[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Турнир (28) -- (Ботан-Шимпо)
  • Платок голубого шелка (69) -- (Hankō991988)
  • Учитель (6) -- (Hankō991988)
  • Мир как наш, но островной, почти без железа и углеводородов (15) -- (Yezdigerd)
  • Три дня в санатории "Улыбка" (64) -- (T_K_Finskiy)
  • Давайте знакомиться! (1826) -- (Yezdigerd)
  • Дракон Её Величества (15) -- (Yezdigerd)
  • Вопросы к администрации и форумчанам (1310) -- (Yezdigerd)
  • Поздравлялки (3132) -- (Virhand)
  • Флудильня (4106) -- (Иля)
  • Страница 1 из 11
    Модератор форума: fantasy-book, Donna 
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: фэнтези от боевой до эпической, сказки » Прямо под вашими ногами
    Прямо под вашими ногами
    AhuraДата: Пятница, 08.01.2016, 22:56 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 2
    Статус: Не в сети
    //Что-то, навеянное моими детскими фантазиями и облечённые в более литературную плоть. Прошу честной критики и советов, если таковые придут на ум

    Веки тяжелели, словно примагничиваясь друг к другу. Но если их сомкнуть хоть на долю секунды, высок риск рискнуть вообще их не открыть и упасть, как подкошенному.
    Сержант, шаркая искривлённой стопой по коридору, нёс две исходящие паром кружки. Сам аромат тёрпкого масла помогал бороться с наваливающимся сном. Гарольд, отлипнув от стены, принял свою кружку и жадно припал к ней. Тягучая вязкая жидкость медленно затекла в него, тепло разошлось от живота по всему телу, а в голове проявилось некое подобие ясности. Теперь можно было работать.
    - Я не нашёл там ничего особенного. Отмычки, которыми он вскрывал замок. Прут, которым он, скорее всего, пытался выломать решётку. Мешок с едой, упавший в лужу. Сейчас подтягивают парней с набережной и Спального бульвара, может он что-нибудь обронил или выбросил, пока убегал… - Гарольд сделал большой глоток и позволил себе прикрыть глаза – Почему я? Почему сейчас? Неужели нельзя подержать его в изоляторе и разобраться с ним днём? Я сейчас вообще не соображаю.
    - Нелегал. Наверное, откуда-то с запада, раньше я таких не встречал. Документов нет, оружие за спиной, к тому же… Из мяса он, в конце концов, Чадбурн! – серое, с уже заметными трещинками на щеках и лбу лицо сержанта Випана передёрнулось от отвращения, его лишённые зрачков и радужки белые глаза сощурились – Мэр ясно дала понять, что за городским акведуком положен строгий надзор. А уж если туда пытается вломиться Мясной, в деле немедленно должен разбираться свободный следователь. Ну и вообще, тебе ещё не пришло время жаловаться, мальчик. Послужи с моё, тогда может и урвёшь себе пару часов дневного сна.
    - О еде. Вы принесли ему что-нибудь? – спросил Гарольд, проигнорировав тон сержанта – Не маслом же он питаться собирается.
    - Чудак ты всё таки, Чадбурн, первый раз такого вижу… С твоим рвением тебе только в комитете помогать сиротам и нищим, - скрипуче засмеялся Випан – Что ты вообще забыл в полиции?
    - Будьте добры, купите ему еды для Мясных. Отвечать на вопросы в голодном обмороке он вряд ли согласится, - осушив кружку, Гарольд вернул её сержанту и, поправив галстук, вошёл в комнату дознаний.
    И сразу же встретился с его взглядом.
    Большие глаза орехового цвета, заинтересованно заморгавшие, поразили следователя. Это были не чёрные точки на пернатой голове двухметрового аюга, грозно пригвождающие к полу твоей тяжестью, и не огромные блюдца с вертикальным зрачком, как у кошек-сехлавов, ищущие способ сбежать от представителей закона. Глаза этого Мясного были иными, формой они были похожи на бесцветные манекенские, как у самого Гарольда или Випана. Изумительно живые. И изумительно красивые.
    - Скажите ему, чтобы не торопился. Я не голоден, - сказал Мясной, улыбнувшись и показав острые клыки, неприличные для общества Манекенов – Хотя позже я не прочь перекусить.
    Необычные, нестандартные черты его лица были слишком резкие и вытянутые, напоминая грациозного лесного хищника. Смугловатая кожа не похожа на тот оттенок, который принимали стареющие и долго работавшие на фабриках Манекены, будучи жёлто-коричневой, а не серо-чёрной. У уголков глаз, на щеках и шее следователь заметил попросту вульгарные родимые пятна. Сдержанные и аккуратные парики воспитанных граждан тёмных цветов не шли ни в какое сравнение с достающей до пояса косой такого же оттенка, как и глаза, на лоб и скулы спускались неопрятные пряди, завивающиеся к концу. Заметив бы его с такой похабщиной на голове, любой полицейский имел бы полное право отправить его в изолятор за вызывающее поведение, а лучше на обследование к врачу. Стройное тело облачал причудливый жилет, смыкавшийся на горле: казалось, что тысячи кленовых листьев окрасили в глубокий изумрудный и сшили вместе. Вызывающее, кричащее великолепие подозреваемого портили только жилистые руки, по локоть испачканные в саже и грязи.
    - Обычно на меня так только девушки смотрят, - заливисто рассмеялся он, откинувшись на спинку стула.
    - Видимо, вы слишком яркий для Лантеции, чтобы на вас не обратили внимания, - поддавшись заразительному смеху, улыбнулся Гарольд и сел через стол. Следователь впервые в жизни почувствовал необычное ощущение исходящего от его полуночного собеседника тепла и спокойствия, словно он знал его с самого рождения.
    - Или Лантеция слишком мрачна для меня. Странный город, - с усмешкой пожал плечами Мясной, обратив ореховые глаза к потолку – Похоже на женское имя. Как строгая тётка с фарфоровой кожей, кутающаяся во всё чёрное и синее. Красивая, несмотря на свой возраст… но постоянно хмурая.
    - До безумия любит деньги и брезгует теми, у кого их нет, - слова каким-то образом сами сорвались с губ, а щёголь их высоко оценил, усмехнувшись клыками. Гарольд только сейчас обнаружил, что неподъёмный груз двухдневного недосыпа как рукой сняло.
    В дверь вдруг постучали, а в узкую щёлочку показалось понурое лицо Випана. Следователь нехотя поморщился и достал из папки на столе разлинованный лист с множеством граф, вооружившись заправленной чернилами ручкой.
    - Кхм… Меня зовут Гарольд Чадбурн, я следователь по вашему делу о попытке проникновения в городской акведук. При вас не нашли никаких документов, поэтому не могли бы вы сказать своё имя, возраст и место, откуда вы прибыли?
    - А, вы тоже из полиции… Ну, было приятно пообщаться, - сразу приуныл Мясной, разочарованно вздохнув. На мгновение Гарольду показалось, что он сейчас откажется разговаривать, однако затем он продолжил скучающим голосом:
    - Квина. Фамилии знатного рода, благородной приставки, звучного прозвища, как и позорной клички не имею, потому что второго такого имени в этом мире больше нет.
    Выведя чернилами аккуратные пять букв в самой первой графе и подписав во второй «Мужчина», склонившийся над бумагой следователь взглянул на него в ожидании остальной информации.
    - Бросьте. Можете писать там всё, что угодно, - подпёр кулаком щеку Квина, указав раскрытой ладонью на лист – Вам же нужно только посадить меня за решётку, как и везде. Или хотите напугать моего сокамерника грозными двадцатью тысячами лет, которые я прожил, творя злодеяния?
    - Даже не знаю. Я бы убрал нолика три, чтобы не травмировать его рассудок, - приподнял уголок рта Гарольд. Квина снова оживился, глаза блеснули радостными огоньками.
    - И накиньте ещё пятёрку. Круглые числа слишком страшно звучат, - кивнул он, и в третьей графе появилось число «25». Когда ручка добралась до четвёртой графы с подписью «Адрес проживания», щёголь убрал руку от лица и запустил пальцы в густые волосы – Роща свободы. Далеко на западе.
    - Это город или государство? – повёл бровью следователь, смутно что-то вспоминая.
    - Роща. Лес. Где деревья растут, - широким жестом обеих рук описал нечто огромное Квина.
    - Ближайшие к городу деревья растут только в устье Селазы. Они давно оцеплены военными… - Гарольд осекся, наконец соотнеся факты. Тихим, осторожным тоном он пробормотал – Бисмар. Вы – бисмар.
    - Вот только не надо на меня набрасываться с криками «Ого, он настоящий, он существует!» - Квина со смехом растопырил пальцы и изобразил вопиющий восторг, часто обмахивая себя – Если верить слухам на ваших улицах, моих братьев и сестёр в Роще Даров гораздо больше, чем я ожидал. Жаль, что не могу отправиться к ним в гости, у меня здесь важное дело.
    - Идеал объявил ваш народ своим вечным врагом, давая абсолютное право смертной казни, – изумлённо шептал следователь, его пальцы вцепились в столешницу, как будто борясь с желанием немедленно покинуть помещение с потенциальной угрозой его жизни.
    - Надо же, какая жалость. Хотя наверное ваш… Ха, Идеал… - нашёл неожиданно забавным величественное имя прародителя и высочайшего повелителя всех Манекенов, Кукол и Хрусталей Квина – Имел в виду как раз таб-бисмаров, что живут в лабиринте сосен и елей. На тех, кто взращён дождевыми лесами, его воля может не распространяться, ведь так?
    - Что вам нужно здесь? Что привело вас так далеко? – теперь экстравагантный Мясной превратился для него едва ли не в живую легенду, снисходительно смеющуюся над ничтожным Манекеном, съёжившимся под силой древнего величия.
    - О, это просто, - Квина показал вымазанным в саже пальцем вниз с азартным огоньком во взгляде – Дракон. Прямо под вашими ногами.
    Помотав головой, Гарольд прикрыл глаза и постарался успокоиться. Может быть, это всё одна большая и изощрённая шутка над недавно поступившим на службу следователем, дабы тот не расслаблялся в начале карьеры? Всего лишь вульгарно одетый Манекен с нестандартным лицом и разрисованными глазами хочет внушить, что он происходит из жителей колдовских Рощ, боровшихся с хозяевами Огненных Жерл с самого рождения мира, и к тому же хочет найти несуществующего в природе дракона, спрятавшегося у них под ногами. К чести обаятельного лжеца, такую нескладную чушь нужно ещё постараться придумать. И как он только мог клюнуть на что-то подобное, как наивный ребёнок?
    - Теперь я понял. Вы добиваетесь, чтобы вас признали невменяемым? – довольный своим размышлением Гарольд усмехнулся – Рассчитываете на трёхразовую кормёжку в лечебнице на правом берегу? Придётся вас огорчить: чтобы попасть туда преступнику, требуется гораздо большее, чем невероятные фантазии, которые вы мне тут рассказали. Проникновение на государственную собственность карается заключением в фабричной колонии. На левом берегу.
    - Согласен! Когда я узнал, что Друмей после осады спрятался здесь, я тоже думал, что надо мной издеваются, – хмыкнул Квина, проигнорировав упоминания о наказании за своё преступление – Но понимаете, он уже года четыре кормится коровами и баранами, которых для него привозят пастухи-аюги, под вашим акведуком. Я так и не выяснил, что за идиот прислуживает твари, но его надо бросить в реку, привязанного к якорю, не иначе. Подкармливать дракона! У вас в кодексе законов вообще есть статья «Государственная измена»? Вот её наглядный пример.
    - Достаточно! Говорите правду, для чего вы хотели проникнуть в акведук! Честный ответ существенно сокращает срок заключения, а вам долгая работа на фабрике не пойдёт на пользу! – властно хватил ладонями по столу следователь, дабы перехватить инициативу на себя.
    - Убить его! Что ещё нужно делать с драконами, по-вашему? – тряхнул длинной косой щёголь, резкий жест Гарольда не дал никакого эффекта, кроме его лёгкого раздражения – Конечно, вреда для города его смерть не принесёт, он даже налоги не выплачивает. А если он своей гигантской тушей займёт каждый тоннель подземелий, и ему станет тесно… Ну оно надо вам? Я даже платы за его голову не прошу!
    - Всё ещё надеетесь, что к вам прибудет врач для обследования? Как бы долго вы не притворялись, всё равно будете работать на фабрике. Лучше признаться сразу, чтобы скостить себе долю страданий, - палец Гарольда нервно отстукивал отрывистый ритм – Хотели украсть что-то? Совершить диверсию в водопроводной системе? А может, планировали убить кого-то, кто связан с устройством акведука? Тем самым мечом, который был при вас.
    Оружие Чадбурн увидел гораздо раньше, чем его владельца, ещё по дороге в полицейский участок: длинный обоюдоострый клинок, покрытый завитушками и цветочными узорами, и рукоять, усеянная загнутыми шипами, отчего меч пришлось брать двумя дощечками. Таким при должном умении можно располосовать целую роту фехтовальщиков, однако щёголь, хоть и убегал от четырёх патрулей, так и не вынул его из ножен.
    - Да я бы и не смог, даже если бы захотел, - всплеснул руками Квина – Он причиняет вред только подобным дракону тварям, Манекена я им даже не поцарапаю. Убедитесь в этом прямо сейчас, проведите пальцем по лезвию!
    - Не в вашем положении мне угрожать, - Гарольд нахмурился и перестал стучать – Будьте уверены, что я опрошу каждого Манекена и Мясного, кто мог быть с вами связан и доберусь до правды, которую вы утаили.
    - Опросите Друмея в первую очередь. Он знает некоторые вещи, которые и я не прочь услышать. Только будьте осторожней, он же огнём дышит, когда разговаривает, - предупредил Квина, изобразив вылетающее изо рта пламя быстро двигающимися ладонями.
    - Одеты вы ярко, это видно. Но чтобы внушить мне этот бред, вычурного наряда недостаточно, - чопорно подняв подбородок, следователь забрал папку со стола, встал и развернулся к двери – Вас переведут в изолятор, где вы пробудете до конца расследования. Надеюсь, там вы хорошо обдумаете мои слова о честном признании вины.
    - Я тоже надеюсь, что вы обдумаете мои. Те, которые о моём жутко дряхлом легендарном народе и чуть менее дряхлом легендарном враге, - бросил ему вслед остроту щёголь, которую раздосадованный Гарольд, уже тянущийся к ручке, пропустил мимо ушей. Но как только он почти скрылся за дверью, мурлычущий голос Квины снова долетел до его слуха – Кстати, вам надо в ваших бумагах кое-что поправить! Вообще-то, я девушка, странно, что вы не догадались по имени.
    Гарольд замер, как вкопанный, с раскрытым ртом уставившись на лже-бисмара, расслабленно сложившего руки на затылке.
    - Да шучу я! Ещё не хватало, чтобы вы за мной приударили! – он заливисто заулюлюкал, сверкнув клыками.
    Чадбурн в гневе хлопнул дверью, едва не сорвав её с петель, и громко застучал каблуками туфель по полу коридора. Его хотел догнать сержант Випан, всё это время подслушивавший допрос, но тот слишком спешил выбраться из участка на улицу. Частое дыхание с каждым выдохом выталкивало в затхлый воздух выпарившееся в его внутренностях масло, и с каждым шагом тяжеленная громада бессонных ночей всё сильнее давила на его плечи и веки.

    Добавлено (08.01.2016, 22:47)
    ---------------------------------------------
    Ведомая порывом свистящего ветра газета пролетела перед самым носом, прибившись к фонарному столбу. Как будто мелкая колючая крошка, сыплющаяся с горящих в чёрном небе звёзд, снег валил без конца, скрывая от взгляда заледеневшие участки тротуара, на которых недолго свернуть шею. Что чуть не доказал один из патрульных, поскользнувшись ровном месте и чудом удержавшись на ногах. Второй, на радостях выпаливший какую-то шутку, внезапно всплеснул руками и сел на шпагат, сквозь вой ветра послышался треск рвущейся ткани.
    - Снова к нам, шеф? Я думал, тебя отправили отсыпаться, - пожал следователю руку дежурящий сегодня ночью инспектор Манус, практически одного возраста с ним. Такой же белолицый, лишённый каких-то изъянов на фарфоровой коже, с аккуратно зачёсанными набок тёмными волосами. Даже цвет полоски, идущей от нижней губы и заканчивающейся на подбородке, был у них одинаков – серебряно-стальная дымка. Порой в участке их часто путали друг с другом и думали, что они братья-близнецы, настолько было точно сходство. Хотя немудрено походить на кого-то в городе, где каждый уважающий себя и свой внешний вид гражданин приобретает на фабрике соответствующее приличиям выточенное лицо.
    - Не называй меня так, - угрюмо буркнул Гарольд, опустив шляпу на лоб. Всё ещё не унималось неприятное чувство стыда за его глупую доверчивость вульгарно разодетому лжецу, как следует поиздевавшемуся над служителем закона – Нужно ещё раз осмотреть вход в ремонтные ходы акведука и опросить рабочих, которые занимаются его обустройством, или сторожа, если он вообще здесь имеется. Ими кто-то уже занимается?
    - Не вовремя ты, прости, - извиняющейся помотал головой в такой же шляпе, запорошенной снегом, Манус, преграждая ему дорогу – Приходи утром. Начальство уже должно быть в курсе.
    - Я не понимаю. Что произошло? – заглянул инспектору через плечо Гарольд.
    - Жуть, - сказал он таким тоном, как будто там ко всему прочему кого-то зверски убили – Мэр здесь.
    - Да вы меня сегодня все разыграть решили?! – возмутился следователь, отпихнув приятеля и захрустев по снегу к каменной лестнице, ведущей к главному каналу акведука – Надо же, зачем герцогине Трост понадобилось приехать к этой вонючей клоаке? Может быть, она хочет покормить дракона, спящего под городом, а?
    Разозлённый возглас острой костью застрял в горле Чадбурна, когда он врезался в чью-то широкую грудь. Резким движением подняв поля надвинутой на глаза шляпы, он увидел перед собой высокого и широкоплечего Манекена-гвардейца в чёрно-синем мундире и треуголке и с мушкетом на плече. Он стоял здесь, не сходя с места, уже давно, о чём говорил толстый слой снега, скрывавший под собой пуговицы и аксельбанты Правый глаз тоже был облеплен снегом, но гвардейцу на это было всё равно.
    - Гарольд Чадбурн, сыскной отдел, - нашёлся следователь, предъявив ему серебряный значок – Я веду дело о проникновении в ремонтные ходы акведука. Не могли бы вы…
    - Дракон? Дракон?! Кто сказал «дракон»?! – вдруг донёсся пронзительный, как звон бьющейся посуды, голос ниже по лестнице. По обледеневшим ступенькам загрохотали тяжёлые сапоги, и перед Гарольдом возникло ещё двое солдат, отличающихся только цветом полоски на подбородке.
    - Следователь из полиции, Ваша Милость! – гудящим басом ответил первый из гвардейцев, протянув к нему руку, отчего посыпался налипший на нём снег, и слегка подтолкнув к краю канала.
    На оборудованном поручнями мостке через вялый водный поток, изобилующий мелкими льдинами, происходило собрание, которому своим неуместным появлением он помешал.
    На стороне, ближнем к лестнице, выстроились в квадрат ещё шестеро одинаковых солдат лантецианской гвардии, даже поправляя мушкеты на плечах одновременно, а во главе стояла тонкая фигура в чёрно-синем платье с мерцавшими в свете фонарей сапфирами на шее и рукавах. Пользуясь привилегией менять парики раз в неделю, герцогиня в этот раз выбрала серебряные волосы, заплетённые сзади бантом с длинной бриллиантовой заколкой. Искусно выточенное фарфоровое лицо восторгало своим изяществом черт даже издалека, мэр Трост являлась олицетворением города, которым управляла, точно по словам Квины, будь он неладен. Однако сегодняшнее её окружение было каким угодно, только не приличным обществом знатных и богатых Манекенов во фраках и украшенных серебром и самоцветами платьях.
    На другой стороне, ведущей к подземному водопроводу стояло двое гигантов, укутавшихся в коричневые и жёлтые перья. Невероятно длинные, похожие на ходули ноги нетерпеливо скребли внушительными когтями каменный пол мостка, так же вооружённые этими костяными крючьями пальцы лап зябко прятались под мышками. Увесистые, как клинья, клювы непонимающе раскрылись, когда на всеобщее обозрение вышел следователь, а затем злобно щёлкнули, стоило услышать слово «полиция». Мелкие чёрные глазки часто заморгали, аюги попятились назад.
    Сквозь вой усиливающегося ветра пробилось мычание. Парализованный от замешательства Гарольд перевёл взгляд на решетчатые ворота ремонтных ходов. Во тьме каменной крыши скрылась пятнистая корова, волоча за собой длинный хвост.
    - Я же отсылала распоряжение вашему начальству! – раздражённо стряхнула снег с прямой чёлки мэр Трост – Расследование переходит под мой личный контроль, у меня что, почерк неразборчивый?! Или мне следовало самой прибыть к вам в участок и доложить о своих намерениях?!
    Гарольд, оторопевший от происходящего вокруг, поздно сообразил, что вопрос не риторический.
    - Я с кем разговариваю, господин следователь?! С этой мёрзлой рекой?! - голос герцогини колол уши тончайшей иглой, выделенные чёрной помадой губы изгибались подковой от негодования, как и полоска на подбородке цвета морской волны.
    - Ваша Милость, я нижайше прошу прощения, меня не уведомили вовремя!... – встал по стойке «смирно» следователь, зажмурив глаза.
    - Уж что действительно вовремя, так это ваше увольнение! – возопила герцогиня – Немедленно возвращайтесь в свой дурацкий участок и готовьте свой кабинет к передаче кому-нибудь более подходящему для работы следователя! И чтобы мне прислали письмо, доказывающее, что вас лишили значка! Вам всё ясно?! Прочь отсюда! Сию же секунду!
    Гвардейцы скрипнули, повернувшись к Гарольду, но того провожать не понадобилось: крутанувшись на каблуках, он припустил что есть духу как можно дальше от акведука. Снова засвистел ветер, и с головы слетела шляпа. Попытавшись поймать её, Гарольд почувствовал, как теряет твёрдую землю под ногами. Ледяная корка на тротуаре понесла его против воли в подворотню и с безжалостностью швырнула его в ближайший сугроб.
    - Неприятно, шеф. Я же предупреждал, - вздохнул подошедший Манус, возвращая следователю отряхнутую шляпу.
    - Хватит меня так называть! – выпалил в сердцах Чадбурн, шляпа отправилась обратно в снег – Они...! Она...! Он…!
    - Успокойся, Гарольд, ты как будто армию таб-бисмаров там увидел, - инспектор цокнул языком - Трост забудет о тебе, как только ляжет спать. Как и обо всём том, что она сегодня делала. Любого на улице спроси, какая у нашего мэра память.
    - Не в этом дело! Квина был прав! Этот Мясной говорил правду! – Гарольд, как перевёрнутый жук, завозился в сугробе и только с помощью недоумевающего Мануса сумел выбраться из него.
    - По-моему, мэр тебя основательно отчитала, несёшь какой-то бред, - взялся за плечи друга Манус – Давай так: у меня смена через полчаса заканчивается, после того, как сдам, поедем ко мне домой. Угощу тебя маслом и…
    - У меня на эту ночь ещё есть работа, - вырвавшись из рук инспектора, Чадбурн напялил вывалянную в снегу шляпу и осторожно выглянул за угол подворотни. Гвардейцы, постояв ещё немного у лестницы, один за другим развернулись и чеканными шагами спустились вниз. Как только штык последнего мушкета скрылся из виду, следователь крадущимися шагами направился обратно к акведуку.
    - А вот это – глупость. Испытываешь удачу попасться мэру во второй раз? Тогда она точно уволит тебя! – шикнул в спину Манус.
    Гарольд не слушал его. Снег тихо скрипел под его туфлями, ветер дул ему в лицо, как будто отваживая от места, где творятся подозрительные вещи. Герцогиня Трост, правитель Лантеции, кормит коровами, которые предоставляют птицы-аюги, дракона под собственным городом, и тот, кто ему об этом сказал – безумно одетый Мясной по имени Квина. Голова шла кругом от этой мысли, но это было ничем по сравнению с другим фактом.
    Час назад он разговаривал с настоящим бисмаром.

    Добавлено (08.01.2016, 22:47)
    ---------------------------------------------
    - Возмутительно!
    - Да, Ваша Милость.
    - Вульгарно!
    - Да, Ваша Милость.
    - Неприемлемо!
    - Да, Ваша Милость.
    Замычала корова. Заблеяли овцы.
    - Здесь должно быть больше света! И пусть приберутся! – брюзжала, цокая каблуками по каменным переходам, мэр Трост, двое гвардейцев придерживали полы её платья, дабы не испачкать дорогую ткань. Эхо, отскакивающее от мрачных сводов подземного водопровода, повторяло за ней слово в слово – Разве мне нужно отослать распоряжение в водопроводную службу?! Я устала постоянно бродить по этому свинарнику и вдыхать его вонь!
    - Мы примем меры, Ваша Милость, - ответил ей третий солдат, держащий перед собой масляной фонарь.
    - Мне вечно приходится думать за вас! На моих плечах покоится судьба целого города с его бесконечными проблемами! Жизни тысяч Манекенов и отбросов-Мясных зависят от меня! Бесконечные просители, банкроты, шарлатаны, глупцы и чужаки день и ночь атакуют мой кабинет без зазрения совести! Вы вообще знали, что у меня нет времени даже на лишнюю партию в вист или бокал пряного масла?! – никак не замолкала герцогиня, солдаты понимающе кивали.
    - Нам очень жаль, Ваша Милость, - выразил общее мнение гвардеец в фонарём. Тем временем стадо скота, неторопливо перешедшее через широкий канал, разветвляющийся на десяток тонких труб, направилось по большой лестнице, ещё глубже под землю.
    - Оставьте свои сожаления при себе! Вы что, придворные дамы?! Вы – доблестные воины, вы должны предлагать решения! Политика – это поле битвы, в котором нужна твёрдая рука! – Трост остановилась, воздев вверх изящную ручку. Спустя полную тяжёлых дум паузу, она щёлкнула пальцами, разбудив гулкое эхо акведука – Запишите это, быстрее! Стрелять в любого, кто побеспокоит меня, когда я собираюсь играть в карты или пробовать свою коллекцию масла!
    - Ваша Милость… - вдруг робко произнёс гвардеец из марширующего вслед за своей госпожой строя – Может быть, достаточно просто обозначить перерыв в вашей работе… На час или больше…
    Его сослуживцы со скрипом одновременно повернули к нему головы. Чёрные губы герцогини выгнулись в оскорблённой гримасе, казалось, что огонёк в фонаре стал гореть тусклее, а вода в канале замедлила своё течение.
    - Уволен! Уволен! УВОЛЕН! – её визг едва не заставил камни, из которых был сложен сводчатый потолок акведука, потрескаться.
    Сразу три пары сильных рук вцепились в совершившего роковую ошибку солдата, легко оторвали его от пола и безо всякой жалости швырнули вниз, в мутный ледяной поток. Громкий всплеск, и в подземелье вновь настала тишина.
    - Кроме указа, который я озвучила выше, - процедила сквозь зубы герцогиня, поправив чёлку – Запишите, что с этого дня гвардии Лантеции запрещено говорить. Совсем.
    Гвардеец с фонарём благоразумно кивнул и нацарапал что-то кусочком грифеля на тыльной стороне ладони.
    Гарольд сглотнул, нервно потерев шею. Согнувшись в три погибели за каменной колонной, он наблюдал, как стадо и следовавшая за ним герцогиня спускались всё ниже и ниже. Часть его рассудка, скорее всего здравого, без устали твердила следователю, что он увидел достаточно и самое время повернуть назад, пока его самого не кинули в сточные воды. Самая безобидная кара, которую может придумать для чересчур настырного полицейского сумасшедшая властительница Лантеции.
    Но идти, вернее, красться за мэром Трост, Гарольда заставлял другой безумец, хоть и будучи в трёх кварталах от него, сидящий в следственном изоляторе. Воплощённый в мясной оболочке дух Рощи, бисмар Квина, вызванный ярким воспоминанием следователя, мурлыкал об огнедышащем чудовище под толщей воды и камня. В его воображении чешуйчатое тело поджаривало пламенем пригнанный скот и пожирало его без остатка, увеличиваясь с каждой проглоченной тушей. Когда его хребет вплотную упёрся в потолок, тот треснул и… Нет, Гарольд даже представлять не хотел, что будет, если дракон вырвется на поверхность. Он посчитал своим долгом уберечь Лантецию от катастрофы, даже если сам мэр в сговоре с монстром.
    Кто подтолкнул его на этот поступок, от которого любой другой здравомыслящий Манекен спрячется в тепле и безопасности своего жилища? Кто направлял его нетвёрдые ноги навстречу явной опасности и риску, вразрез его природе? Ответ был уморительно смешон, однако самому гложимому липким страхом следователю не хотелось смеяться. Всего лишь легендарный бисмар с ореховыми глазами, с которым он беседовал едва ли десять минут.
    Ступени, поросшие мхом, вели в широкий котлован, куда с шумом стекала вода из десятков каналов, впадая в сотни труб, вьющихся в тысячи зданий по всему городу. Чем ниже к мосткам посреди котлована, тем гуще становился туман, всё же уличный мороз проникал и сюда. С высоты Чадбурн видел, как в молочной дымке скрываются колени немых гвардейцев, они словно плыли через белый пудинг, грохоча сапогами. Тот, что был с фонарём, заталкивал последнюю овцу во вместительный грузовой лифт, движущийся за счёт напора воды в поршнях. Герцогиня, брезгливо фыркнув, встала в припаянную к лифту будку для ремонтников и дёрнула рычаг. Её солдаты тут же сняли с плеч мушкеты и приняли стрелковую стойку, дабы уберечь госпожу от незваных гостей. Механизмы натужно скрипнули и зашипели, лифт с блеющим стадом медленно поехал вниз по шахте. Как и Гарольд, съезжающий в темноту по запасному шесту под завесой тумана.
    Мокрые кирпичи под паутиной труб были сложены недавно, ещё не попорченные временем. Тонны земли, выгружаемые неустанными рабочими из акведука четыре года назад, объяснялись мэром как улучшение и расширение городского водопровода. Однако уходящая далеко в глубину яма, вырытая под протекающим акведуком, никакой практической пользы не несла. Лишь огромное пустое пространство, погружённое во тьму, которую можно было резать ножом. Сжав шест ладонями посильнее, Гарольд замедлил спуск, опасаясь скорой и громкой встречи с дном ямы. Но когда он почувствовал усиливающийся запах гнили и разложения, вовсе уцепился за страховочную скобу по правую руку. Лифт, опередивший его, проехал вниз ещё примерно двадцать метров и остановился, загорелась лампочка на его крыше. Мэр Трост, зажав пальцами нос, взялась за второй рычаг, отпирающий металлические воротца лифта.
    Нажать его ей помешало шипение.
    Гарольду показалось, что сам мрак, правящий в этой яме, зашевелился, становясь ещё твёрже и неприятнее, прилипая к коже. Запах мертвечины заполз ему в нос и рот, провоцируя кашель, но следователь прикладывал всю свою силу воли, чтобы не издать ни звука. Шипение подкрадывалось к его сердцу, учащало его биение до такой степени, что едва не выпрыгивало из груди. Страх одновременно и сковал Чадбурна по рукам и ногам, и нашёптывал ему единственное слово: «Бежать! Бежать! Бежать!».
    - Сссснооооваааа… бараааанинааа…
    Вдруг из тьмы возникла изумрудная вспышка, чуть не лишившая Гарольда зрения и не заставившая разжать пальцы. Голова закружилась, в горле будто встала куриная кость. С высоты два зелёных круглых прожектора были величиной с монетку, но следователь был уверен, что вблизи они были гораздо, гораздо больше.
    - Ваше Высочество! Словами не описать, как я рада видеть вас этой чудесной ночью! – тихим дрожащим тоном пропищала недавно властная герцогиня, съёжившись и припав к стенке будки лифта – Я привела вам самый отборный, сочный скот, который только можно найти в этих землях! Нижайше прошу, Ваше Высочество, примите мой дар!
    - Не сссейчассс… - вновь ярчайшая вспышка изумрудного пламени взвилась во мраке, на миг осветив неясные контуры. Контуры чего-то невероятно большого – У тебяяя проблееемыыы, сссскорлупкаааа…
    - П-проблемы, Ваше Высочество? К-какие проблемы? Я прошу вас смиловаться над моей г-глупостью, но скажите, о каких проблемах вы говорите? – трепетно заикалась мэр Трост.
    - Он пришшшёл в мооой горооод… - живой мрак пришёл в движение, зелёные светящиеся блюдца подплыли ближе к лифту – Посссследнее деревце Рощщщи…
    - Ваше Высочество, кто угрожает вам? Я клянусь своим благородным родом и жизнью, что отловлю каждого вашего врага, что покажется на ваших улицах! – с готовностью закивала герцогиня, серебряный парик от энергичных кивков растрепался.
    - Он ужжже здессссь, ссслепая сссскорлупкаааа… Я почуууял его зааапах совсееем недаааавно… А потоооом потеряяяял… Как буууудто он сбежжжал… - языки пламени лизнули металлическую обшивку, что напугало стадо внутри. «Куриная кость» протолкнулась выше по горлу, когда в возникшем свете показались гниющие и опалённые до углей останки погибших животных. Только ли животных?
    - Он осознал ваше абсолютное могущество и величие и предпочёл не погибать от вашего разрушительного гнева, Ваше Высочество! - нервно, почти истерически засмеялась Трост – Это просто ничто, пылинка…!
    - Ссслабоумнааая ссскорлупкааа… - сталь накалилась докрасна под жаром дыхания чудовища – Он - Биссссмаааар… Придёт не одиииин… Расссскажжжет другиииим…
    - Бис… А… - тело мэра будто свело судорогой - Этому не бывать, Ваше Высочество, пока я жива и служу вам! Я переверну вверх дном всю Лантецию, чтобы защитить ваш секрет! Клянусь всем, что у меня есть!
    - Не сссстоит перевораааачивааать… - изумрудный огонь медленно заструился на усеянный обгорелыми скелетами кирпичный пол – Ведь дноооо гоооородааа… Это Я…
    - Конечно, Ваше Высочество, конечно же это вы!
    - Отловииии егоооо… Пока не пооозднооо… - огромные фонари глаз дракона сощурились до узких зелёных полос – Свяжжжиии… Броссссь в рекууу… Пускаааай захлебнётссссяяяя… А потоооом… Принесссси его ссссюдаааа… Посссследниииий хан-биссссмар… Должжжен доссстатьссся мнеее…
    Шипение переросло в рычащий утробный хрип и тьма изрыгнула внутрь грузового лифта ослепительную струю, заставившую Гарольда зажмуриться. Запах жареного мяса проник в ноздри.
    - Не разочарууууй меня, сссскорлуууупкаааа… Иначе этот гороооод… Ссссгориииит в моём огнееее…

    Добавлено (08.01.2016, 22:48)
    ---------------------------------------------
    Когда он прекратил смеяться, то с лёгкостью встал на руки, прошёлся туда-сюда по камере и прислонился к стене, скрестив длинные ноги.
    - Так и сказал? Как будто не я охочусь за ним, а он меня караулит! - длинная коса цвета древесной коры вилась по полу изолятора, словно змея – Каким я был дураком, когда сунулся сюда!
    - Скоро письма Трост разлетятся по всей Лантеции, - возбуждённым шёпотом говорил Гарольд, взявшись за прутья решётки, чтобы унять дрожь – Он назвал даже ваши приблизительные приметы, начальство быстро поймёт, кого ищет мэр! Я могу попробовать взять ключи, но…
    - Мне так приятно, что ты волнуешься за меня, - хихикнул Квина, всё так же стоя вниз головой – Это потому что я тебе нравлюсь?
    - Я… Нет! Хватит! – в полголоса вскипел следователь и отшатнулся от решётки – Я хочу спасти от смерти того, кто убивает драконов, чтобы спасти свою жизнь, понятно? Жизнь всех невинных горожан! Город, в котором я родился!
    - Ага, - протянул с клыкастой улыбкой бисмар, прикрыв один глаз и лукаво прищурившись – В стиле любого уважающего себя Манекена: поверить на слово незнакомцу-нелегалу и пойти проверять, есть ли под водостоками сказочное существо, ради этого нарушив волю мэра города, которую чтят и лелеют, под страхом смерти! Наверное, тот хромой, что подслушивал наш разговор, тоже бы пошёл искать приключений, если бы не его кривая нога! В самом деле, какой дурак смирится с тем фактом, что я просто очередной сумасшедший, и забудет об этом случае в четырёх стенах своей безопасной квартирки? Мы – Манекены – народ авантюристов, нам только дай шанс пойти против собственного правительства и чудовищ, которым оно прислуживает!
    - Ты можешь говорить тише?! Шёпотом!... – зашипел на театрально декларирующего франта Гарольд, оглянувшись на конец коридора. В соседних камерах ворчали и бранились бездомные и хулиганы, которые проснулись ещё от громкого хохота несколько минут назад.
    - Да признайся уже, что ты втрескался в мои волосы! - и не думал сбавлять тон Квина, накручивая на палец коричневый локон – Или нет, в родинки! А может быть, тебя покорили мои глаза? Не стесняйся, я спокойно отношусь к своим поклонникам, какими бы они ни были!
    - Не неси чушь! Мне нравятся женщины! Женщины-манекены! Ясно тебе?! – повысил голос Чадбурн, от злости его аж затрясло – Если ты не прекратишь надо мной издеваться, я брошу тебя в лапы Трост и сам убью дракона!
    - Любопытно, а ты бы пошёл к акведуку, если бы тебе это сказал бритый, покрытый прыщами горбун? – Квина скорчил гримасу и рассмеялся, когда увидел ответ в растерянном взгляде Чадбурна. Затем он оттолкнулся пятками от стены и плавным движением снова встал на ноги, потягиваясь. Его ехидная ухмылка сменилась обычной дружелюбной улыбкой, которая встретила его в первое мгновение их знакомства – Ты отличаешься от остальных Манекенов. От народа, который покупает свои одинаковые идеальные лица на фабриках и не интересуется ничем, кроме денег и масла. Такие же пустые белые глаза, кожа как яичная скорлупа и скучный парик на лысую голову. Но внутри у тебя есть что-то… лишнее. Отличное от желания безопасности и удовольствий. Неужели жажда приключений, как у малой детворы?
    - Долг помочь нуждающимся. Кем бы они ни были, - подсказал насупившийся Гарольд, сложив руки на груди – Скоро будет смена дежурства, я попытаюсь незаметно взять ключи от изолятора и хранилища, где держат твой конфискованный меч. Когда я освобожу тебя, не отходи ни на шаг, я проведу тебя до одного места, где люди Трост тебя не найдут, а там уже решим, как нам поступить. Тебе ясно?
    - Ясно, герой, кристально ясно, - закивал Квина, повиснув на решётке и подняв указательный палец – Но у меня один вопрос. У тебя дома, куда мы сбежим, есть горячая вода?
    - Как ты дога… Чёрт возьми, - Гарольд обессилено прикрыл глаза и вздохнул – Да, я могу включить нагреватель.
    - Блеск! После того, как вымою волосы, уже можно спасать город и его жителей, - трепетно огладил косу бисмар – Вдруг на меня западёт какая-нибудь очаровашка-Манекен, а я такой неопрятный!
    Гарольд, опустив хмурый взгляд, быстро шагал к другому концу коридора, к комнате дежурного сер

     
    ZsMДата: Воскресенье, 10.01.2016, 00:42 | Сообщение # 2
    Опытный магистр
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 479
    Статус: Не в сети
    Цитата Ahura ()
    Веки тяжелели, словнопримагничиваясьдруг к другу. Но если их сомкнуть хоть на долю секунды, высок риск рискнуть вообще их не открыть и упасть, как подкошенному.

    "тяжелели" - "примагничивались" логическая связь слабая. Лучше закрывались вместо "тяжелели"
    "риск рискнуть"- масло масленое.
    Цитата Ahura ()
    Прут, которым он, скорее всего, пытался выломать решётку.

    лишнее
    Цитата Ahura ()
    Наверное, откуда-то с запада, раньше я таких не встречал.

    запятая мысль не передает. Тире лучше (или дефис? забыл, как правильно).
    Цитата Ahura ()
    осушив кружку, Гарольд вернул её сержанту и, поправив галстук, вошёл в комнату дознаний.

    Слишком быстрые действия. Поспешили. Нужна разбивка, дополнительные предложения для плавного перехода к заключённому.
    Цитата Ahura ()
    Большие глаза орехового цвета, заинтересованно заморгавшие, поразили следователя.

    не нравится мне предложение.
    Если это человек, как я предполагаю, то глаза точно не орехового цвета. Людские глаза уникальны белком. А тут именно их уникальность подаётся, а не простое описание.
    Да и сама подача предложения мне не нравится. Почему они поразили Гарольда - не понятно. Нужно следующими предложениями пояснить, что в них такого, чтобы я "ощущая себя на месте робота" поразился. Ну и, конечно, что за "заинтересованно заморгавшие"? Как вообще можно моргать заинтересованно или незаинтересованно?

    Цитата Ahura ()
    Смугловатая кожа не похожа на тот оттенок, который принимали стареющие и долго работавшие на фабриках Манекены, будучи жёлто-коричневой, а не серо-чёрной.

    Не будучи а "была". Будучи подразумевает продолжение. "Будучи пьян, я начал бузить"
    Цитата Ahura ()
    Гарольд и сел через стол.

    :) наверное всё-таки "на" стол.
    Цитата Ahura ()
    В дверь вдруг постучали, а в узкую щёлочку показалось понурое лицо Випана.

    Что за узкая щёлочка, а главное зачем щёлочка? И почему лицо понурое. Эмоция должна нести смысл, быть к месту. Если она стоит сама по себе, то дальше её нужно объяснить. И если предложение введено для перехода с "темы восхищения" на "тему допроса" то это не лучший вариант. Слишком по детски как-то, мелко. "Лучше дверь открылась, и показался Випан. Он напомнил мне что я здесь преступника допрашивать, а не лясы точить" ну или просто "из-за двери раздался громкий кашель Випона, напомнивший мне зачем я здесь"
    Цитата Ahura ()
    нашёл неожиданно забавным величественное имя прародителя и высочайшего повелителя всех Манекенов, Кукол и Хрусталей Квина – Имел в виду как раз таб-бисмаров, что живут в лабиринте сосен и елей. На тех, кто взращён дождевыми лесами, его воля может не распространяться, ведь так?

    нииичего не понял :)

    И меня напрягло что это девушка. Он (она) ясно же сказал (а) фразу про:
    Цитата Ahura ()
    Обычно на меня так только девушки смотрят, - заливисто рассмеялся он, откинувшись на спинку стула.


    Ну а в целом по прочитанному. Неплохо. Диалоги живые и интересные. Эмоциональные. Сам герой для меня слабоват, не хватило жёсткости, хотя опять же минус в резкой смене пола в конце.
    Но при этом симпатию герой вызывал. Особенно понравилось, что он не убил преследователей. И то, как дерзко себя ведёт. Хотя следователь явно простак, этакий "слабенький планктончик", который эмоционально лобилен. Если бы был более жесткий следователь, интересней было бы увидеть их словесное противостояние.
    Отмечу, что есть желание читать дальше и если бы не поздний час, продолжил.
    По ошибкам - все они в написании, построении предложений, лишних или замудрённых словах. Над этим надо работать и можно исправить. Тогда текст выйдет на высокий уровень.
    Но сюжет захватывает (прочитал первый выложенный текст). Вижу его четко, роботов правда не представил и место, где они находились. Но персонажи прослежены, суть происходящего понята и передана живо.

    написал критику развернутую, потому что вижу ваше будущее, как писателя.


    Жизнь - это не то, ради чего стоит жить.
     
    AlriДата: Воскресенье, 10.01.2016, 21:44 | Сообщение # 3
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2266
    Статус: Не в сети
    Цитата ZsM ()
    Цитата Ahura ()
    Веки тяжелели, словнопримагничиваясьдруг к другу. Но если их сомкнуть хоть на долю секунды, высок риск рискнуть вообще их не открыть и упасть, как подкошенному.

    "тяжелели" - "примагничивались" логическая связь слабая. Лучше закрывались вместо "тяжелели"


    Не согласен. Вполне нормально звучит и с тяжелели. Потому что по сути от "примагничиваение", увеличивает массу объекта, он тяжелеет. С логикой тут все ок. Но мне вот что не понравилось. Веки тяжелили, то есть речь о верхних, нижним ведь ничего, они на месте. А потом вы пишите о примагничивается, то есть верхние веки друг к другу, чертовщина получается:)

    Цитата Ahura ()
    Сержант, шаркая искривлённой стопой по коридору, нёс две исходящие паром кружки.


    Картинка ужасная рисуется. Нужно описать иначе.

    Прочитал половину, дальше не хватило сил.
    Плохой вариант начинать с малопонятных диалогов и такого количества описаний.
    Во-первых, читать скучно, во-вторых, тяжело.


    Меня там нет.

    Сообщение отредактировал Alri - Воскресенье, 10.01.2016, 21:45
     
    EllisДата: Понедельник, 11.01.2016, 01:02 | Сообщение # 4
    Опытный магистр
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 494
    Статус: Не в сети
    Ещё в первый день решил написать рецензию на данный рассказ - но свет вырубили.
    Что касается критики, Господа, вы вообще мягко прошлись. Надо примерно так:
    Цитата Ahura;185839
    Веки тяжелели, словно примагничиваясь друг к другу. Но если их сомкнуть хоть на долю секунды, высок риск рискнуть вообще их не открыть и упасть, как подкошенному.

    Какой высокохудожественный оборот про тяжесть и намагниченность! Я бы такое писал, если бы Джон изнывал по Кларе, которую в этот самый момент этот самый Джон тра... ну не будем о грустном! В общем само предложение ужасно во всех смыслах. А затем... Джона подкосило! Потому что в него стреляли! Или у Клары губы были в яде!
    Цитата Ahura ()
    Сержант, шаркая искривлённой стопой по коридору, нёс две исходящие паром кружки

    Тут появляется сержант! У него вывернута стопа, а кружки, которые он несёт в руках - превращаются в пар! Вот это да!

    Цитата Ahura ()
    аромат тёрпкого масла помогал бороться с наваливающимся сном. Гарольд, отлипнув от стены, принял свою кружку и жадно припал к ней. Тягучая вязкая жидкость медленно затекла в него, тепло разошлось от живота по всему телу, а в голове проявилось некое подобие ясности. Теперь можно было работать.

    Масло... пусть будет так. Отлипнув от стены?! - прилипший был?! Принял кружку?Его коллега - гомик? Припал к ней? - т.е обнял её, пока тот стоял с вытянутой рукой вперёд?
    оо
    В, общем, автор, такой сюр творится на протяжении всего рассказа. Но ты не унывай! Многие так писали. Мой практический совет: прочти книги С. Кинга "как писать книги". Каждый абзац гениален, учит тому, чему должен. Практических советов ты там не найдёшь - пока не станешь анализировать то, какми способом была написана сама книга. Удачи.


    Все люди мыслят одинаково. Верьте в это и наслаждайтесь жизнью.
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: фэнтези от боевой до эпической, сказки » Прямо под вашими ногами
    Страница 1 из 11
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Ботан-Шимпо, трэшкин, peotr, Hankō991988, JohnyThan1, Yezdigerd, Easyskanker Гость