[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Замок дождя (5) -- (Иля)
  • Работа 3. [Вырезано цензурой] (3) -- (Ellis)
  • Цвет мечты (5) -- (Ellis)
  • Фильм на вечер (45) -- (Ellis)
  • Работа 2. Человеский фактор (4) -- (Ellis)
  • Работа 4. Школьная история. (1) -- (Ellis)
  • Работа 1. Запретный храм (2) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (1) -- (Verik)
  • конкурс "Школьная история" (66) -- (Verik)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: комедии, юмор, фанфики » Голодные игры (приквел-фанфик)
    Голодные игры (приквел-фанфик)
    EvansyeДата: Воскресенье, 04.12.2011, 23:55 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 8
    Статус: Не в сети
    Идя отличная от оригинала - отношения мальчик-девочка в рассказе не расктыры, но, думаю, он сможет понравится фанатам оригинальной трилогии, пускай и не всем. Это история о тех самых играх, которые произошли задолго до описанных в книге событий. Жанр скорее экшн, со своими интригами и сюжетными поворотами. Если вы дочитаете все до конца то, надеюсь, финал вас очень удивит.

    Пролог
    Риа

    По крайней мере, платье было красивым, это позволяло ей забыть о том, почему она тут. Риа вздохнула и села на кровать, рядом со своим новым нарядом, который ей оставили ее стилисты. Такие веселые, беззаботные бабочки, порхают вокруг нее, улыбаются и стараются сделать из нее красавицу. Риа любила быть красивой еще со школы. Для нее было обычным внимание противоположного пола и зависть одноклассниц. Ни у кого больше не было таких красивых золотистых кудрей. Она обожала длинные платья, но до сегодня она встречала такие только во снах, а то, что приготовили стилисты для предстоящего интервью, было просто замечательным. Она хотела покружиться в нем, забыться на миг, но ей не разрешили это сделать и попросили стоять смирно. И она стояла. Но даже отражение в зеркале, помогло ей отвлечься от словосочетания, которое было на устах у каждого жителя Капитолия. Голодные игры. На этой неделе.
    Ей тяжело было вспоминать прощание с семьей. Брат молил мэра отправить его вместо Риа, но против него говорили правила. Один парень, одна девушка, простая арифметика. Риа, к своему удивлению, была единственной, кто в семье не плакал. Наверно потому, что она ожидала, будто проснувшись утром, она усмехнется вслед этому неприятному сну. Но проснулась она в поезде, на мягкой постели, которая была лучше домашней. Но это не мешало ей на этот раз обхватить голову руками и разрыдаться.
    Потом к ней заходили какие-то посетители – мужчина в форме, убедившийся, что она на месте, быстро бормочущая женщина, имени которой она не запомнила и господин в костюме, который представился ее координатором. У двенадцатого района даже не было своего ментора, к местным трибутам приставляли координатора из Капитолия, который был обязан обучать их, хотя сам он не являлся победителем Игр. Менторами всегда становились победители прошлых игр, которые делились своим опытом с детьми родного района, которым «выпала честь» попасть на Игры. Она слышала, будто у Первого района целых три ментора, в то время, как за всю историю проведения Игр было двадцать три победителя, но двенадцатый район не побеждал ни разу. Данный факт делал ее шансы на победу еще более мизерными, если бы слово «победа» хоть раз закрадывалось в ее голову. Риа даже думать боялась о том, что она могла бы победить в этом состязании, а ведь это означало, что ей пришлось бы кого-то убить. Кошмар. Она взглянула тогда на свои руки и часто делала это сейчас. Смогут ли они отобрать жизнь у человека? На Игры редко попадали состоявшиеся убийцы, по крайней мере, официальной информации об этом не было: как там проводятся тренировки у карьеристов, никто не знал, может во время обучения им и предоставлялась возможность убить кого-то. Убить. В то утро Риа не могла думать ни о чем другом, кроме как об убийствах.
    Но затем был отличный завтрак, ведущая-щебетунья трещала о чем-то без остановки, Риа быстро подхватила ее настроение – девушке это легко удавалось. На какой-то миг она забылась, даже ее координатор улыбался, когда ведущая шутила, но напарник Риа снова навел на нее мрачные мысли. Внезапно, он резко встал из-за стола, покрыл всех бранью и удалился в свое купе. Ведущая была искренне ошарашена, вид координатора был вполне спокойным. Он пожал плечами и продолжил уплетать свой завтрак, а Риа так и продолжала сидеть молча. Им ведь абсолютно все равно. Для них это словно большой праздник, как Дни Урожая или Рождество. Только то, что на кону человеческие жизни им, похоже, сказать забыли.
    Риа видела записи старых игр и знала, что такие как она никогда не побеждали. Побеждали невинные, на первый взгляд девочки, но только на первый. Никогда не было такого, что бы не обидевший букашки за всю жизнь ребенок выходил победителем на этом фестивале жестокости. Но Риа стала замечать, что с каждым километром, который оставался позади, мысли о смерти стали пугать ее все меньше и она даже стала задумываться, а были ли они вообще? Вокруг царила действительно праздничная атмосфера, так почему бы не отдаться ей целиком?
    Когда они прибыли в Капитолий, Риа, первым делом, решила поближе познакомиться со своим мальчиком-напарником, но в этот вечер он не пустил Риа к себе в комнату. Она ничего не знала о нем, когда жила в своем районе, но когда их выбрали, Риа узнала, что зовут его Итан, но фамилия у него была слишком длинной и она пропустила ее мимо ушей. Это был худой парень, младше ее на два года. Он был угрюм и не особо красив - слишком большие глаза, маленький лоб, крючковатый нос и эти растрескавшиеся губы, да противные шрамы от прыщей, покрывавшие правую щеку. Характер у него был странный – большую часть времени Итан сидел молча в самом темном углу помещения. На тренировках он сидел и ничего не делал, во время обедов брал только суп и отварную зелень, не смотря на большой выбор разнообразнейших блюд. После двух дней пребывания в Капитолии Риа оставила попытки завести с ним дружбу, так как все они заканчивались неудачей.
    Но другие трибуты оказались куда более приятными собеседниками, хотя и не все. У каждого на костюме был вышит номер района и Риа знала, кто откуда родом. Они проводили почти все время вместе и она волей не волей начала даже отличать почти каждого по имени. В первый день на тренировке она познакомилась с удивительной парочкой из Пятого района, которые подходили ко всем и называли свои имена и обменивались парой слов. Риа хотела поговорить с ними побольше – девушка была приятной на вид, хотя и не такой красивой как Риа (по ее скромному мнению) и имела такой же светлый цвет волос. Парень был высок и худощав, но, переодевшись в спортивный костюм для тренировок, она отметила, что он обладает хорошим телосложением. Они оба улыбчивы и разговорчивы, их вовсе не заботит то, что ждет каждого трибута в недалеком будущем, они живут сегодняшним днем, не беспокоясь о грядущем. Итану стоило брать с них пример, Риа сказала ему об этом в тот же день, показывая на веселую парочку. Он лишь продолжал молчать, глядя в пол. Он не занимался на тренировках абсолютно ничем, к нему даже никто не подходил. Один раз Риа даже подошла к тренеру по фехтованию и попросила того предложить Итану свои услуги, но тот лишь сочувственно покачал головой и тихо сказал слова, который сильно расстроили Риа:
    - Ему это все равно не поможет.
    Вот и все. И Риа понимала, что тренер был прав.
    Но сама она старалась не унывать. Следующим ее знакомцем стал смуглый парень из одиннадцатого района, который на тренировках большую часть времени занимался бегом, наматывая круги по залу. У него была забавная прическа на голове, напоминающая большой черный купол. В ушах у него постоянно были наушники, потому он даже не сразу заметил Риа. Они быстро подружились ,и Риа предложила ему заниматься вместе, а он быстро согласился. Хотя он даже во время разговоров оставлял один наушник в ухе и не всегда слышал то, что Риа ему говорила и это ее слегка раздражало. Звали его Томасом и он оказался тоже младше ее – оказалось что ему всего четырнадцать. Она и не ожидала другого ответа – в Томасе было чуть более полутора метров росту и, хотя прическа делала его чуточку выше, взрослым он вовсе не казался. Но он был добр и отзывчив, любил животных, правда отдавал предпочтение собакам перед кошками, в отличии от Риа. Они быстро нашли общую тему, рассказывая друг другу истории о своих домашних питомцах: у Томаса был симпатичный подслеповатый пес по кличке Друг, который часто попадал в курьезные ситуации.
    Вместе они во время ужина завязали еще знакомства с трибутами, схожими с ними по характеру. Томас познакомил Риа со своей землячкой из одиннадцатого района – такой же смуглой как он, но очень высокой девушкой по имени Кола. У Колы были красивые длинные волосы, которые она каждый день намазывала маслом так, что они постоянно блестели, а при свете ламп в обеденном зале это особенно бросалось в глаза. В этот же день к ним подсела ужинать ранее встреченная Риа пара из пятого района – Алан и Хезер, так их звали. Алан махнул рукой кому-то из вошедших, и к ним присоединилось еще четверо трибутов: пара из девятого района, широкоплечая девушка из седьмого и растрепанный заикающийся мальчишка лет одиннадцати, родиной которого был третий район. Девятые оказались такими же интересными собеседниками, помногу молчавшими в начале, но потом они влились в разговор и даже стали подшучивать над остальными. Широкоплечая девушка назвалась Рондой и отец у нее был лесорубом. Она много знала о деревьях и постоянно говорила о них, когда выдавался случай. Она утверждала, что сможет разрубить бревно в полметра толщиной с одного удара. Мальчик из девятого по большей части молчал, но никто его особо не доставал расспросами, а Риа было как то даже жаль его. Звали его Чарли. Пытаясь завязать с ним беседу, Риа как-то спросила, что его интересует больше всего в жизни. Мальчик сразу просиял и заявил:
    - Компьютеры!
    Затем он начал ей что-то с энтузиазмом рассказывать, Риа честно слушала и кивала, но через несколько минут быстро забыла все его слова.
    Вот так они и дружили: напарники Ронды и Чарли были такими же молчаливыми и замкнутыми, сильно переживавшими о том, что выбор пал на них, посему они с ними особо не общались. Риа постепенно стала присматриваться к другим трибутам, ища возможность найти контакты и с ними.
    Карьеристов как обычно представляли ребята из первого, второго и четвертого районов, тех что были богаче всех на победителей. К играм их готовили с самого детства, потому их и стали так называть. Ведь победитель получал хороший приз и до конца жизни оставался почетным гражданином, не знавшим никаких нужд. В прошлом году турнир выиграл высокий голубоглазый парень из второго района и поговаривали, будто нынешний представитель этого округа – его родной брат. Карьеристы держались особняком, и у Риа не было возможности поговорить с ними. Те, в свою очередь, с ней на контакт особо не шли. Но вот с другими они охотно общались и Алан рассказал Риа, почему это происходит. Во время Игр трибуты обычно формируют альянсы, которые в той или иной степени позволяют им избавляться от других претендентов на лавры победителя и вместе проходить через беды, которые им подкидывает меняющаяся с каждым годом арена.
    - Но как же они потом избавляются друг от друга? – удивленно спросила Риа. – Они ведь проходят через столько вместе, неужели им не тяжело?
    Алан лишь горько усмехнулся.
    - В отличие от нас с тобой, они к этому готовы с рождения.
    Риа его слова поразили до глубины души, но виду она старались не подавать.
    В тренировочном зале она проводила время за вязанием узлов вместе с Джерри и Пенни, ребятами из девятого района. Потом она бегала вместе с Томасом и изучала механизмы вместе с Чарли, хотя последнее ей давалось с трудом. Тут она заметила, как один из карьеристов, низкий и приземистый, но очень крепко сложенный парень с рыжими растрепанными волосами, пристает к напарнице Чарли с какими-то расспросами. Она в ответ больше молчит, чем говорит. Парень повышает голос, а затем, фыркнув, удаляется прочь, разводя руками, когда самый высокий и пугающий на вид из карьеристов, парень из второго района, задает ему какой-то вопрос.
    - Завербовать хотел, - сказала Пенни. – Она довольно смелая девушка, раз отказалась. Я бы на ее месте согласилась, - сказала она тихо, что бы Джерри не услышал.
    - Получилось, - весело воскликнул Джерри, показывая Риа не совсем правильно завязанный узел. Она лишь улыбнулась ему в ответ, не желая его расстраивать – они с Пенни были такими же грустными как Итан до тех пор, пока ребята из пятого не вдохнули в них жизнь, создав свою компанию товарищей.
    Компанию товарищей по несчастью, вдруг подумала Риа. Неужели Алан и Хезер хотят создать такой же альянс, как и карьеристы и дать им отпор? А потом они предадут их и начнут убивать одного за другим тех, с кем недавно делили пищу и кров. Риа тряхнула головой, отгоняя эти мысли. Об этом глупо думать. Это для нее последние спокойные дни и не стоит проводить их в таких мрачных думах. Тем более, если бы пятые хотели сформировать альянс, им бы стоило обратиться к куда более сильным трибутам, обладающих хоть какими-то способностями. Из их компании только Алан и Ронда имели хорошую физическую силу, но Риа сама видела, как ловко Хезер управляется с сетью, как она умело ставит ловушки и как быстро решает логические задачи. Она умная, сомнений никаких нет.
    Глава карьеристов что-то громко объяснял рыжему, тот отвечал еще громче и они чуть-было не подрались. Затем рыжий снова отправился по тренировочному залу, кого-то выискивая. Подошел он к огромному парню из десятого района, того, на которого Риа боялась смотреть, так как у него было сильно обезображено лицо. Алан рассказывал Риа о нем. Это сын мясника и свои раны он получил от своего безумного отца, который порезал его ножом. Толком эту историю Алан не знал, а громилу, которого звали Вольфрамом, никто о подробностях спрашивать не спешил. Рыжий, очевидно, собирался завербовать и его, но снова столкнулся отказом. Тогда он попытался схватить Вольфрама за грудки и втолковать ему что-то в более грубой форме, но сын мясника среагировал мгновенно и с размаху ударил его своим лбом прямо в переносицу. Рыжий же мигом потерял сознание, а из его разбитого носа обильно вытекала кровь. В сторону потасовки быстро кинулись две группы: охранники и карьеристы. Часть первых остановила вторых, которые хотели прорваться к Вольфраму и изувечить его, другие стражи порядка оттащили рыжего прочь в лазарет и вывели из зала самого Вольфрама. Риа заметила, как глава карьеристов провел по своему горлу большим пальцем, так что бы Вольфрам это видел. Лицо сына мясника оставалось таким же невозмутимым.
    К недовольным карьеристам внезапно подошла среднего роста немиловидная девушка, на форме которой Риа разглядела цифру шесть. Эта девчонка густо подводила губы черной помадой, имела на плече странную татуировку, изображавшую неведомый Риа символ, а сама она была совершенно лысой и казалась Риа дикой. Она наблюдала за ней всего пару раз – большую часть времени Лысая из шестого проводила за стендом с метательными ножами, метко посылая в цель один снаряд за другим. Похоже, она не стала ждать того, когда карьеристы ее завербуют, а решила взять дело в свои руки.
    Другие дни были похожи друг на друга, но тянулись они быстро, так как Риа нравились ее новые друзья. Пускай, Джерри был неловок, Пенни тайно мечтала присоединиться к карьеристам и учинить на поле боя кровавую баню, Томас слушал свою музыку даже во время разговора, Ронда была глуповата, а Чарли был вообще еще ребенок, и беседовать с ним не было особо интересно. Только девушка из одиннадцатого района по имени Кола была без видимых недостатков, но Риа проводила с ней меньше времени, потому что та была старше. Но они были с ней. Ее друзья. Каждый необычный, разносторонний и не похожий на ее прежних товарищей из двенадцатого района. Сначала Риа думала, что единственным ее другом в этом месте сможет стать Итан, но о нем она почти не вспоминала.
    Во главе их компании стояли Алан и Хезер – настоящие заводилы, которые были цементом, скреплявшим их дружбу. Они шутили, придумывали для друзей забавы и всячески старались сделать пребывание в Капитолии более интересным и не таким унылым. Когда Риа ложилась в постель, вдалеке от друзей, которые могли занять ее мысли разговором, в голову ей закрадывались семена плохого настроения, напоминавшие ей о кровавом побоище, которое случится скоро. Но потом она вспоминала текущий день, плохие мысли отступали и ей снились хорошие сны.
    В очередной день тренировок она, наконец, заметила, что карьеристы почему-то занимаются не в полном составе. Раньше она не придавала значения тому, что парень из первого района тренируется отдельно от них, но теперь это ее насторожило. А вдруг, он не такой грубый и страшный как другие? И вообще не с ними. Какое-то время она перебарывала свою нерешимость, а затем зашагала в его сторону, игнорируя оклики Джерри и Пенни, с которыми снова вязала узлы.
    Парень из первого района постоянно делал одно и то же – молотил боксерскую грушу своими кулаками, время от времени, уворачиваясь от ударов невидимого соперника. Вчера он предложил спарринг Вольфраму, но не смог побить его, хотя сын мясника и пропустил уйму ударов. Риа с интересом наблюдала за тем поединком в компании Томаса и они даже каждый поставили на разных бойцов. Риа поддерживала Вольфрама, за его храбрый поступок по отношению к рыжему наглецу из четвертого, Томас же восхищался движениями его противника. Но никто не победил – Вольфрам плохо отражал атаки, а сам никак не мог достать соперника, но ему, казалось, было все равно, он словно был сделан из камня. Наконец, парень из первого опустил кулаки и предложил завершить поединок ничьей. Вольфрам спокойно согласился и зашагал прочь, даже не пожав протянутую руку.
    - Привет! – выпалила Риа.
    Он перестал колотить свой спортивный снаряд и медленно повернул свое лицо в сторону Риа. Он был привлекательным и сильным, но он все-таки из района карьеристов. Их готовят убивать и он плохой человек. Риа не должна была говорить с ним. Он ведет себя вполне адекватно, не кричит на всех как парень из второго или не ведет себя так нагло как рыжий. Но он рос в таких же условиях, как и они.
    - Здравствуйте, красавица, - спокойно сказал парень, вытирая взмокший лоб полотенцем. По его лицу скользнула тень улыбки.
    Риа залилась краской, но все-таки спросила, как можно более сдержанно:
    - А меня Риа зовут.
    - Энгелберт, - поддельно-торжественно заявил он, вытягивая руку. Риа это развеселило и она улыбнулась. – Но можно просто Энги, мне бы не хотелось, что бы ты сломала язык, произнося это имя. Чем могу быть обязан появлению столь прекрасной дамы?
    Он бесцеремонно подошел к Риа и аккуратно взял между пальцами один из ее локонов. Риа кокетливо улыбнулась и аккуратно высвободила волосы из его рук.
    - Хотела спросить, а правда ли то, что ты не дружишь с карьеристами?
    - Правда, - кивнул он, делая красивую улыбку еще шире. Боже, да он настоящая прелесть!
    - Может, ты бы стал тогда дружить с нами? Там есть я, Кола, Томас, Алан и Хезер, Джерри и…
    - Постой, - сказал он, поднимая руку. – Знаешь, зачем я бью эту грушу?
    - Не знаю.
    - Я хорошо владею мечем, копьем и луком. Я в отличной форме и мне не нужно махать этими снарядами лишний раз, что бы вспомнить, как ими пользоваться. Но рефлексы затупляются. Ты всегда должен быть готов. Отразить удар, увернуться от стрелы, среагировать на предательски дрогнувший голос лжеца. Все для того, что бы быстро убивать. Зачем тебе так хорошо запоминать имена тех, кого тебе придется убить, Риа?
    - Я не собираюсь их убивать, - неуверенно пробормотала она, пятясь.
    - А зря. Ты красивая девочка, Риа. Но у тебя, к сожалению, нет никакого будущего.
    Он харкнул ей под ноги и вернулся к своему прежнему занятию.

    Случай с Энги выбил Риа из колеи, да и остальные ее друзья уже не выглядели такими беззаботными, когда до начала Игр осталось всего два дня. Глаза Пенни каждым утром были красными – она плакала всю ночь. Джерри обращался с узлами крайней неуклюже, его руки дрожали. Кола и Томас почему-то держались особняком и больше времени проводили со своим ментором – высоким длинноногим мужчиной, который, не смотря на то, что был в годах, выглядел очень спортивно. Риа очень жалела о том, что их координатор не такой как он. Этот работает с ними только для галочки, ему абсолютно все равно, выживут Риа с Итаном или нет. Ронда, эта широкоплечая лесорубка, переметнулась в стан карьеристов, прямо перед презентацией для организаторов Игр, которая предстояла этим вечером. Алан и Хезер очень расстроились ее уходу, но делать было нечего – Глория пропала для них навсегда и больше они с ней не заговаривали.
    Так и настал вечер презентации. Риа была последней – ее ввели в просторный зал, напоминавший копию тренировочного, и предложили ей показать то, чему она успела научиться в Капитолии за время пребывания в нем. Ей было противны эти люди. Прав был Итан – они безразличны. Смотрят на нас, как на животных, оценивая нашу пригодность. Но Риа не была достаточно смелой, как он, что бы сказать им все в лицо. Она попробовала завязать несколько узлов, попыталась рассказать об устройстве радио, хотя это у нее получилось плохо, а затем скопировала голоса птиц, так как она неплохо пела в детстве, и ей казалось, что у нее получится. Организаторы не выглядели впечатленными, и один из них пренебрежительным жестом дал ей понять, что она свободна.
    Вечером она смотрела результаты с большим интересом. Три карьериста получили десятку из двенадцати возможных баллов, а двое – рыжий наглец и девушка, оба из четвертого района – удостоились одиннадцати. Все друзья и знакомые Риа получали от двух баллов до семи, - высокая семерка досталась Алану и Хезер, а низший достался Пенни, которая, как Риа казалось, на презентации просто плакала и ничего не показывала. Сама Риа получила целую четверку, а самым худшим из трибутов оказался ее напарник Итан, который получил единицу. Возможно он снова ругался плохими словами, когда его завели в тренировочный зал? Когда туда вошла Риа, как раз после него, организаторы не выглядели очень довольными. Широкоплечая Ронда получила целых девять баллов и Алан разочарованно покачал головой, когда увидел ее результат. Неприятный знакомец Риа, парень из первого района со странным именем, который поразил ее своей жестокостью оказался так же где-то в середине с шестью баллами. Это даже немного развеселило Риа – он вел себя так круто, но при этом недалеко ушел от нее самой. Вольфрам, кстати, тоже не оправдал ожиданий и получил всего на балл выше, чем Энги. Высшей же оценки удостоилась только одна персона – некрасивая лысая девушка из шестого округа.
    Интервью проходило для Риа в смазанном виде. Она плохо понимала то, где находится и что все эти люди от нее хотят. Платье было восхитительным, стилисты на этот раз разрешили ей покружиться в нем и каждый из них выдал умилительный стон, когда Риа начала это делать. Но мрачные мысли снова накатились на нее, когда Риа ввели в зал, заполненный людьми. Эти тоже смотрят на нас, как на зверей, подумала она. Кто-то из трибутов весело шутил и развлекал публику с беззаботным видом, когда ведущий задавал вопросы, кто-то угрюмо молчал как Вольфрам, Итан же наотрез отказывался отвечать на какие либо вопросы и ведущий быстро сдался и не стал к нему более приставать. Публика тепло приветствовала рыжего наглеца, который вел себя словно душка, а потом напряженно охала, жалея пару из восьмого района – брата и сестру с трогательной историей. Девушку выбрали на жребии, но, как только прозвучало имя парня, который должен будет представлять этот район, заменить этого человека вызвался ее собственный брат. Сам он поклялся защищать сестру и со своей помощью сделать ее победительницей, даже если ему придется отдать за это свою жизнь. Прямо за спиной у Риа сидел Энги и как только парень из восьмого закончил, Энги нагнулся и прошептал на ухо Риа:
    - Даже если придется отдать за нее свою жизнь, - сказал он, передразнивая Эрика, бедного брата девушки из восьмого, которую звали Оксана. – Да ему точно придется сдохнуть, если он хочет видеть ее среди победителей. Это же и так ясно.
    Риа проглотила комок, который встал в горле.
    Ночью она сама, не зная как, оказалась на последнем этаже здания, в котором они жили. Риа смотрела через окно на прекрасный и светлый город, красиво переливавшийся разнообразными красками и оттенками. Она так хотела тут жить той жизнью, о которой ей рассказывали стилисты – когда самым большим беспокойством в твоей жизни является не вопрос о пропитании себя и семьи, а твоя внешность и то, что о тебе подумают другие, если ты наденешь что-то не то. Внезапно, к ней подошел Томас и сел рядом.
    - Йо, - сказал он, кладя руку ей на плечо. – Тоже не можешь уснуть?
    Риа молча кивнула. Ей не хотелось с ним говорить – все равно слушать не станет, из-за своей музыки. Но к нее удивлению, Томас снял наушники при ней и стал так же смотреть на город.
    - У тебя есть семья? – спросил он.
    - Старший брат и две младших сестры. Сестрички не участвовали в жребии – они еще слишком малы. Брат хотел заменить меня, но правила не позволяли ему так поступить, да и мать бы его не отпустила – он хорошо зарабатывает на шахте, отец бы не прокормил семью сам.
    - У меня три старших брата. Одному двадцать пять, но среднему восемнадцать и он силен как бык, - Томас вдохнул. – Если бы хоть кто-то из них был похож на твоего брата или на Эрика… Никто из них не встал за меня, никто. Они воротили взгляд. Даже не прощались со мной толком. Они знали. Знали, что я умру и не хотели встать на мое место, - на его глазах выступили слезы, а руки крепко сжались в кулаки.
    Риа посмотрела на него. Жалкий, унылый Томас. Жалеет себя. Он ведь был на сто процентов уверен, что братья будут его прикрытием. Старшие часто вызывались идти на Игры вместо своих младших родственников, не только братья, даже кузены. Редко когда было иначе. В районах семейные узы были настолько крепкими, что даже друзья вызывались на замену друг другу. Томас явно не ожидал, что он вообще когда либо будет участвовать в играх, ведь у него было три сильных старших брата. Наверно, потому он вообще не следил за собой – низкий, маленький и хилый.
    - Мой ментор – выиграл одиннадцатые Голодные игры убив всего одного человека. Он был быстр, ловок и отлично бегал. Как я, - Томас шмыгнул носом. – Я буду как он, только не таким трусом. Когда я убью всех, - сказал он тяжелым голосом. – Я вернусь в свой район победителем и откажусь от семьи. Они не получат ни копейки, слышишь? Ни единой копейки от моего выигрыша!
    Он взял Риа за руку, но она вывернулась. Ей было страшно.

    - Первым делом не лезь в схватку, - говорил координатор. – Ты слаба, вряд ли сможешь кого-то побороть. Помнишь, кто оказался ниже тебя на предварительном показе? – Риа покачала головой и координатор закатил глаза, поражаясь ее тупости. – А стоило бы. Ты бы смогла точно знать, кого ты смогла бы, в случае чего… эм… убрать с дороги и захватить их ресурсы, например. Когда окажешься у Рога Изобилия, не старайся достичь его центра. У тебя не получиться. Хватай то, что находиться в радиусе двух, максимум трех, метров от тебя и проваливай прочь. Советую сразу отметить, где находится еда и теплая одежда. За оружием не гонись, близко его не будет. Вы с Итаном получили очень низкий балл, но я постараюсь найти вам спонсоров, - солгал он, что бы ее утешить. – Ну, вот и все. Удачи.
    И он вышел. Голос его звучал спокойно и безразлично, как всегда. Он мог бы все-таки напомнить ей, кто же оказался ниже ее по баллам презентации, но он этого не сделал. Но Риа не нуждалась в словах координатора, у нее уже был план действий. Точнее не у нее, а у Алана и Хезер. Они собрали всех утром и рассказали, что и как нужно делать. Сказали, что соберут припасы сами, никому не нужно рисковать и лезть в центр сражения, которое точно будет у Рога Изобилия. Им нужно держаться на безопасном расстоянии, собравшись в кучу, но не отходить далеко от ребят из пятого района, а потом они вместе улизнут прочь. У них был свой маленький альянс, не сильный, но и не слабый, все-таки. С Рондой у них было бы больше шансов, но их все равно достаточно много. Алан и Хезер, Томас и Кола, Джерри и Пенни, Чарли. Риа хотела сказать Алану, что Томас готов их предать, но передумала.
    Цилиндр опустился и Риа оказалась в стеклянной капсуле. Она надеялась, что хоть кто-то из ее веселых стилистов щебетунов придет ее проводить, может ведущая Голодных Игр, которая старалась поддержать и развеселить каждого из участников, а возможно придет тренер по вязанию узлов, с которым она провела так много времени. Она даже спела ему раз, а он улыбнулся.
    Но никто не пришел.
    Риа почувствовала, что начинает подниматься. Вскоре, она оказалась у Рога Достатка. Вокруг нее были странные высокие каменные и пластиковые сооружения, напоминавшие лестницу. Земля была покрыта короткой зеленой травой, кое-где размеченная белыми полосами. Она вспомнила, что видела такую конструкцию на картинках из старых книг. Когда-то давно тут проводили спортивные состязания – командные игры с мячом, соревнования по легкой атлетике, иногда концерты. В центре прямоугольного травяного поля стоял сам Рог Изобилия – большая полусфера с полочками, на которых расположились разнообразные припасы – оружие, рюкзаки, фляги, пластиковые коробки с едой и прочее. На травяном поле так же находились какие-то предметы, но Риа не обращала на них внимания. Ее гораздо больше интересовало местоположение Алана и Хезер.
    Трибутов перемешали, но Джерри и Пенни, да Алан с Хезер оказались очень близко друг к другу, относительно рядом с ними была и Кола, но ее фигуру Риа не видела, так как ее скрывал Рог. Риа, Томас и Чарли оказались на противоположной стороне от своих лидеров. Вон там стоит Итан. Сгорбленный, весь дрожит. Риа к своему ужасу поняла, что он тоже умрет, если она не попытается помочь ему и убедить Алана принять его к ним в команду. Карьеристы точно порвут его. Она решила, что первым делом побежит, так быстро как только может и схватит его за руку. А потом поведет, он ведь младше ее на целых два года и точно слабее, к Алану, пускай даже силой.
    Вдруг прозвучал гонг и стеклянный цилиндр исчез, а Риа оказалась на свободе. Но вокруг начался такой хаос – кто-то громко закричал, девушка из третьего, которая стояла по правую руку от нее, упала на колени и стала громко рыдать, обхватив голову руками. Риа потеряла Итана, Алана и прочих из виду, пред глазами встала кровавая пелена. Она очнулась и кинулась к первому предмету, который был ближе всего к ней. Рюкзачок, на вид чем-то заполненный. Тут перед ней оказался парень, со смутно знакомым лицом. Они вместе ухватились за рюкзак. Риа поспешно убрала руку, что бы не злить его, но, тем не менее, выпалила:
    - Энги, помоги мне! Я потерялась! Я хочу, что бы…
    Договорить она не смогла, так как услышала свой протяжный стон. Почему ей так больно? Риа повалилась на спину, инстинктивно схватившись за живот. На тело навалилась слабость, звуки смазались в одну сплошную какофонию.
    Кто-то в суматохе наступил Риа на ногу, но она этого уже не почувствовала, так как жизнь покинула ее тело.
    Глава 1
    Оксана

    Добавлено (04.12.2011, 23:55)
    ---------------------------------------------
    Глава 1
    Оксана
    Свободной рукой он крепко сжимал ее руку и Оксана ощущала даже некоторый дискомфорт. Но она не смела перечить Эрику, все таки его можно было понять. Кто знает, насколько сильно болит его рана? Возможно, он не контролирует свой хват именно по этой причине.
    Одной рукой он крепко держит сестру, вторую прижимает к животу и там растекается кровавое пятно. Можно подумать, что он ранен в живот, но все намного хуже. Получить ножом в правую ладонь в самом начале Игр – очень плохой знак. Если ты не левша, конечно. Оксана знала, что он это понимает. Он слишком любит заглядывать в будущее, продумывать свои действия на несколько шагов вперед. Рана ужасно кровоточила, лицо Эрика скорчила гримаса боли, но он продолжал тащить ее вперед, между этими низкими каменными зданиями по направлению к большой стене, которая возвышалась впереди. В своей свободной руке Оксана держала сумку и все продолжала гадать, какие же припасы там скрываются. Даст Бог, там будут бинты.
    Вот они и дошли до стены. Она была прямой и гладкой – никакого шанса, что бы вскарабкаться на нее и вырваться на свободу. Оксана бросила взгляд себе за спину. Погони не было, но ее и не стоило ожидать – карьеристы сначала занимают Рог Изобилия, осваиваются и только потом начинают свою охоту. Арена была очень похожа на какой-то заброшенный город, но двери почти во все здания были заперты, окна заколочены крепкими стальными листами, а вместо асфальта землю покрывал глубокий мягкий песок, на котором оставались четкие следы.
    Эрик раздраженно ударил кулаком о стену и потащил Оксану за собой вдоль нее. Но сестра воспротивилась и громко заявила:
    - Сначала нужно обработать твою рану!
    - Нет времени, - бросил он, прилагая больше силы, что бы потащить ее за собой. В голосе его чувствовалось напряжение и… боль?
    - Как ты собираешься меня защитить, если рухнешь на землю от потери крови? Ты хочешь потерять правую руку, позволив ей загнить? Или ты успел стать левшой?
    Эрик громко вздохнул, но он понял, что сестра была права. Он убрал суку с живота и, морщась, посмотрел на свою ладонь.
    - Сука, - пробормотал он едва слышно, но Оксана знала, кого он имел в виду.
    Она распахнула рюкзак, но ее ждало разочарование. Она ожидала увидеть бинты, но вместо этого там оказался пакет с сухарями, набор гвоздей и спички. Хорошие ресурсы дня начала, но не то, что ей нужно. Она отрицательно покачала головой, когда Эрик вопросительно взглянул на нее. Целой рукой он забрал у нее рюкзак и спокойно осмотрел содержимое. Потом он снял с себя куртку и принялся стягивать футболку.
    - Окси, помоги мне, - сказал он, когда понял, что не справится без ее помощи. Она поняла, что он хотел. Они быстро угадывали желания друг друга. Когда Эрик избавился от футболки, Оксана начала аккуратно рвать ее по швам на лоскуты, помогая себе самым большим из гвоздей, протягивая потом изувеченную ткань Эрику. Тот принялся заматывать свою рану тканью, и скоро кровотечение удалось остановить.
    Неиспользованные лоскуты Оксана уложила обратно в сумку, а Эрик остался в одной только куртке. На животе у него отпечаталось кровавое пятно, но более никаких ран на нем не было. Тут то и прозвучали выстрелы, извещая о том, что бой у Рога Изобилия завершен. Даже не будучи пророком, каждый из них знал, кто одержал победу.
    - Лишь пятеро? – хмыкнул Эрик. – В этом году все происходит как-то медленно.
    Оксана вздохнула. Она лично видела, как убили двоих. И как чуть было не прикончили Эрика. Ее сердце тогда провалилось куда-то глубоко, а из грудей вырвался крик. Но все обошлось. Пока.
    - Кого ты видела? – спросил Эрик. Пока он пытался собрать припасы, Оксана должна была наблюдать за ареной и следить за тем, кто вышел из игры.
    - Блондинка из двенадцатого и ее соседка. Кажется, та пугливая из третьего. Их убил Одиночка. Дальше мы уже сверкали пятками, после того как ты получил рану.
    - Кажется или точно пугливая из третьего? – спросил Эрик.
    Они не запоминали имена каждого из участников, вместо этого давая им клички, иначе был риск получить хоть какую, но все-таки привязанность. Эрик был решительно настроен выиграть эти игры, но он не был безжалостным ублюдком, таким как карьеристы или тот веселый парнишка из пятого, который собирал себе команду слабаков. Они ведь все должны будут убить своих союзников, когда-нибудь, после. У них с Оксаной ситуация совсем другая.
    - Точно, - кивнула Оксана. – Эта была пугливая.
    - Я видел как прирезали парня-лесоруба, - спокойно сказал Эрик, поглаживая бинты на руке. – Убит Фениксом.
    Феникс был рыжим наглецом из четвертого района, а кличка, данная ему Эриком, по счастливой случайности, позже оказалась его настоящим именем. Он владел техникой обращения с булавой и щитом, умел быстро ставить палатки и отлично плавал, как и все жители четвертого округа. Он даже получил одну из высших оценок и Эрик искренне недоумевал, почему он ходит под Охрой – парнем из второго района, взявшего шествие над карьеристами.
    - Итого, с тремя мы разобрались. Пешки, - сказал брат. – Кто бы могли быть оставшиеся двое? Подумай, Окси, как я тебя учил.
    - Ну, слабых осталось достаточно много, - сказал Оксана задумываясь. Она не думала, что при таком малом количестве жертв, мог умереть кто-то из фаворитов. – Я бы поставила на слабака из двенадцатого, слабака из шестого, мальчиков из одиннадцатого и третьего. Они совсем мелкие. Думаю, как-то так.
    - Плохо думаешь, - хмыкнул Эрик. – Я почти уверен, что умер свинопас.
    - Почему ты так считаешь? – спросила Оксана.
    Вместо ответа Эрик показал ей свою раненную руку, а другой он крутил нож, недавно побывавший в его плоти.
    - Подарок от Л

     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: комедии, юмор, фанфики » Голодные игры (приквел-фанфик)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Igor_SS, Иля, трэшкин, BatGoabab, Hankō991988 Гость