[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Замок дождя (5) -- (Иля)
  • Работа 3. [Вырезано цензурой] (3) -- (Ellis)
  • Цвет мечты (5) -- (Ellis)
  • Фильм на вечер (45) -- (Ellis)
  • Работа 2. Человеский фактор (4) -- (Ellis)
  • Работа 4. Школьная история. (1) -- (Ellis)
  • Работа 1. Запретный храм (2) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (1) -- (Verik)
  • конкурс "Школьная история" (66) -- (Verik)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: научная фантастика, космоопера, киберпанк » Кто я? (Законченный расказ.)
    Кто я?
    GLukrДата: Пятница, 30.03.2012, 18:56 | Сообщение # 1
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 15
    Статус: Не в сети
    Написано под впечатлением от одного сна, наверное поэтому и получилось не очень. Это не фантастика, а, скорее, "альтернативная реальность". Размер, конечно, солидный, но ничего поделать не могу, мое дело выложить текст, а читать его или не читать - дело ваше.

    Кто я?

    Весна медленно начинала отбирать власть у зимы, с первыми оттепелями на белоснежных полях и холмах появились первые участки, где растаявший снег полностью обнажил черную землю, кое-где покрытую шаром неперегнившей прошлогодней травы. Естественно, согретая весенним солнышком мерзлая земля превратилась в труднопроходимую кашу. В лесу же снег лишь начинал таять, поэтому продвигаться по просекам боевой технике было несколько легче, так как существовала меньшая вероятность увязнуть в жидкой грязи. Но небольшая колонна Альянса стремительно приближалась к границе леса – нам необходимо вернуться на дорогу, которая приведет нас к месту передислокации. И вот с треском ломающегося кустарника, непроходимой стеной окружившего лес, на дорогу выпрыгнула морально устаревшая легкая танкетка «S-20», сразу же за ней, основательно разширив прореху в стене растительности, выполз тяжелый танк «HSK» - гордость армии альянса, при этом он превратил поверхность земли в сплошное месиво. Уже за ним на дорогу выкарабкались два истребителя танков «Гретех» и три трехосных грузовика, служащих транспортом для пехоты и буксирующих два 54-мм противотанковых орудия и одну 120-мм гаубицу. Замыкал колону полугусеничный тягач, тащащий четырехколесный лафет с установленным на нем устрашающим 80-мм скорострельным зенитным орудием. Мы ехали воевать за родину. В этих местах концентрация противника была не высокой, да и наших войск здесь было не так уж и много. Основные битвы проходили в нескольких сотнях километров к западу, здесь же все обходилось локальными стычками. Наверное, поэтому я был рад оказаться здесь, а не там. Там место для сильных духом героев. Они будут вершить судьбу Альянса, Империи и всего мира. А из меня герой, честно говоря, совсем никакой.
    Кто я? Мое имя Итис Этера. Я – стрелок танкетки «S-20», что значится в списках снабжения под номером 427. Я не воин, но сражаюсь за родину. Альянс победит!
    Что я могу рассказать о своей жизни до войны? Да нечего особо рассказывать. Будучи обычным воспитанником детского дома, мне не выпала честь стать крупной шишкой в обществе. С детства я увлекался театральным искусством и частенько играл главные или ключевые роли в пьесах, что были организованы нашими старшими воспитателями для потехи людей «среднего класса». Для нас это было способом заработать денег на ремонт той постройки, которую мы называли домом на протяжении многих лет, а также на улучшение нашего пропитания. Странно, но я не помню, чтобы там хоть что-то отремонтировали, да и кормили нас отвратно (но это лучше чем сидеть голодным, честно) – то ли сборов от выступлений было так мало, то ли деньги эти приютились в карманах воспитателей. Но это уже не мое дело. После того, как я стал слишком взрослым, чтобы висеть на шее детдома, мне удалось устроиться сторожем на завод, производящий электронно-вычислительные машины и комплектующие к ним. Благо, когда к нам в детдом прибился странствующий мастер боевых искусств, мне посчастливилось попасть в круг тех, кого он принялся совершенно бесплатно обучать одному из древних стилей рукопашного боя. Не то чтобы я достиг вершин в этом, но постоять за себя или наподдать парочке хулиганов – это запросто. Работая сторожем, я мог не беспокоиться о жилье, ведь мне разрешалось ночевать на территории завода, в небольшой сторожке, а зарплаты хватало на то, чтобы не беспокоиться о пропитании. А еще тут я научился кое-как работать с ЭВМ, благо работники были не злые, они не гнали меня прочь, когда я наблюдал за сборкой и настройкой машин, которые по новомодному именовались «компьютерами». Но лишь когда один из охранников – мой напарник, забыл в сторожке учебник имперского языка, который он купил для своей дочери, я понял, в чем мое истинное призвание. Изучение чуждых языков стало моим хобби, я с жадностью впитывал информацию из учебников по имперскому, лидорийскому, западному и симерскому языках, а потом нашел друзей по переписке в, бывших недавно популярными, агентствах культурного обмена между государствами и народами. И если поначалу общение с ними заставляло меня бегать в библиотеку в свободное от работы время и зарываться в учебники и словари, чтобы перевести их письма и написать ответ, то спустя два года для меня не составляло труда написать ответ на чужом языке. Война. Она все изменила. Когда между соседней Лидорией и Империей произошел дипломатический скандал, никто и подумать не мог, что все так закончится. Однако это случилось, Империя вторглась на территорию Лидории и в краткие строки оккупировала почти всю страну. В ответ моя родина – Восточный Лимес, вместе с Западным Лимесом и Симерией, возмутившись агрессивными действиями южного соседа, выслала войска поддержки в Лидорию, тогда Империя объявила войну и нам. Так образовался альянс четырех стран. Имперцы могли бы разбить наши армии по отдельности, но вместе мы сильнее. Империя падет, я в этом не сомневаюсь.
    С началом войны, меня завербовали в армию и назначили стрелком танкетки №427 в резервный механизированный полк защиты от вторжения. Мне стало не до переписки с друзьями и изучению их языков. И если ситуация с товарищами в странах альянса казалась мне не такой критичной, то переписка с бывшими друзьями из Империи стала попросту невозможной. Жаль, среди имперцев тоже есть хорошие люди, Катрин Гейр Арати одна из таких. До войны она была, наверное, самым близким мне человеком, а теперь мне кажется, что я больше никогда не смогу написать ей письмо.
    Однако в войне есть и свои маленькие плюсы, так, например, я смог познакомиться с двумя отличными парнями: Виттором Эльмесом, управляющим сейчас танкеткой №427, и Фером Ингером, сейчас смотрящим на мир через прицел главного орудия танка «HSK», что превращает грунтовую дорогу в непроходимое болото в десятке метров за нами.
    - Лидер вызывает танкетку, - прохрипел динамик внутреннего радиоприемника голосом командующего колонной Эзена Ридза.
    - Танкетка на связи, - ответил я, включив микрофон, закрепленный справа от моей головы.
    - Сканер фиксирует какую-то хрень, которая направляется к нам. Будьте начеку, - опять заговорил динамик
    - Принято, лидер, - я отключил микрофон и, наклонившись пониже, насколько позволяла тесная башня, предупредил Виттора, - пора просыпаться, у нас сюрприз прямо по курсу.
    - Это ты не смотри на пейзажи, пока я стабильно спасаю твою шкуру, - донеслось в ответ.
    Я лишь ухмыльнулся и уставился на местность впереди танкетки через прицел автоматического орудия. Через добрых две сотни метров дорога резко уходила направо, все так же не отходя далеко от границы леса, именно оттуда что-то и должно появиться. Колонна снизила скорость и почти остановилась, мы не хотели выдавать раньше времени свою позицию ревом моторов, конечно если мы еще не выдали её.
    Из-за поворота выскочил имперский танк, а за ним и крытый грузовик. Я плохо разбираюсь в номенклатуре бронетехники противника, но даже одного беглого взгляда хватило, чтобы распознать в нем легкую машину, предназначенную для прикрытия пехоты. Автопушка танкетки направилась в сторону башенки танка, я собирался обезоружить его до того, как он сделает выстрел. Однако мне не хватило мгновения, чтобы нажать на гашетку – танк противника подбросило в воздух и снесло с дороги, а мои уши заложило от, сотрясшего воздух, выстрела за спиной. Наша танкетка была ниже идущего за нами «HSK», так что Фер мог вести огонь из основного орудия без риска зацепить нас.
    - Вот гад, это был мой танк! – возмущенно выкрикнул я, в ответ прозвучал смешок со стороны водителя.
    - Держись там, сейчас тебя немного тряхнет, - крикнул Виттор, перед тем как танкетку кинуло вперед. Легкая «S-20» комплектовалась достаточно мощным двигателем, а Эльмес питал тягу к скорости и ковырянию во «внутренностях» всего, что ездит или может ехать, поэтому мы, уподобившись реактивному снаряду, существенно сократили расстояние между нашей и вражеской колоннами. Противник был в замешательстве, он оказался не готовым к такому повороту событий. Скорее всего, они попросту не ожидали встретить по пути к точке назначения тяжелую бронетехнику Альянса. Кроме танка в колонне был всего лишь один броневик, вооруженный автопушкой сродни установленной на «четыреста двадцать седьмой», остальные четыре машины оказались двухосными грузовиками перевозящими пехоту. Сейчас они пытались развернуться и уйти с поля боя, пропустив броневика, замыкающего строй, вперед. Но вместо стремительного отхода они попросту увязли в грязи. Погода играла на стороне войск, защищающих свою землю.
    - Умрите, имперские ублюдки! – закричал Виттор, расстреливая ближайший грузовик из курсового пулемета.
    - Альянс победит! – поддержал я, распотрошив из автоматического орудия башню броневика, а затем та же участь постигла и отсек экипажа.
    Солдаты Империи в спешке выпрыгивали из остановившихся грузовиков, кое-кто пытался хаотично отстреливаться, другие сломя голову бросались в лес. Танкетка свернула с дороги, уходя с линии огня дружественного тяжелого танка следующего за ней. Не снижая скорости, Виттор обошел врагов, тщетно пытающихся укрыться за грузовиками, и позволил мне расстрелять еще два грузовика. Мой друг не боялся застрять на трудной почве, мы весили не так уж и много и имели гусеничный ход, что не позволит уподобиться имперцам. Еще раз грянул гром, осколочный снаряд приземлился возле одного из грузовиков, разорвав на части не только его, но и нескольких пехотинцев оказавшихся рядом. После такой демонстрации силы, те солдаты Империи, что пытались организовать сопротивление, бросились в лес. Заговорили спаренные пулеметы тяжелого танка, многим захватчикам так и не хватило нескольких шагов, чтобы укрыться за спасительными столбами деревьев. Я не стал впустую тратить снаряды – мое орудие не предназначалось для поражения отдельных людей, мне было достаточно наблюдать за картиной бойни. Картина, представшая перед моим взором, была весьма угнетающая – разбитые куски техники, мертвые солдаты и куски их тел, и все это перемешано с грязью.
    - Танкетка, это лидер, прием, - опять заговорил динамик.
    - Лидер, это танкетка. Враг разбит, жду дальнейших приказаний, - ответил я.
    - Я вижу, что враг разбит. Мы не будем останавливаться здесь, держитесь на расстоянии впереди нас, - отдав указание командующий умолк.
    - Принято, лидер, - доложил я и отключил микрофон, - Виттор, нам нужно побыть глазами, организуй, пожалуйста.
    - Без вопросов, - послышалось снизу, и танкетка, громко зарычав двигателем, опять метнулась вперед.
    ***
    Солнце высоко стояло в небе, когда мы прибыли на предполагаемое место дислокации. Это была небольшая поляна с трех сторон окруженная лесом. С четвертой стороны – южной, она упиралась в открытое поле, за которым расположились земли Империи. Именно оттуда придут враги, и именно здесь мы дадим им бой. В случае поражения, мы всегда можем уйти по дороге, ведущей в лес на северо-запад. Но естественно, мы будем не одни, к нам подойдут войска поддержки, и вместе мы будем силой способной отразить любую атаку, какая только возможна в этих краях. До самого вечера я помогал пехотинцам укреплять наши позиции – рыть окопы, строить баррикады и заграждения. За несколько часов здесь были окопаны орудия и бронетехника, развернута скромная артиллерийская батарея из одной гаубицы и нескольких минометов, а так же поставлены палатки под, госпиталь и казармы. Наконец был дан приказ отдыхать. Я закончил чистить системы автопушки в танкетке и вылез из башни на свежий воздух. Солнце почти село, последние лучи окрасили небо на западе в красный цвет. Виттор был внутри машины и возился возле движка, открыв перегородку в «салоне».
    - Ты куда это собрался? – донеслось изнутри танкетки.
    - Помнишь ту новенькую медсестру? Думаю, она будет не против, провести со мной этот замечательный вечер.
    - Ну иди, мачо, - после короткого смешка ответил мой друг.
    Я спрыгнул с корпуса наземь и развернулся в сторону госпиталя.
    - Итис! – опять позвал меня Виттор.
    - Что?
    - Вот, держи, - Эльмес высунулся из боковой дверки и протянул мне укороченный карабин из набора выживания экипажа. Таких в танкетке было два.
    - Ты думаешь, мне придется отбиваться? – пошутил я и мой друг рассмеялся.
    - Нет, я боюсь, что Ридз поимеет тебя, за не следование уставу, прежде чем ты дойдешь до госпиталя.
    Я театрально стукнул себя ладошкой по лбу, мол «как я мог забыть?». И действительно, как можно забыть об этом? Согласно уставу альянса, экипажи боевых машин, в условиях приближенным к боевым, не могут отходить от бронетехники на расстояние больше чем десять метров не имея при себе личного оружия.
    - Спасибо, ты настоящий друг, - поблагодарив Виттора, я взял карабин на плече и направился к госпиталю.
    Дойти до цели мне так и не дали. Проходя возле командного центра, который раскинулся за нашим единственным тяжелым танком, я столкнулся с Ридзом. Он выглядел крайне взволнованным.
    - Итис! Иди со мной, будешь моим сопровождающим, - сказал мне командующий, Фер Ингер стоял возле него, держа руку на поясе возле пистолетной кобуры.
    - Есть, - я стал за спиной Ридза и бросил вопросительный взгляд на Фера, тот в ответ лишь пожал плечами.
    Мы прошли к северо-западной границе лагеря, туда, где был единственный путь для отступления. Вдали, среди деревьев, показались лучи света от автомобильных фар, часовые, охранявшие этот путь, потянулись к оружию, но Ридз жестом остановил их. Через минуту-другую в лагерь въехал командирский вездеход и три грузовика со знаком Альянса, замыкал эту небольшую колонну гусеничный бронетранспортер, который, проехав несколько метров по поляне, развернулся боком к дороге, преграждая её. Я заметил огромную вмятину на броне транспорта, похоже, он недавно побывал в бою. Потом мой взгляд пал на новоприбывшие грузовики, откуда выгружались пехотинцы. Некоторые из них отправлялись к нашим окопам, другие помогали выбраться раненым или нести носилки до госпиталя.
    - Удвойте охрану этого пути, - бросил Ридз ближайшему часовому и тот, подтвердив приказ, бросился в казармы.
    Наш командир направился к внедорожнику, из которого выбрался мужчина солидного возраста, с погонами полковника на кителе, и перебинтованной рукой. Подойдя к нему, Ридз отдал честь и представился, полковник поступил так же, затем они пошли в командный центр. Новости, принесенные этими людьми, были воистину ужасающими.
    - Но как это возможно? Неужели они настолько спятили, что отозвали несколько армий от места основных сражений? – наш командир не поверил в сказанное полковником Флибергом (так его звали).
    - Мне плевать, откуда они вылезли. Главное, что мы разбиты. Понимаешь? Разбиты, - полковник говорил слегка отстраненным тоном, видимо ему вкололи большую дозу обезболивающего.
    - Мы можем что-то сделать? – спросил Ридз.
    - Можем ли мы что-то сделать? – переспросил полковник, - Проклятие, командующий, мы обязаны что-то сделать! Каждый из твоих бойцов должен взять в руки оружие и драться до последнего патрона за эту поляну. Вот что мы можем сделать. Ясно?
    - Да, полковник, - последовал ответ командующего, - И еще одно, можем мы рассчитывать на подкрепление?
    Флиберг отошел от внезапной вспышки ярости и уставился потухшим взором под ноги.
    - Ближайшие союзные войска находятся в двух днях пути отсюда. Я отправил им рапорт и запросил поддержку… - он внезапно оборвался, - мы должны продержаться эти два дня. Это приказ.
    - Мы продержимся. Когда следует ожидать врага? – Эзен Ридз задал еще один вопрос.
    - Завтра утр…
    Договорить полковник не успел. Где-то неподалеку прогремел взрыв. Взвыла сирена. Враг прибыл на десять часов раньше времени.
    - Итис! Передай приказ стрелять на поражение! Фер, в танк, быстро!
    Я выскочил из командного центра и окинул взглядом хаос, творящийся в лагере, при свете растущей луны на чистом небе, это было несложно разглядеть. Артиллерийский снаряд имперцев попал прямиком в госпиталь, судя по всему, там никто не выжил. Солдаты бежали из казарм к окопам, наша гаубица и минометы открыли ответный огонь по предполагаемым позициям противника. Неслаженно рявкнули тяжелые орудия, заговорила автопушка моей танкетки. А потом я увидел тех, по кому они стреляют. Десятки танков и бронеавтомобилей, сотни пехотинцев и все они направлялись сюда. Я застыл на месте не в силах сдвинуться с места. Где-то сбоку заговорила зенитка, направив ствол на наступающую бронетехнику, её снаряды уже разорвали на куски несколько машин противника, но тут прозвучал стройный залп со стороны врага и мир вокруг меня потонул в разрывах падающих снарядов. Я осознал себя лежащим на земле, в десятке метров от пылающего тяжелого танка. Впритык к нему ютился, теперь уже разрушенный, командный центр. Фер Ингер был там.
    Затем мой взгляд наткнулся на пылающие казармы, разрушенные укрепления и тела солдат. Когда я поднялся на ноги, во всеобщей какофонии выстрелов и криков, прозвучал еще один взрыв, на сей раз в воздух взлетела «четыреста двадцать седьмая». Это подорвало мой, и без того низкий, боевой дух. Полковник говорил о том, что мы должны продержаться два дня. Мы не сможем продержаться и час. Будто в подтверждение этих мыслей, меня опять сбило с ног ударом взрывной волны – на сей раз детонировал боекомплект гаубицы. Опять поднявшись на ноги, я удивился – у меня не было переломов и меня еще не убили.
    - Они идут с запада! – крик часового прозвучал подобно похоронному звону. Бронетранспортер, прибывший с остатками войск наших союзников, открыл огонь с крупнокалиберного пулемета по невидимым врагам в черном лесу. Мы окружены. Хотя нет – оставались еще пути через лес на восток и север. Я замер в нерешительности. С одной стороны, я не мог бросить своих товарищей, с другой – мне хотелось жить.
    Слева от меня взорвалась зенитка, её постигла та же участь, что и гаубицу.
    Я бежал в сторону леса, вокруг меня то и дело падали снаряды, а свист пуль, которые летели мимо, наверное, будет сопровождать мои кошмары до самого конца жизни. Проломившись сквозь стену кустарника, я оказался в темном лесу. Я не знал куда бежать, но когда спасаешь свою жизнь, направление не имеет никакого значения.
    Мне казалось, что враг организовал погоню, а потому лишь старался бежать быстрее. Остановился, а вернее упал без сил, я только с первыми лучами восходящего солнца. Погони не было.
    Что было самым худшим, я не знал где нахожусь, откуда прибежал и куда теперь идти. Хотя, это все также не имело значения. Главное, что меня не убили в том аду, и я не потерял карабин, который мне дал Виттор. Ах, друг мой, безусловно, он был мертв, наша танкетка взорвалась у меня на глазах. Одолеваемый печальными мыслями, я побрел в случайно выбранном направлении. Не знаю, сколько дней или недель мне пришлось бродить в лесу, питался я, в основном, съедобными корешками и мягкой корой молодых деревьев, а под конец блужданию по лесу мне попадались даже побеги молодых растений. Да, это не самая лучшая еда, но когда выбор стоит между вариантами умереть голодной смертью или кушать все, что попадет под руку, очень немногие выберут первое. Карабином я не воспользовался ни разу, наверное, потому что боялся выдать свое местоположение звуком выстрела.
    Но однажды мне все же удалось выйти из леса, не знаю как далеко я отошел от места, где погибли все мои друзья, но это уже было неважно. Я выжил. Вдали были заметны постройки человеческих зданий, похоже, там был небольшой город, окруженный зелеными полями. Моя камуфляжная униформа стала почти черной от грязи и сока растений, тут мне не удастся, но я и не старался. Я просто пошел к месту, где есть люди. Солнце лишь начало подниматься из-за горизонта, поэтому на улицах поселка было безлюдно. Он оказался намного меньше, чем мне показалось сразу – всего два больших здания в центре и три дороги, расходящиеся в разные стороны от них. Возле дорог ютились одноэтажные строения разной степени заброшенности, от совсем новых домов ближе к центру и до почти развалившихся хибар возле самого края поселка. Были здесь и руины, оставшиеся после попадания артиллерийских снарядов в некогда жилые дома. А в центре стояло два здания – пятиэтажка сродни тем, которые можно встретить повсюду в современных городах, и, видимо, здание, предназначенное для местного правительства. Второе здание привлекло мое внимание, оно было построено из серого камня в мне не знакомому стиле. Возле входной двери стоял флагшток, на котором висел флаг владельца поселка. Это показалось мне важным, узнать, на чьей территории я нахожусь. Погода стояла безветренная, так что мне пришлось сделать несколько десятков шагов по пустынной улице. А затем, будто желая насытить мое любопытство, резкий порыв ветра поднял ткань флага, и мое сердце ушло в пятки. Желтая десятиконечная звезда на черном фоне – флаг Империи. Я понял, что отсюда надо бежать пока меня не увидели, и делать это надо сейчас. Но я устал, поэтому и решил найти тут нежилое здание и, спрятавшись на чердаке или в подвале, отдохнуть до ночи, после чего уйти. Хижина, выбранная мной для этой цели, на первый взгляд показалась более чем заброшенной, она наполовину ушла под землю и наклонилась на один бок. Тихонько отворив деревянную дверь, оказавшуюся не запертой, я вошел внутрь и, закрыв её за собой, опустился на пол, прислонившись к стене. То место, куда я попал было проходной комнаткой, где-то два метра в ширину и пять метров в длину. Пол её был посыпан глиной и утоптан. Эта комната была пустой. Но в нескольких шагах от меня оказалась еще одна деревянная дверь, в отличие от входной эта была мощной и тяжелой, похоже, дубовой. Окинув её взглядом, я обхватил колени руками и положил на них голову. Сколько мне придется вот так прятаться от людей? Куда мне идти дальше? Может проще сдаться имперцам и будь, что будет? Я почти заснул, но всё же быстро очнулся, когда услышал до боли знакомый звук. Звук оружия, снимаемого с предохранителя. Медленно подняв голову, я встретился взглядом со стариком, сжимавшим в руке двуствольное охотничье ружье. Оружие было направлено на меня.
    - Встань, - сказал он на ломанном имперском и я, молча, сделал то, что он велел, подняв руки вверх. Боковым зрением мне удалось найти карабин, он лежал возле моей ноги, я снял и положил его на пол, не ожидая встретить тут кого-то живого. Старик, прищурившись, посмотрел на мою грудь, туда, где красовалась нашивка танкиста альянса.
    - Дык, ты не имперец? – задал вопрос пожилой человек, на сей раз он говорил на восточном наречии, моем родном языке.
    Я помотал головой, и дед опять вскинул ружье.
    - Скажи что-нибудь! – потребовал он.
    - Я не имперец, честно, - неуверенно ответил я.
    Старик опустил ружье и жестом пригласил меня в комнату.
    - Карабин не забудь, - скорее напомнил, чем приказал он.
    Подхватив оружие, я прошел в дверь за ним. Мы оказались в небольшой комнате, слева от двери располагалась грубая низкая печка, возле которой лежали поленья, в нескольких шагах предо мной стоял небольшой шкафчик, слева от которого расположился небольшой стол и пара стульев, а слева от двери стояла деревянная кровать.

    Добавлено (30.03.2012, 18:47)
    ---------------------------------------------
    На кровати лежала седая старуха, она окинула меня уставшим взглядом, и мне не надо быть врачом, чтобы увидеть её болезнь.
    - Кто это? – слабым шепотом спросила она у старика.
    - Солдат альянса, - ответил он.
    - Он пришел освободить нас? – старуха посмотрела на меня, а потом закашляла, одного взгляда ей хватило, чтобы понять, что я никакой не освободитель. Разве освободители приходят в таком измотанном виде? Старик сел на стул возле стола и жестом пригласил меня сесть возле него, что я и сделал.
    - Ну, сынок, рассказывай. Что произошло с тобой? – он устроился поудобней и отставил ружье в сторону. Я тоже снял карабин и начал свой рассказ, естественно мне хватило ума не разболтать о своем бегстве. Старик печально вздохнул, когда я описал битву против превосходящего численностью противника и наш разгром.
    - Значит, наши войска разбиты? - в итоге спросил пожилой мужчина, кажется, огорченный моим рассказом.
    - Нет. Покидая поле боя, я знал, что союзные армии всего в двух днях пути от наших позиций, - сказал я то, что услышал от полковника Флиберга, а так же добавил, - мне казалось, что я иду им на встречу. Но, похоже, это не так. А где мы находимся?
    - Это Виссенхарт, - зная, что мне это ничего не скажет, старик добавил, - Нижняя Ветиция.
    Да, где находится эта область, мне было известно. Я оказался на имперской территории почти возле самой границы с Восточным Лимесом. Оказывается, я накинул огромный крюк по лесу и вместо того, чтобы идти в сторону предполагаемой дислокации союзных войск, забирался все дальше вглубь вражеских территорий. Кряхтя, старик встал из-за стола и подошел к шкафу. Оттуда он извлек штаны и старый свитер.
    - Держи, переоденься, а то на тебя страшно смотреть, - сказал он, протягивая мне одежду.

    Я прожил у них два дня, помогая им по дому, в обмен на еду и крышу. Моя жизнь могла бы наладиться и мне, возможно, удалось бы оставить ужасы войны в прошлом, но на третий день моя судьба опять заложила крутой вираж.
    В поселок прибыла черная машина, из которой вышел человек в черном кожаном плаще, черном кителе, черных штанах, черных ботинках и черной фуражке. Единственная не черная деталь его одежды – металлическая десятиконечная звезда, на кителе возле сердца. Его вышли сопровождать два солдата в обычной имперской униформе, из местного гарнизона.
    - Быть беде, - шепнул мне старик (которого звали Тетель Снидт, кстати)
    - Кто это? – спросил я.
    - Палач, - ответил Тетель и отошел от окна, возле которого мы стояли.
    Я слышал о них, независимая организация, подчиняющаяся только императору и его доверенным лицам. Их целями было выискивать предателей везде, где они могли быть, будь-то армия, полиция или обычная деревня. Они могли казнить человека на месте, без суда и следствия вне зависимости от его ранга и положения в обществе. Более страшным порождением имперской организации являлись, пожалуй, только «ведьмы». Но о них мне вообще думать не хотелось.
    Оставалось надеяться, что он не зайдет сюда, а просто уедет. Однако от людей подобного сорта не следовало ждать хорошего.
    Человек постоял возле входа в «серое здание», выкурил сигарету, а потом развернулся и зашагал по нашей улице. Мне стало страшно. Палач зашел в пару зданий, но не задерживался там надолго, его «охрана» оставалась стоять на пороге, не заходя внутрь домов. Прислушавшись, я услышал одинокий выстрел, донёсшийся из соседнего дома. Затем человек в черной форме вышел из дома и направился к нашей хибаре.
    - Быть беде, - еще раз повторил Тетель.
    Он зашел внутрь дома и, немного замешкавшись в прохожей, открыл дверь в большую комнату. Я к тому времени сидел возле печки, а старик за столом и делал вид, что читает газету.
    - Здравствуйте, господа хозяева, - поприветствовал нас палач на чистом имперском языке.
    - И ты здравствуй, - ответил Тетель, я же всего лишь учтиво склонил голову.
    - Вы знаете, зачем я приехал сюда? – спросил он, окидывая нас оценивающим взглядом.
    - Знаем, - ответил ему старик, - но тех, кого ты ищешь, здесь нет. Мы всего лишь скромные подчиненные Империи.
    - Да ну? – он кивнул в мою сторону, - ты, подойди ко мне.
    Я послушно выполнил требование.
    - Ты тут живешь? Это твои родители? – палач посмотрел мне в глаза.
    - Да, - таков ответ он получил.
    - Почему не на фронте? – человек в черной форме задал еще один вопрос, положив руку на рукоять пистолета, покоившегося в кобуре на поясе.
    - Я получил тяжелое ранение и был отправлен домой, - мой чистый имперский заставил его отшатнуться. Мне удалось рассмотреть внешность этого человека, он был на пару сантиметров выше меня, такого же телосложения, как и я, у него был такой же подбородок и почти такой же изгиб губ. Мы немного различались носами и у нас были глаза разного цвета. Возможно, сторонний человек принял бы нас за братьев. Но это не могло быть так. Палач тоже с любопытством рассматривал меня, а затем изрек:
    - Ты лжешь. Если бы ты сказал правду, то я бы расстрелял только тебя, а так мне придется расстрелять и твою семью, - он ухмыльнулся и расстегнул кобуру.
    Но вытащить пистолет он не успел, одним ударом я сломал ему нос, вторым – кадык. Палач, задыхаясь, схватился за горло левой рукой, правой тщетно пытаясь вытащить пистолет. Не дожидаясь пока он это сделает, я схватил его за голову двумя руками, а потом резко потянул вниз, нанеся удар коленом в солнечное сплетение, а затем второй в сломанный нос. Затем я выхватил его пистолет и, направив его в голову палачу, изрек:
    - Только умереть предстоит тебе.
    Глухой выстрел и мертвый человек упал на глиняный пол.
    - Что же ты наделал? - схватился за голову Тетель, - Теперь они точно тут всех убьют.
    Я посмотрел, как кровь из дырки во лбу вытекает на лицо палача, заливая широко распахнутые от ужаса глаза. Потом я посмотрел на его подбородок и, поддавшись импульсу, начал стаскивать с него плащ и китель.
    - Что ты собираешься сделать, - шепотом спросила старуха (имя которой было Вилия Снидт)
    - Собираюсь поднять много шумихи в их рядах, - ответил я, уже надев его форму и возясь со шнурками на ботинках.
    Поднявшись на ноги, я нацепил фуражку и подмигнул старику.
    - Спасибо за все, отец, берегите себя, - попрощался я, собравшись уходить – нельзя заставлять «мой» эскорт долго ждать.
    - Удачи тебе, сынок, - усмехнулся Тетель, - а что насчет твоей формы и карабина?
    - Пусть пока побудут у вас, я обязательно вернусь.
    - Они будут лежать в сундуке на чердаке.
    - Хорошо, - кивком попрощавшись с ним, я вышел из комнаты.
    Я еще раз посмотрел на пистолет убитого палача, на его ручке красовались три стилизованные буквы «ПМК» - именной. Задержавшись в прохожей, я порылся в карманах кителя и нашел там удостоверение личности. Оно было изготовлено из, недавно поступившего в обиход, пластика. Слева красовалась фотография убитого палача, даже не смотря на грубую технологию переноса изображения на этот материал, было понятно, что я и он – два разных человека. Остальное место в удостоверении было занято личной информацией. Так теперь мне было известно, что убитого звали Пир Малин Канеж, и на неопределенный срок это станет моим именем. Приставив карточку к деревянному косяку двери, я осторожно ударил по ней рукояткой пистолета. Хрупкий пластик не выдержал и от удостоверения личности откололся кусок. Я отбил часть фотографии – теперь в документе красовалась лишь нижняя часть лица, включая подбородок, губы и часть носа. Отколотую часть документа я еще раз сломал проверенным способом. Теперь у меня было много осколков и сломанное удостоверение личности. Выйдя из дома людей, предоставивших мне укрытие, я на несколько секунд остановился перед входом. Снаружи был прекрасный день, солнце высоко стояло в небе, согревая улицы и немногочисленных людей посмевших выйти из относительной безопасности собственных домов.
    - Все в порядке, господин? - обратился ко мне один из сопровождающих палача, то есть меня, солдат.
    - Более чем, - я не поворачивался к нему, продолжая смотреть на небо, - займитесь уборкой тел.
    - Но господин…
    - Живее, солдат, или ты хочешь, чтобы я расстрелял тебя за непослушание? – вот уж не знаю, как ведут себя палачи, поэтому я решил играть роль жестокого и влиятельного человека, кажется, это у меня получилось.
    - Извините, господин, мы все сделаем, - быстро пролепетал имперец.
    Не обращая на него внимания, я направился к серому зданию. За время пребывания в поселке, мне стало известно, что здесь, кроме резиденции управляющего, находилась библиотека, начальная школа, больница, архив, вербовочный центр, и паспортный стол. Похоже, постройка таких многофункциональных зданий была обычной практикой для Империи. Сейчас меня интересовало лишь то, могу ли я изготовить здесь новое удостоверение личности взамен якобы утраченного.
    Внутри здание было таким же серым, как и снаружи, исключая лишь многочисленные белые двери из нескольких листов фанеры. Компоновка здания была весьма странной, справа от меня находились массивные металлические двери (впрочем, выкрашенные в белый цвет) с табличкой «посторонним не входить», прямо предо мной был кабинет с табличкой «врач», а налево уходил длинный коридор, который дальше сворачивал направо. Я прошел по нему, рассматривая таблички, висящие на дверях, на всех было написано имя владельца кабинета, однако ни на одной не было указано, чем занимаются эти люди. Дойдя до конца коридора, я повернул направо и увидел лишь одну дверь. В отличие от остальных, она была обита бордовым кожзаменителем, а табличка на дверях была украшена золотыми буквами. Она была более информативна, нежели остальные, и гласила «Трент Ингье Моллер, глава поселка». К ней я и направился и без стука вошел в кабинет. Моллер сидел за резным столом, и делал вид, что заполняет бумаги. Он был не один в кабинете, кроме него тут находилась его секретарша, набивающая что-то на печатной машинке. В их глазах я увидел ужас. Они боялись меня, вернее черной формы палача. Я немного постоял в дверном проеме, оценивающим взглядом осматривая обстановку в кабинете. Должен заметить, как для поселка такого размера, кабинет был весьма богато украшен – на стенах висели портреты Императора и других людей, занимавших высокое положение в обществе Империи, украшенные резьбой, подоконники были не до конца прикрыты тяжелыми шторами, фигурные обои на стенах. Контраст между хибарой Снидтов и этой комнатой заставил меня поежиться.
    - Д-добрый день, господин, - заговорил Моллер.
    Это был полный человек лет сорока - сорока пяти.
    - Здравствуйте, - ответил я расслабленным голосом, не отрываясь от созерцания интерьера.
    - М-мы можем в-вам чем-нибудь помочь? – управляющий нервно сглотнул.
    Честно говоря, я не знал, что сказать, а потому начал так же как и настоящий Пир Малин Канеж, нынче покойный, войдя в дом Снидтов.
    - Вы же знаете, зачем я приехал сюда, - мне удалось весьма успешно подражать интонации палача. Я подошел поближе к столу управляющего.
    - Д-да, - кивнул Моллер, - но по всей Империи вы не найдете селения, более верного его сиятельству.
    Мысленно я усмехнулся – ага как же, в случайно выбранном доме меня, солдата альянса, приютили как родного сына. Либо дела в Империи настолько плохи, либо поселком управлял полный идиот.
    - Даже не сомневался. И расслабьтесь, мне пока не хочется вас расстреливать, - я сделал упор на слове «пока», поэтому управляющий напрягся еще больше, - у меня есть весьма специфичное дело к вашим паспортистам. Где я могу их найти?
    - О, господин, Мари проведет вас к ним сию же минуту, - он посмотрел на секретаршу и та, молча встав, подошла ко мне.
    - Прошу вас следовать за мной, - Мари оказалась весьма эффектной женщиной лет двадцати пяти – тридцати, и мне показалось, что управляющий держит её здесь отнюдь не за умение печатать на машинке.
    Проследовав обратно по коридору, мы пришли к металлической двери возле входа.
    - Мари, скажите мне, чьи это кабинеты? – спросил я её, указывая за спину.
    - Здесь работают статисты, старшие бухгалтера, распорядители, все как в обычных управах, - отмахнулась она, перед этим подарив мне удивленный взгляд.
    Женщина отперла бронированную дверь своим ключом и шагнула через порог, я последовал за ней. Это была самая просторная комната во всем здании, похоже, что здесь хранился архивные и ценные документы, велась бухгалтерия, а также изготовлялись документы. Здесь находилось сердце поселка. Тут работало больше десяти человек, все они смотрели на меня со смесью страха и любопытства. Мари провела меня к столу, где за новенькой ЭВМ сидела совсем молодая девушка в больших очках. Окон не хватало, чтобы нормально осветить всю комнату, а слабая настольная лампа больше мешала, нежели помогала работать. Все условия для быстрой потери зрения работником соблюдены как нельзя лучше.
    - Это Нарин Вейс Тарек, она занимается документами у нас, - представила девушку Мари, - я вам еще нужна, господин?
    - Нет, вы можете идти, - ответил я и переключил вним<


    "Дайте мне точку опоры или я переверну Землю." - неизвестный член секты Архимеда
     
    ZsMДата: Пятница, 30.03.2012, 19:04 | Сообщение # 2
    Почетный академик
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 514
    Статус: Не в сети
    Quote (GLukr)
    Размер, конечно, солидный, но ничего поделать не могу, мое дело выложить текст, а читать его или не читать - дело ваше.

    :) А разбить по частям не пробовали?

    Во-первых, это сделает текст более привлекательным
    Во-вторых, этим вы проявляете уважение к критикам. (так, если вас будут критиковать, то это довольно занудное дело, вечно вверх прыгунок поднимать, чтобы прочитать верхние строчки)
    И в-третьих. Когда текст маленький, даже если он не зацепил, его еще можно отредактировать и дать развернутую критику. Лично я, если бы стал критиковать ваш текст, прочел лишь первое предложение - выискал в нем ошибки, и на этом бы ограничился.

    И да, если это не ваше дело - будут ли читать ваш текст или нет, то возникает вполне естественный вопрос. Кто вы? (графоман или писатель)

    А, еще последнее. Не плодите темы. 1 произведение, одна тема. Даже если в произведении 1000 А.Л.


    Жизнь - это не то, ради чего стоит жить.

    Сообщение отредактировал ZsM - Пятница, 30.03.2012, 19:06
     
    GLukrДата: Пятница, 30.03.2012, 19:24 | Сообщение # 3
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 15
    Статус: Не в сети
    Прошу господ критиков меня простить, но я попросту не умею писать рассказы маленького размера. А написание чего-угодно по частям, со временем, заставляет меня забросить начатую работу.

    Quote (ZsM)
    И да, если это не ваше дело - будут ли читать ваш текст или нет, то возникает вполне естественный вопрос. Кто вы? (графоман или писатель)

    Боюсь, что не могу ответить на этот вопрос. Так это не мне решать. Назвавшие меня графоманом, ни за что не поверят в то. что я писатель. И это не зависит от того как я себя именую. :)

    Quote (ZsM)
    А, еще последнее. Не плодите темы.

    Больше не буду, честно :(


    "Дайте мне точку опоры или я переверну Землю." - неизвестный член секты Архимеда
     
    KivviДата: Пятница, 30.03.2012, 19:24 | Сообщение # 4
    Первое место в конкурсе "Ведьма или ангел?"
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 5222
    Статус: Не в сети
    GLukr, Все главы и части одного произведения выкладывайте в одной теме. Остальные будут удаляться.
    Лимит на количество знаков в одном сообщении 15000. Продолжение можно выложить после того, как кто-то отпишется. Если хотите чтобы ваше произведение читали, выкладывайте небольшими кусками. Большой объем мало кто будет критиковать.


    Я не злая, я хаотично добрая...
     
    ZsMДата: Пятница, 30.03.2012, 19:43 | Сообщение # 5
    Почетный академик
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 514
    Статус: Не в сети
    Quote (GLukr)
    Прошу господ критиков меня простить, но я попросту не умею писать рассказы маленького размера. А написание чего-угодно по частям, со временем, заставляет меня забросить начатую работу.

    :'( Оох, как я вас понимаю. Сам страдаю сим огрехом.
    :) Но не беда! Всегда найдется решение, надо лишь постараться!
    Знаете, как хитро делаю я?
    al Тут на форуме мало кто знает такие хитрости.
    Но я! Я выкладываю произведение целиком, насколько позволяет. :) Представляете? А что я делаю потом?
    А потом я беру, и выделяю часть текста с конца. :) Для этого требуется ползунок - такую синюю прямоугольную кнопочку справа, передвинуть вниз-вверх, пока не найдете конца вашего произведения. Кликаете мышкой на самый-самый конец. Да? :)
    Потом либо зажимаете левую кнопку мышки. Либо... ( ;) это тоже секрет) зажимаете кнопку шифт. На басурманском "SHIFT" еще бывает "стрелочка вверх графическим вариантом".
    Сделали? А теперь тяните ее, тяните, еще тяните. Пока не выделиться почти весь текст. Его вы удалите. Для этого нажмите кнопочку "del.". И, я сам не знаю, каким образом, но выделенный текст магическим образом исчезает! И, не поверите, остается только не выделенный отрывок. И таким образом получается выкладывать неполный текст. :) Удивительно, волшебно! Не находите ли?


    Жизнь - это не то, ради чего стоит жить.
     
    KivviДата: Пятница, 30.03.2012, 19:54 | Сообщение # 6
    Первое место в конкурсе "Ведьма или ангел?"
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 5222
    Статус: Не в сети
    ZsM, чтобы воспользоваться твоим мудреным заклинанием, GLukr, надо дойти до "проверенного" левла (русским языком набрать 100 сообщений), чтобы можно было редактировать :D
    Quote (GLukr)
    Прошу господ критиков меня простить, но я попросту не умею писать рассказы маленького размера.

    вас никто не просит писать маленькие рассказы, просто выкладывайте не все сразу, а небольшими порциями. Например, выкладывайте раз в день продолжение по по 5-7 тыс. знаков.Так и отзывов и разборов будет больше.


    Я не злая, я хаотично добрая...
     
    Форум Fantasy-Book » Черновики начинающих авторов сайта » Черновик: научная фантастика, космоопера, киберпанк » Кто я? (Законченный расказ.)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Igor_SS, Viktor_K, Иля, трэшкин, BatGoabab, Hankō991988 Гость