[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Победители конкурса: "Ночь. лестница, шаги... (5) -- (T_K_Finskiy)
  • Город-призрак (2) -- (Verik)
  • Семья (279) -- (трэшкин)
  • Поэзия. Работа 1. Дом (12) -- (Verik)
  • Поэзия. Работа 2. Предок (12) -- (Verik)
  • Проза. Работа 3. Ступень на крыльцо (13) -- (Verik)
  • Проза. Работа 4. Лестница (12) -- (Verik)
  • Поэзия. Работа 5. Лестница в Адские Небеса (12) -- (Verik)
  • Поэзия. Работа 6. Верх там где низ. (13) -- (Verik)
  • Проза. Работа 7. Рай... (11) -- (Verik)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Научная фантастика, космоопера, киберпанк » "Сальери NEXT" (сказка для взрослых)
    "Сальери NEXT"
    Viktor_KДата: Воскресенье, 07.10.2018, 09:41 | Сообщение # 1
    Виртуоз
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 1515
    Статус: Не в сети
    Сальери NEXT

    Сказочка для взрослых

    Часть 1

    – Валера, когда выйдешь на лестничную площадку, пожалуйста, не вызывай лифт, – Юлька умоляюще посмотрела в глаза.
    – Да, ладно ты, не парься, – Валерка кивнул на часы, висевшие на стене в прихожей. – Время полтретьего. Народ дрыхнет как… – Валерка задумался, подбирая слово, чтоб не материться. – В общем, как удав.
    – Ну, да, как же! Ты не знаешь нашу Лидию Степановну из двадцать первой. Эта – не удав, а настоящая кобра. Ей известно всё и про всех. А то, что знает она, потом знает весь подъезд. По ночам не спит только ради интереса. Если увидит, сразу расскажет родителям, что у меня кто-то был.
    – Мало ли откуда кто вышел, – Валерка взял ветровку, висевшую на дверце шкафа. – Ого, кажется, немного подсохла. Классно мы вчера вечером под дождём бегали?
    – Ага, у меня до сих пор кроссовки сырые. Валера, да пойми же ты! Слева от нас пенсионеры, справа многодетная семья. Портив лифта, квартира этой кикиморы. Родители говорили, что она раньше в тюрьме работала. Потому за всеми и подсматривает, привычка. Сама видела, как эта бабка с биноклем сидела на балконе. И что её нужно от людей? – Юлька прижалась к нему. – Когда мы увидимся?
    – Да хоть завтра.
    – Не получится, мои родители возвращаются из деревни от родственников.
    – Тогда у меня. На следующие выходные мои опять едут на дачу. Я отмажусь, придумаю что-нибудь, не хочу комаров кормить.
    – Я буду ждать, Валера, – Юлька опять прижалась к нему. От неё пахло совсем не так как от других девчонок, не духами и дезодорантами, а просто молодым девичьим телом, и он даже зажмурился от удовольствия.
    – Валерочка, Валера Валерка… – Юлька толкнула его под ребро локтём. – Блин, глаза открой, дятел, – прошептала она голосом Вовки, его друга.
    Ну, ни себе чего! Весеннее солнце било прямо в глаза и Вовка тыкал его в бок. Пара секунд, и он почти пришёл в себя. Надо же, срубило в сон прямо на уроке литературы.
    – Чернышёв, долго я буду взывать к вашему сиятельству? – до него донёсся голос Анны Владимировны, учительницы литературы.
    Она была у них классным руководителем. Анна Владимировна проработала в этой школе так долго, что никто её не помнил молодой, даже директор – мужчина, которому было очень далеко сорок. Она, как говорят, всегда была в одной поре, аккуратно одетая, всегда с одной и той же причёской «каре», всегда в больших круглых очках и всегда без каких-либо следов макияжа. Она никогда не кричала на своих учеников и обычно говорила ровным поставленным голосом телевизионного диктора. Но никто и никогда не решился бы назвать её сухарём. Виной всему были её глаза – большие, тёмно-карие, обладавшие какой то магнетической силой. Тем, на кого она смотрела, всегда казалось, что Анна Владимировна читает их мысли, но почему-то никто не чувствовал никакого неудобства. Напротив, у человека возникало ощущение, что это именно ей можно рассказать всё, или почти всё. И давным-давно за ней прочно закрепилось прозвище – донна Анна. Как и почему это произошло, никто уже сказать не мог, быть может, виной были «Маленькие трагедии» Пушкина? Тем более что она никогда и никому не рассказывала о своей семье. Она об этом, конечно же, знала и относилась спокойно.
    – Всё понимаю, Чернышёв, – продолжила донна Анна. – Весна, молодость, гормоны бьют фонтаном, черёмуха цветёт, но в школу ходят не для того чтобы делать баиньки на уроке. – При этих словах в классе началось хихиканье.
    – Я просто задумался, Анна Владимировна, – Валерка поднялся с места.
    – Да что ты говоришь?! – учительница картинно всплеснула руками. – И я тоже задумалась, кто же это так храпит на третьей парте? Как считаешь? – Хихиканье перешло в хохот.
    – Так! Дорогие мои! Прекратили, – донна Анна немного повысила голос. – А ты не смеши людей, – продолжила она, – поясни ка лучше, что Пушкин хотел сказать в своём произведении «Моцарт и Сальери»?
    Валерка понял, что влип по самое не хочу, и растерянно посмотрел на соседа Вовку, который начал что-то быстро писать на листе бумаги. Какой там Сальери, если с Юлькой целый вечер….
    – Беляев, ты, что секретарём работаешь у Чернышёва? Прекрати бумагу портить, пусть он сам головой думает.
    – Анна Владимировна, Пушкин хотел сказать… – Валерка тянул время в надежде, что Вовка что-нибудь да всё равно напишет.
    – Пушкин хотел сказать… – Учительница подошла к их парте. – Пушкин хотел сказать. В общем, что хотел, то и сказал, – закончил Валерка.
    Донна Анна, неожиданно улыбнулась.
    – Правильно, Чернышёв, я полностью согласна. Если кому-то надо объяснять что хотел сказать в своём произведении автор, значит, сочинение не удалось. Но что понял ты? Вот это мне очень интересно.
    – Гений и злодейство не совместны, – вспомнил Валерка фразу из учебника. – Как-то так.
    – Вот именно, «как-то». То, что в учебнике написано я знаю, сам что думаешь? На примере Моцарта и Сальери нам и покажи.
    – Я думаю так, Анна Владимировна, Моцарт – гений, Сальери завидовал ему по-чёрному, потому что если ты не первый, то уже и не второй. Вот и траванул.
    – Что за жаргон, по-чёрному, траванул? Завидовал чёрной завистью, отравил, как-то так, как ты говоришь, – передразнила учительница, уверен?
    – Конечно. У Пушкина так и написано чёрным по белому.
    – У Александра Сергеевича – да, а на самом деле?
    – Кто его знает, что там было в реале, – Валерка почувствовал подвох в словах учительницы и включил «задний ход». – Думаю, смысла травить не было. Денег от этого никаких, титул гения тоже вроде как не передаётся, и опять, же, все стрелки на Сальери сойдутся, если что.
    – Ну, умница, ведь можешь, когда захочешь. Действительно, не так давно в славном городе Милане состоялся суд, который полностью оправдал Антонио Сальери.
    – Это как? Ведь столько лет прошло!
    – Были опрошены самые осведомлённые эксперты и изучены десятки документов. Высокий суд пришёл к выводу, что господин Антонио Сальери не имел ни умысла, ни возможности поступить подобным образом с Вольфгангом Амадеем Моцартом. Он просто не мог ему завидовать, потому что положение в обществе занимал куда более высокое, нежели гениальный композитор. К тому же его произведения тогда не уступали в популярности творениям Моцарта, а иногда и превосходили. О чём, собственно ты и сказал, но очень кратко, более подробно поговорим в следующий раз, – она посмотрела на часы. – А сейчас ваше домашнее задание, запишите, пожалуйста….
    Сколько лет прошло, а этот урок остался в памяти и Валерки и у его друга Вовки, ибо как говорил другой писатель – Антуан де Сент-Экзюпери: – «В действительности всё иначе, чем на самом деле». В правдивости этого высказывания Валерка убеждался не раз и не два. Им повезло, что преподавателем литературы была именно Анна Владимировна, которая, прежде всего, учила осмысливать прочтённое, а не только говорить фразами из учебника. Она сумела добиться главного для любого учителя – сделать интересными свои уроки. И этот интерес к литературе сохранился спустя многие годы. Однако всё течёт и всё изменяется. Они окончили школу, и каждый пошёл путём своим. Юлька, первая Валеркина любовь, которая училась в параллельном классе, уехала вместе с родителями из их города. Её отец работал в нефтяной компании по контракту. Срок договора закончился, и по условиям нового соглашения ему предложили место в головном офисе в столице. Родители, конечно же, захотели дать дочери хорошее образование, и настояли на том, чтобы Юлька уехала вместе с ними. Она согласилась, не смогла или не захотела отказаться от столичной жизни ради Валерки. Расставание было в стиле латиноамериканских сериалов, что тогда были популярны. Сначала они посылали друг другу сообщения по электронной почте три раза в день. Потом раз в день, потом через день, а потом, как в поговорке: – «С глаз долой, из сердца вон». Когда Валерка на зимних каникулах оказался в Москве и встретился с ней, то сразу понял, что от той Юльки, с которой они когда-то …. Почти ничего не осталось. Нет, конечно, она вот она, здесь в кафе, за столиком напротив него, такая, вся из себя, но это уже другой человек, с которым всё «не так». А потому, Валерка не стал заниматься выяснением извечного вопроса – «почему?», а просто взял обратный билет на следующий день, и вернулся в родной город, где учился в университете на специалиста по информационной безопасности. Его увлечение литературой так и осталось увлечением, тем более что ему нравилось то, чем он занимался по профессии. Выбор был сделан, в том числе, и с учётом мнения родителей.
    Отец так и сказал: – «Стихи и рассказы писать можешь в свободное от работы время, а зарабатывать на жизнь надо делом серьёзным. Смотри, что творится? Мошенники кругом! И дальше будет только хуже. С такой профессией без куска хлеба не останешься». И он оказался прав. Платили Валерке хорошо, но и требовали по полной программе. Однажды, когда в их локальную сеть попал вирус, и центральный сервер намертво встал колом, Валерка со своими коллегами по несчастью не уходил домой почти трое суток, благо выпали длинные праздничные выходные. Но когда народ пришёл на работу, никто толком и не понял, что всё благополучие фирмы висело на волоске, и проблемы могли быть очень серьёзными. Всё обошлось, правда, в банке растворимого кофе осталось на дне, и урна в углу была забита пустыми упаковками из-под бутербродов и пиццы. Валерка успевал подрабатывать и на стороне, тем более что начальство смотрело на это сквозь пальцы. Денег хватало, и он купил себе однокомнатную квартиру в новостройке с черновой отделкой. Руки у него росли с той стороны, и отец многому научил, да и люди тоже. Отделал хату сам, и через год он уже жил под своей крышей, пусть и не в элитном районе, но всё же весьма неплохом. Вот только с личной жизнью как-то не ладилось. Всё получалось как в старой песне:
    «… Мы выбираем, нас выбирают,
    Как это часто не совпадает…»
    У него не совпадало не то чтобы часто, а практически всегда. Те, к кому он не ровно дышал, были или уже заняты, или не обращали на него никакого внимания, несмотря на все его старания. Нет, женщины периодически всплывали в его жизни, но ненадолго. Не мог он найти с ними общего языка…. или с их родственниками. Так оно и шло, как говорят, ни шатко, ни валко. Возможно, виной всему было его увлечение литературой. Терпеть дома мужика, который не пьёт, не курит, и вроде, не дурак дураком, но целыми днями и вечерами пропадает на работе, потом ещё и дома торчит за компьютером…. И что-то там пишет, пишет, пишет. И хорошо если бы за это деньги платили, или хотя бы премии какие-нибудь там давали, чтоб можно было сказать при случае: – «А вот мой Валера лауреат премии, имени чьего-то имени, это вам не просто так, а потому что….», но ведь нет же, нет, и нет! А тут ни в гости сходить по-человечески, ни в кафе посидеть с друзьями подругами, ни к родителям на дачу, картошку копать. И какой женщине это понравится? Правильно, никакой. А Валерка писал и писал, правда, всё больше в корзину. Его работы были не то чтобы плохими, совсем нет, напротив, все кто читал, отмечали и гладкий слог, и эмоциональное напряжение, и интригу. Вроде бы всё на месте, но то ли чего-то не хватало, то ли ни как не находился свой читатель. Сидеть сутками напролёт в интернете, чтобы завлекать на свои страницы в соцсетях потенциальных почитателей своего творчества, он просто не мог. Не было ни времени, ни желания. Из природной вредности он ни за что не хотел платить деньги за своё продвижение различным редакциям и литературным агентствам, обещавшим за ваши деньги – любые капризы, правда, без гарантий, потому что процесс-то оказывается творческий. И кто бы сомневался? А если кому-то не хватает таланта, то это его проблемы. Краудфандить с протянутой рукой, то есть попрошайничать, в надежде, что вдруг да найдётся хороший спонсор, и тогда…. Не позволяло самолюбие. Но, бросать свои занятия Валерка не собирался, потому что был человеком упёртым, и однажды ему в голову пришла простая, и очень интересная, как ему показалось, мысль, которую подсказала бесконечная реклама на ТВ, состоящая всего из двух слов: – «Два в одном». Только и всего! Почему бы не объединить свои таланты в литературе и программировании? Ведь природа фактически сделала это, подарив компьютерщику увлечение литературой! Собственно, в одной голове уже всё и срослось. Осталось только оформить эту идею в виде программы, которая будет фильтровать текст, подсказывать, как его сделать лучше, анализировать предпочтения читателей и автоматом выдавать готовый продукт. И он будет обязательно востребован. А как же иначе?! Всё гениальное – просто. Но, как говорил гениальный автор «Бородино»:
    «…. Гладко писано в бумаге,
    Да забыли про овраги,
    А по ним ходить…»
    И Валерка пошёл «по оврагам». Вот тут сказалось отсутствие базового филологического образования. Побившись несколько месяцев головой о стену, Валерка, понял что ученье – свет, а его отсутствие – потёмки, почти в прямом смысле. Благо, что на коммерческой основе, да на филолога, да сейчас, ещё и заочно… желающих не так уж много. Зарплата позволяла, высшее образование существенно сократило срок обучения, и через три года диплом бакалавра был у него в кармане. Хотя бакалавр не профессия, а высокое звание, но уже кое-что. Стивен Кинг тоже бакалавр, поэтому есть на кого равняться. По крайней мере, он стал разбираться во многих проблемах со знанием дела и это, наконец, позволило ему завершить труд последних лет, программу, которую по старой памяти он назвал «Сальери NEXT». Ведь Антонио Антонович тоже вроде как пытался найти математическое описание гармонии в музыке. Но какая, в принципе разница, музыка или литература? Главное – идея! И вот, долгожданный результат его упорных трудов и бессонных ночей оказался в ящике его электронной почты.
    «Уважаемый Валерий Павлович! Издательство ШСиВ сообщает, что Ваш роман «Соло одинокого призрака» победил в конкурсе, объявленном 20 января этого года нашим издательством. В связи с этим мы бы хотели предложить Вам сотрудничество, с условиями которого Вы можете ознакомиться в приложении к данному сообщению. Если Вы согласны, просим ответить не позднее 15 числа этого месяца.
    С уважением, ответственный секретарь
    ХХХХХХХХ Число подпись»
    Далее шло это самое приложение на пяти листах, из которого следовало, что Валерка должен написать ещё как минимум три книги с одиноким призраком в главной роли. Гонорар – так себе, гораздо меньше, чем он зарабатывал у себя на фирме за месяц. И сроки, просто драконовские, и право издательства – исключительное на целых три года. Но всё это ерунда по сравнению с перспективами, которые открывались ему. Имея в помощниках самого сеньора «Антонио» нового поколения…. Всё это превращалось в детскую забаву, главное иметь хорошую идею. А уж этого добра у Валерки, как и у каждого автора, воз и маленькая тележка в придачу. Игра стоила свеч, и Валерка был просто счастлив. Пока счастлив, потому что не знал, кому перешёл дорогу.
    Увы и ах! Жизнь иногда преподносит сюрпризы, и такие что нарочно не придумаешь. Так случилось и в этот раз. Вторым в этом конкурсе оказался Вовка, одноклассник Валерки. Тот, самый, с кем он сидел на одной парте целых десять лет! И вот встретились спустя столько времени, и как!? Дело в том, что Вовка, он же Владимир Леопольдович Беляев – восходящая звезда, хотя не первой величины, но достаточно яркая, появился на отечественном литературном небосклоне совсем недавно, и начал уверенно набирать эту самую яркость. За короткое время Владимир Беляев уже получил определённую известность в около литературных кругах. Именно он и должен был стать победителем этого конкурса. Но не стал. А ведь всё шло по его плану. И тема – самое то! И над рукописью работала целая бригада квалифицированных литературных негров, и сам пахал как проклятый, сводя воедино творчество своих вассалов, и в издательстве у него были связи. Осталось только…. Но как говорят англичане: – «Путь кофе из чашки в рот, может оказаться бесконечно долгим». Так оно и вышло. Ему можно было бы плюнуть на этот несчастный конкурс. Не это издательство, так другое, какая разница, всё равно напечатают. Но дело принципа! Ему как воздух нужен был PR! И ведь кто обошёл? Друг детства, который никогда и нигде не издавался? Быть такого не должно, а есть. Он, Беляев, практически, наследственный литератор, у которого отец прошёл путь от рядового журналиста местной газеты до владельца медиа компании. Он, который, пошёл по стопам своего родителя, и с отличием окончил факультет журналистики. Он, который, в профессии больше десяти лет, и очень успешных лет. И он – второй?! Сначала у Вовки внутри всё кипело и клокотало, но постепенно эмоции утихли, и он решил разобраться со своим визави. Нет, никакого криминала, просто посидеть вдвоём без лишних глаз и ушей и поговорить по душам за рюмкой чая, и быть может, найти компромисс. Ведь разговор можно повернуть по-всякому. Нет, не запугивать и деньги не предлагать, чтобы Валерка отказался от сотрудничества с этим издательством. Просто посидеть, и просто поговорить, чтобы понять, как подобное могло произойти. А там, как получится. Можно и предложить работу на условиях партнёрства. Ведь люди же соглашаются! Место для этого есть подходящее. Около года назад умер дедушка его жены, Бонифаций Борисович Бабаев, человек весьма интересный и очень непростой во всех смыслах.
    Университетский профессор, доктор наук, начинавший свою карьеру простым токарем на заводе. В те далёкие времена это не было чем-то из ряда вон выходящим, тем более что он пошёл по технической части. Всё шло как, по нотам. Сначала кандидатская диссертация на тему об особенностях распространения резонансных волн на границе изменения среды, потом – докторская, потом…. А вот потом произошло нечто интересное. Доктор наук вдруг зачастил в церковь, что по тем временам никак не приветствовалось ни университетским, ни партийным начальством. Его вызвали куда надо, побеседовали, объяснили, что он не прав и работа с молодёжью требует от преподавателя чётких идеологических установок, которые он обязан транслировать молодому поколению. Не понял. А если так, что хотел, то и получи. Его карьера резко пошла вниз. Сначала подвинули с должности зав кафедрой, потом его лабораторию передали вместе с людьми и оборудованием в один из НИИ при университете, а там другие порядки и другое начальство тоже, с которым он не сработался. От таких передряг профессор заболел и начал мотаться по больницам, что опять же вызывало неудовольствие всемогущего начальства. Постепенно его практически отстранили от дел, оставив минимальную ставку, чем почти добили учёного. Но наступили буйные 90-е, и стало вдруг «всё разрешено, что не запрещено». То, за что прессовали профессора, вошло в моду, только было поздно. Подорванное здоровье, отсутствие финансирования, а значит и перспектив в своей работе, сделали своё дело и учёный стал нелюдимым и замкнутым. Он по-прежнему читал лекции, и как ни странно, сам вёл семинары и лабораторные, хотя профессору по должности не положено. Причём, был очень требовательным к студентам, чем доводил некоторых до истерики. Но то, чему он учил, было вбито в юные головы намертво, и даже не гвоздями, а железнодорожными костылями – тем, чем прибивают рельсы к шпалам. Двойки ставил только в самом крайнем случае, и то если студент был вообще «никаким». Быть может поэтому, его лекции пропускали очень редко, а чтоб не прийти на семинар, даже и речи не было. Студенты дали ему прозвище – «дед ББ» или просто «ББ». Однако дальше чистого преподавания дело не шло. По крайней мере, никто не видел, чтобы ББ занимался какими-либо исследованиями в родном университете. Но неожиданно для всех, и для него самого, начали потихоньку «капать» гонорары за написанные ранее работы и сразу несколько зарубежных фирм купили патенты на его разработки. Деньги не так чтобы очень большие. Но на вполне безбедную жизнь при скромных запросах немолодого человека, их хватало, и даже стал появляться остаток, который оседал на счёте в банке. На него старый учёный купил на окраине такой же старый небольшой дом, постройки начала двадцатого века. И тем самым воплотил в жизнь давнишнюю мечту любого интеллигента – свой дом с камином. Наконец-то он почувствовал себя у себя дома. Теперь можно было с чашечкой кофе в руках сидеть перед пылающим камином, наслаждаться его теплом, и видом пляшущих языков пламени тёмными осенними вечерами. Вот только одиночество…. Жена давно покинула этот мир, а те, кого он считал друзьями, сами исчезли с горизонта, как только ББ потерял должность. Заводить новых приятелей в зрелые годы, когда уже сложились привычки, и испортился характер, у него не получилось, да и надо ли? У дочери уже была своя семья. Отца она не бросала на произвол судьбы, но с его сложным характером… отношения всё больше и больше становились формальными. Это одиночество съедало изнутри ББ, как ржавчина старый корабль, грызло его до тех пор, пока однажды соседка, которая убиралась у него в доме, не обнаружила его остывшее тело в кресле перед таким же остывшим камином. Ни сам не мучился, ни людей не мучил. Наверное, он предчувствовал свой уход, и кому и чего, расписал в завещании заранее, потому и ни у кого претензий не возникло. Свою библиотеку – университету. Дом – внучке, сбережения – дочери, вот, собственно, и всё.
    Жить в таком доме Вовка с женой не захотели, к этому времени у них уже была неплохая квартира в хорошем районе, но и продавать это наследство они не стали. Потом Вовка понял, какой подарок оставил им дед ББ. В этом доме и дышалось легче и писалось быстро и складно. Быть может, потому что его никто не отвлекал, а может и потому что здесь была какая-то особенная аура. Здесь, оказывается, давным-давно какое-то время жил один известный писатель. Вылезло это наружу совершенно случайно. Местных чиновников в очередной раз напрягли борцы за историческое наследие. Они решили повесить мемориальную доску в память о писателе, только вот куда? Подняли архивы, тут-то и выяснилось, что писатель, которым так гордился город, трижды менял место жительства, переезжая с одной квартиры на другую. А этот дом, оказывается, служил ему загородной дачей. Наверное, и стены помнили его. Иногда в доме сами по себе потрескивали половицы. Человеку, сидевшему внизу у камина, казалось, что кто-то ходит на втором этаже. Но особенно интересно вела себя лестница. Вовка оставшись в одиночестве, однажды услышал шаги на лестнице. Сначала он подумал что показалось. Но потом это стало повторяться, особенно ночью. Будучи человеком практическим и не суеверным, Владимир Леопольдович просто пригласил специалистов, чтобы они разобрались и решили проблему. Но те, осмотрев лестницу, заявили, что проще всего её разобрать и сделать новую, а это будет стоить…. Ну, очень не дёшево. Всё из-за того что дерево слишком старое, и слишком сухое. При изменении влажности, давления и температуры его начинает «вести», возникают напряжения в конструкции, потому «оно само и скрипит». Лишних денег у Вовки не было, а потому – ну, его… и так сойдёт. Со временем он привык к этому, и никакого дискомфорта все эти скрипы и «шаги» у него уже не вызывали. Напротив, когда было тихо, слишком тихо, это даже немного напрягало, а так вроде даже и не один дома. Как-то спокойнее на душе.
    Вовка пригласил своего одноклассника именно в этот дом. Можно было конечно встретиться где-нибудь в кафе. Но зачем, здесь спокойнее, и есть возможность обстоятельно поговорить о своих делах, тем более что, проживая в одном городе, они по сути дела, не встречались очень давно. Так уж случилось. Сначала школьная дружба казалась чем-то вечным и незыблемым. Потом разные интересы, разный круг общения сделали своё дело. Видеться стали реже, а когда Валерка у него на дне рождения «прилепил лишнего» и уснул прямо за столом, родители Вовке так и сказали – зачем? Зачем он тут нужен? Детство закончилось, и друзей пора выбирать нужных, а этот… толку от него никакого, не нашего круга человек. А раз так, то и когда Валерка позвал его на очередное «пати» с друзьями и подругами, он вежливо отказался. Потом ещё раз, и ещё. А потом они просто перестали общаться, даже по телефону. Когда Вовка решил жениться, то кого взять свидетелем, вопросов уже не было, не Валерку, это точно. Приглашение он отправил по почте, ради вежливости. Валерка всё понял правильно, и ради вежливости так же отказался, сославшись на срочную командировку. Странно, но каких эмоций Вовка по этому поводу не испытал. Будто перелистнул страницу книги и всё. Детство, похоже, осталось там, «куда не ходят поезда», и куда уже никогда не попасть. Интересно, почему?
    Все эти мысли крутились в голове у Владимира Леопольдовича, когда он готовился к встрече. Он накрыл на стол, предварительно заказав ужин в фирме, которая обслуживала праздники на дому. От услуг официанта отказался, не захотел тратить лишние деньги. Потом растопил камин и спустился в подвал. Там дед ББ хранил свои стратегические запасы. Нет, профессор не пил, ну или почти не употреблял, но с научной точки зрения…. скорее всего, это было его хобби. Первый раз, когда Вовка увидел «это» он даже и не понял что это такое. Устройство было похоже на коллайдер, только в миниатюре. Но дубовые бочонки на стеллаже с надписями «Коньяк», «Чача», «Кальвадос», «Ром» говорили о предназначении этой «научной установки». Вовка сначала хотел вылить всё содержимое в канализацию, мало ли чего натворил старый профессор, но природная практичность взяла верх, и он налил для пробы бутылки и отнёс их в лабораторию на анализ. Его удивлению не было предела, когда специалисты сказали что содержимое не просто хороший алкоголь, а очень качественный и выдержанный продукт, который может украсить любую коллекцию изысканных крепких напитков. Единственное, чего никто не мог никак объяснить, так это зачем старик поставил в сарае дизель-генератор, да ещё такой, что мог давать электричество для всей улицы. Свет отключали здесь редко, и зачем такой запас мощности? Впрочем, мало ли какие причуды могли быть у старого человека? Однако с тех пор, каждый раз, когда Владимир Леопольдович отмечал какое-либо событие, и ставил на стол бутылку с надписью БББ, ценители каждый раз были в восхищении. На вопрос – «Где взял?» – он так же отшучивался, – «Секрет фирмы». И в этот раз Вовка решил блеснуть перед другом детства, а заодно немного и «расслабить» его, и набрал напитки из каждой бочки в свою подарочную бутылку в виде бензоколонки. Очень удобная штука, три в одном, и краны для различного «топлива» разные, и счётчики, которые показывают остаток – тоже, и на столе смотрится оригинально.
    Он назначил встречу на восемь вечера, прикинув, что пары часов хватит, чтобы понять и оценить ситуацию. Вот уже и ужин на столе, в камине трещат берёзовые поленья, а Валерки нет, и нет. Он и раньше-то особой пунктуальностью не отличался, но то, что происходило сегодня, Вовку начало раздражать, а потом очень даже разозлило. Кому сидим? Чего ждём, зачем? Он тут разбился в лепёшку, и ужин тебе, и камин и коньяк, ну хоть бы позвонил ради вежливости! Ни ответа, ни привета! «Абонент временно не доступен». Странно, но он поймал себя на мысли, что если бы Валерка сейчас объявился на пороге он бы ему…. Да, пошёл он….! Мысль материальна, и её силу на себе ощущают не только люди, но и неодушевлённые предметы. Вовкин телефон, будто угадав скрытое желание своего хозяина, внезапно отключился, жалобно пискнув. Совсем разрядилась батарея. Странно, утром было сто процентов, сейчас ноль. И зарядное устройство, будто сквозь землю провалилось. Сколько Вовка не искал его, так и не нашёл. В конец, разозлённый, он бросил это безнадёжное дело. Что он, собственно, теряет? Надо будет, Валерка приедет. Нет, ну и хрен с ним. Найдём, как подвинуть, а пока, не пропадать же ужину? И Владимир Леопольдович занял своё насиженное место в кресле возле камина. Он пододвинул к себе сервировочный столик на колёсах с «бензоколонкой» и закусками, среди которых самыми любимыми были, конечно же, морепродукты, аккуратно уложенные в мельхиоровую вазу в виде морской раковины. Она досталась Вовке вместе с домом. А королевские креветки, да под соусом терияки! У Вовки от одной мысли об этом, во рту заранее появился его сладко-солёный привкус с запахом трав.
    А у Валерки была очередная запарка на работе. Бухгалтерия должна сдать квартальный отчёт, и как всегда, где тонко там и рвётся. Кто-то что-то не туда отправил. Готовый вариант потерялся. Потом восстановили, потом влезли в программу, чтобы что-то там поправить, потом всё повисло, потому что так нельзя, потом…. потом, крайними оказались компьютерщики. А как же иначе? Зам главбуха – двоюродная сестра жены директора. Чтобы не отвлекаться, Валерка обычно отключал телефон. Так спокойнее. То, чем он занимался, требовало высокой сосредоточенности, иначе с ним будет как с сапёром, который ошибается один раз…. Или два, первый, когда выбирает профессию. Иногда Валерка думал, что именно с этим он-то как раз и промахнулся, но только иногда. Наверное, сказывалась усталость, как сейчас. Валерка включил сотовый и…., чтоб мне лопнуть на этом месте! Одиннадцать пропущенных звонков! Ладно, извинимся. Но не тут-то было, «абонент недоступен». Кто бы сомневался. Надо быть очень терпеливым, чтобы ответить после стольких пропусков. Вовка терпением тоже никогда не отличался. А тут ещё и машина у Валерки не завелась! Надо же, всё к одному. Аккумулятор благополучно загнулся после многократных и бесполезных завываний стартера. Хорошо, что такси можно вызвать и уехать куда надо. Но таксист, прикативший по вызову, услышав адрес, тут же собрался в парк, потому что «не по пути».
    – В чём дело? – Валерка разозлился. – Вам что, диспетчер не сказал куда ехать?
    – Если бы я знал, то не согласился бы ни в жизнь.
    – Почему? Это же не «Шанхай», где вечером лучше на улице не появляться.
    – Ага, как же! Там всё понятно, а на этой улице сколько раз был, столько раз и ломался. Как не приеду, так мотор глохнет, зараза. Вызвал эвакуатор, так и тот встал. Водитель меня обматерил, а я-то при чём!? Потом постояли, подождали, тачки завелись с пол пинка. И так три раза. А оно мне надо, деньги терять? С тех пор я туда под расстрелом не поеду.
    – И когда это было?
    – Год назад, может больше.
    – Ну вот, не вчера же! Двойной тариф, едем?
    Судя по всему, «цена вопроса» сыграла свою роль, и менее чем через час Валерка был уже на месте. Однако прежде чем отпустить такси он решил попробовать ещё раз позвонить, и ещё раз услышал: – «Абонент временно недоступен», оно и понятно. Однако чего ради, он тащился на эту окраину? Чтобы полюбоваться на свет в окнах старого дома? Как бы не так! Природная Валеркина настырность сделала своё дело. Он отпустил такси, рассчитавшись с водителем, и полез через забор, как в детстве потому что калитка была заперта и никакого звонка на ней не оказалось. Но или квалификация «альпиниста» оказалась уже не той, или забор слишком старым и слишком высоким. Хруст штакетника, треск рвущейся одежды и глухой удар о землю упавшего тела, сопровождаемый «комментариями», сделали своё дело. Входная дверь отворилась через некоторое время, и на пороге появился Вовка с мощным фонарём в руках.

    Добавлено (07.10.2018, 13:37)
    ---------------------------------------------
    Ой! прошу прощения у всех! Не туда тему отправил. Надо бы перебросить.


    Этот мир сложнее, чем наши представления о нём.
    Моя электронная книга ISBN 9781301110162
     
    Ботан-ШимпоДата: Воскресенье, 07.10.2018, 14:57 | Сообщение # 2
    Верховный Жрец
    Группа: Aдминистратор
    Сообщений: 4304
    Статус: Не в сети
    Цитата Viktor_K ()
    Ой! прошу прощения у всех! Не туда тему отправил. Надо бы перебросить.

    Ну Я уже перебросил-с...


    Кухонный философфф, придумыватель туманных миров, Чайный алкаш))

    ***

    Внимание! Кому надо что-нить отредактировать, вернуть из архива, удалить, перенести -- и т.д. -- смело обращайтесь.
     
    Viktor_KДата: Воскресенье, 07.10.2018, 15:47 | Сообщение # 3
    Виртуоз
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 1515
    Статус: Не в сети
    Ботан-Шимпо, спасибо. Проложаю

    Часть 2

    – Кто здесь? – он провёл лучом по двору.
    – Вова, привет, тут я, – Валерка подал голос, поднимаясь с земли.
    – Здорово, ну наконец-то, я уже думал, не придёшь. А то и телефон молчит, и ты не предупредил.
    – Ага, есть такое дело, на работе притормозили. Раньше никак не получилось.
    – Ладно, пошли в дом. Ты там себе ничего не сломал?
    – Нет, всё нормально, только штаны порвал.
    Вскоре они уже сидели за столиком у камина. Вовка предложил:
    – Давай за встречу, столько не виделись…
    После третьей и жизнь пошла веселее и дома стало теплее, и остывшие голубцы – вкуснее.
    – Вот скажи, Валера, только честно, как тебе удалось пробиться на первое место в этом конкурсе? Я ведь слежу за многими авторами, ты нигде не засветился. И раз, на тебе! В «дамках».
    – Бывает….
    – Сейчас? Да, брось! Не бывает. Нужно упираться, не знаю как. Чтобы тебя пиарили, не знаю как. И чтобы связи были.
    – Не знаю, какие, – добавил Валерка.
    – Вот, вот, и я об этом. Случайностей не бывает, это же серьёзный бизнес! Ты ведь понимаешь.
    – Понимаю, только вот что скажу, нужно это, – он постучал себя по лбу. – И ещё вот это, – Валерка погладил сумку с ноутбуком.
    – Ой, да ладно. И то и другое сейчас есть у каждого.
    – Согласен, только все этим пользуются по-разному. Я ведь не о том, чтобы использовать комп, как пишущую машинку, с помощью которой можно расставлять запятые и править ошибки.
    – А ещё зачем? Верстать текст? Подбирать нужные слова?
    – Ага, уже теплее, – Валерка пригубил «топливо». – Я, Вова, заставил эту штуку, – он похлопал сумку с компьютером пахать на меня по полной.
    – Это как?
    – А так, – и Валерка кратко рассказал о работе его «Сальери NEXT». – Ты понял, о чём речь?
    – И, да и нет. То есть в общем смысле – да.
    – Уже хорошо, а частности тебе и ни к чему. Я и сам до конца не знаю, как работает нейронная сеть. Но работает, и это точно.
    – Показать можешь?
    – Не вопрос, с чего начнём, – он расстегнул сумку и включил ноутбук.
    – С меня, то есть с моего последнего романа. Смотри, вот адрес в сети, где есть одна из резервных копий.
    Вскоре весь роман был закачен в «Сальери». Валерка нажал кнопку «анализ», и «Антон Антонович NEXT» начал свой тяжкий труд. Однако чем выше рос градусник, показывающий количество обработанного материала, тем чаще мигал красный светофор в левом верхнем углу экрана.
    – А это что такое? – Вовка кивнул на экран.
    – Проблемные места, которые не укладываются в алгоритм первичного анализа.
    – И что, так много?
    – Не парься, Вова, пока всё в норме. Если проблем нет, то и текст никакой, попросту мёртвый. В одно ухо влетело, в другое вылетело. То есть в глаз, стоп, а это что такое? – На экране появилась мультяшная фигура Змея Горыныча, у которого почему-то оказалось целых семь голов, и только у одной из пасти вылетали языки пламени.
    – Ну?
    – Вот тебе и ну. – Валерка растерянно посмотрел на компьютер. – «Сальери» подвёл итог и сообщает, – он задумался, подбирая слова. – Как бы это сказать, типа, этот роман писали несколько человек, как минимум семь. Хотя, общее редактирование – восемь из десяти возможных баллов. Соответствие запросам целевой аудитории семь баллов, усреднённым требованиям редакций – восемь баллов. Уровень новизны немного подкачал, меньше половины. Так ты не сам, что ли?
    Валерка не знал что ответить.
    – Может сбой какой-нибудь? Давай ещё попробуем. – Он вновь назвал адрес в интернете, где был один из первых его романов, который он делал сам от начала и до конца.
    И вновь «сеньор Антонио» бодро взялся за дело. Полчаса, и результат был на экране.
    – Это другое дело, – заметил автор программы. – Писал один, редактировал он же, правда, показатели скромнее, но не на много.
    – Ну, я же говорил! Точно сбойнула твоя программа, – Вовка облегчённо вздохнул. В его планы никак не входило раскрывать особенности технологии штурма чужих мозгов при создании собственного блокбастера.
    – А что ещё может этот твой «Сальери»?
    – Помогает писать, анализирует предпочтения целевой аудитории, формирует список вопросов, отвечая на которые, можно существенно ускорить работу. Создаёт описания, сюжетные линии, меняет стили в зависимости от поставленной задачи.
    – Это как?
    – Хочешь в стиле Толстого, хочешь как Брэдбери, хочешь как Кинг, хочешь как ты.
    – Вопросы типа ЕГЭ, что ли?
    – Не совсем, но что-то вроде этого.
    – Показать можешь?
    – Без проблем. Давай вводную.
    Вовка посмотрел в окно.
    – Например, например, тётя Зина пошла за хлебом.
    – Вова, какой хлеб, скоро полночь.
    – Ну, это первое что в голову пришло. Так можешь или нет?
    – Попробуем, задавай жанр.
    – Скажем, так, – Вовка задумался. – Мелодрама в стиле криминального боевика.
    – Ага, и чтобы беременная журналистка разгромила наркомафию. Вова, это как хромая балерина на сцене, и смешно, и жалко и хохотать не прилично.
    – Зато, какая целевая аудитория! И женщины и мужчины и пионеры и пенсионеры! Просто шик! А с журналисткой, так вообще, прелесть. Так сделаешь или нет?
    – Попробуем….
    Валерка нажал кнопку «HQ», что означало – гипер вопрос, и понеслось!
    По мере того, как они отвечали, появлялись всё новые и новые вопросы. Время летит быстро, а «Сальери» работает ещё быстрее, чем летит время. Тоже, наверное, использует «топливо из бензоколонки», вместе с морепродуктами. Пока заполнялась таблица опроса, счётчик «горючего» плавно устремился к нулю, и морская раковина с креветками, кальмарами и мидиями постепенно стала приобретать первозданную чистоту. Не прошло и часа, на экране появился текст, который начал читать вслух Валерка.
    «Однажды вечером жительница большого села с красивым русским названием Шишовка, Зинаида Пчёлкина отправилась в ближайший магазин за хлебом. Рядовое событие для любого человека, казалось бы, но тётя Зина не могла знать, что эти пятнадцать минут полностью изменят её жизнь. Точнее, вернут на много, много лет назад, в то время когда она, выпускница школы, отличница Зина, так же шла по этой же самой улице, но совсем не в магазин, а на свидание со своей первой любовью Лёшкой Черепахиным. Он не только слыл первым парнем на деревне, но и благодаря своему неудержимому темпераменту имел несколько приводов в милицию. И это было последнее их свидание. Через день Лёшку забирали в армию, иначе ему светил срок за мелкое хулиганство. Из двух зол выбирают меньшее. И он выбрал. Но судьба… её судьба, их судьба в этот раз зависела от забулдыги тракториста Степана Картошкина, который имел обыкновение, выпив стакан водки устраивать ралли по деревенским разбитым улицам на своём «Белорусе». В этот тёплый весенний вечер Степан, как обычно залив свои бесстыжие шары алкоголем, и обругав на прощание жену нехорошими словами, летел по деревенским ухабам, представляя себя пилотом ралли Париж – Дакар. Вдруг единственная целая левая фара его трактора выхватила из тьмы светлое пятно. Это была Зина в своём белом нарядном платье. В мгновение ока вся бестолковая жизнь Степана пронеслась перед его затуманенным алкоголем взором. Да, он законченный пьяница, но не убийца! Последним усилием воли Степан успел вывернуть баранку и промчался мимо девушки, словно гоночный болид, обдав её фонтаном грязи. Затем его трактор врезался в бетонную опору и превратился в пылающий факел!
    – О, ужас! Как же приду к моему Алексею? – Зину объял гнетущий страх. – Ведь в таком виде не смогу встретиться с ним! Скорее домой, мыться и переодеваться, быть может, ещё успею, – подумала она. Девушка со всех ног кинулась домой.
    Но не судьба! Этот день оказался поистине фатальным не только для Зины и несчастного Степана, но и для Лёхи. Он, как всегда, пришёл к сельскому дому культуры, чтобы увидеть свою любимую. А там друзья, а там друзья друзей, и не только они, но и те, кто ждал Алексея, чтобы устроить ему «последний праздник» перед уходом в армию. Слово, за слово, и как водится, мирная беседа молодых людей постепенно переросла в словестную перепалку, закончившуюся крутым мордобоем, в котором Лёхе прилетело так, что друзья утащили домой его под руки. Об этом Зина узнала только через два дня, когда Алексей был уже на сборном пункте в городе.
    – Стоп, стоп, – прервал чтение Вовка, – что за хрень такая? И это всё на что способен твой «Сальери»?
    Не густо, я ожидал большего. – Он был явно разочарован.
    – Вова, мы же не поставили фильтры. Например, – «использовать литературные штампы, не чаще чем один на страницу», «Запрет на использования жаргона». Там ещё таких ограничений десятка три. Можно задать стиль, я уже говорил об этом.
    – Хорошо, давай заряжай, а я пока на кухню, кофе поставлю, а то чего-то в сон тянет.
    – Ага, и меня тоже, поздно, наверное, – Валерка занялся компьютером.
    Когда Вовка возвратился с кухни, то Валерка стоял около лестницы и к чему-то прислушивался, глядя вверх.
    – Вова, мы здесь одни?
    – Ну, да, а в чём дело?
    – Показалось, что кто-то ходит там, на втором этаже.
    – Ерунда, тут такое бывает. Половицы скрипят сами по себе, дом старый дерево сухое, вот и его ведёт, так спецы сказали. Так, что там дальше?
    – Загрузил ещё десять фильтров, но программа начала задумываться, тормозит, скорострельности интернета не хватает. Я же работаю в нейронной сети.
    – Давай своими словами, пока она там думает, а мы ещё по одной, ты не против?
    – А то!
    После того как счётчик горючего благополучно обнулился, и морская раковина полностью очистилась от содержимого, Валерка продолжил.
    – Дальше дело было так. В магазине тётя Зина встретила его, Лёху, который случайно проезжал через родное село. Его банально замучил сушняк после банкета, посвящённого завершению бизнес конференции, и они остановились, чтобы прикупить минералки. Сначала он её вообще не узнал, но когда продавщица назвала Зину по имени, всё встало на свои места. Алексей к этому времени стал крупным бизнесменом, который не гнушался производством курительных смесей. Он как раз ехал на стрелку, на которой решался вопрос о разделе сфер влияния. Они разговорились. Оказывается, он писал ей из армии, но её родители, пользуясь тем, что на сельской почте работала двоюродная сестра брата отца, их перехватывали и, в конце концов, они добились своего. Выдали Зину замуж за «хорошего» человека, с которым та прожила долгие годы. Иногда тот по пьяне, как все нормальные мужики, гонял свою семью, но в деревне говорят: – «…если не бьёт, значит, не любит».
    – Это понятно, а журналистка где?
    – В городе, конечно! Это дочка Зины, она как раз занимается расследованием коррупции в органах внутренних дел и связями оборотней в погонах с криминалом. Дочка залетела по наивности, от сына того самого тракториста, который чуть не задавил Зинаиду. Его воспитывал, как родного, Алексей, у которого своих детей не было. Дочка об этом не знает, но уже начинает догадываться. – Валерка замолчал.
    В этот момент и он и Вовка явно услышали шаги по лестнице. Парни переглянулись.
    – Что это было, опять старое дерево?
    – Ну да, я же говорил, – Вовка заглянул в пустой стакан. – Надо же, закончилось. Пошли в подвал, там стратегические запасы горючего. Ты как?
    – Без проблем, – и они направились в святая святых деда ББ.
    Набирая в бутылку из бочонка с надписью «Кальвадос», Вовка пошатнулся, его повело, и он, чтобы не потерять равновесие, облокотился на самогонный аппарат старого профессора. Совершенно случайно. Тут произошло то, чего никто не ждал.
    Во дворе раздался гул заработавшего двигателя, и одновременно что-то зажужжало в подвале. Свет погас, воцарилась кромешная тьма.
    – Да чтоб тебя, второй раз за вечер!
    – Валера, ты чего?
    – Опять брякнулся, и опять штаны…. Как с голым задом домой поеду?
    – Брось, не парься, найдём чего-нибудь, а сейчас бы свет включить, тут где-то на стене был выключатель аварийного освещения. Ага, кажется, нашёл, сейчас врубим.
    Раздался щелчок и…. Вовка с Валеркой оказались посреди большого зала с высоким сводчатым потолком. Посередине стоял длинный стол, а за ним…. Вот это да! От удивления оба открыли рты. В большом кресле, украшенном золотым гербом, восседала, вольготно откинувшись на спинку, донна Анна собственной персоной, или женщина, очень похожая на неё, только гораздо моложе и без очков. На голове у неё ослепительно сияла диадема, украшенная драгоценными камнями, через плечо повязана широкая алая лента, что говорило о принадлежности к высшему сословию. Справа от неё в кресле по скромнее сидел дед ББ в бархатном чёрном берете и таком же плаще, слева двое мужчин, в белых напудренных париках и старинных одеждах. Что-то было знакомое в их облике. Парни лихорадочно напрягали извилины, вспоминая, «где» и «кто», пока до них не дошло, да это же Моцарт и Сальери!
    – Ну, наконец-то! Мы уже заждались вас, дорогие друзья.
    Вовка и Валерка хотели поздороваться, но язык словно прирос к нёбу, руки и ноги абсолютно перестали слушаться.
    – Что молчите, разгильдяи?! – На сей раз донна Анна была явно не в духе. К ней наклонился ББ и что-то прошептал. Анна Владимировна кивнула головой. Парни сразу почувствовали облегчение, и дуэтом, как в детском саду поздоровались.
    – Здрасьте, Анна Владимировна.
    – И так, Чернышёв, что скажешь в своё оправдание?
    Валерка хотел спросить, в чём, собственно его обвиняют, однако вместо этого неожиданно для себя самого промямлил:
    – Я больше не буду.
    – Чего не будешь, Чернышёв? Изобретать программы, которые сами пишут романы? Это надо же догадаться, а?! Донна Анна посмотрела на Сальери. – Сеньор Антонио, вашим именем назвать какого-то робота, который сам чего-то сочинять будет!? Я разве вас этому учила? Ты понимаешь что натворил, Чернышёв, или нет? – в её голосе прозвучал металл. – Ты ведь всю литературу умножаешь на ноль. Представляешь, все кому не лень начнут сочинять, что попало. И так народ перестаёт читать. В книжных магазинах на одного покупателя три продавца, а если твоя программа появится в сети, то писателей станет больше чем читателей. Ты об этом подумал? Писать должен не робот, а человек, тебе понятно?
    – Да, Анна Владимировна, я больше не буду, – Валерка почувствовал, как у него горят уши, будто кто-то их драл целый час.
    Где-то в глубине его сознания истерически билась мысль, что всё происходящее достойно истории болезни из психодиспансера, но сделать с собой он ничего не мог. Однако тон донны Анны стал более миролюбивым.
    – Господин Сальери, что можете сказать по поводу вашего наследника?
    – Донна Анна, я бы просил о снисхождении к нему. Он один из немногих, кто попытался реабилитировать моё честное имя, пусть не столь удачным способом. И я хотел бы, – Сальери вопросительно посмотрел на женщину. – Может всё же по части музыки его, а? Это и мне ближе, и я бы…
    – Сеньор Антонио, – прервала донна Анна, вы же знаете, это не здесь решается.
    – Ну, может, как-нибудь в следующем поколении? Человек-то он хороший, душевный, открытый и детей любит.
    – Ага, только своих нет. Чернышёв жениться тебе пора, и давно уже, чтоб дурью меньше маялся.
    – Да, я…, – начал Валерка.
    – Что, ты? И то тебе не так, и это тебе не этак, смотри бобылём останешься. Ты знаешь кто это?
    – Холостяк, донна Анна, – Валерка стоял и смотрел себе под ноги, будто там был ответ на вопрос что вообще, здесь происходит?
    – Ага, как же, если бы! Ты, как литератор знать обязан, а говоря твоим языком, бобыль - ни кто, ни что, и звать никак. Таким хочешь стать, да?
    – Нет, Анна Владимировна, – Валерка почувствовал, что к горлу подкатывает ком.
    – И чем Юлька не подошла, а? Посидел в кафе полчаса и сразу билет домой, а поговорить по-человечески, не судьба? Девка неделю после дурниной ревела в подушку. Родители даже врача вызывали. Повезло, парень хороший попался. Сейчас живут как люди, двое детей, а ты? Смотри, будет у тебя шанс, не прощёлкай клювом. Больше тебе помогать не будем. Всё понял?
    – Ага, – Валерке показалось, что он даже меньше ростом стал после такого наезда.
    – А ты Беляев?
    – А я, что, я ничего, – Вовка смотрел на друга с завистью, потому что экзекуция для того уже закончилась.
    – Не завидуй Чернышёву, я тебя насквозь вижу. Ты сейчас тоже огребёшься у меня по полной.
    – За что, Анна Владимировна?
    – Как за что? А кто бригадный подряд внедрил, я что ли? Литература это творчество, прежде всего, индивидуальное, если кто-то не догоняет. Умный такой! Распределил работу, литературных карлов себе набрал, и в звёзды собрался? Самому слабо, или долго? Не роман, а словесный винегрет не первой свежести, даже у робота изжога началась от твоего творчества. Самому не противно? А почему с Черышёвым разбежались? Десять лет на одной парте, и на тебе! Подумаешь, уснул человек у тебя на именинах и что? А то, что он двое суток не спал до этого, потому что курсовой добивал, чтоб стипендию получать, ты знал? Нет, а почему не спросил? Родителей испугался? В угол поставят? Ты что в детский сад ходишь?
    – Анна Владимировна, я больше не буду.
    – Вы что заладили, не буду, да не буду? Думать надо было! Что скажет господин Моцарт?
    – Донна Анна, то же что и мой друг Антонио. Я уверен, этот молодой человек, обязательно исправится и поймёт, что главное в творчестве душа и вдохновение. И я бы тоже просил….
    – Хорошо, учтём и вашу просьбу. Теперь ваша очередь, сеньор Бонифаций.
    – Донна Анна, я присоединяюсь к коллегам. Всё же мой родственник, отнёсся к памяти обо мне более-менее уважительно, – он посмотрел на Вовку. – Дом не продали, и бутылки маркирует, как положено, моими инициалами, так Владимир?
    – Да, Бонифаций Борисович.
    – Вот и чудно, только своим друзьям скажите при случае, кто всё же сделал напитки, а то ведь неприлично получается.
    – Обязательно, Бонифаций Борисович.
    – Слышали, что вам уважаемые люди говорят? – донна Анна поправила диадему на голове. – От себя лично добавлю, литераторы…. Всегда помните: – «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся…». Кто сказал?
    Вовка и Валерка вновь принялись рассматривать свои ботинки.
    – Не знаете. А ведь я говорила – Тютчев, Фёдор Иванович. А для чего сказал? Тоже не знаете? Для того чтобы вы и такие как вы знали, за базар всегда отвечать приходится. Слово не воробей, дальше сами соображайте?
    – Ага, – хором ответили парни.
    – А если так, всё, идите с глаз моих долой! Исправляйте свои ошибки, двоечники.
    – Куда идти, донна Анна?
    – Сказать?
    – Не надо.
    ББ вновь наклонился к Анне Владимировне и что-то прошептал ей на ухо. После этого зал стал наполняться светящимся перламутровым туманом. Всё исчезло так же неожиданно, как и появилось. Только в кромешной темноте откуда-то сверху слышались звуки – «…пик, пик, пик…».
    Постепенно к этому надоедливому пиканью добавились голоса, одним из которых был голос Вовкиной жены – Алёны, которая постоянно всхлипывала.
    – Вы не беспокойтесь, – её успокаивал мужчина. – Всё будет хорошо, я уверен. У них здоровье как у космонавтов. Вон видите, и давление и пульс в норме и дыхание как положено.
    – Доктор, а почему они двое суток не просыпаются? – Алёна опять всхлипнула.
    – Всё будет хорошо, видите, энцефалограф показывает увеличение активности головного мозга. Смотрите, как быстро она растёт, ни разу такого не видел! Ого, кажется, просыпаются наши спящие красавцы! Глаза вон как двигаются.
    И действительно, сначала глаза открыл Валерка, за ним Вовка. Оба были весьма озадачены тем, что лежат в больничной палате. Вот этого они никак не ожидали.
    – Ну как дорогие друзья, выспались?! Доброе утро, хотя уже вечер, – доктор посмотрел на часы. Рассказывайте, чего наелись, чего напились? Кого во сне видели?
    – Да всё, вроде как всегда, алкоголь проверенный, еда то же. Не первый раз заказывал в этой фирме. А по поводу, кого видели, – друзья переглянулись. – Так вообще, никого. И с самого начала ничего не помню, как только вышел на улицу, – Вовка сел на кровати.
    – Ага, и я тоже, сразу после того как перелез через забор, – добавил Валерка.
    – И замечательно, видимо был какой-то травмирующий фактор, который ваше подсознание благополучно спрятало за семью печатями. Но, это дело других специалистов, наша задача поставить вас на ноги и быстренько выпроводить вон отсюда, чтоб место не занимали. Наша медсестра, Зинаида Андреевна сейчас поставит вам системы, понаблюдаем за вами пару дней, во избежание осложнений, и если всё нормально, пойдёте домой.
    Друзья и в правду никого во сне не видели. Все их воспоминания почему-то заканчивались в тот момент, когда они вошли в дом. И всё – дальше тишина, и темнота, соответственно. Так быть не должно, но было! И никто ничего объяснить им не мог. После того как они выписались из больницы, Вовка устроил разбор пролётов. И – ничего! И креветки были свежими, как и вся остальная пища, и алкоголь выше всяких похвал. Тогда что собственно произошло, и почему два здоровых мужика отключились, да так что пришлось вызывать скорую и приводить в чувство почти неделю? Хорошо, что Алёна хватилась вовремя. Вовка не появился на следующий день дома ни утром, ни вечером. Телефон не доступен. Такого не было никогда. Алёна знала, где он, и в её душу стали закрадываться подлые сомнения. Чтобы их развеять она просто приехала, и просто открыла своим ключом дверь. Камин уже давно прогорел, посуда в гостиной не убрана, ботинки на полке в прихожей, а мужики дрыхнут в подвале! Сначала было смешно, потом не очень, а потом она испугалась, когда не смогла разбудить их в течение трёх часов к ряду. Ей пришлось вызывать скорую.
    И что это было? Потом нашёлся специалист, бывший военный химик, который сказал, что иногда возникают ситуации, когда человек и ест и пьёт всё по отдельности, и ему ничего, а когда вместе всё сразу, то наступает капут с вероятностью близкой к ста процентам. Бинарные отравляющие вещества называется. Креветки с соусом терияки, это замечательно. Из мельхиоровой вазы, которая в оригинале служила пепельницей, явно не стоит. А в сочетании с алкоголем, начинается синтез вещества, которое является сильнейшим транквилизатором. В больших дозах это удовольствие может отправить незадачливого гурмана вперёд ногами в долину вечных снов. А с учётом того сколько съели и выпили друзья, так им просто повезло, что в душе Алёны зашевелился червячок ревности. Иначе, кто его знает?
    А что же донна Анна и её коллеги? – спросит читатель.
    После того как друзья возвратились восвояси заседание «клуба» продолжилось.
    – Сеньор Бонифаций, вы великий волшебник, скажите, как вам это всё удалось?
    – Донна Анна, я всего лишь старый профессор, который всю свою жизнь занимался наукой, и только.
    – Бросьте не скромничайте, здесь это не уместно.
    – Мне удалось добиться многого, но в университете меня так и не поняли, хотя я пытался…. Поэтому я, как капитан Немо, собирал свой Наутилус по частям, так же создавал свою установку. Только энергии не хватало, пришлось ставить генератор. Иначе вся улица оставалась без света и электричество вообще исчезало в округе. Вы понимаете, о чём я?
    – В общих чертах, конечно.
    – С помощью моей установки можно превращать одни вещества в другие без химических реакций.
    – Так вы же алхимик, милейший сеньор Бонифаций, – заметил Сальери.
    – Совершенно верно, – профессор ничуть не смутился. – Нужно лишь обратиться к происхождению слова «алхимия», и только. С «химией» всё понятно, это расписано вполне доступно, но остаётся непереводимая частица «al», странно, не правда, ли? А если предположить, что потеряна только одна буква «l»? тогда всё встаёт на своё место. «Вся химия» и только! То есть химия лишь частный случай алхимии! Кому-то очень нужно было чтобы «всю химию» признали лженаукой! Очень нужно было. И ведь состоялось! Я же сделал установку только для того чтобы получать сложные лекарства очень дешёвым способом. Попробовал с алкоголем, взял лучшие элитные сорта напитков, провёл анализ, определил компоненты, и сделал из обычной водки аналоги, которые невозможно отличить от оригинала. В некоторых случаях мне даже удалось создать более качественный продукт. Причём объективные и самые точные исследования показывали полное тождество. Но не всё получилось, как я хотел, и мне просто не хватило времени. Установку замаскировал под продвинутый самогонный аппарат, чтоб меньше было вопросов. Знаете, сработало, сказал, что обрабатываю напиток магнитным полем, чтобы удалить вредные примеси. Люди поверили. Владимир Леопольдович мог бы подтвердить.
    – Спасибо, сеньор Бонифаций, я вполне удовлетворена.
    – Донна Анна, могу ли я задать вопрос?
    – Конечно, с удовольствием отвечу, – Анна Владимировна улыбнулась.
    – У меня лично, думаю, и у всех собравшихся здесь, сложилось впечатление, что вы излишне жёстко обошлись с этими ребятами, и потом, общаться в таком тоне….? Мальчики-то хорошие. Допускали ошибки, ну и что? Не ошибается тот, кто ничего не делает.
    – Именно потому, что они хорошие, и из них может выйти толк, пришлось именно так, и это абсолютно нормально. С учётом того, в каком состоянии они находились, обычный литературный язык для них в тот момент был просто не приемлем, как средство коммуникации. От меня за всё время обучения в школе они ни разу не слышали ничего подобного. Пришлось использовать шоковую терапию, хотя это мне никакого удовольствия не доставило. Кстати, первенство здесь принадлежит не мне, а психологу Милтону Эриксону. Именно он успешно использовал методы нейролингвистического программирования в своей работе. Если желаете, я познакомлю вас с ним, но это будет в другой раз. А сейчас надо сделать так, чтобы все воспоминания о нашем общении у них воспринимались как нечто ирреальное. И обязательно должна исчезнуть эта программа, вы уж меня извините, сеньор Сальери. Но придётся так сделать. Господин Бонифаций, справитесь?
    – Конечно, донна Анна.
    – У кого есть просьбы, господа? Нет, замечательно, встречаемся по мере необходимости. Всего наилучшего, – и она удалилась из зала царственной походкой, оставив в размышлениях, своих советников.
    – Сеньор Бонифаций, – начал Антонио Сальери. – Вы добились очень много при жизни, и лично я вам обязан. Чем я могу вас отблагодарить?
    – Полно, сеньор Антонио, – дед ББ закрыл папку с бумагами, лежавшую перед ним. – Я лишь делал свою работу, которая доставляла мне удовольствие, какая плата? И за что?
    Сальери переглянулся с Моцартом,
    – Вольфганг…. Как на счёт произведения в честь нашего коллеги? Могу, конечно, и я, но думаю, ему приятнее будет именно ваше авторство.
    – Простите господа, а как же….?
    – Да, не вопрос, как говорит ваш родственник, – Моцарт начал что-то писать на листе бумаги, лежавшем перед ним. – У меня где-то что-то уже было. Искусствоведы будут изучать какой-нибудь архив, какого-нибудь музея. Найдут неизвестную партитуру, посвящённую сеньору Бонифацио, то есть вам, – он отвесил поклон деду ББ. – Определят моё авторство, только и всего.

    Вот и сказке почти конец, а кто прочёл тот и молодец.

    Часть 3 (совсем короткая)

    А как же Вовка с Валеркой, спросит читатель. Спешу успокоить, у них всё сложилось хорошо.
    Валерка женился на той самой медсестре. Ему почему-то понравилось простое русско-греческое имя – Зина. Он точно знал, что где-то они встречались, но никак не мог вспомнить, где именно. И какая, в сущности, разница, лишь бы человек хороший был. А с этим всё получилось как нельзя лучше. Зина никогда не ворчала, за что он вечно занят непонятно чем, и к его хобби относилась очень спокойно. Ведь не курит, не пьёт и не дурак дураком, зарабатывает хорошо, её любит. И крыша над головой не протекает. А что ещё надо для счастья? Литературой Валерка стал заниматься меньше, но более аккуратно, что ли. Знания, которые он получил в университете, пригодились как нельзя лучше. Его редакторская программа оказалась на редкость удачной. Нет, тексты она не сочиняла, но авторам помогала, и очень даже хорошо. Однажды, производя генеральную уборку своих архивов, он обнаружил какую-то левую ссылку на «Сальери NEXT», но не сам файл. Что это было, он так и не вспомнил, а потому просто удалил от греха подальше. Мало ли откуда может в сети прилететь новый вирус. Его работы постепенно начали приобретать популярность. Время от времени различные издательства предлагали контракты, но Валерий Павлович уже не хватался за них как за спасательный круг и всегда помнил, что говорил отец: – «Зарабатывать на жизнь надо делом серьёзным, а стихи и рассказы писать можно в свободное от работы время». Он так и делал, тем более что у него теперь был единомышленник – его друг Вовка, который читал его творчество, ругал последними словами, правил, как ему казалось нужным, но, в конце концов, получалось иногда очень даже не плохо.
    У самого Вовки после того «замечательного» вечера дела пошли совсем никак. Творческая бригада разбежалась сама по себе. Кто-то начал усиленно заниматься своим собственным творчеством, кто-то просто бросил это малодоходное дело, у кого-то изменились личные обстоятельства, и его литературная латифундия приказала долго жить. Да и у самого времени практически не стало. Заболел его отец. Доктора рекомендовали сменить ему климат. Переехать туда, где теплее, суше и солнца больше. Остался бизнес, который подхватил Вовка. И вроде, с делом хорошо знаком, и с отцом вместе работал, но когда пришлось самому рулить фирмой, сразу стала актуальной фраза: – «Дьявол кроется в деталях», потому что эти самые детали полезли на свет, все и сразу. Пока разгрёб, пока наладил процесс, точнее, восстановил то, что было, прошло время, и Вовка понял, что может спокойно жить и без писательства, пока может. Так Владимир Леопольдович думал какое-то время, а потом всё вернулось на круги своя, как хроническая болезнь, которую вылечить уже нельзя, но можно приглушить рецидив, оказавшись, таким образом, в категории неисправимых литературных рецидивистов. Он поднял свои старые, нигде не опубликованные, и неоконченные работы, начал править их и доделывать, просто так, для удовольствия. Странно, но как только это произошло, тут же поступило предложение от одного из крупных издательств. И тираж зарядили вполне приличный по нынешним временам! И это не пятьсот штук, а в двадцать раз больше. Как же было не согласиться, тем более что программа, которую создал Валерка, существенно облегчала рутинную работу и разнообразила её. И с Валеркой отношения наладились сами собою, во многом благодаря его жене – Алёне. Оказывается, она была давным-давно знакома с Зиной, той самой медсестрой, на которой женился потом Валерка. Бывает же, два друга, две подруги…. Иногда лишь где-то там, в тёмных глубинах его подсознания всплывали какие-то странные образы. Их учительница литературы, почему-то с алой лентой через плечо, какой-то средневековый замок, старый профессор-самогонщик, в чёрном бархатном плаще, который грозит ему пальцем, Сальери и Моцарт, мирно беседующие за столом…. Что это было? Шутки искусственного интеллекта? Параллельная реальность, существующая где-то рядом? Иной мир, где «всё не так»? Всего лишь плод воображения автора, такого же, как Валерка или Вовка? Вот смеху будет, если действительно где-нибудь в музее вдруг да найдётся партитура, неизвестного произведения, написанная великим Моцартом. Творческие люди они ведь такие, напишет чего-нибудь, а оно раз, и вот оно. Потому и говорю, всё это сказка, любые совпадения чистая случайность, в сказке ведь всё возможно, даже всеобщее и полное счастье.


    Этот мир сложнее, чем наши представления о нём.
    Моя электронная книга ISBN 9781301110162
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Научная фантастика, космоопера, киберпанк » "Сальери NEXT" (сказка для взрослых)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Валентина, T_K_Finskiy Гость