[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • конкурс "Школьная история" (64) -- (Аванэль)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • музыка помогающая творчеству (146) -- (Иля)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: триллер, ужасы, мистика » Членистоногое (В качестве эпиграфа: «Всё сложно» (c) vk)
    Членистоногое
    VASEXДата: Вторник, 28.10.2014, 00:01 | Сообщение # 1
    Адепт
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 201
    Статус: Не в сети
    Последние сообщения в твиттерах Холли Брукс и Анжелики Лоуренс гласили, что девчонки собираются посетить новый торговый центр. Судя по записям с камер наблюдения, они до вечера гуляли по комплексу, мерили одежду, выпивали молочные коктейли в кафе. Домой они так и не вернулись. На парковке рядом с торговым центром нашли два бумажных стаканчика из-под «пепси» с их отпечатками пальцев. На этом зацепки у полиции заканчивались.
    Спустя десять дней заявление о пропаже двух подростков официально вступило в силу. Их фотографии показывали школьным друзьям, печатали на пакетах с молоком, крутили по местным новостям и расклеивали на столбах, обещая вознаграждение за любую информацию. Когда прошло две недели, в их твиттерах начали появляться абсурдные сообщения: «Я часть тварения», «Новый фильм Жеррарда Ишвары будет лутшим фильмам эвар!», «Глядим на юга-васток!» и так далее в таком духе. Полиция и родственники сочли это за шутки друзей.

    - Они не первые исчезли в этом «бермудском факин треугольнике», - сказал агент, очерчивая красным маркером круглую территорию на карте города. – Факин заявления о пропаже людей поступали ещё с начала факин осени. Неизвестно точно, сколько здесь исчезло к сегодняшнему дню, пока между ними не провели факин связь. Но наверняка это связано с факин павильоном Ишвары, где он снимает новый факин фильм.
    Боул пытался придать себе умный вид, подперев подбородок кулаком и старательно слушая агента. Но глаза его слипались, а пересохшее горло требовало чего-нибудь крепкого. Он сидел на скрипучем стуле в скупо освещённом кабинете. ФБРовцы арендовали этот офис – почти на территории так называемого «бермудского треугольника». Агентов было двое – типичные люди-костюмчики, правда, снимавшие пиджаки и ходившие по помещению в насквозь мокрых от пота рубашках – кондиционер они с собой не прихватили. Один из агентов – более полный - всё время спал за столом в углу офиса. «У него была трудная факин ночка» - пояснял второй. Второй беспрерывно тараторил, явно проявляя к своей работе интерес. Он по памяти цитировал документацию, прекрасно разбираясь в вопросе. Вышагивал перед Боулом из стороны в сторону, не смолкая ни на минуту. И обильно посыпая речь матами.
    - Из других «похищенных»: Рэй Оуэн, факин бизнесмен, любивший бегать ранним утром по факин набережной вокруг залива; Санни Браун, факин собачница средних лет, пропала вместе с двумя факин лабрадорами; влюблённые голубки – Джон и Олли, которые уже должны были вернуться назад в факин Англию, а их всё нет; Винсент Бронсон, который, по всей видимости, ошибся дорогой и не туда заехал – его факин автомобиль нашли на стоянке перед факин павильоном; Ральф Хишберн и его факин нянька, выгуливающая богатого старца в инвалидной коляске. Хишберн носил факин кислородную маску из-за проблем с факин лёгкими. Его ежедневно пичкали тоннами факин лекарств, так что он имеет меньше всех шансов на выживание при факин похищении. Ну и много факин других. Все потенциальные «жертвы» ничем не связаны, кроме так называемой – географии факин исчезновения. Все пропали в относительной близости факин павильона №17, где Ишвара занят съёмками нового факин фильма.
    В центре карты, висящей на стене, находился вытянутый островок – Петтилэнд – длиной в милю, шириной в пару сотен метров. Там разбросались несколько офисных зданий и павильонов, часто используемых киношниками из Голливуда. Их привлекали пейзажи Южной Дакоты, в частности – скала со всемирно известным барельефом из четырёх президентов США, высеченным прямо в склоне горы Рашмор.
    Островок соединялся с остальной землёй – длинным мостом, на котором с недавних пор стояли полицейские и проверяли любой въезжающий и выезжающий транспорт.
    На этом острове осел Фреддерик Ишвара.
    - Что мы хотим лично от вас, Боул Андерсон? – спросил агент, закуривая очередную сигарету. – Думаю, вы уже догадались.
    - Разнюхать всё, что можно, внутри павильона, - вздохнул актёр, протирая глаза. - Разузнать побольше о делах Ишвары.
    Агент похлопал в ладоши.
    - Рад, что вы схватываете всё на лету.
    - Боюсь, что вы не первые, кто ко мне обращается по подобному вопросу. – Боул поднялся, начав собираться. – Ишвара всех интересует – и полицию, и журналистов. Но он это тоже понимает. И вряд ли он будет со мной открыт так же, как со своей остальной командой – с проверенными людьми. Вам бы следовало обращаться не ко мне, а…
    - Мистер Боул, - остановил его агент. – Вы не понимаете. Мы – не факин полиция и, тем более, не факин пресса. Нам не интересно, что курит, нюхает или чем колется скандальный факин режиссёр в свободное время, нам не нужна информация о его деятельности в области факин кино. Мы корпим над делом о похищениях факин людей, и неужели вы готовы с этим смириться, если работаете на возможного факин преступника?
    - Почему бы нет, если он хорошо платит, - улыбнулся Боул.
    - А кто сказал, что плохо платим мы? – Агент открыл блокнот и начал рисовать нули.

    Наблюдать – не легко, легко – не наблюдать. Похоже, что от каждого глотка пива Томпсон становился всё филосоватее и филосоватее. Он смял очередную жестяную банку и бросил через плечо в гору мусора. Давненько он не выбирался из своей колымаги: здесь уже воняло, как в аду, и завелась мошкара. А Томпсон всё ел, пил и фотографировал людей на улице через окна автомобиля.
    Он собирался раскрыть тайну Ишвары, чтобы прославиться. Поймать его за грязными делишками. Запечатлеть, как тот похищает людей для своих безумных фильмов. Ну или насилует и пожирает бомжей. Что угодно, лишь бы на этом можно было заработать.
    Фотограф сотрудничал с несколькими глянцевыми журналами и вёл свой блог. Там уже пару месяцев не было новых записей. Он всё пытался состряпать разоблачительную статью об Ишваре, но пока судьба не подкидывала ему весомых доводов.

    Ишвара скрывал лицо чёрной дощечкой. Он держал её перед собой всё время за продолговатую ручку, когда находился вне своего бронированного «кадиллака» или павильона №17. Так он высмеивал нападки СМИ: его лицо некоторые телеканалы и газеты скрывали чёрным цензурным прямоугольником.
    Этого добились многочисленными жалобами люди, которые столкнулись с неподтверждённым гипнотическим воздействием фильмов Ишвары. Обезумевшие зрители частенько творили странные вещи: от неадекватного поведения в общественных местах вплоть до самоубийств. Фильмы Ишвары были запрещены почти во всех странах мира. В России из-за него даже ужесточили борьбу с интернет-пиратством.
    Его лицо также вызывало головную боль. Адвокаты Ишвары подавали иски от его имени и выигрывали дела по притеснению личности независимого режиссёра. Но СМИ продолжали прятать его внешность, внимая жалобам людей. Некоторые психологи находили разумные объяснения, почему все так боятся одного вида Ишвары, - это касалось и неправильных черт лица, и необычайно пронзительного взгляда, который не без оснований называли безумным. Тем не менее, шумиха здорово прославила творца, сделала его фильмы популярными. Каждый хотел проверить себя – поддастся ли он гипнозу? Враки ли это?
    «В факин Сенате запретили полиции и факин репортёрам приближаться к Ишваре на расстояние в факин милю, - говорил агент Боулу при их последней встрече. – Если этот факин ублюдок выйдет на улицу с автоматической винтовкой и начнёт палить по факин прохожим, никто не будет иметь права остановить его, пока на это не даст факин разрешение «его факин величество».»
    В аккуратном полукруглом зале с дорогим столом и удобными кожаными креслами, Боул ожидал встречи с Ишварой. Вскоре человек с чёрной дощечкой появился в сопровождении двух телохранителей. Он сел напротив Боула, так и не позволив тому увидеть лицо.
    «Факин Ишвара попытается запугать вас, и вам лучше не поддаваться на его факин фокусы. Иначе попрёт с работы, несмотря на то, как вы ему понравились на факин пробах.»
    - Боул Андерсон, я рад видеть вас, - прохрипел чёрный прямоугольник, и Боулу стало не по себе.
    - Да, это я. Рад вас видеть, сэр.
    Видеть, видеть. Никто никого не видел. Этот фарс начал раздражать актёра с первых секунд знакомства.
    «Он не будет задавать факин вопросы о погоде или как ты доехал. Он сразу перейдёт к факин делу. Он спросит тебя о кино.»
    - Вы смотрели мои фильмы?
    «И вам желательно врать».
    - Да, сэр. Именно поэтому я и вызвался сниматься в вашем новом фильме. Те обрывки сценария, которые мне показывали, вдохновили меня, сэр.
    Боул ущипнул себя за ногу, проклиная за обращение «сэр». Нужно было завязывать с этим.
    «И не делайте уклон в заинтересованность в факин деньгах. Его факин безумцы работают за факин идею, и от вас он, скорее всего, потребует того же.»
    Боул согласился на всю эту канитель только из-за больших денег. Теперь, сидя перед человеком-прямоугольником, обвешанный микрофонами и камерами, завербованный агентами ФБР, накормленный пугающими слухами, актёр запоздало подумал о том, что прежде, чем соглашаться на роль, следовало немного изучить этого Ишвару. И глянуть, чёрт побери, какой-нибудь из его фильмов.
    - Где вы остановились? – спросил режиссёр. Его голос походил на суровый закадровый бас из рекламных роликов к ужастикам.
    - В отеле, в пяти минутах от острова… - Боул добавил мысленно «сэр».
    - Мы ещё не утрясли вопросы о расселении наших людей. Здесь не Калифорния, тут не всегда рады приезжим. Если не хотите временно жить в трейлере на территории моего павильона, оставайтесь в отеле. Любые расходы будут оплачены.
    - Я понимаю.
    - Съёмки, как вам известно, начнутся завтра. Попрошу вас не опаздывать и быть готовым к труду.
    «Он скажет вам, какую сцену готовить».
    - Нам нужны будут ваши эмоции для сцены с распятым ангелом. Слёзы оставьте для Голливуда, нам понадобятся ваши реальные эмоции. Как человека.
    - Я понимаю. Я читал ваши комментарии к сцене.
    «Он обязательно упомянет о прессе».
    - Избегайте журналистов. Ваши агенты уже рассказали всему миру, что вы приняты в состав моей команды. Вас закопают вопросами, если вы попадёте в лапы этих гиен.
    «Мы повесим на вас микрофон. Пожалуйста, носите его всё время. Нам важна любая информация, даже из города.»
    Боул ненароком дотронулся до груди, пощупав, на месте ли микрофон. К этому сложно было привыкнуть. На рубашке также висели тёмные очки, которые актёр снял в помещении.
    «Эти очки – со встроенной камерой. Нажимаете на дужку очков, снимает и загорается вот эта кнопка. Если нечего снимать – выключайте. Экономьте батарею.»
    Лампочка не горела. Во время разговора Боул несколько раз трогал дужку очков, так и не разобравшись – работает скрытая камера или нет.
    «Он не будет раскрывать лишние подробности, он вам не доверяет.»
    - В сцене с ангелом мы собираемся задействовать настоящую человеческую кровь.
    - Простите? – усмехнулся Боул.
    Прямоугольник долго молчал, потом произнёс:
    - Мы выкупили определённое количество пакетов из банка крови. Пускай только посмеет кто-нибудь сказать, что кровь на экране нереалистичная. У вас, надеюсь, никаких проблем с человеческой кровью?
    «В любом случае, делайте всё, что он скажет. И не показывайте ему слабых мест. Его они могут разочаровать.»
    - Я не боюсь крови, - улыбнулся Боул и добавил дрогнувшим голосом: - Сэр.
    «Ещё мы дадим вам пистолет. На всякий случай. Хотя, если вы вдруг созреете для того, чтобы пустить Ишваре пулю в лоб…. Многие только поблагодарят вас.»

    Генри работал водителем автобуса. Ему не сиделось на одном месте (в переносном смысле), он постоянно менял автобусы и пункты назначения. Если вчера он возил туристов по штатам, в сотый раз слушая одних и тех же экскурсоводов, то сегодня работал на Ишвару – известного, но не шибко успешного режиссёра. Теперь его автобус перевозил не толпу любопытствующих иностранцев, внимательно слушающих гида, а часть съёмочной группы, распивающей спиртное прямо на пассажирских местах. Общий гвалт и шум навевали Генри воспоминания о молодости, когда он работал водителем школьного автобуса. Вот и сейчас, он рулил, напевая шёпотом второсортную песенку, много раз слышанную по радио.
    Не зная только, что автобус стоит на месте…

    Боул напился.
    Уже даже бармен поглядывал на него с опаской. Но актёр продолжал требовать ещё одну рюмку, когда видел, что предыдущая опустела.
    Боула нельзя было назвать неудачником. Он, конечно, не Брэд Питт, не прославился в киноиндустрии настолько, чтобы его выбирали именитые режиссёры, а не он их. Но тяга к лёгким деньгам, которая привела его в Голливуд, принесла пользу: сейчас он являлся, возможно, самым богатым из всех недооцененных актёров. Останавливался исключительно в пятизвёздочных отелях; делал капризные заказы, заставляющие поваров и администраторов рвать на себе волосы; узнавался в общественных местах, но ещё не нужно было нанимать телохранителей.
    - Вы Боул Андерсон? – спросили сияющие от радости глаза.
    Боул как раз уже начинал думать, где взять в Дакоте элитных проституток.
    - Он самый! – радостно ответил актёр, поворачиваясь и нетрезво окидывая взглядом собеседницу.
    Брюнетка, красивая, хоть и слишком бледная, одета по-деловому, сиськи есть. Обручального кольца вроде нет. Больше ничего извлечь из её образа пьяный мозг не сумел.
    - Вау, не ожидала встретить здесь такую знаменитость!
    - Да ладно, какая там знаменитость! – рассмеялся Боул. И тут он заметил «бэйдж» с её именем и названием телестудии, на которую она работала. Он произнёс скисшим голосом: - А, так вы журналистка…
    - Это проблема? – лучезарно улыбнулась она. – Если хотите, я уйду.
    - Я хочу, чтобы журналистка ушла, а Эшли осталась.
    - Сделано! – рассмеялась брюнетка, взмахнув рукой. – Эй, плесните мне рома с колой.
    - Два, пожалуйста, - сказал Боул. Затем повернулся к Эшли и сказал: - Чем бы сегодня не закончился этот вечер, а про Ишвару я вам ни слова не скажу.
    - Ну это мы посмотрим, - подмигнула она.

    Винсент считался пропавшим без вести. Он находился в темноте, среди других тел. У него было достаточно времени подумать.
    Он вспоминал свою любимую. Однажды он спросил её по пьяни – на что она готова ради него. Она сказала – на что угодно. Он тогда не поверил.
    Не верил и сейчас.

    - Стой, стой, стой! – говорил Боул, но Эшли затыкала его рот поцелуями. – Мне нужно в уборную, мне…
    Она разорвала на нём рубашку и… уставилась на приклеенный пластырем микрофон с проводом, тянущимся от пояса.
    - Это ещё что такое? – удивилась журналистка.
    Боул сорвал с себя микрофон, снял очки, открыл тумбу и забросил их внутрь. Опёрся на тумбу, пьяно качаясь и тяжело вздыхая.
    Эшли всё ещё стояла в дверях его номера отеля.
    - Что происходит?
    - Это не то, что ты… Ну, сама знаешь.
    - Я не понимаю.
    - Я, если честно, тоже.
    - Ты с прослушкой? Но для кого? И зачем?
    Боул расхохотался и подошёл к ней.
    - Тебе надо идти. Сама понимаешь, я не могу…
    - Нет! – Она упрямо сопротивлялась, застыв на месте. – Расскажи мне.
    - Ты журналист. Таким, как ты, тайны доверять нельзя. Марш отсюда. И… извини…
    Эшли решительно сорвала с себя «бэйдж» и тыкнула ему в лицо.
    - Присмотрись, это подделка на скорую руку. Я не работаю на телевидение. У меня нет образования.
    - Тогда кто ты? – удивился Боул. – Зачем тебе прикидываться пронырой?
    - Потому что я ищу пропавшего… друга. Одного из тех, кто исчез возле павильона.
    - Матерь божья, теперь всё понятно. Но извини, я тебе помочь ничем не могу.
    - Что за прослушка?
    - Я не могу тебе сказать.
    - Я не журналист. Я ищу пропавшего парня. Я не собираюсь распространять информацию.
    - Я тоже! Я работаю на полицию, такой тебя ответ устроит? Теперь иди.
    - Ты говоришь правду? – Эшли вгляделась в его глаза. – Ты следишь за Ишварой?
    - Да.
    Она помолчала, всматриваясь. Потом улыбнулась:
    - Ты говоришь правду.
    - Теперь иди.
    - Нет. – Она поцеловала его.
    И захлопнула ногой дверь, оставшись с ним.

    Они лежали в измятой постели почти в полной темноте.
    - Я наняла частного детектива.
    - Да?
    - Он мало что успел разузнать. Его тоже похитили.
    - Серьёзно? Как ты узнала?
    - Он в машине своей сидел, наблюдал со стоянки за павильоном №17. Передавал мне всё, что увидит или услышит. Планировал как-нибудь пробраться в павильон и узнать, что там внутри. Возможно, это его и сгубило. Машина теперь пустая там стоит. Я днём подходила, смотрела через стекло – развёрнутая еда, кофе в стаканчике. Он будто на минуту вышел. Телефон отключён уже несколько дней. Раньше такого не было.
    - А кто твой друг? Кого ты ищешь?
    - Просто друг.
    - Видать не просто, раз ты его так активно ищешь.
    - Какая разница.
    - Иди ко мне.

    - Всё ещё не спишь?
    - Сплю.
    - Я уже сутки работаю на ФБР.
    - Это круто.
    - Не вижу только смысла во всём этом. Ишвара никаких грязных тайн не собирается мне открывать.
    - Ну, вдруг чего заметишь. Подслушаешь.
    - В любом случае, обе стороны хорошо платят, я не жалуюсь.
    - Везёт тебе.
    - Да ладно, я не думаю, что такой красавице сильно по жизни не везёт.
    - Знаешь, я крепкая. Я переживала много расставаний, утрат. Но вот недавно – комичный случай – у меня в туалете, дома в Нью-Йорке, перегорела лампочка. Я тогда как раз потеряла своего парня. И решила заменить лампочку самостоятельно. Ты представляешь, я принесла табуретку с кухни и… не смогла достать, такая я маленькая и беспомощная.
    - Ну что ты, успокойся.
    - Я тогда рыдала, как малолетка. Так всё навалилось. Сидела на табуретке и заливалась горючими слезами.
    - Тот пропавший парень – ты о нём говоришь?
    - Да, ты меня расколол. Сегодня какой-то вечер откровений.
    - Так вы из Нью-Йорка? Как вас сюда занесло?
    - Долгая история. Спокойной ночи.

    Утром она ушла, пока он был в душе.
    Украв его пистолет и немного наличных денег.

    Боула Андерсона похитили несколько часов спустя. Агенты подключили полицию. Его искали во всех местах, куда его могло занести, кроме острова Ишвары. По телефону в павильоне №17 сказали, что он не явился на работу.
    - Вас зовут Эшли? – спросили агенты девушку. Её не составило много труда найти и поймать в небольшом городке.
    - Вы люди, на которых работает Боул?
    - Работал. Его похитили. Как и факин остальных.
    - Вы шутите.
    - Он уже факин три дня не выходит ни с кем на связь, не появляется в факин отеле, на факин работе, его вообще нигде нет.
    - Значит, дело плохо.
    - Если так пойдёт и дальше, скоро факин Сенат созреет для того, чтобы отобрать факин иммунитет у Ишвары. Слишком много факин дерьма накопилось. Уже известные голливудские актёры пропадают.
    - Что вам нужно от меня?
    - Мы нашли его факин очки. В них встроенная камера. Он успел заснять последние мгновения перед своим похищением. Насколько мы знаем, вы уже давно этим делом занимаетесь, крутитесь вокруг факин острова днями, вынюхиваете информацию о своём парне – Винсенте.
    - Это так.
    - Возможно, запись со скрытой камеры сможет дать вам какие-то ответы.
    Они запустили видео с проектора на всю стену. Было очень темно, качество записи тоже ужасное. Боул вскрикивал, вопрошал, где его пистолет. Бежал в темноте, спотыкаясь. Мелькали стволы деревьев. «На острове» - пояснил агент. Потом Боул обернулся посмотреть на преследователей. Воскликнул «О, пресвятой Иисус…» и в самый неподходящий момент камера очков направилась вверх.
    - Он упал? – спросила Эшли, глядя на ветки и звёзды.
    - Нет. Он не поверил своим факин глазам. Он даже поднял очки, чтобы рассмотреть, что видит.
    Послышался смазанный шум, чужие голоса. Потом крики Боула, полные ужаса и отчаяния.
    Обрывки фраз, из которых слышно было только «Ишвара», «Творение», «Обращение» и «Попался».
    Очки упали, снимая ствол дерева, на котором плясали неразборчивые тени. Затем звуки удалились и стало тихо.
    - Очки нашли в факин лесу, недалеко от факин берега. Следы борьбы есть, но крови нет. В этом факин острове точно что-то нечисто.
    - Какие у вас есть ещё записи?
    - Есть факин видео с камеры наблюдения – с факин стоянки напротив павильона №17. Не спрашивайте, как оно к нам попало. Мы смонтировали факин запись длиной в два месяца. Изучили всё досконально, но ничего необычного не заметили. Ночного видения нет, поэтому в факин темноте ничего не видно. А, как мы знаем, все факин похищения происходили в ночное или вечернее время.
    - Можно мне взглянуть?
    Эшли принялась мотать запись к началу на огромной скорости.
    Машины приезжали и уезжали моментально. Но некоторые вещи на картинке не менялись. В последние дни там стояли уже несколько заброшенных автомобилей и автобусов. Они единственные не двигались на плёнке. Потом исчез один, исчез другой, и остальные. Два месяца записи закончились, на последнем дневном кадре значился апрель.
    И там остался всего один неподвижный вид транспорта, который все эти месяцы никем не управлялся.
    Автобус чёрного цвета. На таком обычно ездила съёмочная группа Ишвары.
    «Может, нужно искать причину всех бед не в павильоне, а на стоянке перед ним?» - подумала Эшли.
    - Я, пожалуй, пойду.
    - Пойдёте? Нет, я так не думаю. – Агент почесал затылок. – Я думаю, вы слишком много знаете.
    - Не поняла… - удивлённо вскинула брови Эшли.
    - Мы не можем вас теперь отпустить. Пока всё не закончится.
    - О чём вы говорите?! – вскрикнула она. – Мне нужно парня искать!
    Агент сделал шаг вперёд - она отскочила, запустив руку в сумку.
    - Успокойтесь, - примирительно поднял руки агент. – Всё ОК. Мы не желаем вам зла.
    - Я иду домой! – твёрдо сказала Эшли.
    - Вы не можете. – Агент почему-то улыбнулся.
    - Это вы не можете меня задержать! Не имеете права!
    Агент переменился в лице.
    - Валера! – гаркнул он.
    Второй агент – тот, что крупнее, который вечно спал – внушительно поднялся из-за стола. С грохотом.
    - Спокойнее, - снова улыбаясь, сказал первый агент. – Мы просто никуда вас не отпустим, пока…
    Громила двинулся к Эшли. В глазах никакой сонливости.
    - Стоять! – рявкнула она не своим голосом. Она направила пистолет Боула в сторону качка. – Назад! Никому не подходить!
    - Фак, - скривился первый агент.
    Молчаливый гигант вопросительно взглянул на товарища. Похоже, он мог кинуться на Эшли по приказу, даже несмотря на оружие.
    - Послушайте, - начал агент. В его речи появился странный акцент. – Вы просто не можете покинуть это здание. Доверьтесь нам.
    - Кто вы такие? – вдруг вскрикнула Эшли, наведя оружие на говорящего.
    Громила покорно стоял возле стола, глядя на коллегу. Он будто ждал сигнала.
    - Мы агенты ФБР, - сказал парень в потной рубашке, медленно указывая на свой «бэйдж».
    - Чёрта с два! – хохотнула Эшли, потрясая пистолетом. – Тогда я журналист, мать вашу!
    - Послушайте…
    - Стоять! Ни шагу в мою сторону! – она добралась до двери, не глядя нащупала ручку. Вышла в коридор.
    Агенты двигались за ней.
    - Стоять! – крикнула она, готовясь выстрелить в любую секунду.
    Агенты молча вышли за ней из кабинета. Тот, который улыбался, не опускал руки, совсем сбивая её с толку.
    - Не двигайтесь! Я буду стрелять! – Эшли быстро пятилась задом. – Я не шучу! Он заряжен!
    - Мы верим, верим, - сказал агент, медленно опуская руки. – Спокойнее.
    Они шли за Эшли, но не спешили, как она, поэтому отставали.
    Она добралась до лифта и нажала кнопку, после чего взяла пистолет двумя руками. Сумочка съехала до локтя, мешая прицелиться.
    - У вас ещё есть время одуматься, - предупредил агент, пряча руки в карманы. Шёл он расслабленно, будто ему не угрожала опасность.
    - Я застрелю вас, застрелю! – кричала Эшли.
    Громила шёл за спиной босса, сжимая огромные кулаки.
    Лифта не было целую вечность, но, наконец, прозвучал сигнал. Створки разъехались. Эшли втиснулась внутрь и сразу нажала кнопку первого этажа.
    - Вы совершаете ошибку, леди, - улыбнулся агент, подходя вплотную к лифту.
    - Я стреляю! – крикнула она, дотрагиваясь до спускового крючка. – Стреляю!
    Дверцы лифта начали закрываться, и в последний момент в узком проёме агент склонил голову набок, чтобы Эшли как можно дольше видела его изумрудные глаза.
    Лифт тяжело двинулся вниз. Девушка затряслась, будто её ударило током. Упала на колени. Попыталась сосредоточиться, но переживания были слишком сильны.

    дочитать можно здесь - http://www.proza.ru/2012/02/28/2116
    как вместить текст на этот форум, я не знаю
    раньше было проще, всё нормально добавлялось


    Сообщение отредактировал VASEX - Вторник, 28.10.2014, 00:03
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: триллер, ужасы, мистика » Членистоногое (В качестве эпиграфа: «Всё сложно» (c) vk)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Karaken Гость