[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • конкурс "Школьная история" (65) -- (Verik)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • музыка помогающая творчеству (146) -- (Иля)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: научная фантастика, космоопера, киберпанк » выжить любой ценой (постапокалиптический рассказ)
    выжить любой ценой
    vars08Дата: Воскресенье, 07.10.2012, 04:06 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 1
    Статус: Не в сети
    Доброго всем дня.. или вечера :) Позвольте мне поделиться с Вами первой главой своего фантастического произведения. Критикуйте...

    ВЫЖИТЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ

    «За окном зима-зима,
    На небе сказочном Луна.
    Горит свеча вокруг темно
    А мы встречаем Рождество.
    А за окном снежинки тают,
    За окном кого-то… убивают.

    Иисус Христос помилуй нас!
    Иисус Христос Спаситель наш!
    Помилуй нас, помилуй нас!
    И не оставь нас в этот час!
    За окном собаки лают,
    За окном кого-то… убивают…»

    (Г.Самойлов)

    Пролог

    Разорвав свинцовую серость пасмурного рассвета, по железнодорожной насыпи прогрохотал маневровый тягач, оставляя за собой черный шлейф вонючего дыма. Человек на носу тягача уперся армейскими ботинками с высокой шнуровкой в стойки поручней, и, не убирая правой руки с автомата тыльной стороной левой ладони быстро смахнул капельки конденсата со стекол противогаза ГП-5. Справа в акватории залива из тумана выплыли полуразрушенные опоры подвесного моста. Дорожное полотно между опорами практически везде отсутствовало, а стальные тросы ранее их скреплявшие сиротливо свисали вдоль стоек.
    Внезапно тягач сотрясся от удара и в сторону отлетела корма моторной лодки, затаившейся на железнодорожном полотне. Человек сильнее сжал поручень, продолжая сквозь стекла противогаза напряженно всматриваться вперед. Слева метрах в тридцати от железнодорожной насыпи выступили очертания хвостовой части самолета перевернутой на бок. Через несколько десятков метров на пути выросла конструкция, напоминающая авиационное крыло с останками реактивного двигателя. Вокруг крыла словно ожерелье валялись покореженные грузовые платформы, одна из которых хвостовой частью занимала крайний правый путь. Человек повернулся в сторону кабины тягача и замахал рукой показывая, что необходимо остановиться. Спустя секунду поезд тряхнуло, заскулили тормозные колодки, дизельный двигатель скинул обороты и поезд начал останавливаться. Расстояние до обломков самолета сократилось и столкнув платформу с насыпи тягач уткнулся в покореженное крыло. От удара поезд опасно накренился на бок, грозясь слететь под откос, но мгновение спустя опустился на рельсы и замер.
    - Ржавый! Давай малый вперед! – человек на носу тягача орал пытаясь перекрыть шум работающего на холостом ходу дизеля. Засвистела турбина, тепловоз дернулся и заскрежетав колесами начал сдвигать в сторону край покореженной конструкции. При падении обломки самолета разлетелись на десятки метров в разные стороны, один из которых как снаряд угодил в железнодорожный состав, опрокинув вагоны и грузовые платформы с насыпи. По счастливой случайности рельсы практически не пострадали и преодолев опасный участок пути тягач двинулся дальше.
    Поезд миновал перевернутый состав, гусеницей лежащий вдоль железнодорожной насыпи. Из покореженной кабины локомотива торчали тряпки, очертаниями похожие на фигуру человека. За опрокинутым локомотивом из тумана выглянул обглоданный скелет многоэтажки. На пересекающем железнодорожные пути дорожном переезде разлегся рейсовый автобус с оторванной крышей. Рядом как пустые консервные банки валялись покореженные остовы машин. Состав без труда скинул изуродованный автобус с путей. От удара из останков автобуса выпало несколько тряпичных кулей, смахивающих на трупы. Человек мельком глянул в сторону автобуса и отвернулся – один из кулей был слишком маленьким для взрослого человека.
    Слева от путей начали вырастать сопки с плотной застройкой. Полуразрушенные бетонные коробки высоток, 5-ти и 9-тиэтажек таращились темными провалами оконных проемов в пустоту выжженных улиц и дворов. Справа на берегу словно выброшенная из моря гигантская рыбина, кверху килем лежал разорванный чудовищной силой пополам корпус траулера. Впереди, разворотив половину железнодорожной насыпи и станционный перрон, на путях покоился корпус корабля поменьше.
    Человек повернулся к кабине машиниста и показал сложенные крест на крест руки на уровне лица, что означало конец пути. Тягач в последний раз натужно ухнул и задрожав всем корпусом остановился.
    - Конечная… - почти не слышно через фильтр противогаза прошептал Человек. Постояв с минуту и разорвав тишину мертвого города клацающим звуком автоматного затвора (проверил есть ли патрон в патроннике) спрыгнул на рельсы.



    «Бомба»

    -Встречаются две девахи, значит. Одна говорит: я отдамся только тому мужику, которого по настоящему люблю! Вторая спрашивает, мол не тяжко жить с такими принципами? А первая отвечает: не-е, мне нормально. А вот муж – тот психует!..
    Стены дежурной части сотряслись от дружного хохота и лишь женщина диспетчер смущенно заулыбавшись стала с безучастным видом рассматривать свои ногти.
    - Сань расскажи про Вовочку, что ты мне недавно рассказывал! – молодой прапорщик с нагрудным знаком «помощник оперативного дежурного прапорщик внутренней службы А.В.Шевченко» обратился к средних лет майору с блестящей как коленка лысиной, обрамленной коротко стрижиным венчиком седых волос. Создавалось впечатление что волос вообще нет и от того голова казалась больше среднего размера при росте ее владельца 157 сантиметров. Оставалось только догадываться каких трудов стоило Сане пройти медкомиссию в систему и дослужиться в ней до майора. Туловище майора пряталось за спинкой стула развернутого к слушателям и балансировало на двух ножках этого же нехитрого предмета весьма спартанской обстановки дежурки, убранство которой составляли три стула, два стола, четыре монитора видеонаблюдения и «уставший» электрический чайник принесенный кем-то из дежурной смены. Над спинкой стула гордо возвышалась голова «Сани» украшенная черными с проседью усами, отчего при его росте и всей эпатажности он сильно смахивал на какого-нибудь конферансье.
    - Не вопрос! Приходит Вовочка домой и говорит: пап тебя в школу вызвали…
    Историю о том, для чего же папу легендарного Вовочки вызвали в школу никто из сотрудников дежурной смены находящихся в помещении так и не услышал. Дверь дежурки распахнулась и в проеме появился живот туго обтянутый форменной курткой. Из щелей между готовыми вот-вот оторваться пуговицами робко выглядывали черные волоски. Через пару секунд, понадобившихся для преодоления порога возвышавшегося над основным уровнем пола на 15 сантиметров, в дежурке возник хозяин живота. На погонах камуфляжной рубашки серо-синего цвета скромно сбившись в кучку «золотели» по три больших звезды.
    -Товарищи офицеры! – майор «Саня» не ловко выскочил из-за спинки стула при этом чуть не опрокинув его вместе с собой и не особо чеканя шаг подлетел к хозяину живота. Все в дежурке поднялись со своих мест.
    -Товарищ полковник! За время несения службы чрезвычайных происшествий не случилось! – доложил майор поднеся раскрытую ладонью вниз руку к голове, изобразив таким образом воинское приветствие.
    Хозяин живота на добрых полметра возвышался над майором «Саней». Явные черты кавказского лица изначально, наверно еще при рождении придававшие его владельцу сходство с какой-то горной птицей из-за массивного носа, были высечены словно из гранита и выражали явное недовольство. На фоне полковника докладчик выглядел лысым усатым ребенком. Повисла напряженная тишина. Все услышали радио, тихо-тихо играющее какую-то не поддающуюся узнаванию мелодию, которое до этого момента никто и не замечал.
    - Майор! – полковник угрожающе начал свою речь,- Ва первих к пустой галавэ рюки нэ прикладывают! – если произношение оставляло желать лучшего, то с грамматикой у него все было хорошо. Видимо долгие годы проведенные в России сделали сове дело. Хотя и не до конца.
    Майор «Саня» жалобно взглянул на форменную кепку сиротливо лежащую на батарее. Это ж надо так облажаться! Как прыщавый юнец! Засада…
    - Ва фтарых! – начальник уткнул волосатые ручища в бока,- Ти на кой хрен тут стаищ? Для мэбели? Ти слюжбу нэсещ или что? Поишествий не дапущена нада гаварит!
    - И в третих! – полковник ткнул своим пальцем напоминающем колбаску в табло электронных часов сиротливо висящих над столом,- Сколька ужэ врэмя? Пачиму полная дэжюрка народу? Пачэму ни на патстах? - тишина в дежурке стала осязаемой и возникла иллюзия что радиоточка заиграла еще громче. К лепету радио еще добавился гул ртутных ламп дневного света и щелканье насекомых слетевшихся на свет через отверстия в москитных сетках на окнах.
    - Малчитэ? – полковник обвел стоящих сотрудников суровым взглядом, - Завтра на приемэ сдачэ дэжюрства я дам вам шанс висказаться! Кто дэжюрный по промкэ?
    - Капитан Захаров!, - громко отрапортовал усатый майор.
    Полковник уставился на стоящего справа от входа в дежурную часть лейтенанта. Под его взглядом последний съежился и как-то сразу уменьшился в размерах.
    - Сколька зеков сичас там? – обратился тучный полковник к лейтенанту.
    - Я.. я опергруппа.. – робко начал тот.
    - Спартак Магомедович, я дежурный по промзоне!, - от стола диспетчера в сторону начальника отошел капитан с нагрудным знаком гласящим «Дежурный инспектор по промышленной зоне капитан внутренней службы Глебов И.А.», - На производственном объекте 27 осужденных, 2 профуч…
    - Ти капытан пабэг хочишь? Пачиму не на обэкте? Съем с промки ва сколька? - договорить Глебову Спартак Магомедович не дал.
    - В два часа…
    - А СИЧАС СКОЛЬКЭ? – снова бормотание радио, гудение электроламп и щелканье насекомых.
    Все находящиеся в дежурной части сотрудники прекрасно знали сколько сейчас время. С двенадцатичасового съема прошло не многим более получаса и на промзоне осталось работать еще некоторое количество осужденных. По инструкции оперативный дежурный, он же усатый майор Саня, должен был идти в столовую с основной массой осужденных пришедшей с работ, контролировать прием пищи. А дежурный по промышленной зоне, в простонародье промке, должен был уйти туда от куда пришел и безвылазно сидеть там до 2 часов ночи, неспешно барражируя по территории и изредка докладывая по рации обстановку.
    Но день выдался тяжелый, с утра не заступил штатный оперативный дежурный и пришлось спешно искать замену, коей оказался майор Саня. Поэтому Глебову Илье пришлось изрядно побегать, подменяя усатого майора в жилой зоне, где основную часть своей тюремной жизни проводили осужденные. Плюс суета на промке. И вот долгожданный вечер с байками и анекдотами майора Сани, балагура и просто жизнерадостного человека, которому было глубоко наплевать на внутренний распорядок режимного учреждения, находящихся в нем арестантов, сотрудников и все вместе взятое: майор в этом году уходил на заслуженную пенсию.
    - ИДЫ НА ПОСТ, НАХ! – Спартак Магомедович перевел взгляд на усатого майора, - А ты балдакрут да пэнсии у мэня хрэн даслюжиш, муд… - слоги последней фразы обрубила захлопнувшаяся за спиной Ильи дверь дежурки. Глебов принял слова полковника как руководство к действию и поспешил ретироваться из ставшего тесным с появлением начальника помещения, к тому же грозившего стать благодаря ему братской могилой.
    - Сука, он же никогда не заходит в дежурку, старый бес, - думал Илья топая на промзону, - Сиди себе в кабинете да сиди! Нате бля, нарисовался, не сотрешь! Завтра по любому истерику на совещании закатит!
    От того, что с утра раньше обычного сменится из-за этого инцидента не получится Илья поморщился и злобно сплюнул на кирпичную кладку административного здания. Остановившись на проходной в промку капитан выудил из нагрудного кармана камуфляжа пачку сигарет. Надпись во всю пачку гласила: «Курение причина раковых заболеваний». Илья усмехнулся. Пагубная привычка к которой он пристрастился пять лет назад благодаря своей жене. Эту пачку он курил уже неделю, по одной –две сигарете в день. Пытался бросить, но тщетно. Какое-то внутреннее чувство постоянного требовало взять белую палочку в пальцы, поднести к губам, поджечь и втянуть в себя сладковатый дым, оставляющий во рту тошнотворный привкус. Плюс ко всему все более ощущаемая в последнее время банальная нехватка денег. Тянули кредиты, машина, коммунальные платежи, оплата учебы жены. И все это на одну сраную зарплату. «Денежное довольствие» как любят говорить начальники. Илья сплюнул себе по ноги. Хотелось порадовать чем-то любимую жену, уделить ей больше внимания. Но денег порой тупо хватало только на еду. Благо жена все понимала и никогда его не пилила. «Главное чтобы сынишка был обут, одет и сыт»,-любила повторять она. От мыслей о сыне на душе Ильи потеплело.

    Добавлено (30.09.2012, 06:39)
    ---------------------------------------------
    С внутренней стороны пачки была напечатана абра-кадабра из букв и цифр. Капитан вспомнил что это какой-то код который надо куда-то отправить чтобы что-то там выиграть. «Надо будет Оленьке отдать, она этим занимается…» - мысли о семье прервал человек бесшумно выскользнувший из тени курилки. На плече красовалась бардовая повязка «ПОЖАРНЫЙ ПРОМ.ЗОНЫ». В темноте сверкнули металлические зубы.
    - Алексеич, тема есть! – оскалился зека.
    - Говори, Фикса - Илья не спеша достал из почти пустой пачки сигарету и подкурил.
    - Седня Леня Сукач с 7-го барака пошил себе костюмчик из бязи на лето. По двухчасовому съему, будет в нем. Разрешения от кума и бухгалтерии у него нет по любому – денег на лицевом счету у него нету, забашлять нечем. Робу хэбэ он в этом году не получал! Короче расклад такой – хриплым полушепотом изложил Фикса, - Надо сбить с него костюмчик! Будет кипешевать, в «стакан» его закроете. Завхоз с барака ему робу толкнет!
    Илье совсем не хотелось в два часа ночи чинить шмон в дежурной части со всеми вытекающими последствиями – составлением актов, рапортов, разборками с осужденным из-за якобы незаконно сшитого костюма для спецконтингента. Но если не принять меры то авторитет Ильи в глазах Фиксы несколько снизится и в следующий раз информация подобного рода уйдет кому-нибудь другому, чего Глебову очень не хотелось. Капитан взглянул на часы – без семи минут час. До двухчасового съема уйма времени. А до утра целая вечность. Илья щелчком пальца сбил красный огонек сигареты в урну. Следом полетел тлеющий белый фильтр.
    - Ладно, собьем мы с твоего Лени костюмчик, - Илья поправил рацию прикрепленную зажимом к мягкому погону форменной куртки. Было не совсем удобно, но гораздо удобней чем таскать ее на поясе, в кармане и еще бог знает каких местах, откуда дорогостоящая вещица постоянно норовила выпасть и почему-то сразу же разбиться. Рация Ильи которую ему сегодня выдали на инструктаже, имела следы нескольких падений, антенна предательски пошатывалась в гнезде, а отломанный, вероятно в первые дни эксплуатации, зажим был варварски прикручен к корпусу саморезами.
    - Надо наказать барбоса, чтобы другим не повадно было, - сутулая фигура Фиксы чернела на фоне выкрашенной известью наружной стены швейного цеха, - Я слышал Пузо разорялся на вахте. Чо, гунды вам давал? – хищно оскалился осужденный.
    - И не говори. Хозяин сегодня что-то не в духе. Вылез из берлоги и давай нам чопик вставлять, - Илья невесело улыбнулся. – Ладно, хер ли об этом разговаривать. Пошли по обходу, профучетников посмотрим.
    Илья и пожарный промышленной зоны не спеша двинулись в сторону швейного цеха. Промзона представляла собой нагромождение различных строений, разместившихся на убогом пятачке земли с периметром в триста шестьдесят метров. Основную часть территории занимали два производственных цеха и котельная. К ним были пристроены небольшие помещения, использовавшиеся как ремонтные мастерские.
    - В бомбе остался кто-нибудь? – спросил Илья.
    - Уборщик. Педик с 3-го отряда, этот, как его…Клюс! Бомбу подтапливает после дождей. Неделя прошла, а воду все давит. Он за насосами следит, - Фикса ссутулившись шаркал рядом, -Алексеич, я перед съемом в котельную схожу помоюсь, ага?
    - Иди, - не стал возражать Илья. Фикса почти что жил в промзоне, уходя из отряда сразу после подъема и возвращаясь, как он говорил, «домой» далеко за полночь. Поэтому нормальной возможности помыться с осужденными отряда у него просто не было.
    Бомбой осужденные и сотрудники называли спецсооружение, оборудованное под всей территорией промышленной зоны на случай войны. Возводили его вместе с колонией, а то и раньше. И было это в далекие «тридцатые». Спустя десятки лет грунтовые воды в изобилии обитавшие в этой заболоченной местности подточили прочные бетонные основания стен, полов и сооружение постепенно начало приходить в негодность. Начали появляться трещины сочащиеся подземной водой. Бетон стал крошиться, обрастать зеленоватой слизью, от чего трещины стали походить на язвы огромного фантастического животного умирающего от какой-то неизлечимой болезни. Трещины конечно латали, но со времен появлялись все новые и новые «язвенные образования» и администрация колонии поговаривала о скором закрытии спецсооружения как аварийно-опасного объекта. А пока здесь располагались небольшие мастерские по изготовлению различных украшений, деревянных сувениров, бойлерная и цех по производству шлакоблоков где в дневное время трудилось порядка 30 осужденных. На ночь бомба закрывалась, так как считалась побегоопасным объектом и последний рабочий покидал ее с двенадцатичасовым выводом осужденных из промзоны. Но после дождей спецсооружение нещадно подтапливалось и появлялась необходимость в откачке грунтовых вод, для чего включался насос а «специально обученный» осужденный следил за состоянием помпы чтобы «чего-нибудь не случилось».
    Завернув за угол цеха Илья увидел двух осужденных воровато топавших в сторону котельной. Увидев дежурного и семенящего рядом с ним «пожарника» зеки немного сбавили шаг но не остановились.
    - Стоять! Куда намылились, граждане? – Илья стоял полубоком смотря на осужденных сверху вниз.
    - Постираться да помыться, гражданин начальник! – почти хором ответили два темных силуэта. Их контуры вырисовывались на фоне входа в швейный цех, над которым сиротливо горел фонарь.
    - И? – Илья выжидающе посмотрел в то место где у силуэтов должны были находиться глаза. Перевел взгляд с одного на другого. Он знал что осужденным видны его слабоосвещенные далекой лампочкой черты лица. И выражение этого лица не предвещало для них ничего хорошего. – Спрашивать разрешения у дежурного не надо? Я здесь просто шатаюсь по вашему? Или вы уже в конец «маму потеряли»? – Илья еще не отошел от взбучки начальника, и соответственно был не в добром расположении духа, и судя по тому как их силуэты начали переминаться с ноги на ногу зеки это уже поняли. Кроме того по голосам Илья вспомнил этих осужденных попавшихся ему недели две назад за подобный проступок. Тогда он их не стал наказывать и ограничился словесным предупреждением. На этот раз прощать он их не собирался. Таков закон этих мест – доброта приводит к попустительству и воспринимается осужденными как слабость.
    - Я вас предупреждал, по моему! И в прошлый раз вы пообещали впредь так не поступать! Или администрацию обмануть, как у вас говорят, «канает»? – Илья не повышал голоса, не срывался на крик, но каждое его слово осужденные прекрасно слышали. - Что сложного – подойти и спросить разрешения? Я по моему никому без причины не отказывал! Тем более работягам! Короче, - обратился Илья к Фиксе, - двигайте на вахту. Этих деятелей в «стакан» до двухчасового съема. Оперативному скажешь за что их «отстрелили», – и двинулся в сторону входа в цех по пути задев плечом одного из начавших было протестовать зеков. Но Илья не стал даже оборачиваться и через пару секунд что-то злобно шипя зеки в сопровождении «пожарника» отправились в сторону дежурной части.
    Илья не считал водворение провинившихся зеков в помещение кратковременной изоляции серьезным наказанием. Тем не менее среди сотрудников администрации это было любимое занятие – в помещение размером 1,5 на 1,5 метра и высотой 3,5 метра (за что собственно его и нарекли «стакан») виновных в чем либо осужденных закидывали за все нарушения без исключения. И поделом!
    Побродив по почти пустому цеху (за машинками сидело с десяток рабочих) Илья отправился в «бомбу» посмотреть чем там занимается оставленный на всякий случай осужденный. Тем более до последнего съема осталось 15 минут и возле курилок уже начал собираться народ. Спустившись в спецсооружение Илья сразу направился к насосам, расположенным в самом дальнем помещении.
    Жулика на месте не оказалось и Илья уже было собрался обходить все закутки «бомбы», но тут в помещение вошел Фикса и сказал что Клюс уже в строю и нужды находится в промке у него нет. Илья и сам прекрасно это видел – воды на полу не было и вешки, отмечающие уровень воды были сухие.
    Илья с пожарником направились к выходу, но внезапно свет погас. В темноте чиркнула зажигалка.
    - Западло какое-то! – ругнулся осужденный, - Кто свет рубанул? От щитка ключ у меня и у Бульдозера, но Бульдозер давно в жилой зоне, он еще по двенадцатичасовому съему ушел! – Фикса освещал путь бледным огоньком зажигалки.
    - Видимо авария на линии. Надо быстрее работяг выводить да промку на «лопату» закрывать! – Илья осторожно шел в сторону выхода, - Если что надо будет дизель-генератор заводить. «Старый» еще не снялся?…- нарастающий гул почти заглушил последние слова Ильи. Появилась вибрация и с потолка начала ссыпаться штукатурка. Несколько секунд спустя раздался страшный грохот от которого у обоих заложило уши и непроизвольно открылись рты.
    - Еп теть! Не уж то самолет бахнулся? – Илья озадаченно посмотрел на сутулого спутника на что тот неопределенно пожал плечами. У Ильи от гула и вибрации засосало под «ложечкой».
    -Что за хрень? – Фикса дернулся в сторону выхода, но Илья схватил его за рукав.
    - Не торопись! Если это и впрямь самолет екнулся, ты прикидываешь что там сейчас на верху твориться? Гул стихнет – вылезем!
    Как по заказу через минуту прекратилась вибрация и стих гул. Илья с пожарником осторожно направились в сторону выхода. Поднявшись по нескончаемым ступеням длинного узкого коридора они внезапно уперлись в закрытую гермо-дверь. Причем закрыта она была весьма странно – массивная дверь весом пару сотен килограмм была буквально впечатана в не менее массивную дверную раму, от которой по стене уходили трещины с осыпавшейся штукатуркой. Металл на раме был деформирован, а дверь так плотно к ней прилегала, что в щель, казалось, не возможно было засунуть иголку. Как будто кто-то нечеловечески сильный со всего маху хлопнул дверью да не подрасчитал силы, от чего та наглухо закрылась, запечатав в большом сыром подвале двух товарищей по несчастью. Илья недоуменно таращился на ржавую гермо-дверь, а из дальних уголков сознания начал протягивать свои липкие щупальца страх. Со временем страх стал меняться на первобытный ужас, от осознания происходящего. Зажигалка потухла.
    Фикса пнул ногой дверь. От гулкого звука Илья непроизвольно дернулся и чиркнув своей зажигалкой уставился на своего спутника. Затем оба не сговариваясь кинулись к двери и начали изо всех сил колотить по закрытой герме.
    - Кто-нибудь!... Мы здесь!... Нас закрыло! ЛЮД-И-И! – заорал Илья и на несколько секунд замер прильнув ухом к двери. Неожиданно металл гермы оказался теплым. Илья озадаченно потрогал его рукой и удивленно посмотрел на Фиксу.
    - Она теплая…– Илья снова потрогал дверь, - Что за бред? Это ж какая температура должна быть, чтобы за пару секунд нагреть такую махину?
    - Слышь, Алексеич, а нас скоро откопают? – не глядя на Илью спросил Фикса, - Ну по вашим приказам сколько нас искать будут? Подыхать как крысе не охота что-то, - голос Пожарника от волнения подрагивал, - Нас же будут искать? – снова спросил Фикса уставившись на Илью своими широко раскрытыми глазами.
    Капитан молчал. Даже если бы он открыл рот то все равно не смог произнести и слова. В горле пересохло, а колени предательски дрожали, попытался сглотнуть, но в рот как будто песка насыпали. Илья подрагивающими пальцами достал помятую пачку и начал считать в ней сигареты. С первого раза у него это не получилось – в голове была каша из панических мыслей и страха. Он снова начал пересчитывать сигареты, но глаза тупо бегали по беленьким фильтрам, а мозг отказывался фиксировать увиденное. Наконец где-то с 4-й попытки Илья с трудом насчитал пять сигарет. Негнущимися, занемевшими пальцами достал одну. Подкурил.
    - Фикса, у тебя курить осталось? – и тут же подскочил как ужаленный – Твою ж мать! РАЦИЯ! - Илья схватил черную пластиковую коробочку чуть не оторвав погон и начал вызывать на связь оперативного дежурного, - Сто третий сотому! Сто третий сотому!
    Секунды складывались в минуты но рация молчала. Илья поставил эфир на сканирование и темные коридоры спецсооружения заполнило громкое шипение вырвавшееся из динамика «Мотороллы». Илья вздрогнул как от удара током. Ничего. В кромешной темноте сиротливо горела зеленая точка индикатора рации. Илья последовательно переключал каналы и замирал в ожидании голосов, звуков, хоть чего-нибудь, что могло вселить в них надежду на скорое спасение. Но рация упорно выдавала монотонное злобное шипение на всех каналах.
    - Да что же это такое происходит? Их что там, всех разом прибило? – бормотал Илья, бешено щелкая переключателем каналов, - Она же должна ловить ментов, эмчеэсников…
    За гермодверью не было слышно ровным счетом ничего. Илья и Фикса вслушивались до звона в ушах, но ничего не происходило. Не было слышно звуков экскаватора, звона и скрежета лопат, голосов людей…Ничего.
    Негромкий шорох исходящий из темноты откуда-то снизу заставил схлопотать Илью и пожарника новую дозу адреналина. Почти одновременно вспыхнули два бледных язычка зажигалок.
    - Да ну на… - каким-то скрипящим голосом булькнул Фикса. В бомбе стояла гробовая тишина и даже голоса казались громкими, поэтому Илья и пожарник общались очень тихо, почти шепотом. Кроме того каждый хотел услышать за гермой хоть какой-нибудь звук, предвещающий скорое освобождение.
    - Может крысы? - как-то не очень уверенно предположил Илья, -Глянем?
    - Ссыкатно как-то..- прошептал Фикса.
    - А сидеть под дверью в темноте не ссыкатно? Да крысы это! К гадалке не ходи! Гляди какие мы шугливые стали! – Илья начал говорить в голос. Шуршание прекратилось и оба услышали тоненькое попискивание мерзких грызунов, - Слышал? Пошли, поищем из чего можно слепить факелы, надоело в темноте сидеть. Заодно может дизель заведем! – Илья поднялся и не дожидаясь Фиксы стал спускаться вниз. Зажигалка в руке нагрелась и грозилась бахнуть. Помимо этого стало попросту не возможно ее держать.
    - Фикса, подсвети своей! Моя пока остынет! – попросил Илья.
    Спутники продолжили спуск вниз и вскоре из темноты возник дверной проем с гермозатвором.
    - Слушай, Алексеич, а прикинь если на верху все медным тазом накрылось! – Фикса затушил зажигалку, - Нагрелась бля! Я это, в том смысле, - продолжил пожарник, - если это не самолет?
    - А что? – Илья с Фиксой зашли в помещение какой-то сувенирки, - Тащи к выходу все тряпье какое найдешь!
    - Ну я не знаю… может конец света? Обещали ведь со дня на день! Мож там уже и спасать нам не кому? Рация почему никого не ловит, а? – Фикса выудил из металлического ящичка тряпку и бросил в строну выхода, - Как думаешь,а?
    - Че ты пуржишь? – Илья достал пару метровых брусков и начал обматывать их тряпьем найденным Фиксой, - Нас походу конкретно завалило вот и рация не берет, - Илья начал удивляться своему оптимизму, - Цехом завалило! А там прикинь сколько обломков? Дня два копать будут… Тут лак должен где-то быть. Тряпки пропитаем – сойдет за факел. Может найдем масло какое-нибудь, горелки сделаем. Не пропадем!
    - Алексеич, я масло надыбал! – Фикса вытащил из под стола картонную коробку, заваленную деревяшками, - О-о… да тут балабас! Саныч, держи масло, - пожарник протянул помятую пластиковую бутылку заполненную на половину, продолжая ковыряться в коробке.
    Илья из той же коробки выудил металлическую чашку, налил в нее немного масла и помакал факел. Пропитанная тряпка вспыхнула, озарив помещение неровным, но достаточно ярким светом.
    - Работает, - удовлетворенно хмыкнул Илья,- Погнали дизель заводить! Факел пока один оставим – не известно сколько времени нам здесь тусить придется.
    Дизель-генератор занимал треть небольшого помещения. Вся остальная часть была забита двухсотлитровыми бочками с солярой. Илья насчитал с десяток штук. В дизельной воняло нещадно.
    - Фикса ты заводить дизель умеешь? – спросил Илья, когда они подошли к пульту.
    - Ну-у…Так то да, а так то нет! Я ж только стоял когда его заводили! Не, ну я знаю чо по чем, че дергать, куда жать! Но сам то ни разу, - развел руками Фикса.
    - Все бывает в первый раз… - задумчиво произнес Илья, - Харе балдеть, заводим!
    - Как скажешь, как скажешь… – оскалился Фикса.
    Через пятнадцать минут проб и ошибок дизель затарахтел. Щелкнув рубильником Фикса включил аварийный свет в спецсооружении. Линии аварийного освещения конечно же не было, просто загорелись не все лампочки, а через одну. Но и этого было вполне достаточно. При свете спецсооружение уже не казалось таким пугающим и спутникам ощутимо полегчало. Илья знал расход дизеля и прикинул, что хватит его им примерно на месяц беспрерывной работы, а это уже больше чем достаточно. По его подсчетам их должны были откопать через день-два, неделю максимум. С едой, надеялся Илья, проблем не возникнет - в загашниках Бомбы можно было разжиться нехитрым харчем, в основном сублимированной лапшой и черствым хлебом. Зеки-работяги в основной своей массе тащили на промку практически все свои вещи, в том числе и продукты питания. Скоропортящиеся продукты им не разрешались во избежание пищевых отравлений. Но что может случится с лапшой?
    Илья с Фиксой двинулись в глубь сооружения в поисках еды, воды и всего остального, что могло бы пригодиться в их не простом положении. Илья старался не выставлять на показ своим переживания и внешне был практически спокоен. Не гоже было сотруднику администрации колонии истерить в присутствии осужденного. Лишь расширенные зрачки и лихорадочный блеск в глазах выдавали волнение, ледяной коркой сковавшее сознание. Шаги спутников многократно отражались в гулких коридорах Бомбы и оседали в ушах затихающим зловещим шепотом. Словно сами стены неразборчиво нашептывали людям, ставшим товарищами по несчастью, что-то унылое, недоброе. Илья старался отогнать тягостные мысли и сосредоточится на поиске средств к выживанию, но с каждым шагом тупой клин отчаяния проникал в мозг и оставлял все меньше и меньше места здравому смыслу. Подумав о жене и сынишке Илья остановился. Нижняя челюсть предательски задрожала, а в глазах защипало. Он даже побоялся представил себе что будет с Оленькой когда утром ей сообщат что муж не вернется со смены. Силуэт Фиксы шагающего впереди расплылся в темное пятно на фоне тусклого света. Илья моргнул и почувствовал теплые дорожки на своих щеках, а шаркающее пятно впереди снова превратилось в Фиксу. Капитан украдкой (не хватало еще чтобы пожарник увидел его в таком состоянии!) потер глаза и поплелся вслед за Фиксой, отгоняя мрачные мысли.
    Спецсооружение представляло собой скопление нескольких залов средних размеров, комнат поменьше и различных закутков соединенных хитрой системой коридоров. Была в бомбе даже своя кузня с небольшим горном и запасом угля. Входов в Бомбу было два и Илья об этом прекрасно знал. Второй выход начинался в кузне длинным коридором поднимающимся к поверхности, и упирался в массивные гермо-ворота, которые во избежание их несанкционированного использования были закрыты на массивный замок. Но замок разумеется висел вовсе не внутри. Попытаться открыть воротины весом несколько сот килограмм Илья даже и не подумал. Было проще сделать подкоп, нежели сдвинуть пол тонны металла хоть на сантиметр. Внезапно в мозгу Ильи зашевелилась слабенькая мысль. Даже не мысль, просто ее фантом. Он начал лихорадочно соображать и фантом стал превращаться в зародыш осознания того, что же все таки произошло на поверхности. Волосы на голове зашевелились.
    - Фикса! – пожарник от неожиданности подскочил и вытаращился на Илью.
    - Начальник, ты че? Я же чуть маму не потерял! Предупреждать надо! – Фикса отвернулся к кокой-то коробке и извлек из нее пакет с внушительным куском соленого сала, - Сотри ка, крысы не сожрали! Живем! – на лице пожарника засияла идиотская улыбка, как будто его только что оправдали на суде.
    -ДА ХРЕН С НИМ! –вытаращил глаза Илья, - Смотри: видишь этот коридор? – капитан указал в сторону черного квадрата, за которым скрывались ступени, ведущие к поверхности, - Там закрытые с наружи воротины, так?, - Фикса неуверенно кивнул головой, - Че ты киваешь, осел? – Илья подскочил к пожарнику и начал бешено трясти его за плечо,- Второй выход находится в стороне от всех зданий! ЕГО ПРОСО НЕ МОГЛО ЗАВАЛИТЬ! НЕ МОГЛО! –заорал Илья, - Как ты этого понять не можешь? Если нас завалило от падения самолета, то второй вход должен быть свободен! Нас бы уже вытащили отсюда, понимаешь? Открыли бы и вытащили!
    Илья развернулся и стремглав бросился в черный квадрат дверного проема на ходу глянув на часы. В подземелье они находились уже почти 3 часа. Этого было больше чем достаточно для их спасения. Открыть замок или срезать петли на гермоворотах – не такая уж большая проблема, тем более, когда речь идет о людских жизнях. По всей видимости, на поверхности произошло что-то из ряда вон выходящее, раз в течение 3-х часов их не спасли и даже попыток не делали. Илья даже не представлял себе что там могло случится. Ну не война же в конце концов!
    Через полминуты Илья оказался перед открытыми металлическими створками шлюза за которым находились массивные герметично закрывающиеся ворота. Капитан посветил перед собой чадящим факелом. Горло мгновенно пересохло, Илья попытался несколько раз сглотнуть. Безрезультатно. Кадык как будто распух. В разные стороны от ворот расползались глубокие трещины с выщербленными кусками бетона, а створка ворот была нечеловеческой силой вогнута внутрь помещения, словно на всем ходу в нее влетел локомотив. Ступени были засыпаны кусками бетона и штукатурки. Из стен кое-где торчала арматура.
    - Чо делать то будем? – Фикса слегка пнул покореженные створки гермоворот. – Походу капитально нас завалило!
    С обратной стороны гермоворот шлюза раздался глухой удар.
    Фикса от неожиданности резко отпрянул от двери и запнувшись о кусок арматуры торчащей из стены сел на пятую точку. Илья вздрогнул всем телом, но секунду спустя подскочил к гермоворотам и начал в них бешено колотить:
    - Мы здесь!!! Режьте петли! Хер ли вы так долго!!! Быстрее!...
    Внезапно приглушенные бронированными воротами раздались жуткие вопли, переходящие в фальцет. Как будто несколько человек сжигали заживо.
    Сверху снова послышался нарастающий гул, мгновенно перерастающий в оглушительный грохот. Ступени под ногами ощутимо завибрировали, на стенах коридора невидимый паук начал плести новые узоры трещин из которых посыпались увесистые куски бетона. От такой вибрации потолок грозился обвалиться погребя под собой двух человек. Илья на ватных ногах попятился от дрожащих гермоворот, оступился и кубарем покатился во тьму подвала, выронив факел. Через мгновение мощнейший удар сотряс гермоворота и от создавшегося перепада давления Фиксу бросило спиной на ступени. Еще секунду спустя одну из створок ворот неестественно выгнуло и сорвав с петель швырнуло внутрь коридора. Изуродованная воротина пролетела в миллиметрах от левой руки Фиксы. Ворвавшийся поток горячего воздуха устремился по узкому коридору ударив в спину пытавшемуся подняться капитану. Не до конца пришедшего в себя Илью как куклу швырнуло в дверной проем, разом выбив весь воздух из легких и чудом не размозжив о стенку. Отлетев на несколько метров вглубь зала Илья скорчился на полу пытаясь судорожно вдохнуть воздух. Тщетно. Через багровую пелену, застилающую глаза капитан различил черный куль закатившийся следом. В ушах застыли леденящие душу вопли оставшихся с наружи людей. Напротив лица упал кусок покореженного железа. Илья разобрал несколько букв: «ЗАП…ОНА ПРО….ЩЕН!». Она… Прощен… За что прощен…
    Под потолком приглушенно хлопнув погасла лампочка и помещение вместе с сознанием капитана погрузилось

     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: научная фантастика, космоопера, киберпанк » выжить любой ценой (постапокалиптический рассказ)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Verik, трэшкин, peotr Гость