[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • конкурс "Школьная история" (65) -- (Verik)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • музыка помогающая творчеству (146) -- (Иля)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: фэнтези от боевой до эпической, сказки » Зверь
    Зверь
    OstapДата: Вторник, 18.12.2012, 21:51 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 2
    Статус: Не в сети
    Свойственная этому времени года оттепель закончилась и Зима снова вернулась в свои владения. Как ей и положено - неожиданно и с блеском. Вчера ночью прошел ледяной дождь. Сосны, выстроившись ровными рядами, несли почетный караул облачившись в хрустальные доспехи. Молодые березки склоняли колени перед величественными елями, которые, как знатные дамы на балу, надели на себя свои лучшие подвески и шали. Шишки в прозрачных одеждах жадно ловили каждый лучик послеобеденного солнца, отражая его мириадами "зайчиков" на снегу. Алые ягоды рябины - лакомый кусочек для снегирей - были надежно спрятаны в ледяной скорлупке, как комарик в янтаре. Лес звенел. Любой, даже самый ничтожный, порыв ветра пробуждал целый оркестр. Каждая веточка, каждая иголочка играли свою партию в этой какофонии звуков. И все это представление было лишь для одного слушателя - человека идущего в этот морозный день по этому стеклянному царству.

    По засыпанному тракту, чуть ли не по колено в снегу, брел мужчина закутанный в меха. И ему было глубоко наплевать на устроенное в его честь выступление. Изо рта у него, как из печи, валил пар, даже при том, что вся нижняя часть его лица была закутана в вязаный шарф. Медленно, но верно, он двигался вперед, изредка останавливаясь, чтобы поправить беличью шапку, которая постоянно падала ему на глаза. Ветер завывал, пытаясь своими ледяными пальцами пробиться сквозь меховую броню человека. Но тщетно. Серый овечий тулуп, отороченный все той же белкой, надежно защищал от лютых природных посягательств.
    - Как говорил один трубадур - "То как зверь завоет, то за плачет как дитя"- тока не помню про чё энто он. То ли про бабу, то ли про ветра! - хмыкнул Митяй и тяжело вздохнул.
    За собой он тащил деревянные сани, груженые его ценной поклажей: соленая оленина, вяленый кабан и печёные белки, варенья и разносолы, шкуры волка, лисицы, зайца и даже одна, самая большая, черная шкура медведя, рулоны вареной кожи. Все это, было ровно разложено на санях, образуя собой пирамиду около метра в высоту.

    Тревожа снежное манто ели, по мохнатой ветке пробежала рыжая белка. На сугробы внизу упал снег, с треском проломив тонкий наст. Митяй остановился и уставился на умывающуюся зверушку. Постоял немного, а потом махнув рукой побрел дальше. Здесь, на Севере, белки, а именно их шкурки и мясо, не были ни деликатесом, ни показателем роскоши и богатства. Простой крестьянин мог позволить себе шубу из беличьей шкуры - хватило бы терпения, чтобы настрелять столько мелких зверушек. Поэтому, порядком уморившийся Митяй, не стал тратить время на очередную животину. У него и так был целый горшок запеченных белок с чесноком, и еще одна ничего бы не изменила. Пройдя еще пару шагов, он обернулся, но зверушки уж и след простыл. То, чего он так и не увидел, была куница с иссиня черным блестящим мехом. Она ловко сняла белку с ветки, и теперь жадно хрустела ею под широким подолом ели.

    Добавлено (18.12.2012, 21:51)
    ---------------------------------------------
    - Тоже мне Княжеский тракт! - возмущался он, перекинув веревку на другое плечо, - и ведь никто не удосужится хоть как-то почистить, черт их дери. Ясный же был приказ от князя - "Пустить по трактам и дорогам сани. Сани оные, сделать широкими, аки дороги по которым они ходят. У саней спереди отвал поставить, чтобы снег-лед с пути на стороны сбрасывать. Дабы и знатный люд и народ простой могли легко до столицы да губерний добираться." - Ну и где эти сани? Разрази их Перун!
    Митяй закашлялся, стянул шарф и смачно плюнул.
    - Ясное дело, что никто и не пошевелился. Куда там! Князю уже девятый десяток пошел, а он все сидит и никуда не собирается. Сыновья его глотки друг другу грызут за место на троне княжском. Ан нет. Никуда наш старикан не собирается. Я вообще слышал, что он опять жениться надумал! Ха! Уходить не уходит, а власть совсем растерял. Уж и не помню, когда он последний раз кого-нить на кол сажал. Вот бояре и вертят княжеством как хочут!

    При том что у Митяя была семья, он все равно, порой уделял время своей привычке которую заимел еще с войны. Любил он поговорить с собой. Можно и "про себя", но лучше "вслух". Ну или с лошадью, если оная была рядом. Вот и сейчас, он вел не замысловатый диалог с самым интересным собеседником в мире - с самим собой.
    - Да еще Сашка эта: "Митяй! Ну отвези добра в город. Шо он тута дом захломляет, пылится, нам деньги тяперича нужнее. Токма лошадь не бери, мне завтра в соседнее село надобно." Эхх, ну и сварливая баба стала. А раньше помню, заведу ае на сеновал, и понеслась. Я ей, Санюшка, а она мне Митюнюшка... Вот время то было.
    Словно посочувствовав ему, высокие сосны грустно заскрипели снежными верхами. Митяй глянул на небо, прищурился. Солнце уже перевалило далеко за полдень, но еще не приобрело нездоровой красноты. Он вышел из дома засветло, и уже был близок к городу. Сильнее всего его тормозил снег и подлый ветер, который, как назло, дул именно в лицо. Приходилось идти согнувшись в три погибели, а при особо сильных порывах, и вовсе останавливаться, чтобы прикрыть лицо варежкой.

    Завыв, как раненый зверь, ветер обжег скулы и моментально осушил глаза. Митяй заморгал и отвернулся, тихо матерясь. Не делая простою, он двинулся вперед вслепую. Резкий порыв, словно из гигантских мехов ударил Митяя и его поклажу сбоку. Ветер, валами, налетал на путника, пытаясь сдвинуть ненавистное препятствие со своего пути. Сани не выдержав мощного потока завалились на бок. Держащая груз бечевка лопнула и все добро вывалилось на снег.
    - Едрить тебя налево! Ах ты паскуда! Да чтоб тебе пусто было!
    Митяй вытянул руку к небу в неприличном жесте. Сев коленями на снег, он начал скоро собирать всю рассыпавшуюся поклажу.


    Unus ignis - Ignis in nobis
     
    TERNOXДата: Вторник, 18.12.2012, 23:50 | Сообщение # 2
    Почетный академик
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 552
    Статус: Не в сети
    Quote (Ostap)
    закончилась и Зима снова вернулась в свои владения

    зачем с большой буквы?

    прочитав первый абзац, подумал, что это какой-то диктат для третьеклассников. Ну серьёзно, зачем такие подробные и наивные описания зимы?

    Quote (Ostap)
    То как зверь завоет, то за плачет как дитя

    слитно, не?

    Quote (Ostap)
    печёные белки

    ужас :'(

    Quote (Ostap)
    При том что у Митяя была семья, он все равно, порой уделял время своей привычке которую заимел еще с войны. Любил он поговорить с собой. Можно и "про себя", но лучше "вслух". Ну или с лошадью, если оная была рядом. Вот и сейчас, он вел не замысловатый диалог с самым интересным собеседником в мире - с самим собой.

    хах, если бы не объяснение, подумал бы , что ГГ - шизофреник)

    Quote (Ostap)
    А раньше помню, заведу ае на сеновал, и понеслась. Я ей, Санюшка, а она мне Митюнюшка... Вот время то было.

    уу какие подробности, но говорить с самим собой на такие темы...

    Quote (Ostap)
    Завыв, как раненый зверь, ветер обжег скулы и моментально осушил глаза

    чьи скулы и глаза? ветра?

    с трудом прочитал, жду продолжения, что бы получить продолжение сюжета, ибо пока о таковом говорить не приходится


    Когда двери восприятия открыты, всё видится таким, каким оно есть на самом деле – бесконечным. (с) Уильям Блейк

    Вступайте в группу ВКонтакте нашего форума!
     
    OstapДата: Среда, 19.12.2012, 12:29 | Сообщение # 3
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 2
    Статус: Не в сети
    Митяй замер, услышав легкий треск в валежнике. Нераздумывая он потянулся к свертку, который так и остался лежать в санях, закрепленный ремешком. Неуклюже, он отстегнул его и стянув перчатки начал разворачивать. Кожаный чехол изнутри покрыт мягкой шкурой тюленя. Там лежал, блестя на солнце металлом, великолепной работы арбалет. Митяй нежно взял его в руки, как ребенка, и припомощи рычага взвел тетиву. Из откидного кармашка в этом же чехле, он достал тяжелую стрелу и положил ее на ложе. Пока он готовил арбалет, шорохи стали чаще, отчетливей и намного ближе. Он резко поднялся и вышел на серидину тракта. Упорно вглядываясь в черно-белую картинку леса, он старался различить виновника всего этого шума. Митяй резко обернулся, потому что звуки теперь доносились и с противоположной стороны. Прижав приклад арбалета к плечу, он выдохнул и скинул шапку, чтобы она не закрывала обзор. Митяй знал кто идет к нему из леса, как и это нечто знало, что человек готов дать отпор. Ему показалось, что он уже начал различать серые спины больших волков и слышать, как щелкают их пасти. Он не стоял на месте, но постоянно крутился, пытаясь не упустить из виду ни одного хищника. Пять. Шесть. Еще один. Еще пара. Он нащитал дюжину матерых волков, которые не могли дождаться, чтобы накинуться на жертву. Но они ждали, так же как и ждал Митяй. Все ждали вожака.

    И вот он появился, нагло и открыто - он мог себе это позволить. Огромный волк стоял на верхушке кучи валежника. Черный как ночь. Митяй никогда не видел таких больших волков. Этот зверь олицетворял собой всю ту черноту мира, когда им овладевает страх перед неизбежным - страх перед смертью. Но эта чернота несла в себе смерть долгую, мучительную. Вожак спрыгнул на снег. Наст проломился под весом его поджарого тела. Зверь приближался. Митяй уже не крутился, а смотрел вожаку прямо в глаза, держа руку на спусковом крючке. Мороз покусывал кожу на лице и на руках, но сейчас это было не важно. Все его нутро было сосредоточено на невероятных размеров волке, который не спеша приближался к своей жертве. У Митяя уже не было сомнений, что в данной ситуации, именно он жертва.

    Тут у него по спине побежали нешуточные мурашки. Он, наконец, разглядел глаза приближавшегося волка. Они были белые. Нет, ни как молоко или старческие космы. Они были белее снега, окружавшего их обладателя. Они являли собой саму безисходность. В них было столько ненависти и ярости, что Митяй почувствовал, как его руки начали невольно опускаться. К счастью, он во время опомнился, но это странное чувство, нет не страха, ужаса, навсегда поселилось у него внутри. Как бы он ни старался его оттуда выгнать, Митяй знал, что заглянул в бездонный колодец, в котором увидел свой конец. Теперь он знал какой цвет лучше всего олицетворяет то, чего боится все живое на свете. Митяй мог поклясться, что теперь он знал цвет смерти.

    Волк приближался. Вот он прошел мимо банки с огурцами. Обогнул кучу вареной кожи. Остановился и принюхался у шкуры волка. Зарычал, обнажив желтые клыки. Еще чуть-чуть и зверь ступил своими лапами на тракт. Оскалившись на человека, волк пошел полукругом огибая его. Митяй знал, что сейчас настал момент истины. Он или они. Человек или волки. Существо, которое сотни лет оттачивало навык убивать, или лесной хищник.

    Митяй понимал, что если он останется стоять не двигаясь, то вожак бросится на него сзади. Ну а если будет постоянно крутится, то рано или поздно кто-нибудь из стаи нападет на него самостоятельно. Он решил рискнуть. Вдох-выдох. Он видел какиз пасти зверя капает слюна. Вдох-выдох. Вожак в своей холке доходил ему чуть-ли не до груди. "Таких волков не бывает!" - твердил он себе. Волк, тем временем, не спуская взгляда ледяных глаз с человека, заходил все глубже в тыл. Митяй уже едва видел его боковым зрением. И вот, все - волк полностью скрылся из виду. Зверь знал, что стал не видим для человека и прильнул к земле в ожидании. Выбрав момент, он оттолкнулся сильными лапами от снега и прыгнул.

    Митяй резко повернул влево. Как раз вовремя. Волк уже был в воздухе, когда тяжелый болт рванул с места. Стрела по самое оперение вошла в грудь зверя.

    Выстрел из арбалета пробивает стальной доспех со ста шагов. Ну а в упор проходит чуть ли не на вылет. Но зверь даже не дрогнул, когда болт вонзился в его черную грудь. Митяй ну успел отступить, и волк завалил его на снег. "Готов!" - пронеслось у него в голове. Но зверь оказался живее всех живых. Мгновение спустя он уже пытался схватить человека за шею. Митяй выставил левую руку на пути у смертельно опасных челюстей. Пасть сжалась как тиски. Острые зубы прокусили тулуп и завязли в кожемятной куртке, которую носил Митяй. Но даже этой защиты не хватило, чтобы уберечь нежную плоть от стальной хватки хищника. Он почувствовал как теплая кровь потекла у него по руке, к плечу. Митяй застонал, а волк уловив слабость сдавил челюсть еще сильнее. Человек уже не стонал, а сам рычал как дикий зверь, судорожно пытаясь нащупать охотничий нож, который всегда носил на ремне.

    Есть! Он уверенно охватил деревянную рукоять и рванул. Обмороженные, тонкие ножны не выдержали и лопнули. Перехватив нож поудобнее, Митяй что есть силы вонзил клинок, по самую рукоять, в шею зверя. Волк глухо зарычал, но челюстей не разжал. Митяй пытался провернуть нож в ране, но тщетно - жесткие мускулы не поддавались. Выдернув клинок, он вонзил его снова. Коснувшись рукой шкуры волка, почувствовал как по телу зверя прошла дрожь. Хрипло вдыхая ледяной воздух, Митяй вынимал и всаживал клинок в животное. Снова и снова. Он не замечал как лицо ему заливала его собственная кровь, которая текла из разодранного рукава. Волк держал намертво, стискивая зубы все сильнее с каждым ударом. Вот Митяй услышал приглушенный хруст и взвыл. Волк сломал ему руку, еще чуть-чуть и зверь вырвет ее с корнем. Человек видел торжество в глазах зверя, но в то же время он видел и себя: жалкого и забрызганного собственной кровью. Стиснув до боли зубы, Митяй в очередной раз выдернул нож, но теперь, до предела вытянул руку и вонзил клинок в брюхо зверя. Хватка волка ослабела, и Митяй воспользовавшись слабостью зверя, с яростным криком дернул нож на себя.

    Острая как бритва булатная сталь, с легкостью резала плоть и жилы. Клинок застрял только в груди у зверя. Челюсти волка слабели. Митяй ощутил как ему в ноги ударил поток горячей дымящейся крови. Что то мягкое коснулось его колена. - Вот я и выпотрошил тебя, гнида! - процедил он сквозь зубы. Теперь он уловил что то еще в глазах зверя. Это был не что иное как страх неминуемой смерти. Самый примитивный и самый древний страх, который был всегда. Приложив немалые усилия, ему удалось вырвать клинок из ребер волка. Ослабевшее животное почти не сопротивлялось, но еще выказывало жажду жизни. Митяй приподнял его рукой, которая все еще была у зверя в пасти, и вонзил ему нож в грудину. Волк завыл, наконец разжав челюсть. Митяй видел как жизнь вытекает из снежных очей. Через мгновение, зверь осел на лежащего перед ним человека. Митяй, с трудом, сбросил его с себя и шатаясь встал. Глаза его горели огнем на залитом кровью лице. Он смотрел на окружавших его волков.

    Митяй закричал, не как человек, а как дикий зверь. В этот крик он вложил всю свою ярость и злобу, которая сейчас бурлила в нем.
    - Давайте! Что же вы? Боитесь человека?! Меня, жалкого таракана? Ну же! Разорвите меня! Кто хочет отведать человеченки?
    Он кричал все то что приходило ему в голову, порой начиная новую фразу еще не закончив старую. Он кипел. Ему нужна была кровь. Митяй прижал израненную руку к груди и сделал выпад ножом в сторону волков. Его глаза сверкали как белые звезды. Звери неуверенно попятились.
    - Что такое? Я уже не кажусь таким вкусным? Давай, падаль! Ешь меня!
    Он бросил окровавленный нож в снег и кинулся к волкам с голыми руками. Звери начали тихо скулить и все быстрее отступали. Когда Митяй достиг края тракта, с очередным яростным криком, волки развернувшись бросились наутек.
    - Куда вы?! Куда? Я хочу чтобы меня ели! Сожрите меня, слышите! Я здесь! Чертовы крысы!

    Адреналин выходил у него из крови. Голова кружилась. Раненая рука напомнила о себе пульсируя бешеной болью. Митяй постарался отойти на середину тракта, но ноги его не слушались. Перед глазами плавали красные круги - сказывалась потеря крови. Еще шаг. И еще. Какая жуткая боль.

    Он упал. Снег остудил его пылающее жаром лицо. Разум слегка прояснился. Митяй, поднял голову, и не давая себе отдыху продолжил ползти вперед. Каждое движение болезненно отдавалось в истерзанной руке, все больше и больше побуждая его прекратить эти жалкие потуги. "Зачем? Какая разница где умирать? Тебе ли не все равно? Ты же столько раз смотрел в глаза смерти! Подумаешь - замерзнешь! Отдохни, потом поползешь дальше!" - предательские мысли бесконечно сновали в его одурманеной голове.
    - Нет! - выдохнул он, вздувая кровавую пену на губах, - нет! Нельзя останавливаться! Я должен...должен ползти...
    Зубы выбивали чечетку. Глаза закрывались, погружая его в блаженную темноту. Говорят что чувствуешь тепло перед смертью от холода. Тепло... Сейчас оно было желанней всего. Надо лишь закрыть глаза...

    - Нет!
    Белый свет резанул резко открывшиеся глаза. Он не понимал сколько пролежал без движения, но отмороженные ноги с трудом двигались. При первом движении, с его спины скатился довольно крупный ком снега. Митяй этого не заметил, он продолжил ползти, оставляя за собой пропитаный кровью снег.

    Наконец, он ухватился рукой за все еще теплый мех убитого им волка. Последним усилием, Митяй подтянул себя к зверю и упал в небытие уткнувшись лицом в мягкую шерсть.

    "Готов" - звенело у него в голове.


    Unus ignis - Ignis in nobis
     
    PhantomhiveДата: Среда, 19.12.2012, 13:40 | Сообщение # 4
    Посвященный
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 164
    Статус: Не в сети
    Quote (Ostap)
    Свойственная этому времени года оттепель закончилась и Зима снова вернулась в свои владения.

    Вы знаете значение слова "оттепель"? Оно применимо только к началу весны или концу зимы, обозначает повышение температуры после холодов.

    Quote (Ostap)
    Вчера ночью прошел ледяной дождь.

    Предложение смутило. Учитывая, что перед этим у вас идет акцент на зиме, то тут либо снег должен быть, либо лед с неба падал в прямом смысле слова. Не самое удачное словосочетание выбрали.

    Quote (Ostap)
    Сосны, выстроившись ровными рядами

    Это посадка или бор? Кто сосны в ровные ряды садил?

    Quote (Ostap)
    Молодые березки склоняли колени перед величественными елями, которые, как знатные дамы на балу, надели на себя свои лучшие подвески и шали.

    Что вы хотели сказать фразой: склоняли колени? Там ураган, что стволы несчастных берез так гнуться? Или они уже повалены?

    Соглашусь с TERNOX, читается очень тяжело. Меня хватило на первый абзац. А все дело в вашем описании. Вы привели много сравнений, описывая убранство снежного леса, но описали это так, что после каждого предложения невольно останавливаешься и пытаешь ся себе это представить. А дается это с очень большим трудом.
     
    AlriДата: Среда, 19.12.2012, 23:22 | Сообщение # 5
    Второе место в поэтическом конкурсе про лето
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 2635
    Статус: Не в сети
    Quote (Ostap)
    Свойственная этому времени года оттепель закончилась и Зима снова вернулась в свои владения. Как ей и положено - неожиданно и с блеском. Вчера ночью прошел ледяной дождь. Сосны, выстроившись ровными рядами, несли почетный караул облачившись в хрустальные доспехи. Молодые березки склоняли колени перед величественными елями, которые, как знатные дамы на балу, надели на себя свои лучшие подвески и шали. Шишки в прозрачных одеждах жадно ловили каждый лучик послеобеденного солнца, отражая его мириадами "зайчиков" на снегу. Алые ягоды рябины - лакомый кусочек для снегирей - были надежно спрятаны в ледяной скорлупке, как комарик в янтаре. Лес звенел. Любой, даже самый ничтожный, порыв ветра пробуждал целый оркестр. Каждая веточка, каждая иголочка играли свою партию в этой какофонии звуков. И все это представление было лишь для одного слушателя - человека идущего в этот морозный день по этому стеклянному царству.


    Этот абзац перегружен описаниями, сравнениями и метафорами, но в нем ноль действия. Потому читается крайне тягомотно.

    Quote (Ostap)
    Тревожа снежное манто ели, по мохнатой ветке пробежала рыжая белка.


    Ну вообще белки зимой меняют окраску - становятся серыми.

    Quote (Ostap)
    На сугробы внизу упал снег, с треском проломив тонкий наст.


    Мне кажется, читатель поймет что сугробы не вверху.

    Quote (Ostap)
    Солнце уже перевалило далеко за полдень, но ещене приобрело нездоровой красноты.


    Очень странное описание
    Вообще зимой солнце не бывает слишком красным, да и летом, не особо) Но это я говорю как житель средней российской полосы, ни разу в тайге не был не могу судить)

    Вообще по тексту скажу
    Читается трудно. Вы переборщили с описаниями, при том сюжета ноль. Целый первый кусок описываете природу и как гг шел по лесу. Это не очень интересно, если честно. Если бы ввели хоть какую-то интригу, то можно было бы хоть о чем-то говорить.

    С уважением.


    Меня там нет.
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: фэнтези от боевой до эпической, сказки » Зверь
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Verik, трэшкин, peotr Гость