[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Многомерность то Космическая Верность? (4) -- (Ботан-Шимпо)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • музыка помогающая творчеству (145) -- (virarr)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
  • Глава из неэпического фэнтези (10) -- (Шая_Вайсбух)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: фэнтези от боевой до эпической, сказки » Наследие короля
    Наследие короля
    lllodДата: Среда, 22.02.2012, 11:12 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Пролог

    Маги просыпаются.
    Балей несся на лошади по Ролинской равнине. Зад ужасно болел. И неудивительно – после двадцати лет сна странно, как он вообще смог залезть на лошадь.
    «Двадцать лет. И вот он я! Постаревший, грязный и голодный. Двадцать лет унижений. Как я вообще выжил? О чем я думал, накладывая заклинание?».
    Всю дорогу от Росчоса он боялся, что не успеет в Рамалар, что король Ролин умрет раньше, чем подпишет документы.
    «Нет! Я два месяца создавал и рассчитывал не для того, чтобы беспокоиться о неправильности заклинания. Все было рассчитано точно. Минута в минуту. Сейчас у меня другие заботы».
    Дорога от Росчоса оказалась сплошным ужасом. Он спал в конюшнях, а то и в свинарнике, если поблизости не было таверн, ел раз в два дня то, к чему крестьяне даже не притронулись бы. Лошадь украли, пока он отсыпался на соломе в одной таверне. Ту клячу, что ему выдал под угрозой смерти владелец заведения можно было сразу отдавать на убой. Но тогда бы Балею пришлось идти пешком, а такую роскошь он позволить не мог.
    Утрамбованная сотнями ног, копыт и колес дорога резко взяла вверх. Старая кляча Балея замедлилась. Сейчас они плелись, как улитка, пересекающая горы.
    «А улитки могут пересекать горы? — вздохнул он. — Если мне не изменяет память, это Верховой холм. Значит, я на месте».
    На вершине Балей натянул поводья, останавливая лошадь. Перед ним распростерся город. Рамалар – столица Сероса.
    «За двадцать лет он сильно вырос. Что ж, это не удивительно. Люди всегда стремятся в столицу, особенно, если она “свеженькая”».
    — Но!
    Лошадь сорвалась с места слишком резво. Балей чудом удержался в седле, скорчившись. Зад отдался новой волной боли.
    «Скорее, скорее».
    Рамалар окружают три стены. Внешняя – низкая, но широкая. Благодаря тому, что город располагается на возвышенности, даже такие стены являются хорошей защитой.
    «И все же Ролин довольно быстро захватил внешние укрепления».
    Средняя стена – высокая, но узкая. Залезть с прилегающих домов на стену невозможно, скосые крыши не позволяли забраться по лестницам. Осадные машины тоже бесполезны внутри города, если не разрушать здания.
    «Но Ролин не полез на стену. Все было до безобразия банально. Он просто проломил ворота. Большие, деревянные, обитые железом. Любую дверь можно открыть».
    Самая последняя внутренняя должна была стать по задумке архитектора венцом оборонных сооружений мира. Выше средней и толще внешней, внутренняя стена казалась настоящим исполином на фоне двухэтажных домишек Рамалара.
    «Нельзя пробить и нельзя взобраться. Но Ролин уже давно купил камергера, который и открыл ворота ночью, — Балей ухмыльнулся, приближаясь к внешним воротам. — Он тогда сказал, что это был самый легкий штурм за все время войны. Да… легкий…».
    Балей проскочил стражников у внешних ворот. Копыта лошади застучали по мощеной улице, двухэтажные здания опасно нависали.
    «Только бы успеть. Только бы успеть. Только бы успеть…».
    На каждой улице собрались небольшие толпы, в центре которых находились жрецы. Все жители, казалось, высыпали на улицы, желая помолиться за своего короля.
    «Проклятье! Они уже начали оплакивать. Неужели я опоздал? Нет! Стоп! Отдышись, Балей. Ты, в конце концов, Первый Маг Сероса. Пускай, другие это и забыли, но ты должен помнить! Эти нахлебники начинают собирать подаяние на “направление души человеческой в мир иной” задолго до смерти. Ролин еще жив. Должен».
    Средние ворота остались позади. Кто-то кричал, но Балей не обращал на них внимание.
    «Проклятье! — снова мысленно выругался Балей. — Если бы вы, плебеи, знали кто спас вас, то не мешали бы мне сейчас!».
    Картинки того дня закружились вокруг Балея, он снова был в Рийске – некогда столицы великой Рийской империи. Империи, правящей миром.
    — Мы не позволим вам!
    — А что вы можете? Большинство “за”. Или вы пойдете против правил, придуманных вами же?
    Балей заскрежетал зубами.
    «Наглые выскочки! Да как они посмели! Мы создали эту империю, мы создали вас!».
    — Вы убьете не только себя, но и весь мир! Это необузданная сила, которой запрещено касаться!
    Пролос ухмыльнулся и оглядел своих соратников.
    — Двадцать величайших магов, как мне кажется, способны контролировать поток.
    — Не способны! — взревел Балей. — И сто магов не способны!
    Из числа прихвостней Пролоса послышались смешки.
    — Вы лишь кучка алчных испуганных стариков. Да, да, — Пролос склонился над столом, положив на него ладони. — Расскажите нам секреты потока. Тогда мы оставим затею, — он мгновение разглядывал Первых Магов. — Нет? Что ж, как хотите.
    Балей собрался уже высказать все, что думает об этом жалком, никчемном Пролосе, но Деней положил руку ему на плечо.
    — Идем, Балей. Здесь мы уже ничего не сможем сделать.
    Балей встряхнул головой, прогоняя воспоминания рокового дня. Сейчас он стоял у внутренних ворот. Замок огромной скалой высился впереди, устрашая многочисленными шпилями и башнями. На стенах пристраивались специальные балкончики, на которые помещались скульптуры демонов.
    «Откуда они знали, как выглядят демоны? Может, добросовестным жрецам стоит начать выискивать предавшихся среди знаменитых скульпторов?»
    — Стой, старик! Чего тебе надо?
    «Противный плебей! Да как ты посмел остановить Первого Мага Сероса?!».
    Балей, нервно облизнув губы, вытащил бумагу из поясного мешка и трясущейся рукой протянул стражнику. Доблестный служитель правопорядка несколько минут изучал документ с тупым выражением лица. Наконец он нахмурился и протянул бумагу Балею.
    — Можете проезжать. Не нарушайте порядок, следите…
    Балей его уже не слушал. Лошадь мчалась по внутреннему двору.
    «Противный плебей! Небось, даже и слова не смог прочитать».
    Высокие двери, обитые железными полосками, со скрипом распахнулись, и показался низкий человек с обильной лысиной, сальным лицом и надменным взглядом. Он приложил кружевной платок к носу, рассматривая оборванца, назвавшегося Балеем, другом короля Ролина Первого.
    — Следуйте за мной, — кисло проговорил камергер.
    «Значит, Ролин еще жив, слава духам! — он секунду помедлил. — Или меня просто ведут в темницу, если благородные лорды уже успели перегрызться за трон».
    Перед глазами вновь закружились картинки прошлого. Теперь Балей был не в Рийске, а здесь, в Рамаларе. Он короновал Ролина. Это случилось за месяц до катастрофы. Балей уже знал о предательстве Пролоса, но не решался рассказать об этом Ролину.
    Балей встряхнул головой. Камергер с презрением смотрел на него, слегка склонив голову. Белый кружевной платок по-прежнему плотно прижат к носу.
    — Вам сюда, — сообщил он мертвым голосом и громко постучал в дверь.
    На пороге показалось хмурое лицо пышной служанки средних лет.
    «А это, видимо, мамочка-гусыня собственной персоной. Неужели не доверила гусятам присматривать за умирающим человеком?».
    — Вы решили любого бездомного водить к королю? — налетела она на камергера.
    Балей приподнял бровь. Обычно служанки не кричат на камергеров.
    «Может, я проспал слишком много, и камергеры теперь ничем не лучше крестьян?».
    Но нет. Камергер покраснел то ли от возмущения, то ли от запаха Балея, который нахлынул на него, когда рука с платком резко опустилась.
    Оставив людей ругаться в коридоре, Балей прошмыгнул в комнату. Нога хрустнула, но резкая боль задержалась всего лишь на секунду.
    Король лежал на широкой кровати, укутанный десятками самых разнообразных одеял.
    «И это ранней осенью? Вы что, решили прикончить его побыстрее?».
    Балей уверенным шагом двинулся к старому другу и сбросил с кровати одеяла, оставив только одно. Служанки заохали, послышался звук вынимаемых из ножен мечей, кто-то ругнулся.
    Король глубоко вздохнул и медленно приоткрыл левый глаз, потом правый. Лучик узнаваемости блеснул в его глазах.
    — Балей, — прошептал король.
    — Да, друг мой, да.
    Король улыбнулся и тут же залился кашлем. Слюна забрызгала подбородок, одна из служанок подлетела к кровати и вытерла ее с лица монарха.
    — Балей, — повторил король.
    — Ролин, я принес бумаги.
    Король залился кашлем, слюна вновь забрызгала его лицо, но в этот раз попала и на Балея.
    — Да, — прошептал Ролин. — Дай мне перо.
    Балей поднял голову, но служанка уже несла чернильницу с пером. Облизнув пересохшие губы, Балей протянул королю первую бумагу.
    — Так быстро, а? — попытался улыбнуться король и взял вторую бумагу из рук Балея.
    — Мне жаль, мой друг, — произнес Балей, когда Ролин расписался на третьем документе.
    Струйка слюны стекала по подбородку короля.
    — Ты пришел вовремя. Как и всегда.
    — Я пришел слишком рано. Ты еще молод, чтобы умирать.
    — Нет, — прошептал король после очередного приступа кашля. — Приди позже, и все твои планы были бы разрушены.
    — Заклинание рассчитано на твою скорую смерть.
    — Я знаю. Но, черт побери, меня отравили! Я боялся, что ты забыл включить неестественную смерть.
    — Не важно, какая смерть… — глаза Балея округлились. — Что ты сказал? Отравили? Кто?
    Кашель, слюна, служанка.
    «Все та же программа».
    — Не знаю, Балей. Но будь осторожен. О тебе уже, очевидно, известно всему дворцу.
    — Не волнуйся, Ролин. Я еще кое-что помню.
    Король кивнул.
    — Я сделал все, как ты просил.
    — Значит, у нас есть шанс.
    — Маги принесли несчастье, и маги же избавят от него. Как в старые добрые времена, а? — просипел Ролин.
    «Не все маги, Ролин, не все…».
    — Да, — Балей удивился собственному хриплому голосу.
    Король неожиданно крепко схватил Балея за руку.
    — Пообещай мне, что спасешь королевство.
    Балей долго смотрел в глаза старому другу.
    — Обещаю.
    Ролин опустил руку. Комната наполнилась громким кашлем.
    «Слишком долго. Ты слишком долго кашляешь».
    Кашель продолжался. Изо рта короля потекла струйка крови. Послышались всхлипы, обреченные вздохи и удовлетворенные выдохи. Мамочка гусыня поспешила из комнаты.
    «Король мертв. Да здравствует гражданская война?» — невесело подумал Балей.
    — Не бойся, друг мой. Твое наследие будет жить, — сказал он, выходя из комнаты.
     
    Mari-MariДата: Среда, 22.02.2012, 11:42 | Сообщение # 2
    Почетный академик
    Группа: VIP Модератор
    Сообщений: 671
    Статус: Не в сети
    Quote (lllod)
    Всю дорогу от Росчоса он боялся, что не успеет в Рамалар, что король Ролин умрет раньше, чем подпишет документы.

    у автора явная любовь к букве "Р". а вот мне, как читателю, это усложняет восприятие текста.

    Quote (lllod)
    Но тогда бы Балею пришлось идти пешком, а такую роскошь он позволить не мог.

    в чем, собственно, заключается роскошь? в пешем ходе? не лучше ли "не позволяли обстоятельства" или как-то иначе.

    Quote (lllod)
    Балей чудом удержался в седле, скорчившись.

    лишнее

    Quote (lllod)
    Рамалар окружают три стены.

    образы стен я перечитывала пару раз, но картинка, к сожалению, так и не сложилась.

    Quote (lllod)
    — Мы не позволим вам!
    — А что вы можете? Большинство “за”. Или вы пойдете против правил, придуманных вами же?
    Балей заскрежетал зубами.
    «Наглые выскочки! Да как они посмели! Мы создали эту империю, мы создали вас!».
    — Вы убьете не только себя, но и весь мир! Это необузданная сила, которой запрещено касаться!

    кто это говорит? я что-то вообще понять не могу...

    извините, дочитывать нет времени. позднее отпишусь по дальнейшему тексту.
    пока что могу сказать, что в тексте очень много неясности. отсутствие описаний, там где они нужны, за счет чего картинка либо теряется, либо не появляется вовсе.

    с уважением.


    Люди боятся критики таких же людей.
     
    lllodДата: Среда, 22.02.2012, 12:00 | Сообщение # 3
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Quote (Mari-Mari)
    у автора явная любовь к букве "Р". а вот мне, как читателю, это усложняет восприятие текста.

    Любовь? Не знаю, вроде, просто так получилось :)
    Quote (Mari-Mari)
    в чем, собственно, заключается роскошь? в пешем ходе? не лучше ли "не позволяли обстоятельства" или как-то иначе.

    Роскошь в пешем ходе, времени больше займет.
    Quote (Mari-Mari)
    лишнее

    Может, лучше "скорчившись от боли"? Или убрать из-за следующего предложения?
    Quote (Mari-Mari)
    образы стен я перечитывала пару раз, но картинка, к сожалению, так и не сложилась.

    Образы моя беда.
    Quote (Mari-Mari)
    кто это говорит? я что-то вообще понять не могу...

    Да, изменю.
    Quote (Mari-Mari)
    пока что могу сказать, что в тексте очень много неясности. отсутствие описаний, там где они нужны, за счет чего картинка либо теряется, либо не появляется вовсе.

    Как я уже писал выше, образы,описания моя беда. А неясность какого типа?
    Quote (Mari-Mari)
    с уважением.

    Спасибо за отзыв :)
     
    Mari-MariДата: Среда, 22.02.2012, 12:17 | Сообщение # 4
    Почетный академик
    Группа: VIP Модератор
    Сообщений: 671
    Статус: Не в сети
    продолжаю далее по тексту:

    Quote (lllod)
    Балей встряхнул головой, прогоняя воспоминания рокового дня

    из текста понятно, что это были воспоминания героя, но я их к сожалению не то что не увидела, а даже голоса услышать не смогла :(

    Quote (lllod)
    Перед глазами вновь закружились картинки прошлого. Теперь Балей был не в Рийске, а здесь, в Рамаларе. Он короновал Ролина. Это случилось за месяц до катастрофы. Балей уже знал о предательстве Пролоса, но не решался рассказать об этом Ролину.

    Очень тяжело для восприятия из-за обилия экзотических имен.

    Quote (lllod)
    Нога хрустнула, но резкая боль задержалась всего лишь на секунду.

    От чего нога хрустнула? не понятно

    Quote (lllod)
    Служанки заохали, послышался звук вынимаемых из ножен мечей, кто-то ругнулся.

    В комнате находились служанки с мечами, которые отреагировали на появления мага только после того, как тот скинул одеяла с короля?

    Теперь по вашим постам:

    Quote (lllod)
    Может, лучше "скорчившись от боли"? Или убрать из-за следующего предложения?

    Ну или так) Вы -- автор, вам виднее.

    Quote (lllod)
    А неясность какого типа?

    Нет описаний. Диалоги следует разбавлять хоть какими-то реакциями героев, а то картинки не видно.

    Читается тяжело, многое не ясно. Приходиться перечитывать, но и это особого результата не дает. Работайте, и у вас все получится.

    О самом сюжете судить сложно, так как очень тяжелый текст. Если постараетесь над следующей главой или переделаете эту, будет намного интереснее и увлекательнее читать.

    Чтобы понять, где нужны описания, перечитайте текст через какое-то время, и увидите, что образы не складываются.

    Удачи в дальнейшем творчестве.
    С уважением.


    Люди боятся критики таких же людей.
     
    lllodДата: Среда, 22.02.2012, 12:24 | Сообщение # 5
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Quote (Mari-Mari)
    из текста понятно, что это были воспоминания героя, но я их к сожалению не то что не увидела, а даже голоса услышать не смогла

    Будем работать ))
    Quote (Mari-Mari)
    Очень тяжело для восприятия из-за обилия экзотических имен.

    В фэнтези, вроде, не часто можно встретить Олега и Свету.
    Quote (Mari-Mari)
    От чего нога хрустнула? не понятно

    От старости. Сейчас просмотрел, нигде не указал хотя бы примерный возраст, изменю.
    Quote (Mari-Mari)
    В комнате находились служанки с мечами, которые отреагировали на появления мага только после того, как тот скинул одеяла с короля?

    Предполагается, что служанки и дворяне. Скинул одеяла - так его же впустили сначала стражник у ворот, потом камергер и главная служанка. Надо добавить, что он прошел через парадную (гостиную и т.п.), может, тогда будет лучше.

    Спасибо за критику, буду работать.
     
    Mari-MariДата: Среда, 22.02.2012, 12:27 | Сообщение # 6
    Почетный академик
    Группа: VIP Модератор
    Сообщений: 671
    Статус: Не в сети
    Quote (lllod)
    В фэнтези, вроде, не часто можно встретить Олега и Свету.

    Не часто. Я сама не очень люблю использовать русские имена, но названия, как по мне, могли бы быть и попроще)

    Quote (lllod)
    Предполагается, что служанки и дворяне. Скинул одеяла - так его же впустили сначала стражник у ворот, потом камергер и главная служанка. Надо добавить, что он прошел через парадную (гостиную и т.п.), может, тогда будет лучше.

    Нет, просто опишите комнату, где лежит король, атмосферу передайте, напишите, кто еще там находится)


    Люди боятся критики таких же людей.
     
    Ник-ТоДата: Четверг, 23.02.2012, 13:40 | Сообщение # 7
    Издающийся
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 962
    Статус: Не в сети
    Quote (lllod)
    Балей несся на лошади по Ролинской равнине. Зад ужасно болел. И неудивительно – после двадцати лет сна странно, как он вообще смог залезть на лошадь.


    Есть такой гоголевский персонаж - майор Ковалёв, да вы знаете, от него ушёл нос и зажил самостоятельной жизнью. У вас всё много сложнее, зад - двадцать лет спал, потом проснулся и не спросясь хозяина забрался на лошадь... Хотя, это ведь фэнтези, здесь, наверное, и не такое возможно.


    Я Вас прочёл и огорчился, зачем я грамоте учился?
     
    lllodДата: Четверг, 23.02.2012, 15:21 | Сообщение # 8
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Quote (Ник-То)
    Есть такой гоголевский персонаж - майор Ковалёв, да вы знаете, от него ушёл нос и зажил самостоятельной жизнью. У вас всё много сложнее, зад - двадцать лет спал, потом проснулся и не спросясь хозяина забрался на лошадь... Хотя, это ведь фэнтези, здесь, наверное, и не такое возможно.

    Спал разум (если так можно выразиться). Зад болел, потому что старый и долго скакал.
     
    ZsMДата: Четверг, 23.02.2012, 15:58 | Сообщение # 9
    Почетный академик
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 514
    Статус: Не в сети
    Ник-То, :D
    Супер.
    lllod,
    Если вы пишете комедию, то так и оставьте.
    Если же хотите, чтобы вас воспринимали серьезно - то все же уточните, кто именно спал 20 лет и кто все-таки залазил на лошадь. Пока, по смыслу - явно, и то и другое делал "зад". Ведь о нем говориться в предыдущем предложении.


    Жизнь - это не то, ради чего стоит жить.
     
    lllodДата: Понедельник, 07.05.2012, 16:28 | Сообщение # 10
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    ZsM, ок, спасибо

    Добавлено (20.03.2012, 19:18)
    ---------------------------------------------
    Переделал пролог. Надеюсь, теперь получше.

    Добавлено (07.05.2012, 16:28)
    ---------------------------------------------
    Глава 1
    Восток в опасности


    Джерон спокойно прогуливался по парку Вейранда, наслаждаясь ароматом цветов и хвои. Чистый утренний воздух помогал ненадолго забыть о головных болях, мучавших его уже месяц. Прогуливаясь в тени деревьев, он часто мечтал, что однажды посетит Таинственный остров. Сколько рассказов Джерон слышал от бардов и купцов, оказывающихся в Вейранде, о великолепном по своей красоте острове. Роскошные парки с экзотическими растениями, золотые здания, алмазные мечи и доспехи – это лишь малая часть чудес острова.
    Неожиданно послышался заливистый смех, прерываемый всхлипами. Быстро определив, откуда исходят звуки, Джерон поспешил к ним.
    У самого выхода из парка группа молодых парней лет двадцати перекидывались яблоками, заставляя слугу метаться между ними, как собаку. По лицу мальчишке-слуге текли слезы, он не переставал умолять «добрых господ» остановиться.
    — Пожалуйста. Умоляю вас! Это яблоки к столу герцога Алдона. Умоляю, добрые господа! Я и вам принесу. Пожалуйста!
    Джерон осмотрел толпу, собравшуюся поглазеть на представление. Стража, слуги, рабочие – никто не вмешивался. Встав кружком, они весело наблюдали за происходящим. Многие смеялись: кузнец Перен, сапожник Сард, кухарка Гойла, стражники Вандил и Соргон. Многие люди, казавшиеся Джерону порядочными. Натянув на лицо ледяное спокойствие, он шагнул в круг. Резко вскинув руку, Джерон поймал яблоко. Представление тут же прекратилось.
    Один из парней, блеснув улыбкой, подошел к Джерону и похлопал по плечу.
    — Я рад, что к нам решил присоединиться еще один человек. Ведь мы дарим радость всем этим людям! — он обвел рукой толпу, которая довольно загудела. — Как тебя зовут, парень? — с улыбкой спросил он Джерона.
    Гудящая толпа тут же притихла. На Джерона и молодого весельчака уставилось несколько десятков пар встревоженных глаз. Красная куртка, расшитая золотыми нитями и драгоценными камнями, сразу дала понять, что паренек не из бедных дворян. Джерон медленно улыбнулся.
    — Лорд Джерон, — тихо, почти шепотом, произнес он.
    Рука весельчака упала с плеча Джерона. Полноватое розовое лицо приобрело бледный оттенок. Он даже похудел мгновенно, как показалось Джерону. Нервно сглотнув, весельчак низко поклонился.
    — Я… я вас не узнал, милорд, — он поднял глаза. — Просто… просто вы…
    — Одет как простолюдин, — закончил за него Джерон.
    — Да, — весельчак вновь поклонился. — Простите, милорд. Я Аленг, младший сын барона Сурана.
    Джерон кивнул. Будучи на голову выше Аленга, ему нравилось смотреть, как тот низко кланяется.
    — Приятно познакомиться, Аленг, — он замолчал на пару секунд. — Вы ведь недавно в городе?
    — Да, м-милорд.
    Джерон мысленно улыбнулся. Его собеседник обливался потом, глаза нервно бегали с одного товарища на другого, но те стояли молча, опустив головы.
    — Давайте пройдемся, Аленг. И я введу вас в курс дел, — Джерон повернулся обратно к парку и зашагал с легкой улыбкой на лице. Он резко остановился, сделав вид, будто что-то забыл. — И да. Мне бы хотелось получить имена всех присутствующих на этом… представлении.

    Джерон с тоской смотрел на Северный океан, сидя на балконе личных покоев. Мысли о прекрасном острове вновь захватили его. Отрешенный взгляд не укрылся от мастера Фела.
    — Ты вновь мечтаешь, Джерон, — укоризненно сказал он, тряся головой.
    — Разве это плохо? «Мечтать не вредно» – так, кажется, говорят?
    — Да, говорят, — согласился мастер Фел. — Но ты это делаешь слишком часто.
    — Просто, я мечтатель по натуре, — улыбнулся Джерон.
    — Знаю, — вздохнул старый мастер. — Я знаю тебя лучше кого бы то ни было, помнишь?
    Джерон внимательно посмотрел на учителя: почти лысый, худощавый, ослепший на левый глаз с кусочками завтрака на подбородке – этот человек самое родное и близкое, что есть у Джерона.
    — Конечно. Ты вырастил меня, обучил наукам, — ответил Джерон, обнимая мастера за плечи. — Ты заменил мне отца, Фел.
    — Брось, — отмахнулся старик. — Твой отец – герцог Алдон. Его никто не сможет заменить. Я же делал не больше, чем другие мастера для детей дворян.
    Джерон вновь устремил взгляд на север. Чайки кружили в порту, доносилась ругань матросов. Всего каких-то пара минут, и он сможет взойти на любой корабль. Ни один капитан не посмеет отказать сыну герцога Алдона. В голове заиграла мелодия, что он слышал в детстве. Уже пятнадцать лет прошло, а музыка все никак не стихнет.
    Мастер Фел тяжело вздохнул, тряся головой.
    — Ты безнадежен, Джерон.
    — Знаю, — с улыбкой ответил тот.
    Мастер внимательно посмотрел в лицо ученику.
    — Что ты устроил утром?
    — Где? — с искренним непониманием спросил Джерон.
    — У парка, — спокойно ответил мастер Фел.
    — А что я устроил? Всего лишь разогнал кучку малолетних дворян. Они же издевались над тем мальчишкой.
    — Верно, — кивнул мастер Фел. — Всего лишь, — он поджал губы. — Ты всего лишь смертельно оскорбил сына важнейшего человека для Вейранда. Наш город и так лишился одного торгового договора, а теперь из-за тебя, скорее всего, разорвут и второй.
    — Барон Суран не отменит договор из-за младшего сына. У него их пятеро, — отмахнулся Джерон.
    — И три дочери… — медленно произнес Фел.
    Джерон резко повернулся к мастеру.
    — К чему ты клонишь? — подозрительно спросил он.
    Мастер Фел улыбнулся.
    — Тебе двадцать, Джерон. Старшей дочери барона Сурана в этом году шестнадцать.
    — И…
    — И возможно, тебе придется взять ее в жены.
    — Что? — Джерон вскочил со стула, отлетевшего в комнату. Он оперся на парапет балкона, гневно сжимая камень. — Немыслимо! Алдон не отдаст единственного сына за дочь какого-то барона.
    — Не какого-то, — сказал мастер Фел, медленно вставая, — а одного из богатейших людей Сероса.
    — Он барон! — взревел Джерон.
    — Богатый барон, — поправил мастер Фел. Он направился к выходу, но помедлил и повернулся к Джерону. — Как бы ты этого не хотел, но вчера милорд Алдон обсуждал со мной данный исход. А сегодня, боюсь, твои шансы на свадьбу резко возросли.
    Джерон еще сильнее сжал парапет, уткнувшись взглядом в один из кораблей в порту. Из торгового судна с гербом барона Сурана выгружали бочки со специями. Неожиданно на причал выбежала девушка в мужской одежде. Длинные светлые локоны развевались за спиной. Она увертывалась от моряков, то снижая скорость, то снова ее набирая. Девушка завернула за склад и скрылась из виду.
    Подождав пару секунд, Джерон отошел от парапета, но в это мгновение стражник вывел девушку к капитану корабля, с которого она выбежала. Девушка извивалась и пыталась укусить, но руки стражника крепко держали ее.
    Решив не терять больше ни секунды, Джерон побежал к двери и открыл ее. За ней стоял камергер.
    — Лорд Джерон. Вас хочет видеть милорд Алдон, — с ледяным спокойствием произнес камергер.
    — Что? Сейчас? Это срочно?
    — Боюсь, да, милорд.
    С сожалением взглянув на балкон, Джерон пару раз сжал и разжал кулаки.
    — Хорошо, веди, — тихо произнес он.

    Герцог Алдон во всей красе сидел за столом в личном кабинете. Короткие черные волосы, пышные усы, белая шелковая рубашка с кружевами на рукавах.
    — Я рад, что ты быстро откликнулся на мою просьбу, — произнес Алдон, не поднимая головы.
    — Я не мог поступить иначе, — ответил Джерон, приближаясь к герцогу.
    Большой стол из белого дуба находился у противоположной от окна стены. Перед ним стояло всего одно кресло для посетителя. Алдон имел привычку не принимать больше одного человека за раз. Иногда, правда, приходилось делать исключение.
    Джерон подошел к стене, сплошь заставленной книжными шкафами, и принялся усиленно выискивать книгу. Какую-то. Алдон поднял голову, внимательно осмотрел Джерона с головы до пят. Усмехнувшись, он вернулся к письму.
    Время все шло, а герцог продолжал молчать. Джерон не любил ждать, и Алдон это прекрасно знал. С каждой секундой настроение Джерона портилось, а выдержка испарялась. Наконец он решился заговорить первым, но прежде, чем успел что-либо сказать, герцог произнес.
    — Чем тебе так нравится одежда простолюдина?
    — Она удобна, позволяет спокойно гулять по городу, — без промедления ответил Джерон.
    — Спокойно, — кивнул Алдон. — И все же тебя в городе знают на лицо.
    — Издалека могу сойти за простого человека.
    Этот разговор продолжался изо дня в день, и Джерон, уже не задумываясь, отвечал то же, что и всегда.
    Герцог Алдон причмокнул и вновь вернулся к письму.
    — Знаешь, — произнес он, что-то записывая. — Ты никогда не называешь меня отцом.
    Джерон удивленно моргнул. Раньше данное обстоятельство не волновало герцога.
    — Я обращаюсь…
    — На приемах. На которых ты почти не открываешь рта, — внимательный взгляд впился в Джерона.
    — Это… привычка. Я постараюсь исправиться… отец.
    Алдон кивнул и запечатал письмо, после чего протянул Джерону.
    — Что это? — спросил он, крутя запечатанный конверт в руках.
    — Письмо, как ты можешь видеть, — усмехнулся герцог. — Ты должен его кое-кому доставить. Если найдешь, конечно же.
    — Я не понимаю, — медленно произнес Джерон.
    — Да, знаю. Видишь ли. Мы уже больше месяца не получали отчета с Востока. Наш посол должен отправлять гонца или птицу каждую неделю. Но что-то, видимо, помешало ему.
    — Отчеты и раньше задерживались.
    — Да. Максимум на две недели. Что-то случилось, Джерон. И мне все это не нравится. Мы не можем потерять Восток. Он слишком важен, понимаешь?
    — Я это знаю, — ответил Джерон.
    Герцог Алдон медленно поднялся. Кое-где чернота волос отступила под натиском седины. Прихрамывая, он подошел к боковому столу и налил два бокала вина.
    — Знаешь, почему я хромаю? — спросил герцог, протягивая Джерону бокал.
    — Вы получили рану на войне… отец, — ответил Джерон.
    — Верно, — кивнул Алдон. — На войне, объединившей Серос. Под стенами Рамалара.
    Герцог допил вино и поставил бокал на стол. Повернувшись к сыну, он тяжело вздохнул и залился кашлем.
    — Вам не хорошо? — с тревогой спросил Джерон.
    — Нет, нет. Все нормально. Я в порядке, не волнуйся, — неожиданно герцог подошел к Джерону вплотную и крепко обнял его. — Я всегда буду любить тебя, не забудь.
    Ошарашенный таким поведением Алдона, Джерон на сразу смог ответить. Он несколько раз моргнул, встряхнул головой.
    — Да, я знаю… и я тоже.
    — Это письмо следует отдать послу Сероса на Востоке, — сказал герцог, указывая на письмо в руках Джерона.
    — Я… я еду на Восток? — спросил он, не веря ушам. — В Фолар?
    — Да. Отдашь письмо лично в руки посла, если сможешь его разыскать. В любом случае ты теперь официальный представитель Сероса в Фоларе, — Алдон крепко сжал плечи Джерона. — Выясни, что там происходит.
    Герцог вернулся за свой стол, достав чистый лист.
    — Я должен еще что-то знать? — осторожно спросил Джерон.
    — Да. Возможно, это не имеет значения, но все же… — герцог протер глаза. — До меня дошли слухи о некоторых волнениях в Мурлусе. Поговаривают, что их новый правитель решил вернуть Фолар и объединить континент.
    — Он хочет сделать то же, что сделал Ролин двадцать лет назад, — медленно произнес Джерон.
    — Да. Но в этот раз объединяем не мы, а нас, — усмехнулся Алдон. — Наместник Фолара очень… деловой человек, Джерон. Как бывший купец, он ищет выгоды. Поэтому и выдвинул свою кандидатуру три года назад.
    — Вы думаете, наместник решил нас придать?
    — Не знаю, — честно ответил герцог. — Он мне никогда не нравился, но король был уверен в его верности и неоценимой помощи, которую тот окажет, став наместником. Пока что так и было, тут глупо спорить. Но он хитер. Помни об этом.
    — Раньше вы неоднократно посещали Фолар. Почему бы не сделать теперь еще одной поездки?
    — Посещал, — кивнул Алдон. — Но тебе уже двадцать. Ты прекрасно готов… в теории. Пора продемонстрировать свои способности на практике.
    Джерон кивнул, полностью удовлетворенный таким ответом.
    — Я могу идти?
    — Да, можешь, — кивнул герцог. — Но, думаю, тебе также следует знать, что король Ролин Первый скончался. И мне теперь следует немедленно явиться в Рамалар, дабы присутствовать на заседании Совета.
    Джерон удивленно моргнул.
    — Я скорблю, как и королевство, — сухо произнес Джерон и поспешил из комнаты.
    — Не подведи меня, Джерон, — донеслось ему вслед. — Восток в опасности!

     
    Fallen_AngelДата: Вторник, 08.05.2012, 14:34 | Сообщение # 11
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 38
    Статус: Не в сети
    lllod, прочитал новый пролог вашего произведения. Написано очень живо, описаний и действия в меру, в целом читается на одном дыхании))

    Пару замечаний, исправлять или нет - на ваше усмотрение.

    Quote (lllod)
    рассчитывал не для того, чтобы беспокоиться о неправильности заклинания. Все было рассчитано точно

    Одно "рассчитывал" можно заменить на "подсчитывал"

    Quote (lllod)
    Старая кляча Балея замедлилась. Сейчас они плелись

    Шла ведь вроде бы одна лошадь, нет?

    Quote (lllod)
    Рамалар окружают три стены.

    Лучше "окружали" т.к. после этого все идет в прошедшем времени

    Quote (lllod)
    он снова был в Рийске – некогда столицы великой Рийской империи

    был (где?) в столице Рийске - некогда столице


    http://forumvsem.spybb.ru/
     
    lllodДата: Вторник, 08.05.2012, 15:05 | Сообщение # 12
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Fallen_Angel, спасибо за отзыв ))

    Quote (Fallen_Angel)
    Одно "рассчитывал" можно заменить на "подсчитывал"

    Ок
    Quote (Fallen_Angel)
    Шла ведь вроде бы одна лошадь, нет?

    М-м... да. Лошадь одна. Просто Балей же вместе с ней движется.
    Quote (Fallen_Angel)
    Лучше "окружали" т.к. после этого все идет в прошедшем времени

    Ок
    Quote (Fallen_Angel)
    был (где?) в столице Рийске - некогда столице

    Два слова "столице", получается, подряд идут. Рийск же столица (город) одноименной империи.
     
    Fallen_AngelДата: Вторник, 08.05.2012, 15:33 | Сообщение # 13
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 38
    Статус: Не в сети
    Quote (lllod)
    М-м... да. Лошадь одна. Просто Балей же вместе с ней движется.

    На ваше усмотрение ;)

    Quote (lllod)
    Два слова "столице", получается, подряд идут. Рийск же столица (город) одноименной империи.

    Просто тут ошибка непосредственно в склонении. Но я не настаиваю))

    Добавлено (08.05.2012, 15:33)
    ---------------------------------------------
    Разбор первой главы. Менять-нет решать автору)

    Quote (lllod)
    По лицу мальчишке-слуге

    По лицу (кого? чего?) мальчишки-слуги

    Quote (lllod)
    Натянув на лицо

    Как вариант - "напустив на лицо", "придав лицу". "Натянув" больше к какой-нибудь маске

    Quote (lllod)
    Будучи на голову выше Аленга, ему нравилось смотреть

    Будучи на голову выше Аленга, он любил смотреть. ИМХО так корректнее

    Quote (lllod)
    Всего каких-то пара минут

    "Всего несколько минут" как вариант

    Quote (lllod)
    знают на лицо

    в лицо, как вариант

    Quote (lllod)
    Видишь ли. Мы уже больше месяца не получали отчета с Востока.

    запятая вместо точки

    Quote (lllod)
    — Вы думаете, наместник решил нас придать?

    Наверное, все-таки "предать"

    По стилю и сюжету замечаний нет, все опять же очень выдержано и живо.
    С уважением))


    http://forumvsem.spybb.ru/
     
    lllodДата: Вторник, 08.05.2012, 18:32 | Сообщение # 14
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Fallen_Angel, еще раз спасибо за ваш отзыв. Учту все замечания.
     
    RadieschenДата: Вторник, 08.05.2012, 20:17 | Сообщение # 15
    Почетный академик
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 651
    Статус: Не в сети
    1) Фокал0 баллов
    Quote (lllod)
    Маги просыпаются. Балей несся на лошади по Ролинской равнине.

    Первые же 2 предложения никак с друг другом не связаны.
    2)Персонаж0.5 баллов
    Есть вполне нормальные мыслительные процессы у героя
    Quote (lllod)
    «Двадцать лет… Двадцать лет без потока. О чем я думал, накладывая заклинание? Я не должен был погибнуть, да. Но двадцать лет унижений? Двадцать лет другой жизни. Даже для меня это слишком тяжело».

    Но о его внешнем виде почти ничего не известно.
    3) Картинка0.5 баллов
    Quote (lllod)
    Балей несся на лошади по Ролинской равнине

    Грубо и схематично. Ничего не известно о времени года и суток, а также погоде. Как выглядит лошадь и равнина?
    4) Сюжет0 баллов
    Утонул в корявом стиле
    5) Стиль0 баллов
    Ужасен.
    Итоговая оценка - 1 балл из 5 возможен.
    Жутко сырой текст. Есть попытки создания картинки и живого персонажа, но нужно еще несколько правок фокала и стиля чтобы создать хорошее произведение


    Ничто не сможет нас остановить, ибо это Джекуб, который смеется над преградами и рычит «бррм-бррм». Книга Номов, Джекуб, гл. 3, ст. V
     
    lllodДата: Вторник, 08.05.2012, 21:40 | Сообщение # 16
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Radieschen, в пух и прах, однако.

    Quote (Radieschen)
    Первые же 2 предложения никак с друг другом не связаны.

    Возможно. Однако, эти два слова важны. И уже в третьем абзаце говорится о потерянных двадцати годах. Может, оно как-то связано?
    Quote (Radieschen)
    Но о его внешнем виде почти ничего не известно.

    Не люблю, когда перс или автор описывает себя/перса. И все же упущение с моей стороны, уже продумал, как можно вставить описание.
    Quote (Radieschen)
    Грубо и схематично. Ничего не известно о времени года и суток, а также погоде. Как выглядит лошадь и равнина?

    Начало всегда тяжелое. Время суток и пр. уже добавил, но не обновлял на форуме.
    Равнина как равнина: зеленая травка, голубое небо. Зачем обременять текст объяснениями, когда ничего особенного в них нет. Вот вы, читая слово "равнина" что представляете?
    Внешний вид лошади? Это про ту самую клячу, описание которой дается ниже?
    Quote (Radieschen)
    Утонул в корявом стиле

    Quote (Radieschen)
    Ужасен.

    Однако.

    Спасибо за критику :)
     
    RadieschenДата: Вторник, 08.05.2012, 22:22 | Сообщение # 17
    Почетный академик
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 651
    Статус: Не в сети
    Quote (lllod)
    Может, оно как-то связано?

    Теоретически да, но на практике.
    В тексте должно соблюдаться единство времени, места и действия.
    Группа людей просыпается мимо них проетает чел на лошади. если это действие происходит в одно и тоже время и место то сцена явно не раскрыта. Если магов нет в поле то почему они упомянуты.
    Quote (lllod)
    Зачем обременять текст объяснениями, когда ничего особенного в них нет

    Если в вымышленном мире нет ничего интересного то это уже не фентези.
    Quote (lllod)
    Вот вы, читая слово "равнина" что представляете?

    Почему Молодые Талантливые Авторы Фентези считают, что фентези (фантазия) подразумевает наличие фантазии у читателей, а не у писателей.
    Для общего развития описание степи у Гоголя
    http://ru.wikipedia.org/wiki/Характеристика_степей_России


    Ничто не сможет нас остановить, ибо это Джекуб, который смеется над преградами и рычит «бррм-бррм». Книга Номов, Джекуб, гл. 3, ст. V
     
    lllodДата: Вторник, 08.05.2012, 22:50 | Сообщение # 18
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Quote (Radieschen)
    Если магов нет в поле то почему они упомянуты.

    Потому что читатель должен об этом знать с самого начала.
    Quote (Radieschen)
    Если в вымышленном мире нет ничего интересного то это уже не фентези.

    Если все вымышленные миры не похожи на наш, то я такого мира не встречал. Опять же, когда в повествовании будет что-то необычное/интересное, то и описание будет.
    Quote (Radieschen)
    Почему Молодые Талантливые Авторы Фентези считают, что фентези (фантазия) подразумевает наличие фантазии у читателей, а не у писателей.

    Я разве говорил, что у автора не должно быть фантазии? Но согласитесь, что и у читателей оная должна быть в наличии.
    Quote (Radieschen)
    http://ru.wikipedia.org/wiki/Характеристика_степей_России

    Спасибо, ознакомлюсь :)
     
    RadieschenДата: Среда, 09.05.2012, 07:39 | Сообщение # 19
    Почетный академик
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 651
    Статус: Не в сети
    Quote (lllod)
    Опять же, когда в повествовании будет что-то необычное/интересное, то и описание будет.

    Тогда выкинь из произведения всё где нету ничего необычного и интересного.
    Quote (lllod)
    Но согласитесь, что и у читателей оная должна быть в наличии

    Я критик, а не читатель. Оцениваю силу воображения писателя и его умение донести выдуманное до читателей.


    Ничто не сможет нас остановить, ибо это Джекуб, который смеется над преградами и рычит «бррм-бррм». Книга Номов, Джекуб, гл. 3, ст. V
     
    lllodДата: Среда, 09.05.2012, 14:01 | Сообщение # 20
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Radieschen, ок. Еще раз спасибо за помощь.
     
    ИзгинаДата: Пятница, 11.05.2012, 17:58 | Сообщение # 21
    Аз есмь царь!
    Группа: Заблокированные
    Сообщений: 4033
    Статус: Не в сети
    Позволите, по измененному прологу?

    Quote (lllod)
    Балей несся на лошади по Ролинской равнине. За двадцать лет он постарел, как обычный человек.

    Балей прижимался к вороной гриве изрядно поседевшей головой и пытался не выпустить из рук удила, когда лошадь неслась по Ролинской равнине.

    Это первое, что мне пришло в голову, как можно изменить ваше предложение. Что я хотела показать? Что нужна не сухая констатация факта - Балей скачет. А показать, что он действительно постарел, коль дальше вы делаете вывод. Вывод сам по себе никогда не должен присутствовать в литературе. Он должен либо объясняться вначале (как я привела пример), либо раскрываться потом. Но, конечно, логичнее вначале: вы объясняете что к чему, а потом резюмируете.

    Quote (lllod)
    Всю дорогу от Алунита он боялся, что не успеет в Рамалар,

    В самом начале у вас три непонятных для читателя названия.
    Ну, с равниной смирится еще можно.
    Но что такое Алунит и тем более Рамалар. Для меня это совершенно разные места, но герой скачет в одном направлении.

    Quote (lllod)
    Балей несся на лошади по Ролинской равнине. За двадцать лет он постарел, как обычный человек.
    «Двадцать лет… Двадцать лет без потока. О чем я думал, накладывая заклинание? Я не должен был погибнуть, да. Но двадцать лет унижений? Двадцать лет другой жизни. Даже для меня это слишком тяжело».
    Всю дорогу от Алунита он боялся, что не успеет в Рамалар, что король Ролин умрет раньше, чем подпишет документы.
    «Нет! Я два месяца создавал и рассчитывал не для того, чтобы беспокоиться о неправильности заклинания. Все было рассчитано точно. Минута в минуту. Сейчас у меня другие заботы».
    Дорога от Алунита оказалась сплошным ужасом.

    Синим отметила дорогу героя
    Красным мысли героя
    Почему такой пирог? Почему нельзя было показать как скачет герой и куда. А потом показать его мысли. Ваш пример очень тяжел для восприятия так как одно предложение с одним смыслом, второе со вторым + мы столько задаете вопросов, которые обязаны раскрываться дальше, чтобы не были холостые выстрелы, но что-то мне подсказывает, за всем уследить будет сложно.
    Скомпонуйте мысли и выделите то, к чему действительно едет герой и направьте на это его размышления.


    Хочу бана :((((((
     
    lllodДата: Пятница, 11.05.2012, 18:32 | Сообщение # 22
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Изгина, спасибо!

    Quote (Изгина)
    В самом начале у вас три непонятных для читателя названия.

    Хм. Сразу же рисовать, к примеру в мыслях, карту? Или же достаточно просто указать город такой-то, деревня такая-то, находится на Востоке, где много борделей?
    Quote (Изгина)
    Почему такой пирог?

    Пытался показать сумбур, если честно. Сумбур не только в мыслях героя, но и автора. Если герой пылает яростью, автор тоже должен пылать. Не самое удачное решение, видимо.
     
    ИзгинаДата: Пятница, 11.05.2012, 18:47 | Сообщение # 23
    Аз есмь царь!
    Группа: Заблокированные
    Сообщений: 4033
    Статус: Не в сети
    Quote (lllod)
    Сразу же рисовать, к примеру в мыслях, карту? Или же достаточно просто указать город такой-то, деревня такая-то, находится на Востоке, где много борделей?

    Да, боже упаси, сразу рисовать карту :D
    Первое название ни к чему, ИМХО. Сказать, что скачет из города / деревни такой-то или из родового гнезда / тюрьмы и прочее. Просто перед именем нарицательным назвать это самое место.

    Quote (lllod)
    Пытался показать сумбур, если честно.

    Сумбур получился. Но этот сумбур повторяется. Я не спроста выделила все одним цветом. Если первые мысли еще относятся к 20 годам не понятно чего заточения или унижения (это не значит одно и тоже), то потом вы говорите об одном и том же, просто разными словами.
    Такой пирог возможен, с этим и спорить не буду, но без смысловых повторов.
    Надеюсь понятно выразилась)))


    Хочу бана :((((((
     
    lllodДата: Пятница, 01.06.2012, 19:48 | Сообщение # 24
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 29
    Статус: Не в сети
    Quote (Изгина)
    Да, боже упаси, сразу рисовать карту

    Вот и я так подумал :)
    Quote (Изгина)
    20 годам не понятно чего заточения или унижения

    Заточения разума в собственном теле. Унижения по мнению героя. Мысль была такая, что после определенных событий герой... впадает в спячку, если можно так выразиться. Он живет, но тело, поток не подвластны ему. А перед определенными событиями, на которые было настроение заклинание, он просыпается. Вот как бы так. Грачи прилетели, как бы.

    Добавлено (21.05.2012, 12:47)
    ---------------------------------------------
    Глава 2
    Предатель


    — Скоро он заговорит? — обратился Тормал к Льесу.
    Из-за неистовых криков пленника гашэ Кальмы приходилось повышать голос. Тормалу не доставляли удовольствия холодные подвалы храма – вотчина инквизиции, – но работа важнее любых отговорок.
    — Инквизиция знает свою работу, Торм. Скоро он сознается в грехах, — ухмыльнулся краснолицый инквизитор. — Я пошлю за тобой.
    Тормал кивнул и, бросив последний взгляд на окровавленное лицо грешника, направился к выходу.
    «Я не способен к такой работе. Пускай инквизиция выявляет грешников, а Асандрилы занимаются неугодными патриарху. Я же гашэ Кальмы. Мне не положено мучить людей».
    Подъем до пятого этажа, отведенного представителям Кальмы, не занял много времени. Тормал решил воспользоваться боковой лестницей, по которой ходили слуги. Ему сейчас не хотелось встречаться с посетителями храма или братьями.
    Узкая лестница круто уходила вверх, закручиваясь спиралью. Пламя факелов плясало и трещало, когда худое тело Тормала проходило мимо. Он тяжело выдохнул, наконец добравшись до нужного этажа. По привычке ковырнул прыщ на кривом носу и медленно шагнул за тяжелую дубовую дверь.
    Не успел Тормал выдохнуть еще раз, как к нему подскочил мальчишка-слуга.
    — Гаше, вас к себе требует патриарх Миралинар, — выпалил паренек и низко поклонился.
    «В отличие от меня, у этого сосунка крепкое тело и смазливое лицо. Даже красивое…».
    — Немедленно?
    — Не знаю, гаше. Он просто велел вас найти и привести к нему в кабинет, — протараторил посыльный.
    — И как давно? — Тормал хмурился все больше и больше.
    — Минут пятнадцать назад.
    «Значит, я уже опаздываю».
    Тормал почувствовал, как на губы капнула кровь. Он машинально провел рукой по носу, задев ногтем еще один прыщ.
    — Передай Его Святейшеству, что я буду через пять минут, — с этими словами Тормал понесся в личные покои, держа руку на носу.
    Пробегая мимо хмурых братьев по Кальме, Торм даже не думал останавливаться. Картина несущегося мимо гашэ Кальмы случилась не в первый и, скорее всего, не последний раз. Прыщи начали мучить Тормала с пятнадцати лет, и ничто не помогало: молитвы, лечебные травы и снадобья, даже магия.
    Гашэ резко свернул в соседний коридор, задев плечом вазу на постаменте. Затаив дыхание, но не снижая скорости, Тормал прислушался – звука разбившегося фарфора не последовало.
    Добежав до дверей покоев, Торм потянул за ручку и влетел внутрь. Несколько кровавых пятен остались снаружи. Он прислонился спиной к стене и шумно выдохнул.

    Безмолвные стражники преградили Тормалу дорогу. Он повернулся к секретарю и вопросительно поднял брови.
    — Вы опоздали, гашэ, — произнес секретарь, тонкими пальцами перебирая бумаги. — Боюсь, я должен узнать причину опоздания. Но вы ведь это и без меня знаете, — Гарлон вперил взгляд в Торма.
    «Когда-нибудь ты поплатишься за все оскорбления, что я стерпел».
    — Я выполнял поручение Его Святейшества, — спокойным тоном ответил Тормал.
    — Хорошо, так и запишем. Можете проходить, гашэ.
    Тормал прикусил губу и вошел в кабинет патриарха.
    Миралинар стоял у окна, занимавшего целую стену. Черно-белое одеяние с огненными нашивками на рукавах и плечах гармонировало с полом, выложенным плитками в тон рясе.
    — А, Тормал. Долго же тебя пришлось ждать, — мягко произнес мужчина, проводя рукой по редким седым волосам.
    «Некогда великолепная шевелюра. Почему время так безжалостно?».
    Патриарх положил руки на шестицветный пояс, готовый, казалось, лопнуть под натиском многочисленных трапез.
    — Приношу извинить меня, Ваше Святейшество, — Тормал припал на колено и поцеловал перстень патриарха.
    — Где ты так долго был? — густые брови поползли вверх.
    «Вы всегда переигрываете, Отец».
    — Я выполнял поручение, Ваше Святейшество.
    — А, — махнул рукой патриарх. — Да, конечно. Припоминаю. И как оно продвигается?
    — Довольно трудно, — выдавил Тормал, наблюдая, как Миралинар прохаживается вдоль книжных полок. — Но инквизиторы заверили меня, что вскоре добьются покаяния.
    — Это хорошо, Тормал, — одобрил патриарх. — Но ты, должно быть, задаешься вопросом, для чего я позвал тебя?
    — Да, Ваше Святейшество. Вы как всегда правы.
    Миралинар повернулся к Тормалу.
    — Неужели отец не имеет права видеть сына без причины? — спросил патриарх, кончиками пальцев трогая шрам на левой щеке.
    Торм ничего не ответил. Он знал, что на подобные вопросы Миралинар ответа не ждет.
    — Ну хорошо, — продолжил патриарх. — Сегодня состоится заседание Совета. Нас ждет тяжелый выбор.
    — Я не понимаю, Ваше Святейшество.
    — Ах, оставь эти любезности на официальные приемы. Я хочу, чтобы сын называл меня отцом.
    Миралинар выжидающе уставился на Тормала.
    — Хорошо, отец, — Торм сел за большой круглый стол с изображением карт всех известных континентов.
    — Вот и отлично, — улыбнулся патриарх. — Итак. Сегодня состоится заседание Совета. Король и маршал мертвы. Необходимо избрать новых. Что ты думаешь о графе Белфаре?
    — Он хороший полководец, но плохой политик, — Тормал замолк на пару секунд. — У нас нет второго Фрага.
    — Я тоже не вижу достойного кандидата, — кивнул Миралинар. Торму показалось, что глаза отца на мгновение блеснули. — А как насчет его сына?
    «Сына? Что вы задумали, Ваше Святейшество?».
    — Капитан королевской гвардии. Отныне герцог. Он слишком молод для Совета.
    — Но герцогу неподобающе находится в гвардии, — возразил Миралинар.
    — Так повысьте его в звании, отец. Если вся проблема в титуле, то…
    — О нет. Конечно, нет, — патриарх надолго умолк, взгляд его скользил по окну. — Сегодня ты отправишься со мной на заседание, — наконец произнес он.
    — Я похож на секретаря? — вырвалось у Тормала. Он мгновенно побледнел, поняв, что сказал. — Я… простите, Ваше Святейшество. Мне не позволительно подобное поведение. Разрешите отправиться в покои для уединения и молитв.
    — Не разрешаю, — сурово произнес патриарх. — Твое поведение действительно непозволительно, но я сам просил быть сыном, а не гашэ. В любом случае, через час будь у дверей Круглого зала. Мои приказы не обсуждаются, будь ты мне хоть трижды сыном!

    У высоких резных дверей Круглого зала толпилось множество людей: стража, дворяне, представители церкви, снующие между ними слуги. Патриарх Миралинар стоял в самом центре столпотворения, окруженный гвардейцами. Рядом с кислым лицом застыл секретарь Гарлон, прижав к груди папку бумаг.
    Шагах в двадцати от патриарха высился мужчина, окруженный свитой.
    «Герцог Алдон. Родной брат покойного короля. Как всегда великолепен. Что за чудесный красный жакет с золотыми нашивками на рукавах. А драгоценные камни! Ах, как они красиво смотрятся. Как изящно спускаются с высокого воротника до подола. Тьфу. Мужчина, называется. Он бы еще напудрился».
    Тормал, склонив голову, подошел к патриарху. Гарлон вручил Торму папку, не забыв недовольно хмыкнуть.
    — Подадите Его Святейшеству нужную бумагу, когда потребуется. Вот тут, — секретарь выудил несколько исписанных листов, — список всех претендентов на должность маршала Сероса. У секретаря герцога Алдона такого нет, так что объявлять имена претендентов придется вам. Если спросят – зачитаете все, что под именами.
    Тормал с ужасом смотрел на кривые письмена Гарлона.
    «И как, он думает, я буду все это читать? Да тут же и слова не разобрать!».
    — Вы все поняли, гашэ?
    Торм понял. Понял, что пропустил часть наставления.
    — Да, — буркнул он. — Как скоро начнется заседание?
    Неожиданно двери Круглого зала распахнулись, и камергер главного замка королевства объявил о начале заседания. С облегчением вздохнув, Тормал поплелся за патриархом. Он опустил голову еще ниже, поймав взгляды дворян-претендентов.
    «Хотите узнать, что на вас накопали, да?».
    Створки с грохотом закрылись. Секретарь герцога Алдона свернул направо, где стояло четыре небольших столика. Однако свечи горели только на двух.
    «Ну что ж, начнем, — вздохнул Тормал, усаживаясь поудобнее».

    Заседание в Круглом зале, вдоль стен которого выстроились колонны из белого мрамора, продолжалось уже два часа. Все это время патриарх Миралинар в лице Тормала предлагал кандидата на должность маршала, а герцог Алдон возражал, находя у претендента десятки недостатков.
    «Все это смешно, — в очередной раз подумал Торм, разглядывая черные прожилки на колоннах. — Сколько можно придумывать идиотские причины? Или этот герцог дурак, или он ждет, пока объявят его претендента. Что ж, вынужден вас расстроить, милорд, кандидаты кончились».
    Неожиданно распахнулась дверь запасного выхода. Громко, шумно, кашляя и шаркая по голому полу, двигался старик. Обильная седина и впалые щеки придавали ему вид мертвеца. Да и цвет кожи подтверждал данное звание.
    Внимательные голубые глаза осмотрели присутствующих. Одновременно вскочившие патриарх и герцог с ошарашенными лицами сели обратно за квадратный стол. Старик улыбнулся и развел в стороны руки.
    — Рад вас видеть в полном здравии, друзья мои.
    «Я думал, ты собираешься их обнять, — хмыкнул Тормал».
    Взгляд старика неожиданно впился в Торма, от чего тот почувствовал себя как на суде. Холод глаз постепенно сменился теплотой. И вот старик уже смотрит на Тормала как на давно потерянного сына, отчего-то решившего вернуться в отчий дом.
    — Как ты вошел? — прохрипел патриарх.
    — О, — повернулся к Миралинару старик, — меня пропустили стражники. А что? Я думал, членов Совета должны пускать на заседания.
    Патриарх достал из складок мантии шелковый платок и трясущейся рукой вытер испарину со лба.
    — Ты уже давно не числишься в Совете, Балей.
    — Неужели? — удивился старик. — И кто же меня сместил? — он перевел взгляд на герцога, но тот продолжал хранить молчание.
    — Твое место вот уже двадцать лет занимает Алдон.
    — О да, я знаю. Но когда же ты ответишь на мой вопрос, патриарх? — Балей немного наклонил голову вбок.
    — Я уже ответил! — с каждым словом к Миралинару возвращалась уверенность, крепнув, как росток в руках умелого садовника.
    — Не думаю, — произнес Балей, положив руки на стол. — Герцог Алдон, как ты заметил, уже двадцать лет занимает мое место. Но ведь он всего лишь любезно хранит его для меня!
    — Какая наглость! — вскочил патриарх. — Герцог, скажите этому безумцу, что кресло ваше по законному праву!
    — Боюсь, милорд прав, Ваше Святейшество, — тихо произнес Алдон. — Двадцать лет назад ко мне с просьбой обратился король. Он хотел, чтобы я занял место милорда, пока тот отсутствует. Но вот Маг Сероса вернулся, и я с облегчением возвращаю…
    — Не торопитесь, герцог, — прервал Алдона Балей. — Вот это, — он положил на стол бумагу, — позволяет мне встать во главе королевства, пока новый монарх не будет избран.
    Воцарилась тишина. Тормал услышал тяжелое дыхание секретаря герцога Алдона. Патриарх протянул руку за бумагой, после чего надолго впился взглядом в довольного мага.
    — И что вы намерены делать, милорд? — спросил Миралинар.
    — О, мне кажется, необходимо обсудить вопросы, что вы еще не успели. Насколько я понимаю, последние два часа претенденты на должность маршала пытались доказать свою… безобидность?
    — Никто из них не подходит, — пробурчал Алдон.
    — Совершенно с вами согласен, герцог! — воскликнул Балей, усаживаясь в королевское кресло.
    «Этот стульчик мало похож на кресло. Трон, он везде трон, — мрачно подумал Тормал. — Мне это совсем не нравится. Что за старик и откуда он взялся? Может, у прохвоста Гарлона есть что-то на него».
    Тормал принялся рыться в бумагах секретаря, вполуха слушая перипетии владык Сероса.
    — Что это значит? — опешил патриарх.
    — О, я думаю, не стоит сейчас беспокоиться о новом маршале.
    — Нам необходимо избрать маршала за тридцать дней! — повысил голос Миралинар. — Таковы законы Сероса.
    — Знаю, — Тормала почему-то не удивляло ледяное спокойствие старика. — Многие я предложил сам. Но у нас есть дела и поважнее, чем выборы нового маршала.
    — Нельзя вот так просто…
    — Нельзя. Вы правы, патриарх Миралинар, — согласился Балей. — Новым маршалом, пока не уладим более насущные проблемы, будет герцог Кийрам.
    Повисла тишина. Секретарь герцога Алдона продолжал тяжело дышать, сильно нервируя Тормала.
    «Кийрам… Кийрам… подождите-ка… это же сын покойного маршала!».
    — Двадцатилетний мальчишка! — вскочил патриарх. — Как можно доверить руководство великой державой какому-то двадцатилетнему мальчишке! Это немыслимо! Думаешь, что, спустя столько лет, перед тобой по-прежнему будут лебезить? Нет! Ты теперь никто. История, не больше.
    Балей с непроницаемым лицом слушал гневную тираду патриарха, положив локти на стол, а голову на ладони.
    — Вы закончили, патриарх? — маг кивнул и продолжил. — Вы правы, перед Балеем, Первым Магом Сероса, некогда могущественным человеком, никто не будет раскланиваться. Его забыли. Однако перед правителем, пускай и временным, будут. К тому же, Кийраму необязательно присутствовать на заседаниях Совета.
    — Но мы не пропускаем заседания, — подал слабый голос Алдон.
    — И вы, безусловно, являетесь отличным примером прилежности, что так часто не хватает молодым.
    Миралинар стоял перед магом, не зная, что ответить. Он скривился и медленно сел.
    — Итак, — улыбнулся Балей, — раз возражений больше нет, новым маршалом Сероса назначается герцог Кийрам. Временным, конечно же, — герцог Алдон и патриарх Миралинар уткнулись взглядом в стол. — Вы записываете? — обратился Балей к Тормалу и секретарю Алдона. — Вот и хорошо. Господа, попросите своих помощников покинуть зал. Пришло время поговорить о проблемах двадцатилетней давности.

    Тормал ловил обозленные взгляды дворян, когда к нему бесшумно подошел человек в желто-черной рясе. Он никогда не заговаривал первым, всегда тихий и незаметный. Капюшон в тон рясе скрывал короткие волосы цвета соломы и красные глаза.
    — Что случилось? — тихо спросил Тормал.
    — У нас радостные вести, гашэ, — в глазах Дамикаса на мгновение блеснуло веселье.
    — Говори, — разрешил Торм.
    Дамикас приблизился к Тормалу, задев носом ухо.
    «Когда-нибудь я прикажу отрезать твое курносое недоразумение, — гневно подумал Торм».
    — Час назад вернулся человек. Один из тех, кого вы посылали в пещеры Алса.
    — Только один?
    — Да, гашэ.
    — Что случилось с остальными?
    — Погибли. Одно из охранных заклятий.
    Тормал ковырнул прыщ на подбородке.
    — Этот человек… кто он?
    — Луракс, гашэ.
    «Что? Опять он?».
    — И он привез книгу?
    — Да. Сейчас она в нашем сейфе, гашэ. Ее охраняет дюжина моих братьев. Все они верны нашему делу.
    — Хорошо. Выбери людей, пускай начинают перевод. И установи слежку.
    — За Лураксом, гашэ?
    — Да, — кивнул Тормал. — Этот брат слишком часто всплывает в моей жизни.
    — Думаете, он шпионит для какого-нибудь лорда?
    — Скорее для другого гашэ.
    Их разговор прервал звук открывающихся створок Круглого зала. Первым с хмурым лицом вышел герцог Алдон и, бросив мимолетный взгляд на Тормала, направился к свите. Сразу же за ним выскочил патриарх Миралинар. Гневный взгляд не предвещал ничего хорошего любому, кто окажется на пути.
    Патриарх остановился перед Тормалом и Дамикасом, вперив взгляд в последнего.
    — Вы свободны, асандрил.
    — Ваше Святейшество, — поклонился Дамикас и побрел прочь шаркающей походкой.
    — Прошу, благословите меня, Отец! — неожиданно раздался голос.
    Патриарх резко обернулся. Перед ним стоял барон Суран. Миралинар вяло кивнул, и барон тут же плюхнулся.
    «Как это еще пол не проломился под вами, о достойный из достойнейших!».
    Миралинар приложил три сжатых пальца – указательный, средний и безымянный – к широкому потному лбу барона.
    — Отец придаст сил, Мать защитит, Он помилует, — пробормотал Миралинар. — Вставайте, барон, и вершите волю Их.
    — Благодарю, Ваше Святейшество, — барон Суран поцеловал перстень патриарха и поднялся с колен.
    Миралинар отвернулся от тучного дворянина и уставился на Тормала.
    — Мне не нравится этот асандрил, и ты прекрасно знаешь об этом, сын мой, — суженные губы выдавали патриарха, всю его ярость.
    «Хвала Трем! Жирный барон охладил вас, отец».
    — Знаю, Ваше Святейшество. Однако Дамикас оказал неоценимую помощь при выполнении вашего последнего поручения.
    Миралинар фыркнул.
    — Идем со мной, сын, — приказал он.
    Тормал покорно склонил голову и побрел рядом с отцом. Минут десять они шли в молчании, лишь наблюдая за многочисленными слугами. Патриарх вышел из замка и направился по узкой тропинке в парке к храму.
    — Нас предали, — неожиданно произнес Миралинар.
    — Я не уверен, что понимаю вас, отец, — зерно страха зародилось в Тормале.
    — Этого Балея тут вообще не должно быть, — страх ушел. — Вдвойне подозрительным выглядит его возвращение, когда странным образом умирают король и маршал.
    — Что вы имеет в виду, Ваше Святейшество?
    — А ты не понимаешь? Двое здоровых мужчин неожиданно умирают, и умирают одинаково. Еще один мужчина, никогда не принимавший целебные снадобья, сегодня выглядел больным.
    — Вы о герцоге Алдоне, отец? — патриарх кивнул. — Но я не заметил признаков болезни у герцога, — продолжил Тормал.
    — Ты сидел далеко от него, — парировал Миралинар. Он остановился, выжидающе смотря на сына.
    — Хотите сказать, отец, их убили? — наконец осмелился предположить Тормал.
    — Да. Отравили. Но что это за яд мне не ведомо. Боюсь, я следующий.
    — Мы не допустим этого, отец. Убийцу необходимо найти. Сообщите свои предположения герцогу Алдону. Вдвоем у вас достаточно сил, чтобы перекопать весь Серос.
    — А если убийца не в Серосе?
    — Вы имеете в виду Фолар?
    — Все может быть, — пожал плечами патриарх.
    — Тогда…
    — Тогда я поручаю тебе найти предателя, сын мой, — прервал Тормала Миралинар. — Это очень опасное поручение, но твой друг, думаю, не откажет в помощи.
    Тормал с открытым ртом смотрел в спину удаляющемуся патриарху. Зерно страха вновь появилось. Только теперь уже ничто не сможет помешать ему прорасти.

    Добавлено (01.06.2012, 19:48)
    ---------------------------------------------
    Глава 3
    Прощай, наставник


    22 мая, 367 г.
    Дорс сказал, что завтра доедем. Поскорее бы. Холмовой всегда представлялся мне особенным местом. Один из первых оплотов, он и по сей день защищает границы от приверженцев старой веры. Эти глупцы, живущие в грязных лачугах, никогда не откажутся от своих убеждений. Что им удобства цивилизации? Ну да неважно. Завтра я стану полноценным Беливаром… Мог ли отец поступить иначе? Я навлек на себя беду и только вступление в элитный отряд спасло бы мою шкуру.


    — Скоро мы приедем? — заныл Лордик.
    Кийрам заскрежетал зубами. Этот пухлый паренек успел всем порядком надоесть. Все ему не так: скакали быстро, ели невкусно, спали на земле. Порой Кийрам всерьез задумывался придушить сына графа Мнишека. И вот снова. Еще и четырех часов не прошло с рассвета, а он уже принялся за старое.
    — Видишь речку? — спросил Дорс, указывая на неглубокий ручей шагов в десять шириной.
    — Да-а-а, — протянул Лордик.
    — Вот за ним и находится лагерь.
    — Фух, отлично. А то я больше и часа не выдержу в дороге, — улыбнулся Лордик.
    — Ну-ну, — буркнул Лось.
    Лордик, видимо, не услышал. Наблюдать за очередной истерикой дворянина Кийраму не очень хотелось. Он ухмыльнулся, гладя лошадь. Хороший друг, старый. Точку подарил на день рождения маршал Фраг, когда Кийрам еще не умел толком ездить верхом.
    Отряд начал пересекать ручей, выстроившись в длинную колонну. Боевой конь Лордика выглядел не особо довольным, пока его хозяин цеплялся за уши и гриву, стараясь не упасть.
    «Кто додумался дать этому мешку сала боевого коня? — подумал Кийрам».
    — Ах ты, мать твою, — крикнул Лось, хватая падающего Лордика за рукав куртки. — Да помогите же.
    Отряд с улыбкой наблюдал за потугами дворянина не шлепнуться на пухлый зад. Вздохнув, Кийрам подъехал к Лордику и с помощью Лося усадил обратно в седло. Конь дворянина с надеждой посмотрел на Кийрама.
    «Прости, друг, у каждого свои тараканы».
    — Я… я… — начал Лордик.
    — Не утруждайся, — прервал Лось. — Поставишь всему отряду пиво.
    — В-всему? — заикаясь, переспросил Лордик.
    — Конечно, — кивнул Лось. — Ты ведь не хочешь никого обидеть.
    Лордик поглядел на грязные, заросшие лица отряда.
    — Н-нет, конечно, — выдавил он.
    — Вот и ладненько! — Лось хлопнул Лордика по спине и поскакал вперед.
    Кийрам, вздохнув, пустил Точку рысью. Впереди вырисовывались очертания Холмового лагеря – четыре высоких холма, образующих крест. Из лагеря спешило два человека.
    «Майор уже знает, что с нами едет Лордик, и послал людей помочь? — ухмыльнулся Кийрам».
    Воины пристроились по бокам Дорса и, склонив головы, начали что-то говорить. С каждой секундой командир отряда хмурился все больше и кивал все медленнее.
    «Северный, Западный, Восточный и Южный, — вспоминал Кийрам, переведя взгляд с командира на виднеющиеся очертания лагеря. — Отец говорил, что только один обнесен стеной, но, при этом, Холмовой остается одним из самых надежных укреплений больше трех столетий».
    Отряд медленно приближался к первому холму – Восточному. Самый низкий и наименее населенный, он служил пристанищем для детей дворян или богатых простолюдинов. Яркие палатки мелькали со всех сторон, украшенные гербами того или иного дома. Здесь-то и остановился Лордик, жалуясь всем и каждому на отвратительное отношение отряда – к нему быстро подскочило несколько сочувствующих дворян.
    — А ведь этот кабан будет пить пряное вино и жрать горячих цыплят, — прорычал Лось и добавил громко: — Но пиво он все равно нам должен!
    «И план графа по превращению сына-нюни в мужчину и наследника провалится. Жаль. Коня».
    Еще часть отряда повернула лошадей в сторону Южного холма. Дорс в сопровождении двух воинов направился к Северному, где находилась ставка майора Браслова, командующего лагерем. Только Кийрам и Лось продолжили ехать вперед, навстречу самому высокому, самому защищенному и самому опасному – Западному холму.
    Лось неожиданно заулыбался.
    — Чего ты скалишься? — спросил Кийрам.
    — Да вот подумал о пиве.
    — Каком?
    — Которое поставит Лордик, — мечтательно улыбался Лось.
    — И ты думаешь, он это сделает? — засомневался Кийрам.
    — О да, — ухмыльнулся Лось. — Он все сделает.
    Кийрам покачал головой.
    «Или сделает, или заставят сделать, да?».
    С минуту они ехали в тишине. Лишь когда дорога начала подниматься на Западный холм, Лось прервал молчание.
    — А знаешь, у тебя ведь до сих пор нет клички, — заботливо произнес он.
    — Мне и мое имя нравится, — буркнул Кийрам.
    — Нет, так не пойдет, — авторитетно заявил Лось. — Когда человек вступает к Беливарам, получает кличку. Это закон такой.
    — Да неужели? — хмыкнул Кийрам. — Что-то я не слышал о нем никогда.
    — Это потому, что он секретный, — Лось на секунду задумался. — Писанный, вот.
    — Может, не писанный? — уточнил Кийрам.
    — Ну… в общем, ты понял.
    Кийрам тяжело вздохнул.
    — Я-то понял, но вот почему мне кажется, что Дорса на самом деле зовут Дорсом?
    — Дорс легенда, тупица. Он еще с Ролином сражался в Последнюю войну. А король плохих людей рядом с собой не держит.
    «Все ошибаются».
    — Я слышал, он сильно болен, — осторожно заметил Кийрам.
    — Да, жаль будет, если король не выживет, — почесал затылок Лось.
    «Жаль? Это ирония?».
    — Стойте, кем будете?
    Перед ними, щурясь, стоял высокий воин в синей грязной куртке, заштопанных штанах и с мечом на поясе. В бороде остатки еды.
    Лось и Кийрам протянули стражнику письма.
    — Новобранцы, значит? — Кийрам кивнул. — Это вы приехали с Дорсом? — Лось кивнул. — Что ж, Дорс хрен знает кого не привозит. Добро, значит, пожаловать к Беливарам.
    Кийрам сжал бока лошади пятками, пуская ее шагом.
    «Не привозит, говоришь? Это ты еще с Лордиком не знаком».
    Западный, как и говорил маршал Фраг, оказался самым большим из всех четырех. Его вершина окружена кольцом высоких камней, образующих стену. С западной стороны построены две башни, а между ними массивные ворота, оббитые каменными пластинами. Иногда староверцы решались напасть на Холмовой, но еще ни разу не смогли преодолеть Западный. Один раз, правда, они почти уничтожили его, но было то больше века назад.
    — Я вот думаю, — произнес задумчиво Лось, — правду ли говорят, если потеряем Западный, то лагерь не устоит?
    — Не знаю, — ответил Кийрам. — Думаю, есть тактика обороны, в случае потери Западного.
    — Пожалуй, ты прав. Но вот сейчас я смотрю на Холмовой своими глазами… Ведь только один из четырех холмов укреплен, а остальные годятся для жилья, на них долго не продержаться.
    Кийрам промолчал.
    Одноцветные холщовые палатки на холме поставлены в строгом порядке, образуя улицы.
    «Самая настоящая “багрово-синяя” деревня».
    Солдаты провожали Кийрама и Лося любопытными взглядами и возвращались к своим занятиям. Одни помешивали обед в котелке, другие играли в карты или на дудке, веселя соседей, пытающихся выспаться после ночной вахты. Многие приветливо улыбались, приглашали на вечернюю игру в карты в ту или иную палатку.
    — Стойте! — раздался высокий голос.
    Кийрам придержал Точку, поворачиваясь в седле. К ним спешил низкий мужчина в черной куртке с двумя нашивками на левом плече. В одной руке бумага, в другой – перо и чернила. Глубоко дыша, мужчина подбежал к ним.
    — Вот… бумага… распишитесь, — он пытался восстановить дыхание, поднимая и опуская руки. Забавное зрелище.
    — Какая, мать твою, бумага? Какая «распишитесь»? О чем ты вообще? — подозрительно щурясь, прорычал Лось.
    — Каждый новобранец… обязан расписаться… мы вносим вас в книгу учета, — пропыхтел мужчина.
    «Секретарь? У Беливаров? Что-то новенькое».
    — Раньше никаких учетов не было. С чего я должен это делать сейчас? — сплюнул Лось.
    Секретарь удивленно вскинул брови.
    — Вы… вы знаете, как было раньше?
    — Конечно, дрыщ, — Лось ухмыльнулся. — Я пять лет отслужил под началом майора Чреза в Южном лагере.
    Кийрам подавил вздох удивления.
    — Я… я не знал, м’лорд, — промямлил секретарь. — Но вы все равно должны внести себя в список, м’лорд.
    Лось фыркнул.
    — Я не милорд, дрыщ. Давай сюда бумагу и это самое… «распишитесь». Кстати, что это?
    — Это… о… я…
    Кийрам спас секретаря от объяснений.
    — Ты писать-то умеешь, Лось?
    — Нет, конечно.
    — А читать?
    Лось сплюнул на землю.
    — Ну тогда поставь крестик, — вздохнул Кийрам и потянулся за бумагой.
    — Я провожу к предоставленной вам палатке, — сказал секретарь, получив бумагу с росписью и крестиком обратно.
    Кийрам направил Точку шагом следом за секретарем. Они прошли три палатки, свернули направо, с каждым шагом приближаясь к центру Западного.
    — Вот и ваша, — пробурчал под нос секретарь, что-то записывая. — Пятьдесят первая, — он поднял голову, ободряюще улыбнулся. — Легкой службы, господа, — и зашагал прочь.
    — Мерзкий тип, — пробурчал Лось.
    — Это еще почему? — не понял Кийрам.
    — А что он мне писать предлагал?

    Кийрам стоял у ворот Западного. Холодный ветер летел с севера, теребя еще мокрые от мытья волосы и забираясь под куртку. Кийрам дрожал, но еще не хотел идти в палатку.
    — Вот ты где, — сказал Лось, подходя.
    — Да, — промямлил Кийрам.
    — Что ты тут, раздери меня макака, забыл? Здесь же холодно, как в заднице у пещерного тролля.
    Кийрам скривился.
    — Обезьяны не такие ужасные, как о них все думают, а троллей вообще не существует.
    — А-а-й, — махнул рукой Лось. — Тебе-то откуда знать, что макаки не монстры? А?
    — Я их видел, — вырвалось у Кийрама.
    Лицо Лося округлилось, рот открылся, брови взлетели вверх, из горла вырвался удивленный всхлип.
    — Это ж как тебя так угораздило?
    Кийрам не хотел отвечать, но молчать уже поздно, а сочинять он никогда не умел.
    — С наставником в детстве ездил в…
    — С дороги! С дороги!
    — Какого, мать вашу? — взревел Лось.
    Его бесцеремонно оттолкнул охранник верхом на боевом коне. И он был не единственным. Вокруг трех повозок стояла дюжина коней с наездниками, похожими на троллей из сказок: огромные, страшные, злые. Спереди и сзади повозок располагалось еще по десять всадников.
    Беливары-стражники открывали массивные каменные ворота.
    — Это еще кто такие? — спросил Кийрам, поворачиваясь к Лосю.
    — А хрен их знает. У нас в Южном никогда гражданские не выезжали за ворота, — почесал затылок Лось.
    — Это великий Гролпиг, самый известный купец и искатель приключений, — громко сказал какой-то щеголь в куртке и штанах пурпурного цвета. Изящные, покрытые золотом ножны на боку, шляпа с пером.
    — И что? — спросил Кийрам.
    — Как это что? — скривился щеголь. — Великий Гролпиг намерен найти Рийск и вернуть людям драгоценности падшей империи.
    — Знаешь, — почесал яйца Лось. — Срать как-то.
    Кийрам ухмыльнулся, но щеголь покраснел.
    — Да как ты смеешь, смерд? — вскричал он, обращаясь к Лосю. — Жалкий простолюдин! Знаешь ли ты, кто я такой?
    — И кто? — угрожающе спросил Кийрам.
    — Я сын графа Гольского! Улрок!
    — И что? — повторил Кийрам.
    Улрок покраснел еще больше, руки затряслись.
    — Я убью тебя! — крикнул он, брызжа слюной. — Я убью тебя! — повторил Улрок, вынимая из ножен меч.
    — Рядовой Улрок! — рявкнул кто-то слева от Кийрама.
    Сын графа Гольского мигом вернул меч в ножны, выпрямился по стойке смирно и приложил три пальца к сердцу.
    — Капитан Норс!
    — Что ты делаешь, Улрок? — спросил Норс, подходя вплотную к испуганному рядовому.
    — Я лишь пытался защитить свою честь, капитан, — промямлил Улрок.
    — Вот как? — вкрадчиво спросил Норс. — Значит, ты признаешь, что угрожал капитану королевской гвардции?
    Левый глаз Улрока задергался.
    — Мать твою… — выдохнул Лось.
    — Ка-капитану? — заикаясь, переспросил Улрок.
    — Да, рядовой, — Норс повернулся к Кийраму. — Капитан Кийрам Ларопт, — Норс немного склонил голову.
    — Ларопт, — одновременно прошептали Лось и Улрок.
    — А теперь, рядовой Улрок, вы направитесь к капитану Бронолу и доложите обо всем, что здесь случилось. Вам ясно?
    — Д-да, капитан.
    — Вот и отлично, — улыбнулся Норс. — И учтите, я спрошу у капитана Бронола о вас. Можете быть свободны, рядовой Улрок.
    Отсалютовав, сын графа Гольского развернулся на каблуках и поспешил прочь. Норс подождал, пока Улрок скроется за палатками, и обратился к Кийраму.
    — Капитан Кийрам, рад, что вы решили присоединиться к Беливарам. У нас всегда в почете хорошие бойцы.
    — Вы мне льстите, капитан.
    Норс улыбнулся, но улыбка скисла, когда он повернулся к Лосю.
    — Кхм… Лось, очевидно. Пять лет, майор Чрез, Южный лагерь, — монотонно пробубнил Норс. — Наслышан о вашем… — он на секунду замолчал, подбирая слово, — свирепстве.
    Лось довольно улыбнулся и отдал честь.
    — Если вы не против, капитаны, я вернусь в палатку, тут слишком яйца морозит. Странный май какой-то, — ухмыляясь, Лось протопал мимо них.
    — Следуйте за мной, Кийрам. Вас ожидает майор Браслов.

    Шатер майора Браслова оказался из теплой холщевой ткани зеленого цвета, по бокам изображен герб майора – два смотрящих друг на друга барсуков. У входа стояло два стражника. Когда Кийрам вошел следом за Норсом, в лицо ударил приятный аромат пряного вина и горячего ужина.
    За столом сидел крепко сложенный мужчина лет тридцати в синем плаще, застегнутый у горла «барсуками». На столе множество бумаг, несколько перьев, чернила и песок.
    — А, капитан Кийрам, — произнес мягким, почти отеческим, голосом майор Браслов. — Рад, что вы добрались в целости. На наших новобранцев иногда нападают разбойники в дороге, — он неожиданно нахмурился. — Перчо поселил вас в одной палатке с рядовым?
    — Кто? — не понял Кийрам.
    — Секретарь, — ответил Браслов, и прежде, чем Кийрам успел что-то сказать, добавил: — Я распоряжусь, чтобы вас переселили на Северный к офицерам.
    — Благодарю, но это необязательно, майор.
    — Вот как? — Браслов приподнял бровь.
    — Да, — кивнул Кийрам. — Я успел подружиться с рядовым… Лосем. И мне бы хотелось остаться в его компании.
    — Лось… Лось… — прошептал майор, стуча пальцем по губе. — Это не тот ли, что служил в Южном лагере под началом майора Чреза?
    — Все верно, майор.
    — Вот и отлично, — улыбнулся Браслов. — В таком случае, он переедет вместе с вами, я пошлю бумаги на его повышение в Рамалар завтра утром.
    — Думаю, он будет вам благодарен.
    — Рядовой с такой репутацией опасен, — фыркнул майор. — Среди офицеров он, возможно, будет несколько спокойнее.
    — Я бы на это не рассчитывал, — пробурчал Норс.
    — Капитан Норс!
    — Да, сэр!
    — Вы еще тут, капитан?
    — Э-э… да, вы правы. Мне пора вернуться к делам. Так много еще надо сделать. И… э-э… — и капитан Норс выскочил из шатра.
    Майор встал и, подойдя к небольшому столу у дальней стены шатра, налил вино в бокалы.
    — Садитесь, Кийрам, — Браслов указал на свободный стул.
    Кийрам послушно сел. Браслов протянул ему бокал и, пошарив на столе рукой, вытащил какое-то письмо.
    — Я прошу вас не делать глупостей, когда прочтете.
    Кийрам смутился от такой прямоты, но потянулся за предложенным письмом.

    Командиру Холмового лагеря, майору Браслову.
    Майор Браслов, к вам вскоре должен прибыть капитан королевской гвардии Кийрам Ларопт, сын маршала Фрага Ларопта. С прискорбием сообщаем, что маршал Фраг скончался. Королевство потеряло не только короля Ролина Первого, но и гениального военачальника. Просим сообщить капитану Кийраму о смерти его отца. Сочувствуем.
    Кормо Раглик, камергер Илсариса.


    Кийрам трясущийся рукой опустил письмо и осушил бокал.
    — Еще? — заботливо спросил майор Браслов.
    Кийрам лишь кивнул и, когда майор налил вина, выпил еще один бокал.
    — Мне жаль вашего отца. Он был великим человеком. Я имел удовольствие служить с ним. И только благодаря маршалу обо мне знают не только собственные родители. Сочувствую.
    «Прощай наставник, — Кийрам осушил очередной бокал и молча вышел из шатра».
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: фэнтези от боевой до эпической, сказки » Наследие короля
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Валентина, Igor_SS, Ботан-Шимпо, трэшкин, Ва, Ellis, Karaken Гость