[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Турнир (33) -- (peotr)
  • Мир как наш, но островной, почти без железа и углеводородов (17) -- (T_K_Finskiy)
  • Давайте знакомиться! (1827) -- (Ботан-Шимпо)
  • Платок голубого шелка (69) -- (Hankō991988)
  • Учитель (6) -- (Hankō991988)
  • Три дня в санатории "Улыбка" (64) -- (T_K_Finskiy)
  • Дракон Её Величества (15) -- (Yezdigerd)
  • Вопросы к администрации и форумчанам (1310) -- (Yezdigerd)
  • Поздравлялки (3132) -- (Virhand)
  • Флудильня (4106) -- (Иля)
  • Страница 1 из 11
    Модератор форума: fantasy-book, Donna 
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: фэнтези от боевой до эпической, сказки » Беспечный странник (изм.) - Глава 6 (Пошагово опять)
    Беспечный странник (изм.) - Глава 6
    VirhandДата: Понедельник, 19.09.2016, 20:14 | Сообщение # 1
    Посвященный
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 115
    Статус: Не в сети
    Эх-эх, не смог устоять и не продолжить сюжет Араны. Не смог прерваться на 5 главу Вирханда и Ригмора, продолжил сразу с шестой :)
    Ну, в общем, думаю, без разница что раньше будет написано - все равно можно будет разделить, или объединить... Ладно, о чем это я...

    (16+)

    Глава 6.

    В то утро небо озарилось алым рассветом. Холод, опустившийся на землю жуткой пеленой, сковывал черные от крови руки, колол красные подмерзшие щеки. Она стояла неподвижно, тяжело дыша от усталости. Обжигающе-ледяной клинок красным сверкал в ее руке.
    «Теперь я убью тебя. Ты ответишь за то, что сделал»
    Чудище тяжело дышало, хрипело и всхлипывало нутром. Горячий пар широкими струйками валил из ноздрей, пылающие глаза заплыли склизкой жидкостью.
    «Из-за тебя у меня теперь нет шансов. Из-за тебя потерян след, проклятая тварь. Наслаждайся последними вздохами»
    Рядом с пангеокалзом замертво валялись изуродованные тела купцов. Серебряные хлопья снега уже начали покрывать их, скрывая чудовищные раны от громадных когтей и клыков. Длинный кровавый след тянулся за одним из трупов. Всюду клочки одежды, на ветвях развешаны внутренности, вырванные чудовищем во время битвы.
    Кирвин сидел под деревом в лужице собственной крови, глотал воздух.
    «Это стоило слишком многого, пора с этим кончать. Твое время пришло»
    Ледяной металл мягко коснулся покрытой твердым панцирем шеи пангеокалза, замер подобно скульптуре из льда. Арана глядела холодными, как далекие едва заметные звезды, глазами на умирающее чудище. Оно хрипело, отвратительно всхлипывало нутром. Пар все меньшими струйками вздымался вверх.
    «Этот меч. Гномий клинок. Кирвин был прав насчет него – прочнее меча не найти. Этой сталью я покончу с тобой. Отомщу за себя и… за них»
    -Оставь его, - знакомый голос ЗарГфарра затмил ее мысли. – Он лишь страж. Он защищал сой дом, как вы защищаете свой.
    -Прочь, - закрыв глаза, мысленно ответила Арана.
    -У тебя нет власти над чужими душами. Оставь…
    -Прочь! Прочь!
    -Откинь свой гнев, дай волю разуму.
    -Прочь…

    В то утро небо озарилось алым рассветом. Холод, спустившийся на землю жуткой пеленой, сковывал черные от крови руки, колол красные подмерзшие щеки. Обжигающе-ледяной клинок красным сверкал, брошенный в снег. Кровавый пунктир украшал белое покрывало земли. Изуродованные трупы купцов были покрыты серебряными хлопьями снега. Кирвин без сил лежал под деревом, хватко держась за рваный когтем бок.
    Ему еще повезло.
    -Все мертво, - призрачный голос ЗарГфарра вновь загремел в голове, глуша мысли. – Свобода. Не нужная и жестокая. Но – свобода.
    -Прочь…
    -Это была ошибка, Аэнаолла Вестфегль, - призрачный голос ЗарГфарра искажался, становился неразборчивее с каждым мгновением. – Я предупреждал тебя. И ты осеклась.
    -Прочь! Прочь! Прочь! – заорала Арана, упав на колени, из ее глаз вырвались слезы. Птицы в округе загромыхали, в ужасе разлетелись в разные стороны.
    Чудовище лежало на покрытом коркой льда боку, бездонно-мертвецкими глазами уставившись в багряный купол небес. Пар больше не валил из его черных ноздрей.
    -Все мертво. Все кончено.
    -Прочь.

    ***

    -И я должен поверить в это? В эту байку про пангеокалза? Как же! Может, прикажете еще считать вас Героем-Спасителем Сеймгора? – взъелся Нэерфальт Венфайр, нервно постукивая пятерней пальцев по подлокотнику дубовой скамьи.
    -Должны поверить. И поверите.
    -Интересно было бы узнать, почему же я должен верить вам? Быть может, вы сами зарезали наших дорогих купцов?
    -Хотя бы потому что у меня есть доказательство.
    -Доказательство? Любопытно… Предполагаю, это ваше «доказательство» где-нибудь в ваших вещах. То есть, мне просто необходимо нарушить все правила безопасности аудиенции, чтобы узреть какое-то там доказательство?
    -Ваше предположение абсолютно верно, лорд Нэерфальт. Впрочем, нарушать все правила безопасности и не требуется – пускай ваши слуги просто-напросто принесут нужную вещь.
    -Вы даете мне советы, Арана? Прошу воздержаться от подобных речей в дальнейшем. Мне не нужно диктовать.
    -Вовсе нет. Доказательство прикреплено ремнем к моей дорожной сумке.
    -Вы слышали. Несите сюда ее доказательство, живее! – лорд Сеймгора, Нэерфальт Венфайр, зазвенел в позолоченный колокольчик, испил ароматного вина Ченир тысяча сто девяностого года, покрутил усы на пальце и откинулся на спинку скамьи. Тут же в лордовскую приемную вошли двое слуг, несущие вещи Араны на металлически-черном подносе.
    -Я просил только доказательство, а не все вещи! А-а-а, глупцы! – Нэерфальт резким жестом требовал слуг вернуться на свои места, еще раз глотнул вина. – Ну, прошу вас. Показывайте.
    Арана неторопливо поднялась с стула, грациозно подошла к подносу и забрала нужный предмет. Нэерфальт наблюдал за каждым ее действием настолько внимательно, насколько мог, боясь каждого лишнего движения. Каждого лишнего вздоха девушки.
    На дубовый стол перед лордом, с грохотом плюхнулся плотный мешок из вываренной кожи, испачканный темно-бордовыми пятнами засохшей крови.
    -Вот доказательство, - фыркнула Арана, раскрывая мешок с головой пангеокалза. Глаза Нэерфальта точно на лоб полезли.
    -Так значит… - лорд сглотнул и тут же хлебнул Ченирского вина. – Значит, пангеокалз – не выдумка? Ох, Боги, что же это… Получается, что вас, Арана Вестфор, и вправду следует звать героем Сеймгора. Как вам удалось?!
    -Не важно как. Важно, что сделано. Мне жаль, что спасти купцов не удалось, лорд Нэерфальт, однако же, все равно надеюсь на вашу помощь в поисках нужного мне человека. Вы расскажете, куда он направился после аудиенции с вами?
    -Непременно, непременно! - Нэерфальт приковал взгляд к пламенным затекшим слизью глазам пангеокалза, вытер салфеткой рот. – А насчет купцов не волнуйтесь. Их ждал суд за коррупцию и черную игру на рынке. Скорее всего, и ждал бы эшафот.
    -ЗарГфарр наказал их раньше…
    -Кто-кто? Зар…
    -Не важно, лорд Нэерфальт. Это не имеет значения. Рассказывайте.
    И он начал. Ночь медленно надвигалась на Сеймгор, далекие едва заметные звезды холодно глядели на землю. Арана молча слушала, не смея прерывать лорда. Нэерфальт говорил…

    ***

    -Так значит, вы и есть – Хладнокровный Гагат? – поинтересовался Нэерфальт, разглядывая с ног до головы широкоплечего мужчину. Как лорд заметил, мужчина был не из богатой семьи, о чем говорили его старый потрепанный камзол из грубой суконной ткани, какие носили преимущественно мелкие торговцы и всяческие ремесленники; пошарканные штаны цвета ночного неба, обмотанные широкими ремнями, и старый меховой плащ, судя по всему доставшийся Гагату от отца. Человек вовсе не казался магом, по крайней мере, внешне.
    -Хладнокровный, это верно, - без разрешения присев на скамью, ответил мужчина. – Вы можете звать меня Гедеоном.
    -Пожалуй. Итак, в письме вы просили выделить вам тридцать тысяч гарров на экспедиционные нужды. По современным расценкам, одна гарра стоит девять Вальхадских корсов - валюты, пользуемой практически по всему северу. Не трудными подсчетами мы получим двести семьдесят тысяч корсов. А это, между прочим, практически полугодовой запас казны графства Эл-Таррон!
    -Я прекрасно понимаю, лорд Нэерфальт. Однако же, уверяю вас: экспедиция стоит этих вложений, - Гедеон показательно развел руками, как бы представляя целую гору полезностей экспедиции.
    -Кстати об этом. Вы писали, что нужно для вашей экспедиции и сколько, но не рассказали, что именно за экспедицию вы собираетесь проводить. Где, с какой целью и как долго. Так что прежде всего, прошу вас разъяснить эти нюансы, а затем мы вместе найдем выход из вашего затруднительного положения.
    -Безусловно. Итак, как вы уже знаете, я намерен отправиться на остров Дэрин к его северным берегам, где точно сосны высятся…
    -Не нужно лишних слов, Гедеон. Давайте ближе к делу.
    -Хорошо, ваше слово – закон, - улыбнулся Гагат, как-то странно блеснув глазами. – Тогда расскажу вкратце. Север острова, как известно, полон руинами древних времен. Тех лет, когда там без устали воевали друг с другом гномы и эльфы севера за господство. После них осталось множество руин; в некоторых из них через много лет поселились новые обитатели острова – люди. Другие же руины были разграблены и опустошены. Однако же, есть еще несколько скрытых от взора мест, где в древности гномы и эльфы проводили свои секретные опыты и разрабатывали новые системы обороны и прочей ерунды. Как правило, найти подобные пристанища времени трудно, а порой и вовсе невозможно, ибо скрывали эти места еще как. Но в один прекрасный день мне удалось обнаружить некую магическую ауру, исходящую откуда-то из-под земли. А вернее сказать – из-под горы, лорд Нэерфальт. Предположительно, это эльфская лаборатория, так как гномы не знали и основ магии, да и не интересовались этим, предпочитая традиционные способы убиения и лечения.
    -Как вам удалось обнаружить эту вашу «магическую ауру»? Я всегда считал, что необходим специальный амулет, или какой-то там камень, чтобы узреть энергетические и магические колебания. Но как известно, в свое время все «безделушки» чародеев были уничтожены, - Нэерфальт заинтересованно сканировал взглядом Гедеона, оперевшись обеими руками о колени. Пламенные огоньки свеч отраженно плясали на его лице.
    -Видимо, уничтожили не все, - Гедеон с ухмылкой продемонстрировал блестящий нефритовый амулет формы двенадцатиконечной звезды с невообразимо черным камушком посередине. Со всех сторон от амулета исходило какое-то бледно-голубое свечение, которое наверняка пугало бы любого не знающего ничего о чародеях и их артефактов. Но Гедеон не был таким.
    Нэерфальт молчал, не находя слов.
    -Это было два года назад, - продолжил Хладнокровный Гагат, «чародей» Гедеон. – Целый год я носился по всему острову, пытаясь найти спонсора, но безуспешно. Население Дэрина, кажется, вообще не волнует история и возможное великое открытие! Но самое обидное и оскорбительное для меня было то, что даже Олэрион – глава Всевиргской Академии – пропустил мои слова мимо ушей.
    -Не уходите от темы, Гедеон. Прошу вас. Расскажите о планах экспедиции.
    -Конечно-конечно. Первое, чем я планирую заняться во время экспедиции, это выкупить свободу работы. То есть, право на проведение всевозможных работ на территории потенциального открытия. На это уйдет где-то треть планируемых финансов. Получив разрешение, экспедиция непременно начнет работу в нужном месте, соблюдая строгий порядок записи документов, которые своевременно будут отправляться к вам, лорд Нэерфальт, дабы вы могли собственно лично узнавать о ходе работ…
    -Это все понятно, понятно. Вот что скажите, Гедеон, что может быть скрыто в этом вашем месте? И вы уверены, что ваш амулет не ошибся и не сработал совершенно случайно?
    -Уверен, абсолютно, - улыбнулся Гедеон. – А ответить на первый вопрос я не могу, ибо там скрыто может быть все что угодно. От жалкого магического кристалла, которые в неисчислимых количествах использовали для зарядки телепортов, до никому не известной «штуковине», предназначение которой будет изучаться после открытия. Уж поймите, по одним лишь только магическим волнам определить предмет невозможно. К тому же, за толщей горной породы…

    Добавлено (19.09.2016, 14:32)
    ---------------------------------------------
    -Иначе говоря, есть большой шанс не найти ничего ценного и полезного. То есть, я могу просто-напросто потерять крупную сумму денег.
    -Потерять? О нет, о нет, лорд Нэерфальт! В наш век даже самая бесполезная, как может показаться, вещь эпохи магов несет в себе целую тонну знаний и… Даже самая крошечная частица, заряженная магической энергией, внесет большой вклад в познание природы магии.
    -Ваш амулет, - Нэерфальт вздохнув, указал на испускающий слабое свечение амулет Гедеона. – Его исследовали?
    -Разумеется исследовали. Однако, исследовал его не я, а мой покойный отец, чье дело я продолжаю теперь. Как он выяснил, такие амулеты носили абсолютно все маги, за исключением самоучек, ибо за незаконное обучение магии было строгое наказание. Амулеты выполняли питательную функцию, то есть служили неким источником сил мага, благодаря которому оный чаровник мог использовать более сложные и грандиозные заклинания, а ведь даже самому глупому еноту известно, что это требовало многих усилий и много магической энергии. К сожалению, на момент исследования, амулет был пуст и провести некоторые эксперименты невозможно. Впрочем, если удастся найти некоторый источник магической энергии, я сумею пополнить хоть часть амулета и провести необходимые опыты.
    -Я вас понял, господин Гедеон. Вы волнуетесь? У вас руки дрожат. И дело, как мне кажется, не в вашем этом амулете...
    -Определенно. Как тут не волноваться, когда речь идет об экспедиции такого масштаба! Это не какой-то там поход к «волшебному дереву», а самая настоящая исследовательская экспедиции, требующая предельной внимательности, хладнокровия, терпения, и конечно же, средств. Огромных средств!
    -Да, именно средств… Скажите, Гедеон, почему вас кличут «колдуном, чародеем, волшебником» и прочими синонимами? Неужели вы так продвинулись в деле магии, что можете воспроизвести какое-нибудь магическое умение древних?
    -Увы, - «чародей» жестоко потер пальцами лоб, скривив губы кивнул несколько раз. – Увы, сотворить молнию из пальца, или какие там еще стереотипы придумывают люди, я не в силах. Впрочем, не стоит расстраиваться по этому поводу – превратить человека в горстку пепла я не нахожу прекрасным, все совершенно наоборот, лорд Нэерфальт.
    Однако же, кое-что я все-таки могу. Обычно я развлекаю людей в тавернах и постоялых дворах обыкновенным «светлячком». Это я так называю заклинание по призыву сгустка уплотненного света, то есть небольшой светящейся сфере магической энергии, полностью безопасной, потому как вся убийственная энергия синтезируется в свет. С таким «светлячком» может играть даже ребенок, перекидывая его из руки в руку. Весьма полезная вещь, особенно в полных тьмы помещениях.
    -Любопытно, - Нэерфальт ухмыльнулся, откинулся на спинку скамьи. – Мне кажется, здесь мало света. В самый раз для показательного выступления мага.
    -Вы мне льстите, господин. Но спорить с вами не буду – создать «светлячка» мне труда не составит.
    -Прошу вас…
    Гедеон встал, выставил руки перед собой, заиграл пальцами.
    «Aer Gaure Mangor»
    Из его пальцев, словно языки пламени, стали подниматься ослепительно-белые нити магической энергии, спирально соединяясь паре пальцев выше, и образуя крутящуюся в воздухе сферу. Нэерфальт изумленно глазел на это действо, не веря собственным глазам. Магию он видел впервые, как и все люди, кому это показывал Гедеон. Реакция всегда была одинаковой.
    Закончив, Хладнокровный Гагат пустил сферу к плечу лорда Сеймгора, победно ухмыляясь.
    -Делов то, - сказал он, плюхнувшись обратно на свое место, одновременно будто бы отряхивая руки.
    -Гедеон, - налюбовавшись светящейся сферой, наконец сказал Нэерфальт. – Я все же имею некоторые сомнения по поводу экспедиции, посему предлагаю вам две пятых, то есть двенадцать тысяч гарров, или… Хм… сто восемь тысяч корсов… Полагаю, этого вполне хватит для начала.
    -Плата за разрешение работы и переправу десятка рабочих, плюс их плата за несколько месяцев. Пожалуй, лорд, пожалуй…
    -Есть еще одно НО, - прервал его Нэерфальт. - Сначала, вы поедете в то ваше место в сопровождении ученых из академии Сеймгора. Если ваши слова окажутся верными, я проспонсирую вашу экспедицию. Однако, если то что вы сказали – ложь…
    -Я понимаю ваше беспокойство. Уверяю вас, ни о какой клевете из моих уст не может быть и речи. Меня это даже немного, скажем, оскорбило. Но не будем брать в голову, лорд. Ваше слово – закон…
    Гедеон взмахнул рукой, широко растопырив пальцы. «Светлячок» словно моргнул, стал гаснуть. Его свет больше не озарял помещение.
    -Я должен все еще раз обдумать, - Нэерфальт лениво глянул в глаза собеседнику. – Приходите завтра в полдень, я скажу вам… Отдам приказы слугам… В общем, проведу все стандартные процедуры, и тогда вы отправитесь на остров. Если, прошу обратить внимание, ЕСЛИ я не передумаю. Ступайте, господин Гедеон. Сегодня будет тихая ночь.

    Добавлено (19.09.2016, 20:14)
    ---------------------------------------------
    ***

    -Следующим днем я дал указания лучшим академикам Сеймгора. В тот же вечер, Гедеон отправился на остров Дэрин на дромоне «Сияние Моря», под наблюдением тех же академиков. Было это, дайте подумать… Восьмого числа… - Нэерфальт вздохнул. - Подозрительный он тип, этот «Хладнокровный Гагат», - покачав головой, сказал он. – Не нравится мне он, Арана.
    -Нэерфальт, - не долго помолчав, сказала она. – С какой стати он обращался именно к вам? К Гардлину, насколько я знаю, остров Дэрин никакого отношения не имеет.
    -Это верно, не имеет, - лорд Сеймгора жестом потребовал у слуг еще вина Ченир, глянул в окно, за которым где-то далеко виднелись заснеженные горные вершины. – Раньше у Гардлина были земли на острове, но когда кончилась очередная война с Вальхадом, земли были утеряны. В тот же год Гардлин стал автономным государством в составе империи… Теперь мы считаемся вальхадцами! Вальхадом! Надо же…
    -Вам еще повезло, что ваше королевство не стерли с политических карт, - сжав зубы, бросила Арана. – Какие-никакие права у вас есть. Права, как государства.
    -Все же, нам приходится выплачивать Вальхаду не малые средства, к тому же, приходится так же поддерживать экономическую блокаду против Андарии и Саадрии, что усложняет нам и так не сладкую жизнь… - Нэерфальт испил вина Ченир, кивком поблагодарив слугу за подношение, кашлянул. – Давайте не будем спорить про политику.
    -Не будем. Так почему же дело с какими-то там развалинами, или что там «обнаружил» Гагат, касается именно вас? Знаю-знаю, звучит странно, но мне это важно знать.
    -А вы еще не догадались, Арана? Я же столько раз сказал слово «академия», или «академик»! Ох, у нас же в Сеймгоре самая большая на севере академия! Да чего уж там, возможно, самая большая в мире! Любое открытие, будь то научное, будь то магическое, или как это можно назвать, непременно должно быть, если уж не доставлено, то хотя бы описано в академической библиотеке.
    -Я поняла, лорд Нэерфальт, - Арана блеснула серебряными глазами. - Спасибо вам. Я могу идти?
    -Можете, - улыбнулся лорд Сеймгора. – Но хочу сказать, что по случаю действительно значимого события, а именно смерти жуткого чудища, я дарую вам право сколь угодно времени отдыхать в моей замечательной крепости. Разумеется, если вы хотите этого. Теплая и удобная постель, чистая вода, горячая ванна, и конечно же, сытный обед… Будете отдыхать как истинная королевна, простите…
    «А ведь не плохо бы. Сколько лет мне не доводилось наслаждаться настоящим комфортом», - подумала Арана, прикусывая губу и закатывая глаза, вспоминая прошлое.
    -Разве что на одну, или две ночи. На следующем корабле я отправляюсь на остров. Кстати, не знаете ничего по этому поводу?
    Нэерфальт озадаченно посмотрел на висящий возле двери гобелен с изображением морского боя. Один из кораблей, к которому приковал взгляд лорд, был захвачен гигантскими щупальцами мифического существа, о котором говорят, наверное, во всех сказках и легендах про море.
    -Торговые корабли иногда берут с собой на борт людей. Но когда, а уж тем более, какой корабль именно идет на Дэрин – я не знаю, - сказал лорд, не отводя взгляда от гобелена. – Послушайте, Гедеон должен вернуться не позднее, чем через месяц. Вы можете подождать в Сеймгоре, находясь в покое и тепле. Зачем вам лишний раз мучить себя плавая по морю, да и в такое время года? Зима на носу.
    -Жажда, - холодно ответила Арана, ожидая очередных уговоров остаться в городе.
    -Вестфор… - ухмыльнулся Нэерфальт. – Вы не останетесь даже если я скажу, что через четыре дня в Сеймгор прибывает никто иной как Маар тар Маргад? Тот самый, благодаря которому вы и стали кем-то. Кем-то, кто сейчас уничтожил чудище смертоносное, пангеокалза треклятого. И вы не захотите увидеть его?
    -Откуда вы знаете? Откуда знаете, что благодаря Маару?!
    -У всех свои секреты, Арана.


    Сообщение отредактировал Virhand - Четверг, 22.09.2016, 18:02
     
    Ботан-ШимпоДата: Вторник, 20.09.2016, 12:40 | Сообщение # 2
    Третье место в конкурсе:"Мой Хэллоуин"
    Группа: Aдминистратор
    Сообщений: 3930
    Статус: Не в сети
    Virhand, Кое где очепятки и тому подобные мелкие ошибки - но в целом стиль чёткий, наработанный, я бы даже сказал - взрослый. Видно что вы не в первый раз взяли в руки мышку...

    Персонажи колоритны, диалоги выглядят достаточно серьёзно, не наигранно. В общем читается сие хорошо. Но лично меня отталкивает "каноничность" мира - снова эльфо-гномы, снова магические артифакты, фаерболы и т.д. Ну - это что называется: "на любителя" - а таковых очень много, и ничего плохого в этом нет. Просто я не из них)))
    cg

    Я и Роберта Сальваторе не осилил - его книгу "король орков". Именно потому что там эльфо-орки, магические артефакты - и т.д. А Роберт как ни крути - мастер.

    Цитата Virhand ()
    Ступайте, господин Гедеон. Сегодня будет тихая ночь.

    Дочитал досюдова...

    Из персонажей мне понравился Гедеон, Арана тож интересный персонаж. Про остальных пока мало шо знаю. Ну и я так понял - у вас нет типичной схемы: Бобро против Козла? То есть герои конечно делятся на более симпатичных и менее симпатичных, но как правило те и другие действуют в собственных интересах, а не "служа свету" или "служа тьме". Ы?


    Кухонный философфф, придумыватель туманных миров, Чайный алкаш))

    ***

    Внимание! Кому надо что-нить отредактировать, вернуть из архива, удалить, перенести -- и т.д. -- смело обращайтесь.
     
    Ботан-ШимпоДата: Вторник, 20.09.2016, 12:44 | Сообщение # 3
    Третье место в конкурсе:"Мой Хэллоуин"
    Группа: Aдминистратор
    Сообщений: 3930
    Статус: Не в сети
    Ещё как мне показалось через весь этот ваш цикл красной нитью проходит некая меланхолия: "мир медленно гибнет, великие эпохи с великими героями и свершениями остались позади, всюду цинизм и лицемерие, но ведь ничто не вечно, всё суета". Ну, я толком не знаю сюжет - просто общая атмосфера такая, настроение что-ли. Или это именно показалось? :D

    Кухонный философфф, придумыватель туманных миров, Чайный алкаш))

    ***

    Внимание! Кому надо что-нить отредактировать, вернуть из архива, удалить, перенести -- и т.д. -- смело обращайтесь.
     
    VirhandДата: Четверг, 29.09.2016, 21:33 | Сообщение # 4
    Посвященный
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 115
    Статус: Не в сети
    Ботан-Шимпо,
    Спасибо что заглянули ng

    Цитата Ботан-Шимпо ()
    Персонажи колоритны, диалоги выглядят достаточно серьёзно, не наигранно. В общем читается сие хорошо.

    Знаете, а я наоборот полагал, что диалог Гедеона с Неэрфальтом слишком театральный что-ли. Хотел поправить.

    Цитата Ботан-Шимпо ()
    Ну и я так понял - у вас нет типичной схемы: Бобро против Козла? То есть герои конечно делятся на более симпатичных и менее симпатичных, но как правило те и другие действуют в собственных интересах, а не "служа свету" или "служа тьме". Ы?


    Пусть "Бобер и козел" останутся где-нито в Средиземье, да задержатся там на долго (нет, я ничего против Средиземья не имею, да и вообще фанат). У меня такого нет и не будет, пока я жив. Тот же ЗарГфарр - он как бы хочет добра, но получается все наоборот и от его рук погибают торговцы. Ну, такие дела.

    Цитата Ботан-Шимпо ()
    Ещё как мне показалось через весь этот ваш цикл красной нитью проходит некая меланхолия: "мир медленно гибнет, великие эпохи с великими героями и свершениями остались позади, всюду цинизм и лицемерие, но ведь ничто не вечно, всё суета". Ну, я толком не знаю сюжет - просто общая атмосфера такая, настроение что-ли. Или это именно показалось?


    Прямо так явна угнетающая атмосфера? Блин, я вроде как стараюсь избегать этого, но не выходит, значит...

    Добавлено (22.09.2016, 15:34)
    ---------------------------------------------
    ***
    -Кто такой этот Маар тар Маргад? – Кирвин зажмурился, почувствовав режущую боль раны, и хотел было согнуться, но Арана буквально прижала его к матрацу руками.
    -Мой наставник, - сказала она, как только Кирвин успокоился и вновь стал лежать тихо и смирно. – Только благодаря ему я еще жива.
    -Расскажи мне. Пожалуйста.
    -Это не приятная история.
    -Прошу. Может, это последняя история, что я услышу.
    Они помолчали, дав возможность звукам окружения спеть свою песнь. Арана думала. Рассказать, или нет? С чего начать? Он не должен знать всего…
    -Время лишь игрушка, - Кирвин едва заметно улыбнулся сквозь боль. – Но и эту игрушку можно сломать.
    -Слушайте…

    -Куда пошела? – рявкнул не высокий худощавый мужчина, соскочил с своего места. – Тебя отпускали? Нет?! Так какоговенного хрена ты самовольничаешь, зараза?! Сядь на место и жеди.
    Она почувствовала, как ее плечо сжимает костлявая, но тяжелая и сильная рука. В следующее мгновенье, она получила звонкую пощечину, оставившую яркий розовый след пятерни.
    -Сиди тут и не дергаеся, - сказал мужчина, озлобленными сверкающими глазами уставившийся на нее. – В следующий раз того энно и гляди, и зубы ненароком выбью. Тебе понятенно?!
    Она не ответила. Даже не подняла взгляда.
    Удар. Розовый отпечаток руки покраснел, сделавшись багряным, почти как кровь.
    -Я ясенно выражаюсь?! – мужчина замахнулся в третий раз. Она молчала.
    Удар. На щеке показались алые крапинки.
    Она не моргнула, не пискнула. Не подняла взгляда.
    -Гордая маленькая сука, - плюнул мужчина. - Думает, что сильная, ха! Да ты знаешь сколеко я таковенных повидывал?
    -Оставьте ее в покое! - схватившись за его рукав, взвыла Арана, а через мгновение услышала еще один звонкий шлепок. В этот раз он ударил ее.
    -Оставить? – расхохотался мужчина. – Почему энно я должен оставить ее? Ну-к расскажи мне, почему? Ну-ну, не уводи взгляд та. Почему?!
    -Сядь, Олид, - устало сказал другой мужчина, сидевший молчком до этого момента за столом. – Чего портишь их?
    -Порчу?! Да энно я порчу? – Олид отбросил Арану взмахом руки так, что та больно треснулась крестцом. – Так ты энно посмори, каковенно я порчу! Вона, сидят тихо, бояся слова выронить лишнего! То-та же, дис-ци-пли-на! Вона как!
    -Дисциплина – это несоме… Несомене…. Несомненно, хорошо, - продолжал человек за столом. - Но глянь на них. Лица изувечены синяками, под глазами вона как опуховенно, да причем у каждой. Руки ихние того и гляди кровоточить начнут от постояненной носки пут. А им, ежели, Олид, ты забыть умудрелся, поскакивать на сцене… А потоменно… А потоменно, можт и еще гиде. Но токмо таковенных не возьмут никуда, денег с ихних прелестей не состряпнешь.
    -Так есля их дисциплине не приучить, так и вовся будут таковенные спектакли устраивать, что энно самое, кровь ихняя потом зальет все. Ну а ни им, ни нам энно не нужонно. Уму-разуму то надобенно учить этих…
    -А-а-а, боги будут тебешне указывать. Ладенно, давай их в клетку, пусть перед выступлением отдохнут. А то вишь, того энно, гляди и опозорят нас. А ни они, ни мы энного не хочем, верно, девочки?
    Ответа он не услышал. Как и не увидел кивков согласия.
    -Так вы, дуры энные, не поняли? – сразу взъерошился Олид, долбанув кулаком по столу так, что одна из пустых кружек повалилась на бок и, перекатившись пару оборотов, с лязгом врезалась в холодный грунт. Арана вздрогнула, но взгляда не подняла.
    -Поняли они, поняли, - прервал его мужчина за столом. – Отведи их в ихние «покои», да расслабься уже наконец. Завтра у нас будет золотой день… Звон монет, помни об энном!
    -Угу, - мерзко кивнул Олид, схватил под мышки девушек и потащил за собой.

    -Не нужонно было лезть, - сказала она, как только Олид хлопнул тяжелой, укрепленной стальными пластами дверью. – Ты не знавоешь, во что моженно вляпаться, открыв рот там, где не нужонно. А нужонно токмо на сцене да пред господином, когдашне попросит.
    Клетка, как называл это место мужчина, представлялся собой небольшое помещение с решеткой на двух крохотных оконцах по сторонам. На первый взгляд, это обыкновенная тюремная камера, в которой обычно ждали своей участи неудачливые разбойники и воры, убийцы и заговорщики. Но это была особая клетка, перевозная, целиком выполненная из толстого дерева да прибитая к большой телеге на шести десятиспицевых колесах. Это был перевозной дом «актеров» из странствующего театра с очень необычным и звучным названием «Завсегдатаи Ада». Такое название театру придумали зрители, много раз видевшие следы побоев на телах и лицах артистов, много раз словно чувствовавшие всю их боль.
    Театр бороздил земли трех королевств ежегодно, бесчисленное множество раз выступая на публику. И бесчисленное множество раз, актеры видели довольные морды зрителей, которые прекрасно знали о всех секретах театра. Или, по крайней мере, догадывались.
    -Каковенным ветром тебя занесло сюды? – спросила она веселым голосом. Веселым, но каким-то больным. Арана безразлично смотрела ей в глаза. Девушка была моложе, но в ней точно слышались голоса боли и страданий. Выглядела она жалко.
    -Холодным, сильным и страховенным.
    -Страховенным! Ха-ха, вы энно слыхали, ребята? – девушка резво обернулась, бросаясь взглядами в артистов, что занимались своими делами, разместившись по своим углам. В основном, это был дрем, или перекатывание кубиков из стороны в сторону. Все они молчали.
    -Так вот запоминай, девка, - продолжила она. – То, чего энно тебешне казалось страховенным, померкшне будет по сравнению с тем, чего здсшне увидишь! Ты узнаешь, что таковенно страх, когда Ли’орвин посчитает, чего энно ты не прально сделала! Когда какой-нито дикарь возьмется за тебя и использует как ту шлюху из борделья. Вот тогдашне ты узнаешь, что таковенно страх! А уж поверь – найдется много таковенных моментов!
    -Я знаю, что таковенное страх, - тихо сказала Арана, не выражая никаких эмоций ни голосом, ни взглядом.
    -Знает она, тьфу ты! – девушка скривила мину, будто бы обиделась. – Знаешь, так знаешь, бог с тобою и будет…
    Обе замолчали. Арана не хотела вспоминать тот случай год назад, когда на ее карету напали бандиты. Не хотела вспоминать, как видела целые озера крови, как слышала жуткие вопли и визги умирающих людей, не хотела вспоминать, как ей прострелили плечо, и как потом она преодолевая боль ходила по лесовой ферме Гренга и Меллии. Но она вспомнила, не вольно и моментально. Плечо вновь загудело, хоть рана уже заросла.
    «Спасибо, Меллия. Спасибо»

    Кирвин лежал, подложив руки под голову. Арана сидела за столом лекаря, сложив пальцы в замок и склонив голову вниз от усталости. Едко пахло травами и настойками.
    -Та девушка, Та́рлия, - продолжила Арана, разминая кисти рук. – Она рассказала мне, как это, жить в рабстве. На тот момент она уже как два года терпела те мучения, что приносил Ли’орвин – господин театра. Она рассказала, как актеров избивали каждый день за малейшую провинность, а иногда и веселья ради. Да что уж, я и сама это прекрасно понимала после того дня… Знаете как я попала к ним в лапы? Не знаете, но догадываетесь… я уверена.
    -Предполагаю.
    -Как вы уже знаете, я направлялась в Эхессу. В тот день я была в небольшом городке Шёльтце, что в месяце пешего пути от лесовой фермы Гренга и Меллии. Городок этот был совсем близко от города-крепости Нарденфэлла. А крепость эта в восьми ста верстах от Эхессы. Моим тогдашним шагом это около четырех-пяти месяцев пути. Идти мне было тяжело, ибо было мне тогда всего пятнадцать, плечо еще не до конца выздоровело и периодично побаливало так, что нести дорожный мешок я не могла и приходилось делать привалы каждые пять-шесть верст. Благо дело, что меня иногда путники подбирали и довозили на своей телеге в ту, или иную деревушку. Но да ладно, это не важно.
    -Любые мелочи важны, Арана. К тому же, ваш голос красит рассказ. Продолжайте, пожалуйста, - Кирвин поймал взглядом мимолетное оцепенение Араны, закусил губу. Она улыбнулась, но он и не заметил этого.
    -В Шёльтце я заметила одного паренька, зазывалу, набирающего всех желающих в их театр, странствующий по городам. Как я выяснила, театр этот направлялся из Даметрии в Терад, как раз через перевал Семнадцати Вершин, то есть через желанную Эхессу. Я подумала, что было бы неплохо присоединиться к ним на время, а когда нужно – покинуть группу. Быть может, я бы даже и осталась с ними, если бы не…
    -Если бы не истина, что крылась под шумным именем «Театр», - глаза Кирвина по-кошачьи сверкнули, заставили Арану вздрогнуть.
    -Да… Это продолжалось чуть больше пяти недель. Театр следовал кружными путями, обходил даже деревни, где всего-то на всего человек по семь собиралось. Нас постоянно избивали, кормили какими-то отбросами, воды давали мало. Нам, девкам, не повезло больше – нас постоянно вытаскивали из тихой и, относительно всего остального уютной клетки, использовали как прислугу, что исполняют любое требование хозяина. Нас постоянно насиловали... За не тот, как казалось «хозяевам» звук, нас снова били, пороли, а иногда резали кожу ножами. Больше всего не повезло ей, Тарлии, потому как она была самой красивой из девушек-актрис, по мнению Ли’орвина. Её мучали больше всех, ей доставалось больше всех… И в итоге она отплатила им всем. Но это было позже.
    -Арана… Я понял…
    -Что именно?
    -Почему вы были так взбешены там, в Харакане…
    Она не ответила. Промолчала минуту, а потом продолжила.
    -Все кончилось в Эхессе. Это был Маар тар Маргад…
    Арана говорила, временами смачивая пересохшее от болтовни горло водой. Кирвин лежал, иногда задавал вопросы, иногда говорил свои догадки. Едкий запах трав щекотал нос.

    На городской площади, заполненной десятками, а может и сотнями людей, кипела жизнь. Бурлила, можно сказать. Музыканты в разноцветных костюмах исполняли свою задорную музыку, собравшаяся вокруг них толпа ликовала, некоторые особы даже пританцовывали. Другие гости ярмарки становились в гигантские очереди, дабы приобрести невиданные в обыкновенные дни товары: шутовые шляпы, высокие колпаки волшебников, разнообразные праздничные костюмы, причудливые фигурки невообразимых чудищ, водных дев, или русалок, карикатурно изображенных богачей, что, кстати, весьма злило их самих. Стоял галдеж, торговцы и покупатели буквально сражались за медяк в стоимости товара, народ сквернословил и разъяренно махал руками, утомившись бесконечным ожиданием своего очереди. Мальчики и девочки весело носились по всей площади, путаясь между ног прохожих, кричали друг другу, играя в различные игры, кружили хороводы и постоянно подбегали к столикам с бесплатным угощением для детей. В центре площади, возле большого фонтана, образовалась не менее большая толпа, внутри которой уже третий час без остановки на спор и азарт плясали смельчаки. Продыху не было, расслабиться невозможно было тоже.
    Флажки, развешанные между торговыми палатками и столбами, медленно качались на ветру.
    -Дамы и господа! – Ли’орвин вышел на специально подготовленную для выступлений платформу, полным надежды взглядом облетел площадь. – Только сегодня наш знаменитый театр готов исполнить совершенно новую пьесу, о празднике, в честь которого мы все сегодня здесь собрались! О празднике, который любим всеми, от мала до велика! О, безусловно все ждали Праздник Урожая! И теперь, когда все заботы и переживания остались позади, мы приглашаем вас к нам в гости, в театр, на пьесу «Охотник за тыквой, или как Овнир Ухоголовый чучела испугался»! Уверяю вас, что вы не разочаруетесь! Наш дружный и без сомнения, веселый коллектив, заставит вас всех забыть о проблемах сущих и погрузиться в совершенно иной мир! Мир радости! За билетами обращайтесь к моему помощнику – вон тому господину с забавно закрученной бородкой. Цена билета всего одна серебряная! Начало всего через один час, торопитесь, уважаемые!
    Ли’орвин с улыбкой спрыгнул с платформы, крутанул украшенной маленькой деревянной тыквой тростью, гордо зашагал обратно, в театр. Он был уверен, что этот день удался.

    Через час зал театра, если так можно назвать арендованное помещение таверны, захватила толпа. Людей, эльфов и гномов было столько много, что негде было развернуться. Да что уж там, невозможно было даже руки на пол локтя расставить. Но в целом, гостей «театра» устраивал такой расклад, и ни одно лицо не показало недовольство, не было слышно ни одного ворчливого голоса. Разве что гномы, которые не успели занять места в первых рядах, сквернословили то тут, то там, потому как ничего не могли разглядеть за спинами длинноногих. И длинноухих. Им и невдомек было, что происходит там, по ту сторону сцены.

    -Если вы хоть моргнете не в тот момент, я вам… Я вам покажу, что значит нарушение дисциплины! – Ли’орвин ходил из стороны в сторону, сжав руки за спиной. От него словно исходила жестокость, как будто бы аурой. – Вы думаете, что уже узнали, что такое боль?! Ха! Как бы не так, дорогие мои! Так, ладно, соберитесь… Сегодня у нас небывалая толпища собралась, и вы должны идеально, повторяю, ИДЕАЛЬНО отыграть свои роли. В противном случае, вы знаете, что вас ждет! А теперь – готовьтесь. Начало через три минуты, - Ли’орвин судорожно осмотрел всех актеров. Их было восемь. Не хватало одной.
    -Где, мать вашу, «госпожа Ловьиль»? Тарлия? Где Тарлия?!
    -Она…
    -Где она?! У нее главная роль, сучья дочь!
    -Вон она, вон она идет.
    В узком проходе, который в повседневные дни служит коридором в хранилище таверны, гордой походкой шагала Тарлия, в широком платье с глубоким декольте. Ее аккуратно зачесанную голову украшал венец из ромашек, а лицо – приятный глазу грим, из-за которого невозможно было сказать, что ее ежедневно избивают и пытают. Догадаться можно было только по могильно-пустым глазам девушки. Но кто смотрит на глаза?
    -Вот где наша госпожа! Живо-живо, ты ведь не хочешь сегодня получить, так сказать, увеличенный рацион?
    Она закивала, губы у нее дрожали. Ли’орвин строго глянул на нее, а затем вышел на сцену под громкие, почти оглушающие аплодисменты.
    -Други мои, – дождавшись, пока хлопки толпы окончатся, прошептала Тарлия. – Мы долго ждали энного дня, и вот он настал. Это наш последний спектакль, сегодня кончатся все наши страдания.
    -Чего энно?! – почти хором заголосили актеры. Все недоумевали и переглядывались. Кроме Араны. Она догадывалась, к чему клонит подруга.
    -Опосля выступления мы покончим с энними ублюдками, - заявила Тарлия, ожесточенным взглядом сверля своих товарищей по несчастью. – Я и один хороший человек, согласенный со мною. Я прошу вас, други мои, опосля выступления отправиться вона в тамошний угол, откудова я пришла сейчас. Тамошне вас встретит еще один хороший человек и выведет наружу, как токмо буря утихнет.
    -Я хочу с тобой, - Арана сверкнула глазами, холодно вцепившись Тарлии в руку. – Я должна, Тарлия. Мне нужонно…
    -Нет. Прости, энно опасенно.
    -Я пойду. Пойду и точка. Я должна…
    Тарлия не ответила, только посмотрела ей в глаза. А потом кивнула.
    -Да будет революция театра!

    Добавлено (26.09.2016, 17:01)
    ---------------------------------------------
    Они стояли в стороне от основной массы народа, возле стойки владельца таверны, внимательно просматривая всех, кто находился возле сцены. Все трое не выделялись никаким образом, не привлекали никакого внимания охраны театра.
    -Семеро, - сказал гном, спрыгнув со стойки. – Еще не известно, сколько скрыто от глаз. Ли’орвин, его «правая» и «левая» руки, должно быть на втором этаже. Пройти туда можно только по лестнице, а она скрыта за сценой, мать ее.
    -Девятеро их, Оденрим, - пробежав глазами по всей области вокруг таверны, поправил его высокий смуглый мужчина.
    -Девятеро, так девятеро. Как действовать то будем?
    -Для начала надо дождаться, пока толпа разойдется. Ребята к тому времени будут выслушивать лекции по поводу ошибок во время выступления. Иначе говоря, главную цель и его помощника можно взять без труда. С охраной дело сложнее, но я уверен, что они никчемные неучи, работающие за наркотик, или бутылку. Но все равно, нужно быть осторожными, пространства здесь мало. Если кого загонят в угол…
    -То есть ты предлагаешь идти на рожон? Свихнулся, дурень? – третий участник заговора панически огляделся, кивнул и потащил товарищей за собой, еще дальше от толпы.
    -Можно попробовать убрать охрану сейчас, во время выступления. Народ и не заметит, - предположил он.
    -Как это «не заметит»? Ты тоже свихнулся что-ли? У людей глаза не на заднице! - гном дернулся.
    -Кто сказал, что прямо таки здесь их убирать? Отведем куда-нибудь, например, вон того, что левее всех, вон за тот угол. Там есть проход. Вот там можно и избавиться от него. Вон того, что справа, можно выманить на улицу и уже там заколоть, а потом спихнуть в стоки…
    -Не неси чепухи, зараза, - противился Оденрим. – Заметят. Заметят! Не бывает такого, что был человек, а потом делся куда-то. Хотя, бывает. Но это не тот случай. К тому же, за ними наверняка наблюдают, наверняка и сами друг за другом наблюдают – заподозрят не ладное. Не-е-е, так дело не пойдет у нас.
    -Я знаю такую охрану –даже если и заподозрят, ничего предпринимать не станут. А если же и провалится план, то одним-двумя противниками меньше все равно. Проще будет с остальными разобраться.
    -Проще?! – гном прямо-таки взбесился. – А что будет с детьми? Ты подумал? Да их сразу поубивают! А какова наша задача, а? Защитить их! Вот какова задача, Гендрих!
    -Оденрим, Гендрих, - прервал их спор смуглый. – Безусловно все знают, какая у нас задача. Все прекрасно понимают риски и пытаются найти более безопасный путь к цели. Однако же, эта идея изначально обречена на провал, потому как устроить резню во время пика активности охраны и управления театра, идея глупая.
    -И ты предлагаешь забросить это дело? Оставить детей в лапах этих ублюдков? – гном, кажется, закипел. Его морщинистая морда, на половину прятавшаяся за густой, но короткой бородой, приняла малиновый оттенок.
    Кругом раздавались оглушающие хлопки гостей.
    -Я предлагаю дождаться ночи и наведаться в театр тогда, когда все будут спать, или…
    -Или мучить детей, мать твою? Маар, я не позволю им дотронуться до них еще раз. И уж поверь, коль я решил – я сделаю. Даже если придется действовать в одиночку.
    -Идиот… - Гендрих сокрушенно качал головой и сквернословил.
    -Ради благой цели можно и пожертвовать золотой монетой.
    -А как же Тарлия? А? Она ведь все рассказала другим детям, другим актерам. Они будут ждать нас, а мы не придем. И что тогда будет? А? Ли’орвин заподозрит неладное сразу же, ибо ребята забьются в тот чертов угол!
    -Ради благой цели можно и пожертвовать золотой монетой, - хладнокровно повторил Маар. - Повторюсь: вся эта затея глупая. Не продумали ни хрена за ранее, не придумали пути отступления. Ничего. Только стражу подломали под дело, зараза. А толку то от них, а? Стоят и ни черта не делают, только глаза на наши деяния закрывают. Нет, так дело не пойдет, господа. Ей богу, болтаем тут как дети малые.
    Помолчали. Все трое смотрели на сцену, на выступление, но никто из них словно не замечал происходящего там. Все погрузились в свои мысли, как затонувшие корабли в море. Тарлия видела их, прячась за кулисами. Видела их серые каменные лица, точно утратившие надежду. Видела, как Оденрим нагло сплюнул на пол и грузными шагами ушел прочь из таверны. Как Гендрих плюхнулся на пол, свесив голову вниз. Только Маар тар Маргад неутомимо стоял статуей на месте, не отводя взгляда от сцены.
    «Все полетело к чертям?», - Тарлия непонимающе пялилась на Маара, будто бы желая прочитать его мысли. – «Не будет конца?»

    За витражным окном шумели птицы, порой не давая сосредоточиться на чем-то одном. На мысли. На рассказе. Кирвин то и дело переспрашивал, не расслышав что к чему, где и когда. Арана устало говорила. Вечер медленно надвигался.
    -Но это был не конец. Очевидно. Иначе бы и истории не было, - Кирвин Элфид с трудом приподнялся, оперся спиной о стену.
    -Не конец. Мы все, конечно же, были разочарованы после выступления, когда Тарлия рассказала об этом. Но никто особо и не надеялся – столько раз была возможность покончить с этим, и ни разу… Надеялась только я. Я и Тарлия. Обе захваченные идеей, как рыбы рыбачьей сетью. К тому времени она стала мне близкой. В плане дружбы. Не таили друг от друга ничего… А, впрочем, чего можно было таить там, в рабстве? Но теперь наши дружеские узы были еще крепче. Нами двигала цель, мы хотели свободы. Мы пытались, так сказать, «инкорпорировать» в наше «маленькое тайное общество» других артистов, но боялись. А в тот день Тарлия была просто уверена в плане и рассказала... И почем зря – после спектакля один паренек из наших поведал Ли’орвину о нашем плане, видимо, надеясь получить вознаграждение с его стороны. Но он просчитался. Ли’орвин наоборот, приказал высечь крысу. Вот тогда у нас сердце то в пятки упало. Ночь обещала быть жаркой… И красной.
    В комнате настала тишина. Арана очередной раз смочила горло.
    -Это и вправду было так, - медленно и неуверенно сказала наконец она, пытаясь подобрать менее бранные слова. – Думаю, именно в ту ночь мы бы и откинулись, если бы не они, Вестфорцы.

    Добавлено (29.09.2016, 21:33)
    ---------------------------------------------
    Оденрим, нахмурившись, ожидал темного часа. Сумерки медленно накатывались на землю, открывая взору все больше чистейшего цвета звезд. Стража городских ворот, на которых пристально глядел Маар, мирно дремала, оперевшись на вогнанные на пол пальца в землю гизармы. Яркие огоньки посверкивали из-за лесополосы возле дороги. Чувствовался аромат вяленого мяса, исходящий со стороны огоньков, слышались радостные вскрики охранников театра, изредка проскакивали всплески визга, чудилось душераздирающее хлюпанье актеров. Театр жил своей жизнью, скрываясь в небольшой котловине. Проходящий люд и не замечал, как шагает мимо обители плясок, веселья, разврата и боли.
    Желание действия пробивали Оденрима точно копье. Тем более что все трое молчали, не смея выдавить из себя ни единого звука. Не потому что боялись обнаружиться – что было крайне сложно сделать, учитывая расположение на холмике за рядком широких деревьев, а потому что всем было о чем подумать.
    Время тянулось, звезды загорались, пляски плясались.
    -Сколько еще ждать то, - шепнул гном, потирая руками приготовленный клинок. – Того глядишь, дождемся восхода солнца.
    -Терпи, короток. Через пару часов двинемся, будет тебе резьба по плоти.
    -Чего мы вообще тут сидим? Нельзя что-ли по времени прийти, а? А то только задницы морозим – земля то не девка, холодная вон какая.
    Ответил ему только шелест желтеющих листьев, гонимых ветром от дерева к дереву. А потом и он затих, оставив за собой звенящую тишину.
    -Может, хоть сыграем в чего-нибудь, а? Кости, может? Или… Коресст? Ну, все же любят карту и кость!
    Его идею вновь проигнорировали. Гендрих и Маар были настроены куда более серьезно, чем Оденрим…
    Время шло, небо чернело, огни все ярче горели. Гном чувствовал, как сон настигает его, как мрачные щупальца сжимают его все крепче, как звуки окружения растворялись, как исчезали будто замерзшие фигурки Маара и Гендриха. Он пытался бороться со сном, пытался взять себя в руки, бил себя ладонями по щекам, до боли натирал глаза.
    «Еще не много. Совсем чуть-чуть, и тогда начнется сражение. Нет времени для сна, надо терпеть, Оденрим»

    Проснулся он от пинка под бок, услышал шуршание рядом.
    -Уже идем? – голосом изрядно выпившего постояльца таверны, прокряхтел гном. – Неужели то…
    -Идем. Пляски кончились, огни потухли, - Маар с хрустом размял пальцы, проверил меч в ножнах. – Разве что отдельные огоньки еще мерцают по краям лагеря. Гендрих все разведал – половина охраны храпит, другие еле ноги передвигают. Телега с ребятами возле ручья с северной стороны. Высвободить их труда, думаю, не составит. Если повезет, охрана даже не прознает, что произошло.
    -Погоди-погоди, Маар! Ты что, и впрямь решил без боя пройти? Так зачем тогда все эти концерты и приготовления? Взял, пошел да «упер курицу из курятника». Никакого интереса, мать твою.
    -Посмотрим, как повезет. Пойдем.
    Воздух был холодный. Не спящие охранники съежились, рассевшись вокруг костра, и болтали о своем, не замечая ничего вокруг. Путь был безопасен и чист, ни одна живая душа не стояла у них на пути. Только засохшие листья тихонько шуршали под ногами, но щекот ветра скрывал и эти следы Вестфоров.
    Лагерь оказался больше, чем они думали. Гендрих, разведывавший обстановку, тоже был удивлен настоящим размером странствующего театра. Всюду были фургоны со снаряжением, с припасами, с различными приспособлениями для игр. В стороне было даже что-то вроде конюшни – область между деревьями, ограждённая быстро сооруженным деревянным забором, внутри которой было полным полно сена. Лошади всем табуном располагались именно там. В стороне, возле естественной ограды в виде можжевельника, выстроились в ряд палатки охраны. Ближе к центру самого лагеря высился большой шатер, в дневное время колющий глаза своим обилием яркий красок теплой палитры. Не трудно было догадаться, что шатер – ничто иное, как обиталище Ли’орвина, главы театра.
    Если бы они знали, что происходит в шатре, то бросились бы туда сломя голову. Но они не знали.
    -Вот их «дом», -кивком указал Гендрих на телегу с громадным ящиком, который словно глядел на них узенькими оконцами с решетками из темноты. – Там они, актеры то. Ключи только нужно добыть, господа товарищи. Вон какая дверища, не выбьешь и тараном, черт его за рога…
    -Эй, там! – постучал рукоятью меча Оденрим по ящику. – Как выпустить то вас? Ну-ну, только этого, шуму то не подымайте.
    Внутри ящика прямо таки базар образовался, каждый считал должным как-то прокомментировать происходящее. Одни, как смог расслышать гном, не верили и считали, что это уловка Ли’орвина, после не сработавшего плана Тарлии, другие думали, что это кто-то шутки шутит, измывается. Оденрим и его компания свесив носы ждали, пока в ящике все более-менее успокоится и повторили вопрос.
    -Ну энно, должны быть у Олида – главенного у охраны ихней, ну то есть нашей… Ну того, энно, театра, - глухо раздалось из-за деревянной стенки, сопровождаясь звонкими постукиваниями. - Ну или моженно у самого Ли’орвина отыскать, наверное. Но токмо, энно плоховенно окончится и для нас, и для вас, а как же…
    -Не беспокойтесь, - отрезал Маар. – Где Тарлия? Ее здесь нет, это точно. Ли’орвин забрал ее?
    -А как же! – в ящике кто-то точно об потолок головой ударился. – Ее и еще две девки. Уонну и Арану, видать.
    -Прекрасно… - Маар выругался и сплюнул на землю рядом с колесом. - Ладно, два зайца одной стрелой.
    -Или пол зайца за две стрелы.
    -Слышишь там? – Маар невольно вздрогнул, почувствовав бодрящий холодок. – Олид там же? С Ли’орвином?
    -Откудова нам знавоть то? – В ящике вновь начался переполох, голоса загудели.
    -Тс-с, тихо!

    -Да вона, от ихнего фургона шум идет, - где-то поблизости послышались пропитые голоса охраны. Маар притих, замер, пытаясь понять – не показалось ли ему. Оденрим встал в обороняющуюся стойку, фыркнул. Этого момента он и ждал.
    -Кто здесь? – из-за фургона в десятке шагов показались четверо охранников. Один из них держал закоптившийся фонарь, который скорее не освещал, а лишь слепил глаза и мешал обзору. Другие вяло плелись за ним, по пути зевая и охая.
    Дело поменялось как только они заметили троицу, вернее, блеснувший сталью, и через мгновение исчезнувший за «фургоном актеров» сапог Гендриха. Охранники моментально, не иначе как машинально, выхватили оружие и приготовились к бою.
    -Выходи, любопытенный ты хрен! – как бы надсмехаясь, бросил охранник. – Знавоем, что здеся ты, видали тебя, заразу таковенную! А ну вылезай, а не то узнавоешь, что таковенное «белая сталь»!
    Упрашивать не пришлось. Оденрим, красный как арбуз, выпрыгнул из-за фургона, необычайно ловко для гнома произвел серию финтов с мечом, при этом быстро приближаясь к стражникам театра, успел отразить две атаки и рубанул наискось, снизу, одного из них. Эффект неожиданности сработал, но лишь с одним – еще трое уже были готовы и окружили гнома со всех сторон, прижав его к дереву.
    -Где вы… - заорал гном, отражая сразу две атаки сверху. – Где вы, сукины дети?! Хорош… - следующую атаку он отвел в сторону, затем ловко увернулся от наотмашь, одновременно отвалив от дерева, совершил прекрасный пируэт и резанул второго охранника между под ребрами. Тот даже закричать не успел.
    -Хорош ворон считать, мать вашу! – прокричал Оденрим, очередной раз блокировав атаку врага и отскочив в сторону. Сражаться, как это не странно, было проще ему, благодаря своему росту.
    Когда Маар и Гендрих наконец покинули укрытие, третий охранник свалился на землю, пробитый насквозь клинком гнома в районе печени. Он еще дышал, еще цеплялся за жизнь как только мог, но все было решено одним ударом по хребту. Больше он не издавал никаких звуков, дух покинул его.
    Тот охранник, что остался в живых, бросил свой меч и попятился назад, прижав руки к груди. Из его уст вылетали мольбы о спасении и пощаде. Но гном был не в настроении прощать и отпускать – он быстро догнал охранника и почти не встретив сопротивления, вонзил клинок ему под ребра. Жуткие, полные ужаса глаза охранника медленно потухли и превратились в блестящие камешки, отражающие свет брошенного фонаря, как зеркало.
    -Опять все самому делать надо, - бросил гном, пнув охранника под собой. – Чего вы там сидели как на именинах, а? Может, так и дальше будет – я делаю всю грязную работу, а вы потом славу делите? Или что мы там обычно…
    Договорить он не успел; появились еще охранники, сбежавшиеся на звуки боя. В этот раз их было в разы больше. Те девять, что насчитал Гендрих в зале таверны, составляли лишь половину настоящего числа охраны.
    «Бой будет жарким», - подумал Маар, оценивающе осматривая каждого врага.
    «Это будет знаменитая ночь!», - заполыхал Оденрим и выплеснул из себя боевой клич Вестфоров.
    Сталь звенела, пляска жизни и смерти достигала своего предела…

    Сообщение отредактировал Virhand - Среда, 28.09.2016, 19:21
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: фэнтези от боевой до эпической, сказки » Беспечный странник (изм.) - Глава 6 (Пошагово опять)
    Страница 1 из 11
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    T_K_Finskiy, Hankō991988, Yezdigerd Гость