое мнение по этому поводу. Так что, кто ты?
    -Я лишь беспечный странник. И я хочу есть.
    -Расскажи о себе, Энэйвиан, - неумолимо продолжал Ясси, при этом обязательно понюхивая аромат белки, чьей участи не позавидовал бы никто.
    -Разве что, пока готовится белка.
    -Пожалуй… Может, потом тебя и не остановить будет, а? Кто знает? – ехидно ухмыльнулся гном.
    -Пожалуй. Но…Что сказать? Я была обычным ребенком в обычном городе. Росла в квартале нелюдей, вместе со своей матерью. Так шли годы и годы, пока не…
    -Пока не что?
    -Пока Райген не напал на нас… В тот день изменилось многое. И закончилось мое детство.
    Эльфка сидела на плотном мешке с мукой в небольшой халупе, поглаживая миловидную серую кошку, спящую на ее коленях. Тепло скромной кухонной печи отдавалось приятным покалыванием на щеках и руках эльфки. Гном угрюмо крутил вертел, эльфка говорила. Время тянулось…

    ***

    -Маар, куда мы идем?
    Рыжеволосая эльфка, плетущаяся за обезнадеженной толпой по омерзительной канализации, крепко схватила за руку рядом идущего мужчину.
    -Мы идем к свободе, Энэй. Скоро все вернется на свои места. Вот-вот мы увидим яркое солнце, пушистые облака, колышущиеся на ветру ростки, ветви и деревца, услышим шелест листвы и журчание воды, пение птиц и жуков. Уже скоро, Энэй.
    Через узкие водосточные щели на улицах слышались смех и буйства, рев рыдающих женщин, не ясные указующие выкрики захватчиков. Не редко раскатами дребезжания отдавался марш отрядов армии Эрладэна прямо над головой. Хельс переживал свою смерть и перерождение.
    -Не ври мне, Маар! Я знавою, что город – энно токмо начало! Энние люди… Они же не остановятся, Маар. Я…
    -Тогда мы найдем другой дом. Далеко отсюда, - мужчина едва заметно улыбнулся, пытаясь скрыть свою горечь и жгучую злость. – Я обещал защитить тебя, Энэйвиан. Я сдержу свое слово. А пока… Энэй, мы отправимся на запад. В Эверал, в столицу Даметрии. Увидишь славные башни королевского замка. Ох, видела бы ты их раньше…
    Толпа хлюпала по склизкой паршиво-пахнущей жиже. Эльфка, по щиколотку погрязшая в канализационной гадости, заткнув нос плелась за ней, крепко держась за руку Маара. Они двигались в непроглядной тьме, и лишь один догорающий факел где-то впереди показывал дорогу. Но вот-вот и он догорит, и тогда группа беженцев останется без единой капли света в мраке помоев и удушающей вони.
    -Маар… Каковенно думаешь, рыболюди и жаболюды будут охотиться на нас?
    Легкий голосок эльфки дергался как поплавок.
    -Что еще за рыболюди?
    -Мама мне рассказывала про жаболюдей и рыболюдей. Они живут в канализации, едят отходы, которые мы, жители белого мира, скидываем к ним в дом. А иногда похищают пьяниц и деборишов!
    -Деборишов? Дебоширов, что-ли?
    -Наверное. Маар, ты же защитишь нас если они появятся?
    -Как мне нравится твой эльфский акцент… Все эльфы так… сплетено мягко-тянущеся говорят?
    -Не увиливай!
    -Нет никаких жаборыболюдей, Энэй. Нет, и никогда не было. Это лишь детские страшилки.
    -Как жаль! - эльфка с силой дернула рукой в сторону так, что рука мужчины, за которую она держалась, легко ударила в спину идущего впереди старика.
    Где-то за головами людей из толпы показался проблеск света. Эльфка не заметила этого, да и не могла заметить, в силу своего роста. Зато она слышала, как люди начали восторженно по-тихому прикрикивать и бежать, разбрызгивая во все стороны отбросы канализации.
    Эльфка не чувствовала ног, пока бежала вслед за толпой. Она будто призрак парила, растворяясь среди покрытых мхом и плесенью стен. Свет в конце канализационного хода был виден уже даже ей. В тот момент этот свет был всем в ее жизни. Своеобразным сердцем, пускающим кровь по сосудам. Этот свет сейчас был для нее как мать. Он согревал душу одним лишь своим ослепляющим видом, рассеивал мглу в сознании. И вот он здесь. Уже совсем рядом.
    Боль пробила глаза. Эльфка сощурилась, что есть мочи, и закрылась от лучей далекого пылающего шара ручонкой. Легкий ветерок, нахлынувший с запада, ударил эльфке в руку черными хлопьями пепла. А когда она открыла глаза, то не увидела долгожданных зеленых полей и шуршащих кленов. И дело не только в том, что канализационный ход вел на болота, а еще и в том, что в глаза бросался дым горящего города и чувствовался запах… Гари, жара и разрушения.
    -Маар! –Энэйвиан статуей застыла на месте, вновь заметя тот страх и боль. – Ты видишь это?!
    -Вижу… Энэй…
    Коленки эльфки подкосились, она тут же упала в размякшую от трясины и недавнего дождя грязь. Пепел тучей вновь пролетел мимо, зацепившись за местную растительность.
    -Маар, я не могу так.
    -Мы передохнем и забудем про это… Все это…
    ***

    -Готова там эта чертова белка, Ясси?!
    Энэйвиан спихнула заснувшую кошку с ног. Кошка обиженно фыркнула, махнула головой, будто стряхивая капли воды со своей шерсти, и устало плюхнулась на пол в углу халупы.
    -Готова-готова, - бодро отвечал гном, сбрасывая поджаренную белку с вертела в тарелку. – Мяса тут, конечно, с гулькин нос, но ничего не поделаешь. Хофара звать будем?
    -Не будем, - сухо ответила эльфка.
    -Я же пошутил, Энэйвиан…
    -Я тоже.
    Хофар наконец зашел в халупу, когда от белки остался лишь задние лапы и предстоящая перед ними часть. Эльфка сидела за ветхим столом на дряблом стуле и говорила, играясь косточкой белки. Ясси хлопал глазами напротив эльфки и слушал, не пропуская ни единого слова мимо ушей…
    -О чем болтаете?
    Хофар с улыбкой тяжело положил руку на плечо младшего брата и потянулся за оставшейся частью белки.
    -О детстве Энэйвиан.
    -Нет. Это не детство, Ясси.
    -Понятно, - заявил Хофар, облизывая пальцы. - Полагаю, история интересна, Loihta Энэйвиан?
    -Вряд ли кому-то может быть интересно. Не прикидывайтесь, вам все равно, - эльфка скрестила руки возле груди.
    -Да ладно, интересно знать чело...То есть, эльфа, с которым ведешь заводишь дружбу…
    -Кто сказал, что мы с вами – друзья?
    -Кто знает, как сплетутся нити судеб… Энэйвиан, расскажешь, что был дальше? Вы добрались до Эверала? И что было потом? Ибо, как известно, Эрладэн захватил всю Даметрию в конце концов…
    Эльфка прыснула.

    -Дальше толпа потерявших все людей двинулась в сторону тракта, минуя опасные воды болота, идя след в след, друг за другом большой колонной. Мы же, как и еще несколько беглецов были против этой опрометчивой идеи и отправились на север, в сторону холмистых краев, истерзанных мелкими речками и ручейками. Так мы двигались полями и окраинами лесов около месяца – сторонились войны как могли. Иногда нам попадались патрули эрладэнских войск, иногда – возводящие баррикады и остроги даметрийцы. У них мы, порой, ночевали – но лишь иногда. Большинство войск не принимали беженцев ни при каких условиях. Война, что сказать… И, черт, война следовала за нами по пятам. Мы приходили в деревню, ночевали, а следующим утром пожар войны поглощал деревню. Мы видели это каждый раз, оборачиваясь назад. И с каждым разом нас становилось все меньше. Я думала, что не доберусь до столицы…
    Да, так прошел месяц. А потом мы наткнулись на конвой с какой-то там девкой важных кровей, с Истфильдских земель…Хм, Аэнаоллой ее звали, как помню… Они тоже бежали от войны в Эверал. Девчушке той было столько же, сколько и мне, посему Маар без особых проблем сумел договориться с ней. Хех, забавно. Она постоянно словом сражалась с каким-то монахом…
    Эльфка ухмыльнулась, закинув голову. Она вспоминала.
    -Наверное, спросите: «Зачем, если вы все время сторонились дорог?», - продолжила она. - И я отвечу: мне было двенадцать лет, мы голодали, у нас не было сил. А конвой двигался с помощью лошадей и повозок. Мы, наконец, могли расслабиться и отдохнуть в пути. Но это продолжалось не долго…

    ***

    Эльфка лежала в крытой повозке, среди различных ковров и тканей. В левый бок ей упирался железный щиток сапога Маара, который в свое время облокотился на запечатанный громоздкий ящик и вытянул ноги. За брезентом, скрывающим содержимое повозки от внешнего мира, виднелись две тени шагающих маршем нога в ногу. Слышались голоса. Стражники из конвоя обменивались короткими фразами, размышляли и прикидывали дальнейшее развитие событий войны, пока жаркое солнце пекло их стальные плечи и головы своим огнем. Эльфка одним ухом слушала их, но лишь из-за скуки.
    Время шло, солнце клонилось к горизонту. Глаза закрывались, время расползалось…

    Этой ночью эльфка вскочила, тяжело дыша, с чувством тревоги и страха. Первое, что она хотела сделать в этот момент – это закричать во все горло и броситься наутек. Но не могла. Маар крепко схватил ее, одной рукой плотно зажав рот так, что невозможно было и промямлить простейшее слово.
    -Тсс! – прошипел Маар. – Молчи. На нас напали, Энэйвиан.
    Взгляд эльфки в тот момент был схож со взглядом призрака.
    Слышалось ржание коней, скрежет металла, указующие выкрики капитана стражи. Громогласно раздавались насмешливые и пугающие крики нападающих – явно не воинов-захватчиков, а каких-то отчаянных бандитов, решивших, что война – самая подходящая возможность разбогатеть.
    Потом послышался стук копыт, долгий режущий уши лязг. Будто ножом по ножу со всей силы ударили вскользь. А потом голос капитана превратился в громкое хлюпанье. Лошадь под ним заржала, встала на дыбы и рванула прочь, неся на себе мертвеца. Его кровь лилась на землю.

    В повозку ударило что-то тяжелое, от чего та перевернулась набок, забросав Маара и Энэйвиан с ног до головы всякими предметами для декора и комфорта «человека важных кровей».
    Она опомнилась, отошла от кратковременного шока. Повозка была пробита чудовищно-здоровым бревном, или целым деревом, упавшим откуда-то слева. Неведомо, каким образом, от такого удара не пострадал ни Маар, ни Энэйвиан.
    Снаружи доносились жуткие крики, гудели клинки, ударяясь друг о друга. Бойцы конвоя не сдавались, сражались до последней капли крови. Выбора у них не было.
    Энэйвиан засуетилась, ее сердце заколотилось в несколько раз быстрее обычного, пот проступил на коже. Нужно было выбираться – иначе ее ждала жуткая смерть. По виду Маара, столь хладнокровного и уверенного в этот момент, было ясно, что он думает точно так же.
    И это было очевидно. Силы защиты практически с каждой секундой таяли. Из и так не многочисленного отряда стражей, оставалось не более шести солдат, в то время как бандитов было в два раза больше. Да и лошадей у охраны не больше было, в отличие от разбойников – четверо из них скакали на крепких кобылах, вертя в руках топоры и мечи. Налет грабителей защитникам было не отразить…
    Энэйвиан вздрогнула от звонкого расщепления дерева повозки. Стрела пробила борт насквозь и вбилась в стенку с другой стороны. Времени на раздумья становилось все меньше, как и защитников – их было уже пятеро. Высокий, и на вид сильный страж, рухнул в пятнадцати шагах от повозки, пробитый насквозь копьем. Его жуткое скорченное от боли лицо впилось в память Энэйвиан.
    -Нет времени, нужно бежать. – Маар держал эльфку за плечо, выглядывая из-за завалов ковров на поле боя. – Энэйвиан, послушай меня… Тебе нужно скрыться в лесу, пока еще есть время. Не спорь, просто верь мне, Энэйвиан. Я найду тебя, как только все утихнет. Обязательно найду, обещаю.
    Эльфка кивнула. На ее глазах снова образовались те слезы паники и горя, что выступили в день штурма Хельса. Маар узнал эти глаза и обнял девочку, а потом выскочил из кареты, в кувырке схватил валяющийся меч мертвого защитника и бросился в бой…
    «Маар!», - выкрикнула в мыслях эльфка и бросилась из повозки, но споткнулась о валяющийся коврик и упала, разбив коленку до крови.
    Со всех сторон было сражение. Бандиты кружили, пытались атаковать с разных сторон, проносились то тут, то там, меняясь друг с другом противниками. Всадники скакали туда-сюда, пытаясь зарубить обороняющихся.
    «Бежать? – подумала Энэйвиан, привстав на одно колено. – Не-ет, бежать не могу. Да и… Сразу начнется погоня… Нужно скрыться из виду… У всех на виду… Как это сделать?»
    Ответ пришел в голову моментально, после того как совсем рядом, в шагах так пяти, с седла выпал очередной бандюга, и скрипя зубами пополз в укрытие. Впрочем, проползти он сумел не далеко, и где-то на половине пути захлебнулся своей кровью.
    Энэйвиан пала ниц, грязью изуродовав себя до конца. Поползла к обочине, к лесу. В лесу ее вряд ли найдут, даже если и будут искать. Так она думала.
    Медленно, кряхтя и пыхтя, Энэйвиан ползла по окровавленному тракту, прячась от жутких грабителей за телами павших бойцов. Она, совсем еще молодая, ползла по дороге смерти, минуя все новые и новые препятствия и угрозы, спасая свою жизнь. Жизнь, в которой, казалось бы, не осталось ничего.
    -За Истфе… - заорал один из защитников кареты, в отчаянии бросаясь на трех кровожадных бандитов. Топоры врезались ему в горло и ребра, пустив на волю «призрака стана». Отправившись в иной мир, скорее всего в преисподнюю, молодой страж забрал с собой и пыхчущего от злости бандита. Эльфка отвлеклась на это событие, замерла, точно потеряв пульс. Она была еще не готова увидеть столько смертей и крови за один день. И не была бы готова когда-либо еще.
    Она почувствовала, что ее сейчас вырвет.
    Но ее не вырвало. Этому помешал всадник, чуть не раздавивший ее своей лошадью. Пара копыт звякнула о камни всего в пальце от виска Энэйвиан. Она вздрогнула, хотела закричать, но опомнилась. Хоть ужас и наполнял ее, желал вырваться на волю, она держалась. Держалась как самый стойкий воин, как верный долгу рыцарь.
    -Примем смерть с достоинством! – выкрикнул один из последних защитников. – Не бросим меча, не подставим шею под быструю смерть! За Истфеглей, за Даметрию!
    Последние трое воинов-защитников, как они выражались – Истфеглей, запылали огнем, рубя бандитов, как легендарные воины Хоруган с восточного континента. Несколько бандитов замертво упали на тракт, остальные отступили на пару шагов, готовясь к новой атаке. Всадники начали заходить с двух сторон, готовясь поразить стражей.
    Маара нигде не было видно.
    Энэйвиан уже почти достигла заветной цели – лесной полосы возле дороги, как ее внимание привлек, вернее, привлекла, стройная и изящная всадница в бледно-серой рубахе. Она была единственной особой женского пола в отряде бандитов и скакала верхом на гнедой кобыле, привстав в стременах и замахнувшись длинным мечом. Через миг она рубанула в плечо защитника кареты и громко рассмеялась. Кажется, убивать ей нравилось больше всего.
    «Если бы и я умела сражаться… - Эльфка представила себя в седле кобылы, скачущей на встречу дикому ветру, размахивая поблескивающим в свете солнца клинком. - Я бы показала этим гадам, как это сталкиваться с бедными беженцами!
    -Хватай девку, Сиплый! – командовал бородатый разбойник, указывая другому на Энэйвиан, как только заметил ее. – Хватай, говорю! Повеселимся!
    Эльфка снова точно очнулась. Поднялась и кинулась в лес, не смотря на разбитое колено. Сиплый бросился за ней, как и приказал ему бородатый.
    Звуки сражения остались позади, а вскоре и вовсе затихли. Грабители одержали победу. Хоть и победа эта стоила им многих жизней.
    Листва хрустела под ногами бегущей эльфки, острые ветки, иглами торчащие со всех сторон, терзали лицо и руки, коими она защищалась от них. В какой-то момент Энэйвиан услышала протяжный вой старого матерого волка, умирающего своей смертью. А когда этот вой закончился, целый хор дюжины осиротевших без предводителя стаи волков сопроводил в последний путь старика. Эльфка слышала этот вой, знала почему он так скорбно звучит, чувствовала ту обиду, жалость и боль, какую чувствовали волки.
    А потом вой прекратился и настала тишина. Такая жуткая и пугающая, будто все призраки и чудовища леса коварно направили взор на эльфку. Но это длилось лишь миг. Ничтожная крупица времени, пыль бесконечности. И она осталась в прошлом. И тогда эльфку пронзил огонь. Ноги сами подкосились, она упала и покатилась кубарем вниз по круче. Последним что она слышала, валяясь в крупном овраге посреди леса, был матерное высказывание Сиплого, стоящего на вершине кручи…

    ***

    -Дев… Девчушка! Оченулася! Да оченулася, говорю! Иди сюды, Меллия! - прокричал мужчина с засаленной бородкой и громадной раной на правой щеке. Рана, как заметила Энэйвиан своим мыльным взором, была свежая, а появилась она, должно быть в результате не аккуратного обращения с ножом.
    – Гиде ты тамошне шляишься, курва?! А-а-а, хрен с тобою! – мужчина махнул рукой и добрым взглядом встретил эльфку. - Добренного денека. Каково чувствуется? Не побаливает ли плечо? Али нужонно поменять перевязу? Ну-ну, не дергаеся ты так, худобно станется. Не боися, я тобно тебя то не обижу. Хочел бы я тебя то обидеть, стрелу из плеча то не вынимал бэ.
    Энэйвиан лежала молча, прижавшись к колючей кровати всем телом. Она не помнила, как оказалась здесь, что случилось после того как… После того как что? Она и это забыла. Помнила только то, что за ней сквозь лес гнался какой-то громадный бандит, а дальше – все как в тумане. В голову приходили отрывки воспоминаний, но и те были ложными, скорее всего. Потому как вспоминала она, что откуда не возьмись явился черно-шерстный волк и выволок ее на полянку. Быть того не могло, посему рыжеволосая эльфка думала, что это все игра разыгравшегося от интереса и страха воображения.
    -Есть, энно, хочешь? - продолжил незнакомец с сальной бородкой. Взгляд его был полон истинного добра и тепла. - Меллия и Лефиса посторалеся на славечку. Вон та, и огурцы тебешне, и помидоренов нарезали, кроля зарубили да поджарили. Здоровеханного таковего, ишь! А весе для тебя, девчушка. Сил то надобенно тебешне набраться, негоже как тот мертвяк валятьса. Ну-ну, чагошенно? Тяжко? Понимаю…
    -Где… Я.. – с трудом выговорила Энэйвиан. Этого места она так и не вспомнила.
    -Ну как где? В нашем со Меллией доме, а веренее сказать будет, на лесовой ферме.
    Энэйвиан облегченно вздохнула и оглядела комнату, где лежала. Помимо бородастого незнакомца, в глаза бросались самодельный шкаф, неплохо так изувеченный временем, две пары самодельных стульев, так же местами почерневший стол с горой деревянной посуды, да кучи всяко-разного хлама, от обыкновенных мешков с зерном, до весьма интересных приспособлений и инструментов для работы с деревьями, овощами и землей. В углу, прикрытом не высокой перегородкой, судя по всему, находилась еще одна, или две кровати. Эльфка поняла это, расслышав чье-то тихое сопение, доносящееся от туда… Больше в помещении ничего не было. Да и места под что-либо еще не нашлось бы – домишка оказался совершенно крошечным. Настолько крошечным, что было удивительно, как такой скромный набор мебели и хлама помещается в него.
    -Как… - превозмогая усталость и слабость, начала Энэйвиан. – Как я здесь оказалась? Помню токмо громаденного разбойника и… И лес. Что произошло? Расска… жи…
    -А то кто бэ знавал то, - пожал плечами бородастый. – Ты к нам, девушка, пришела, если так моженно говаривать, три дня тому назад. Видок та у тебя ужаснущий был – веся в грязи, одеяние разорвано и окровавлено, точенно песы изодрали, ей богу. А из плеча то вона чего, железенная стрела торчала, поломанная пополам. Да-а-а, видок та вона чего какой, не пожелаешь и врагу таковенного, - он жалобно покачал головой, выдвинув подбородок вперед. Выглядело это как минимум нелепо.
    -А потом?
    -Я тогда пенек выкорчевывал, уж боленно он мешается, курва таковенная, да вот энно чего слухаю: Лефиса орет как ненормаленная, чего девка какае-та ползет к нам. Ух, она тогдашне не на шутку испугалася, да почем зря. А когда я подбежал, девушка, ты уже как умертвленная валялася подоле ростов картофелин. Ну мы, энно, думали что ты, эльпхка, померела уже. Но все-такешно решили помочь тебе, не за зря, стало быть, старалеся.
    Благодарности он так и не услышал, как и не увидел улыбки на лице эльфки. Она лишь сомкнула глаза и тихонько что-то выговорила себе под нос так, чтобы мужчина не разобрал и единой буквы, не говоря уж о целой фразе.
    -Ну тык, энно, помидоренов с кролем подать? Али не нужонно сейчас?
    -Пожалуйста.
    «Волки… Почему я ничего не помню?!»
    Помидорены, огурцы и кроль на вкус казались пищей королей на пиру. Впрочем, это и не удивительно после пережитого, даже не учитывая длительного бегства с убогим перекусом… Увидеть столько страданий, пережить атаку кровожадных бандитов, чудом уцелеть в неизвестном лесу с пробитым плечом, а потом оказаться неведомо где, неведомо с кем… Повезло еще!
    -Расскажи, чего с тобою случилося то? Откудова таковенная рана? Откудова таковенная беда пришла? – мужчина любопытно взглянул на эльфку, аккуратно жующую очередной кусочек кроля, стараясь не запачкать грубую шкуру, служащую ей одеялом.
    Энэйвиан с минуту промолчала, а затем рассказала все.

    -Значится, - сдержав паузу, сказал мужчина, выслушав рассказ. – На твоюшнюю повозу напала банда, а ты сбегла в лес, а тамошне уже и стрелою охватила от одного грабителья?
    -Да… - ответила Энэйвиан.
    -Прости, девчушка. Я не хочел…
    -Нет, все нормально.
    -Ну, энно хорошо… Ладенно, отдыхай тута. Мне нужонно работать. Ежели чего понадобится, окликни Меллию, Лефису, меня, или же Хеспана. Но токмо он пока вона чего, похрапывает.
    Эльфка понимающе кивнула и закрыла глаза. Она устала от всей неразберихи в последние месяцы жизни. Она хотела покоя…

    ***

    Энэйвиан тяжело вздохнула, залпом опустошила бурдюк с водой и уставилась на огонь печи. Гномы молчали, будто потерявшись то-ли в себе, то-ли где-то в рассказе эльфки. Через приоткрытое оконце в халупу втягивался воздух поздней осени, от чего возле окна образовывалась завораживающая картина битвы тепла и холода. С улицы доносились выкрики пьяниц и попрошаек.
    -Больше года я прожила с ними. Миновала война, начался голод, время разбоя и грабежей, послевоенных пожаров и партизанских боев с гарнизоном захватчиков… Во время всего этого ада я сперва лечилась у тех добрых людей, а потом жила, помогая им с хозяйством. Меня это вполне устраивало: не было ни голода, ни страха, что тебе вот-вот ограбят и порежут. Все было тихо и спокойно…
    -Ох, эта беззаботная, прости, жизнь! – радостно подхватил Хофар, хлопнув ладонями. – Давно в молодости мне представился случай хорошо поработать руками на полях. Ох-ох-ох… Я тогда своего отца разозлил – ну, устроил жуткий такой погром… Поместье вверх дном перевернул, были причины. Эх, это была жуть. Не представляю, как можно всю жизнь прокопаться в земле согнувшись пополам. В такие моменты, знаете ли, мне жалко всех этих фермеров.
    -Жалко, говоришь? – Энэйвиан говорила крепко и хватко, будто держа за горло гнома.
    -Пожалуй, - понимая о чем речь, согласился Хофар. – Как-нибудь нужно устроить, гхм, празднество. Люблю наших работяг, черт побери. Хорошие они, зараза, гномы!
    -Вот так щедрость.
    Эльфка насмешливо выглянула из-под рыжих волос.
    -Ну хватит давить на мое пузо. Не может быть равенства среди народа. Да к тому же, подумай только, что бы делали эти землекопы, дойщики, плотники и другие господа ремесленики, если бы попали в капкан сложного мира финансов, документов, политики, переговоров и…
    -Хватит, Хофар, - вмешался Ясси, видя, к чему клонится беседа. Эльфка согласно кивнула ему.
    За окном что-то разбилось, и вслед посыпались гневные старушечьи выкрики. Кошка, мирно спящая на своем месте до этого момента, обиженно покосилась на окно и вновь свернулась клубком, на этот раз прикрыв ухо своей лапой. Хофар, игнорируя желание кошки отправиться в мир грез, подхватил ее и повалился на мешок с мукой. Кошка по началу пыталась сопротивляться, но сон брал над ней верх и она, наконец, успокоилась и удобно разлеглась на коленях гнома. Эльфка хлебала мелкими порциями прохладную воду из бурдюка.
    -Энэйвиан…
    -Да, я помню. Мне надо было передохнуть…
    -Понимаю.
    -Когда я наконец сумела оставить тех людей с фермы в лесу, я пошла своей дорогой. В Эверал. Все еще в надежде на положительный исход в войне с империей. Мой путь лежал по северным землям Даметрии, где часто ходили торговые и прочие караваны. Я об этом, конечно, не догадывалась… И это обернулось печально…
    Вскоре я встретила театральную труппу, странствующую по империи. С дурьей головы меня угораздило присоединиться к ним, в надежде на кров, корм и компанию. Вот только я не знала, что это на самом деле за труппа…
    Эльфка злостно закатила глаза, сдержав продолжительную паузу.
    -Не нравится мне это…
    -Мне тоже. И они мне не нравились.

    ***

    -Куда пошела? – рявкнул не высокий худощавый мужчина, соскочив со своего места. – Тебя отпускали? Нет?! Так какоговенного хрена ты самовольничаешь, зараза?! Сядь на место и жеди.
    Она почувствовала, как ее плечо сжимает костлявая, но тяжелая и сильная рука. В следующее мгновенье, она получила звонкую пощечину, оставившую яркий розовый след пятерни.
    -Сиди тут и не дергаеся, - бросил мужчина, озлобленными сверкающими глазами уставившийся на нее. – В следующий раз того энно и гляди, и зубы ненароком выбью. Тебе понятенно?!
    Она не ответила. Даже не подняла взгляда.
    Удар. Розовый отпечаток руки покраснел, сделавшись багряным, почти как кровь.
    -Я ясенно выражаюсь?! – мужчина замахнулся в третий раз. Она молчала.
    Удар. На щеке показались алые крапинки.
    Она не моргнула, не пискнула. Не подняла взгляда.
    -Гордая маленькая сука, - плюнул мужчина. - Думает, что сильная, ха! Да ты знаешь сколеко я таковенных повидывал?
    -Оставьте ее в покое! - схватившись за его рукав, взвыла рыжеволосая эльфка, а через мгновение услышала еще один звонкий шлепок. В этот раз он ударил ее.
    -Оставить? – расхохотался мужчина. – Почему энно я должен оставить ее? Ну-к расскажи мне, почему? Ну-ну, не уводи взгляд та. Почему?!
    -Сядь, Олид, - устало сказал другой мужчина, сидевший молчком до этого момента за столом. – Чего портишь их?
    -Порчу?! Да энно я порчу? – Олид отбросил эльфку взмахом руки так, что та больно треснулась крестцом. – Так ты энно посмори, каковенно я порчу! Вона, сидят тихо, бояся слова выронить лишнего! То-та же, дис-ци-пли-на! Вона как!
    -Дисциплина – это несоме… Несомене…. Несомненно, хорошо, - продолжал человек за столом. - Но глянь на них. Лица изувечены синяками, под глазами вона как опуховенно, да причем у каждой. Руки ихние того и гляди кровоточить начнут от постояненной носки пут. А им, ежели, Олид, ты забыть умудрелся, поскакивать на сцене… А потоменно… А потоменно, можт и еще гиде. Но токмо таковенных не возьмут никуда, денег с ихних прелестей не состряпнешь в таком виде.
    -Так есля их дисциплине не приучить, так и вовся будут таковенные спектакли устраивать, что энно самое, кровь ихняя потом зальет все. Ну а ни им, ни нам энно не нужонно. Уму-разуму то надобенно учить этих…
    -А-а-а, боги будут тебешне указывать. Ладенно, давай их в клетку, пусть перед выступлением отдохнут. А то вишь, того энно, гляди и опозорят нас. А ни они, ни мы энного не хочем, верно, девочки?
    Ответа он не услышал. Как и не увидел кивков согласия.
    -Так вы, дуры энные, не поняли? – сразу взъерошился Олид, долбанув кулаком по столу так, что одна из пустых кружек повалилась на бок и, перекатившись пару оборотов, с лязгом врезалась в холодный грунт. Эльфка вздрогнула, но взгляда не подняла.
    -Поняли они, поняли, - прервал его мужчина за столом. – Отведи их в ихние «покои», да расслабься уже наконец. Завтра у нас будет золотой день… Звон монет, помни об энном!
    -Угу, - мерзко кивнул Олид, схватил под мышки девушек и потащил за собой.

    -Не нужонно было лезть, - сказала она, как только Олид хлопнул тяжелой, укрепленной стальными пластами дверью. – Ты не знавоешь, во что моженно вляпаться, открыв рот там, где не нужонно. А нужонно токмо на сцене да пред господином, когдашне попросит.
    Клетка, как называл это место мужчина, представлялся собой небольшое помещение с решеткой на двух крохотных оконцах по сторонам. На первый взгляд, это обыкновенная тюремная камера, в которой обычно ждали своей участи неудачливые разбойники и воры, убийцы и заговорщики. Но это была особая клетка, перевозная, целиком выполненная из толстого дерева да прибитая к большой телеге на шести десятиспицевых колесах. Это был перевозной дом актеров из странствующего театра с очень необычным и не очень звучным названием «завсегдатаи».
    Театр бороздил земли империи, бесчисленное множество раз выступая на публику. И бесчисленное множество раз, актеры видели довольные морды зрителей, которые прекрасно знали о всех секретах театра. Или, по крайней мере, догадывались.
    -Каковенным ветром тебя занесло сюды? – спросила она веселым голосом. Веселым, но каким-то больным. Эльфка безразлично смотрела ей в глаза. Девушка была совсем не много старше, но в ней уже точно слышались голоса боли и страданий. Выглядела она жалко.
    -Холодным, сильным и страховенным.
    -Страховенным! Ха-ха, вы энно слыхали, ребята? – девушка резво обернулась, бросаясь взглядами в артистов, что занимались своими делами, разместившись по своим углам. В основном, это был дрем, или перекатывание кубиков из стороны в сторону. Все они молчали.
    -Так вот запоминай, девка, - продолжила она. – То, чего энно тебешне казалось страховенным, померкшне будет по сравнению с тем, чего здесшне увидишь! Ты узнавоешь, что таковенное страх, когда Ли’орвин посчитает, чего энно ты не прально сделала! Когда какой-нито дикарь возьмется за тебя и использует как ту шлюху из борделя. Вот тогдашне ты узнаешь, что таковенно страх! А уж поверь – найдется много таковенных моментов!
    -Я знаю, что таковенное страх, - тихо сказала эльфка, не выражая никаких эмоций ни голосом, ни взглядом.
    -Знает она, тьфу ты! – девушка скривила мину, будто бы обиделась. – Знаешь, так знаешь, бог с тобою и будет…
    Обе замолчали. Эльфка не хотела вспоминать тот случай год назад, когда на конвой напали бандиты. Не хотела вспоминать, как видела целые озера крови, как слышала жуткие вопли и визги умирающих людей, не хотела вспоминать, как ей прострелили плечо, и как потом она преодолевая боль ходила по лесовой ферме Гренга и Меллии. Но она вспомнила, не вольно и моментально. Плечо вновь загудело, хоть рана уже заросла. Тут же начинали приходить мысли о Мааре и той девчушке важных кровей. Что случилось с ними? Выбрались ли они? Эльфка и об этом не хотела думать. Но времени было еще много…

    ***
    -Это продолжалось пару месяцев, пока табор странствовал между парой мелких городов, - удрученно вздыхая, медленно говорила Энэйвиан.
    Гномы, вопреки всем страхам эльфки, слушали тихо, молча, подтверждая свой интерес к рассказу понимающим и чувственным взглядом, редким поддакиванием и вопросами, в моменты паузы. Это воодушевляло рассказчицу, и она с нарывающим энтузиазмом продолжала говорить.
    -Не знаю, сколько бы это продолжалось, если бы не один, черт возьми, прекрасный день…


    Сообщение отредактировал Virhand - Вторник, 06.06.2017, 20:21
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: фэнтези от боевой до эпической, сказки » Беспечный странник. (кн1. Глава 3). Воспоминания
    Страница 1 из 11
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Ботан-Шимпо, трэшкин, peotr, Hankō991988, JohnyThan1, Yezdigerd, Easyskanker Гость