[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Платок голубого шелка (69) -- (Hankō991988)
  • Учитель (6) -- (Hankō991988)
  • Мир как наш, но островной, почти без железа и углеводородов (15) -- (Yezdigerd)
  • Три дня в санатории "Улыбка" (64) -- (T_K_Finskiy)
  • Давайте знакомиться! (1826) -- (Yezdigerd)
  • Дракон Её Величества (15) -- (Yezdigerd)
  • Вопросы к администрации и форумчанам (1310) -- (Yezdigerd)
  • Поздравлялки (3132) -- (Virhand)
  • Флудильня (4106) -- (Иля)
  • Рецензии на книги (108) -- (T_K_Finskiy)
  • Страница 4 из 4«1234
    Модератор форума: fantasy-book, Donna 
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Научная фантастика, космоопера, киберпанк » Портал
    Портал
    DaydreamerДата: Понедельник, 14.09.2015, 19:36 | Сообщение # 76
    Почетный академик
    Группа: Критик
    Сообщений: 635
    Статус: Не в сети
    Цитата Assez ()
    "невесть как" я уже исправил. Ханна выиграла грант для молодых ученых и была зачислена в команду благодаря ему.

    Я не дочитала, видимо. Звиняйте)


    Обезьяна с топором
     
    AssezДата: Вторник, 15.09.2015, 11:28 | Сообщение # 77
    Чебурашка-ниндзя
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1966
    Статус: Не в сети
    Цитата Daydreamer ()
    Я не дочитала, видимо. Звиняйте)

    Не, это в невыложенном еще.

    Добавлено (15.09.2015, 11:28)
    ---------------------------------------------
    1

    Первыми в портал вошли солдаты. В черных блестящих экзоскелетах, с автоматами наперевес, пафосные и красивые, точно десантники из фантастических фильмов. В них не было никакой нужды – на той стороне давно уже все проверили два десятка зондов, но сейчас все происходило под прицелом телекамер, и требовалось показать настоящий профессионализм.
    Арка из синеватого металла так и манила к себе зрителей. Они не знали, что цвет специально подбирался несколько недель, дабы портал выглядел научно. В этом мире огромное значение теперь имело не только открытие, но и его внешность. И люди, приникшие к экранам, в прямом эфире наблюдавшие за прорывом в мир другой.
    Лес, - думала Ханна, глядя в проем арки. – Зеленый хвойный лес, совсем как земной.
    Техники приникли к экранам мониторов, замерли у пультов управления, старательно делая вид, что заняты чудовищно важной работой. На лицах блуждали спокойные полуулыбки, в глазах застыла решимость, придавая картине еще больше эффектности – а на самом деле хватило бы одного-единственного человека, что сидел сейчас в кресле по ту сторону стеклянного окна и меланхолично наблюдал за происходящим.
    Военные уже осматривались на той стороне. Следом должны будут войти техники, инженеры, ученые. Не менее пафосно, чем солдаты. Расставят с умным видом приборы и будут делать вид, словно изучают там что-то. И с ними – Ханна, специалист по материалам, инженер, попавшая в команду Портала только благодаря выигранному гранту.
    - Все чисто, - раздался из динамиков голос командира – искаженный, потусторонний голос из чужого мира. И в тот же миг раздались аплодисменты.
    На самом деле все они отзвучали еще полгода назад, когда впервые включилась арка – тогда еще грубовато-серая, стальная, ведь создатели ее и думать не думали про эстетику. Ударил порыв ветра, на миг ошеломив приборы, а под аркой вспыхнул свет – солнечный, настоящий, словно они пробили дыру наружу. Впрочем, так оно и было.
    С тех пор за Дверью побывали десятки роботов и пара человек, облаченные в желтые костюмы биозащиты и вооруженные всем, что нашлось под рукой, кроме разве что гаубицы с ядерными снарядами. Но чужой мир молчал. Тогда люди осмелели.
    Вскоре портал подготовили к показу. Покрасили, обустроили комнату, натыкали на арку загадочно сияющих лампочек, пока ученые скребли в затылке и растерянно смотрели на дизайнеров. Серая арка – это скучно, уныло, поясняли менеджеры. Зрителю нужны краски. Мельтешащие огни на приборной доске, а если таковой нет, то на самом приборе, чем больше, тем лучше. Трехмерный интерфейс, как в фантастических фильмах, обязательно голубоватого цвета, сверкающие хромом детали и прочие красивости. Вы там занимайтесь своей работой, а мы займемся своей, и не мешайте.
    Впрочем, в работу ученых они действительно не лезли, и постепенно те привыкли.
    - Уважаемые телезрители! – раздался голос ведущего. – Эксперимент удался, и человечество вступает в новую эру! Вы стали свидетелями…
    Ханна шагнула к порталу. Ее участие там не нужно. Сейчас там всем заведуют климатологи, геологи, химики, а она нужна будет в совсем другом месте – ее ремесло не такое показательное и заметное. Но слишком уж хотелось ступить на зеленую траву, такую похожую на родную земную и все же другую.
    - Семьдесят пять лет назад первым в космосе побывал Юрий Алексеевич Гагарин, гражданин Советского Союза, – рассказывал один из журналистов, протиснувшийся с камерой сквозь арку портала. От камеры тянулся длинный шнур – радиосвязь с той стороны не действовала, если только не стоять вместе с приемником прямо напротив Двери. – Сегодня первым на землю другого мира ступил гражданин Славянской Федерации Евгений Александрович Стрельцов. Эта дата войдет в историю как…
    - Да зачем я вам нужна? – спросила тогда, три дня назад, Ханна у смущенного улыбавшегося Дмитрия. По-русски она говорила хорошо, но скандинавский акцент все же оставался. – Создать толпу? Для чего это?
    - Если б я сам знал, фрекен Кацмарк, - вздохнул тот. – Как по мне, так гнать бы в шею всех этих вонючих – простите - телевизионщиков с их камерами. Но сказали, нужно чтобы тридцать человек из персонала Протала присутствовали, в новенькой чистой форме, с бейджиками напоказ. А у вас внешность очень… э-э…
    Ханна покраснела.
    - Пожалуйста, не отказывайтесь, - добавил начальник отдела безопасности. – Это действительно нужно.

    Грохнула короткая автоматная очередь. Кто-то испуганно закричал, один из операторов отскочил в сторону невесть от чего, запутался ногой в проводе камеры и грохнулся на металлический пол. Ханна усмехнулась. Все шло по сценарию.
    - Военные знают свое дело… - вещала на камеру светловолосая девушка, едва не целуя микрофон со значком Первого канала. – Смотрите, сейчас мы подойдем поближе…
    - Фрекен Кацмарк!
    Ханна обернулась. К ней шел, бесцеремонно расталкивая журналистов, Дмитрий.
    - Вы ведь должны быть у камер, с журналистами беседовать, - упрекнула она его. Дмитрий сам рассказывал об этой нелегкой обязанности, размахивая руками и кривясь от отвращения. Еще и про интервью какое-то говорил.
    - А, да пошли они в… - безопасник запнулся. – Ладно, в общем, вы поняли, куда, - кисло закончил он. – Я уже отпахал это треклятое интервью и сейчас забираю наших сотрудников. Свою задачу вы выполнили, пора домой. На сегодня у вас все.
    Ханна лишь кивнула. Здесь ей смертельно надоело.

    2

    - Мы требуем правды! – орала толстая девица в синтетической кофточке и растянутых брючках, потрясая плакатом с той же надписью. – Расскажите людям правду!
    Всеволод отпихнул в сторону еще одного из пикетчиков, довольно рослого кряжистого мужика, который попытался ухватить его за рукав. Затем дорогу безопаснику загородила довольно миловидная девушка и попыталась развернуть какой-то свиток, но ее постигла та же участь.
    - Запретите эксперимент! – возмущался пожилой человек энергичного вида, не иначе как начинавший еще с закона о защите бродячих собак в начале двухтысячных. – Он опасен! Опасен!
    - Мать вашу, - пробурчал Всеволод, поднимаясь по залитым закатным светом белым ступенькам. «Харьковский всесоюзный научно-исследовательский институт реальности», - гласила надпись над входом в здание. Нависшие над ним тяжелые плиты корпуса напоминали Всеволоду лоб какого-то огромного чудовища, а дверь – его пасть, которая каждый день проглатывает десятки людей.
    Где копы? – подумал он. Четыре дня назад, во время официального запуска Двери, никаких «зеленых» тут не было и в помине, а полиции съехалось едва ли не больше, чем ученых. Теперь же все куда-то исчезли.
    - Вы травите землю ядами!
    - Драгунов, как же вовремя! – обрадовался один из ученых, опуская мегафон. Всеволод попытался припомнить его имя – Алексей? Александр? – но безрезультатно. – Я уже не знаю, что им отвечать…
    - Ну, зато знаю я, - ухмыльнулся безопасник. Он был при полном параде – в черной форменной одежде, в бронежилете с фигурной буквой «П» на спине, с автоматом за спиной и парой гранат на поясе. А светлые, почти соломенные волосы и голубые глаза вкупе с черной формой делали его похожим на персонажа нацистских плакатов. – Вы-то чего тут забыли? – он заметил за спинами белых халатов фигурку датчанки – ее каштановые кудри забыть было трудно. Если яйцеголовые останутся здесь надолго, для них с той стороны Двери еще нет и полудня, то эта девица, насколько он помнил, пока еще работала по местному графику.
    - Я не могу попасть домой, - призналась Ханна. – Задержалась на работе, а теперь толпа…
    - Не беспокойтесь. Я вас провожу. – Всеволод повернулся к митингующим. - Эгей, граждане! – он замахал руками, привлекая внимание. Это возымело эффект – крики поутихли, и даже какой-то журналист с камерой повернулись в его сторону. – Товарищи! У вас нет разрешения на пикет… - его голос потонул в воплях «зеленых». – Дайте-ка мне! – Всеволод вырвал у ученого мегафон. – Эй, вы! Или отходите на разрешенное расстояние и там митингуете хоть до ядерной войны, или я применяю Си-Эс! Считаю до трех…
    - Кажется, они вас не услышали, - пробормотал ученый.
    Всеволод лишь фыркнул. Снял с пояса гранату и, сорвав чеку, швырнул снаряд в толпу.
    - Может, не стоило на камеру? – слегка растерянно добавил второй научник. Всеволод повернулся к нему и скорчил гримасу.
    - Плевать я хотел на камеры, - заявил он. - Правительственные каналы покажут то, что нам нужно, а мнение остальных никого не интересует. И у меня есть разрешение на применение газа.
    Граната хлопнула, выпуская облако белесого газа, который мгновенно растворился в воздухе. Побросав плакаты и прикрываясь цветастыми шарфами – время стояло осеннее, «зеленые» стали разбегаться. Где-то на проезжей части загудели клаксоны, одна из машин резко затормозила, едва не сбив бегущих.
    - Надо было сразу это сделать, - удовлетворенно заявил безопасник. – Чего они сюда полезли-то? Вон же, линия разграничительная на тротуаре, вроде еще час назад там и верещали. И где копы?
    - Какой-то молодой человек их распалять стал, - вздохнул ученый. Всеволод передал ему мегафон. – Кричать начал, что надо остановить все это, что надо принять меры. Полиции было всего пять человек, где они сейчас – не знаю…
    - Да и хрен с ними! – Всеволод достал газовую маску и протянул ее Ханне. – Наденьте, потом закроете плотно глаза и пойдете за мной. Я надену очки. Вы, господа, возвращайтесь к Двери и работе. Я провожу фрекен Кацмарк и вернусь на случай, если эти дебилы вздумают прийти снова.
    Ханна натянула маску. Всеволод взял ее за руку.
    - Идемте, - сказал он.

    3

    - Вот ведь косорукие, - Игорь выпрямился и пнул синеватый корпус прибора биоконтроля. Тот недовольно загудел. – Запускай! – бросил он в рацию и оглянулся.
    Позади стояло три КамАЗа, доверху груженые стройматериалами. Еще одна порция на ту сторону, и снова риск, - подумал он. – Нет, это точно надо прекратить.
    Придурки-ученые. Играют с огнем, да что с огнем – с силами, которые неспособны понять. Если до работы в Портале Игорь еще сомневался в опасности проекта, то после того, как стал здесь техником и пообщался с учеными, понял доподлинно одно: Дверь опасна. Ровно настолько, насколько может быть опасна ядерная бомба в центре города. Черт побери, неужели они не понимают? Каждое включение Двери – словно размахивание факелом у бочки с порохом. Один раз удача отвернется – и все. Порвется пространство-время, и кто знает, что случится? А даже если нет, кто знает, какую дрянь можно завезти с той стороны? Игорь не верил приборам.
    У них ведь нет души.
    - Савельев, вы закончили? – услышал он. Рядом стоял Петр Макарович, руководитель их смены. – Нас там уже заждались.
    - Конечно, Петр Макарыч, - он махнул рукой в сторону Двери. Сияние электродов по ее дуге уже прекратилось, и в проеме светило солнце. Часа четыре в том мире, навскидку определил Игорь. – Можете отмашку водилам давать, я-то сам права не имею.
    - У нас, Савельев, только по уставу вы не имеете права, - наставительно заявил руководитель и помахал водителю. Тот мигнул фарами и завел двигатель. – А практически, если видите, что меня нет поблизости, давайте сигнал сами. График же! Работа стоит! И здесь, и там. Дверь расписана по минутам!
    Да чтоб ты с унитаза до завтра не слез, - подумал Игорь. Тот умолк, и в тот же миг в кармане звякнул мобильник. – Э-э, простите, Петр Макарыч, - пробубнил он и отвернулся.
    Неделя, - гласила смс-ка. Игорь посмотрел на номер – и принялся торопливо тыкать в клавиши, стирая сообщение. Мобильный у него был не старый, но из тех, которые делаются для любителей минимализма – будильник, часы, телефон, сообщения, пара игр вроде тетриса, фонарик, а больше ничего и не нужно. Как он заметил, большинство здесь щеголяли такими же. Звонит – и ладно, а для всего остального есть компьютер или КПК.
    Неделя.
    Придется подождать еще целых семь дней. Долгих семь дней, прежде чем Игорь с друзьями сможет осуществить задуманное.
    - Игорь! – рыкнул начальник, и техник вздрогнул. – Вторая партия!
    - Так точн, Петр Макарыч, - ответил тот и отскочил к приборной панели.
    Это ведь просто – пропустить сквозь Дверь хоть три грузовика, хоть толпу солдат. Нужно выключить ее, завести внутрь Вокзала все необходимое, герметизировать вход, активировать биоконтроль, а когда тот все проверит, включить Дверь. На миг по комнате пронесется ветер, затем давление по обе стороны уравняется и можно давать команду ехать. Или идти. Или ползти – черт его знает, что еще туда протащат ученые.
    С той стороны никакого Вокзала не было, арки тоже, а Дверь выглядела настоящей дырой в пространстве – примерно как изображают в популярных книжках черные дыры. Пространство по краям дыры изгибалось, как воздух над костром, заворачивалось внутрь, постепенно переходя из земли Чужого мира в сталь Вокзала. И вместо Двери там имелся лишь вызывник, неведомым для Игоря образом пересылавший сигналы на эту сторону. Хотя почему неведомым? Непонятным для него оставался принцип действия Двери, основанный на продвинутой М-теории. Вызывник же работал элементарно – открывал крошечный портал на Землю и посылал пакет данных радиоимпульсами. А мог бы и скрученным рулоном бумаги – на все фантазия инженерная.
    Дверь погасла, и в комнате вновь осталось лишь искусственное освещение. Замигали датчики биологического контроля. Несколько минут – и сигнальная лампа вспыхнула зеленым.
    Игорь посмотрел на так и оставшуюся темной лампу тревоги и нажал на кнопку, открывая внешние двери. Волосы растрепал очередной порыв ветра.
    - Следующий, - сказал техник в рацию.

    4

    Он все никак не мог привыкнуть к этой резкой смене времени при прохождении Двери. Там, в Харькове, часы показывали десять минут одиннадцатого. Здесь, в Чужом мире, было без пяти два. Когда Дверь открывалась, по глазам немедленно ударяло солнце, разрывая слабый свет ламп. И когда он проходил туда, ночь сменялась днем.
    Буйство красок настоящего леса после серого Харькова поражала. Нет, конечно, в городе тоже хватало деревьев, а на центральных улицах так вообще красовался чуть ли не целый сад, но никакому парку не сравниться было с этим.
    И пусть даже за периметр позволено было выходить лишь в бронежилете специального класса защиты и с охраной, это не мешало архитектору в редкие вылазки любоваться природой. Тем более что это и являлось его задачей. Изучать местность. Разрабатывать проект базы дальше.
    В дверь постучали.
    - Войдите, - негромко сказал он.
    - Харон Анатольевич! – в дверь вошел Всеволод. Харон снова попомнил дураков-родителей, давших сыну идиотское имя. Почему-то из уст Всеволода оно звучало особенно издевательски. И все же менять паспорт Харон за пятьдесят лет жизни так и не захотел. – Там к вам посетитель.
    - Что, опять церковник?
    - Почти. – Всеволод и бровью не повел. Харон не впервые демонстрировал едва ли не мистическую способность угадывать, кто пришел. – Он тоже, но это ерунда, после него с вами хочет поговорить фрекен Кацмарк.
    - Это куда интереснее разговора с попом, - проворчал архитектор. – Ладно, впускай его.
    Отец Михаил ворвался в комнату, словно слон, да и сам не сильно отличался от прообраза – тучный, пузатый, руки что мясистые бревна. На фоне жилистого и подтянутого, несмотря на возраст, Харона он смотрелся еще толще. Даже Всеволод, уж на что крепкий мужик, казался будто съежившимся.
    - Вы должны! – с чувством выговорил священник. – Главный инженер со мной согласен!
    - Слушайте, мы ведь все обговорили, - пробурчал Харон. – Не могу я вашу церковь на базу воткнуть. Места нет.
    - Такой уважаемый человек, и не стесняется врать батюшке, - утробным голосом сказал поп. – Я же только сейчас прошел от вашей арки сюда. Места полно!
    Харон вздохнул. Конечно, для священника очень просто стереть с бумаги первое попавшееся строение и заменить его церковью. Иного он и не ожидал. Всеволод ухмыльнулся – он стоял позади, сцепив руки на поясе, расставив ноги и сверля отца Михаила взглядом.
    - Компоновка базы, - Харон развернул чертеж к церковнику. Тот уставился на испещренную линиями бумагу с пустотой в глазах. – Найдете, куда поместить свою часовню – ради всего святого, ставьте.
    - Сюда! – толстый палец ткнулся в ангар вертолетов. Уже построенный, как меланхолично отметил архитектор. – Здесь Бог желает видеть свой Храм!
    - Ну, вот когда принесете от него записку с этим повелением, уверяю, мы немедленно снесем ангар и поставим ваш храм, - ядовито ответил Харон. – А пока что все распределено и утверждено. Храм – самое ненужное, бесполезное, бессмысленное здание на базе. Даже туалет, простите за сравнение, несет больше пользы, чем церковь. Он даже места, черт его дери, меньше занимает!
    Отец Михаил пошел пятнами.
    - Вы противитесь Божьей воле?!
    - Богу угодно, чтобы я противился. Так что проваливайте, - Харон откинулся на спинку кресла. – У меня много работы.
    Церковник вылетел за дверь с такой скоростью, словно его пнули под зад. Перекрестился, отмахнулся рукой и исчез за стеной.
    - Бедолага, - с неприкрытой издевкой сказал Всеволод.
    - Давайте мне прелестную фрекен, - вздохнул Харон. – Не люблю, когда женщине приходится ждать из-за каких-то толстых уродов.
    Всеволод не заставил повторять дважды. Открылась дверь, впуская датчанку – слегка растерянную, оглядывающую все вокруг с неизмеримым любопытством. Харон окинул ее взглядом. Ну, хоть что-то приятное после визита отца Михаила. Невысокая, но стройная, с волнистыми каштановыми волосами и подтянутой фигурой, которую не скрывал даже форменный жакет и деловые брюки. Бодибилдершей Ханна отнюдь не выглядела, но было явно заметно, что спортом она не пренебрегает.
    Не совсем в его вкусе, но вполне симпатичная молодая девушка.
    - Чем могу служить? – любезно осведомился Харон, торопливо стараясь избавиться от всей той кислоты, которой только что плевался. – Садитесь, садитесь! Вон там стул.
    - День добрый, - девушка чуть склонила голову и осторожно села. – Меня зовут Ханна Кацмарк, я инженер. Хочу попросить вас о… как по-русски… ходатайстве.
    - Ходатайстве? – изумился Харон. – Но насчет чего?
    - Насчет перевода сюда, за Дверь. Я написала уже три заявления, но главный инженер их все время отклоняет.
    - А на ужин он вас не приглашал? – Харон усмехнулся. – Простите, это я так… шутки дурацкие. А ваша специальность?
    - Летательные аппараты из композитных материалов. Я могу обслуживать и проводить ремонт, модифицировать их и...
    - О! – архитектор оживился. – А мне этот старый сквалыга говорит, что у него нет подходящих людей!
    Ханна смущенно опустила взгляд в пол.
    - В общем, вопрос решен, я вам помогу перевестись за Дверь. Но вы уверены в своем желании? Посмотрите за окно.
    Она послушно уставилась на виднеющиеся в проеме деревья.
    - У нас тут не курорт. Видите?
    Рабочий кабинет Харона находился непосредственно в его же доме здесь, на базе в Чужом мире. Круглая гостиная в центре, две секторных комнатки, третий сектор - санузел, и на этом жизненное пространство заканчивалось. Насколько успели определить астрономы, Дверь выходила в точку южнее умеренного пояса, и вряд ли здесь вообще выпадает снег. В то же время это не джунгли с их неведомыми болезнями и паразитами. Лучше места не придумаешь.
    Но все равно это не комфортные жилища Старого мира, а жизнь за стенами периметра уже показала, что сбрасывать ее со счетов не стоит.
    - Здесь вас может подстерегать что угодно. Мы еще не изучили этот мир и почти ничего не знаем о нем. Произойти может любая катастрофа, и риск огромен.
    - Я уверена, - четко сказала Ханна. – Я знаю, чего хочу.
    Харон улыбнулся. Ему нравилась ее настойчивость.

    5

    Работа кипела. Визжали пилы, скрипели сварочные электроды. Перекрикивались рабочие, а поодаль фыркал большой экскаватор, уже начавший копать котлован под очередное здание.
    Настоящую базу начали проектировать сразу же, как только открыли портал, и к моменту открытия Двери для прессы она функционировала уже с месяц, если не больше. Конечно, дизайнеры отметились и здесь – все дома выглядели словно срисованными с научных журналов, где воображаются «города будущего». В итоге на станции нельзя было найти ни одного острого угла, а все здания собирались на месте из белых стеклопластиковых панелей самых причудливых форм.
    Лаборатория опасной фауны расположилась совсем рядом со стеной, но тем, кто там работал, не мешали ни пилы, ни теплый запах только что разрезанной стали, ни матюги строителей. Само здание выстроили сначала одноэтажным, но после краткого изучения ближайших мест пришлось нарастить еще два, и теперь биологи заседали здесь днем и ночью.
    - Смотрите, сэр. – Джек Бегущий Лис ткнул пальцем в экран монитора. – Вон там, над деревьями.
    Камера показывала небо. И птицу – огромную, где-то высоко над верхушками сосен. На глаз Всеволод мог бы сказать, что размах крыльев у этой твари не меньше пяти метров.
    - Мы ее назвали Рух, - гордо заявил Джек. – Была такая птица в мифологии…
    - Я знаю, - оборвал его безопасник, не отрывая взгляда от экрана. Разговор шел на английском – Бегущий Лис появился в команде Портала всего три недели назад, и его русский оставлял желать лучшего. – Что вы можете о ней рассказать?
    - Видите клюв, сэр? Отсюда он плохо различим, но если смотреть покадрово, форма видна. Он изогнутый, а это значит, что птица хищная. И судя по размерам, ей ничего не стоит напасть на человека.
    - Понятно. – Всеволод поднялся. – Я установлю наблюдение за небом. Будет неприятно, если такая птичка нападет на кого-нибудь из наших. Еще что-нибудь?
    Вместо ответа шайен поднялся и молча развернул полиэтиленовый сверток, который лежал на соседнем столе. Там обнаружилось существо, больше всего напоминавшее хорька.
    - Хорек? – удивился Всеволод.
    - Смотрите, - снова сказал Бегущий Лис, аккуратно открывая животному пасть.
    Среди зубов выделялись два клыка, гораздо более длинных и крупных. Приглядевшись, Всеволод заметил канавки в каждом. Как у вампира, - подумал он.
    - Вампир? – удивился Джек в ответ на его вопрос. – О нет, сэр. Яд. Я еще не отдал его ученым для вскрытия, но судя по всему, под шкурой где-то вот здесь расположен мешочек с токсином.
    - Только ядовитых хомячков нам не хватало, - проворчал Всеволод по-русски. Бегущий Лис его понял.
    - Это мир похож на наш, - сказал он. – Но многое выглядит иным.
    - Я отдам распоряжения, - Всеволод повернулся, чтобы уйти. – А вы потребуйте у биологов начать работы по противоядию. Пусть хоть что-то на благо общества сделают.
    Шайен только кивнул.
    Всеволод подумал, что отдел кадров знает свою работу. Биологи, конечно, люди не от мира сего и с головой ушедшие в науку, других бы сюда не взяли, но здравомыслящие люди среди кадровиков все же нашлись. Вот и наняли егеря-индейца, который для базы уже сделал больше, чем все биологи, вместе взятые.
    За два месяца Джек нашел множество видов опасной живности – в природе, а не трупами, какими их обычно находили солдаты. Животные быстро усвоили, что приближаться к периметру, откуда грохочет что-то страшное и смертельное, не стоит, и лишь ночью некоторые хищники рисковали охотиться. Смертельных случаев, по счастью, пока не было, но стрельба слышалась каждую ночь, а двое солдат получили ранения от когтей и клыков.
    И глупо было бы считать, что кроме Рух и ядовитого хорька здесь не появится что-нибудь еще.

    Добавлено (15.09.2015, 11:28)
    ---------------------------------------------
    6

    - Это - C-4, парень. – Бородатый человек, которого Игорь знал под прозвищем Мумрик, мрачно глядел на собеседника. Игорь непринужденно, как ему казалось, улыбался. – Без меток, собаки не почуют. Это – взрывчатка, а не макароны. Надеюсь, ты это понимаешь.
    - Вполне, - ответил тот. – Я умею с ней обращаться.
    - Этим можно взорвать Пентагон, - Мумрик махнул рукой, и двое стоявших прежде за его спиной мордоворота принялись выкладывать прямоугольные блоки пластида на стол. – Сто двадцать килограммов. И термита еще. Надеюсь, ты позаботился о машине.
    - Я заказывал двести, - нахмурился Игорь.
    - Понимаю. Форс-мажор, что поделаешь. Лишние бабки, разумеется, я не возьму. Мумрик – честный человек.
    Игорь подумал, что с куда большим удовольствием получил бы недостающий пластид вместо денег, но выбирать уже не приходилось. Должно хватить и этого.
    Склад, где он встретился с торговцем, доверия не внушал. Но посредник Мумрика - какая-то высокая шишка из руководства «Зеленого отряда», куда как раз рвался техник - сказал, что тот честен и аккуратен, и Игорь убедился в этом. Если, конечно, из-за ящиков сейчас не выбегут полицейские с автоматами.
    - Деньги, - сказал Мумрик.
    Игорь молча поставил на стол чемодан. Торговец спокойно открыл его и заглянул внутрь.
    - Молодец, отсортировал, как и просил, - одобрительно заметил он. Выложил несколько пачек, подвинул их к Игорю: - Твое, парень. Мумрик лишнего не возьмет. Пойдем, ребята.
    Мордовороты молча повернулись, не выпуская Игоря из виду. Лишь когда тощая фигура Мумрика скрылась среди ящиков, техник достал мобильный.
    - Серый? – сказал он в трубку. – Да. Я достал. Бери наших и езжай.
    Они взорвут этот проклятый портал, пока он не натворил дел.

    7

    Автоматная очередь грохнула неожиданно, разорвав тишину ночи. К ней присоединилась вторая, третья, пули одна за другой вспарывали землю, вздымая вверх комки глины. Петляющий среди кустов зверь вдруг изменил направление и метнулся к стене, стараясь держаться тени, но очередной выстрел разбил ему позвоночник. Зверь кувыркнулся и, скуля, упал на асфальт.
    Кто-то выстрелил последний раз, и все стихло.
    Часовые остались на своих местах, продолжая наблюдать за лесом. У периметра шла полоса вырубленных деревьев, чтобы обеспечить обзор, а дальше начиналась глухомань, какую не найти в обжитых районах Земли.
    - Проникновение за периметр, - коротко выдал старший смены в рацию. – Да. Застрелили зверюшку, высылайте могильщиков.
    Это был отнюдь не первый такой визит. Обычно крупные звери старались держаться подальше от сверкающего сталью периметра, но по ночам то и дело находились ушлые твари, которые находили силы перемахнуть через стену и попытаться найти пропитание. Биологи все как один утверждали, что такое поведение нетипично для земных хищников, на что Всеволод обычно отмахивался и лишь спрашивал, как их лучше убивать. Вот и сейчас никого не заботило, что очередное убитое существо не должно было вообще быть здесь, внутри периметра, где так много странных запахов и звуков, неприятных для лесного зверя. Двое караульных из бодрствующей смены, ни слова не говоря, погрузили труп на носилки и так же молча отнесли его в лабораторию, где имелся специальный холодильник для фауны.
    Лишь лужа крови да перепаханная пулями земля говорила о том, что здесь что-то произошло.
    - Продолжаем наблюдение, - добавил старший, и наступила тишина.

    8

    Тик-так, - сказали часы.
    Заминировать институт оказалось проще, чем пройти сквозь Дверь. Игорь ожидал настоящей бондианы, и сейчас был откровенно разочарован элементарностью операции. Его знали все охранники, которым за месяц службы техник раздал немало сигарет, намеченный плановый ремонт оборудования проходил своим чередом, и не он один за сегодня поездил с тележками по коридорам института. Прикрытие было идеальным.
    Оставалось только благодарить Владимира, работавшего в Портале начальником службы САПР. Он устроил на работу Игоря, он дал допуск во все необходимые места, разве что за Дверь не пустил, он же рассказал и об опасности Двери. Ну а дальше дело было за смекалкой и ловкими руками.
    Игорь заранее налепил на каждый блок взрывчатки таймер, где выставил нужное время. Диверсия была намечена на два часа ночи по харьковскому времени – из-за разницы часовых поясов работа кипела в институте круглосуточно, но ночью людей все же становилось меньше. За Дверью в это время будет примерно пол-пятого вечера.
    А что будет с теми, кто останется? – вдруг подумал Игорь. По плану он должен был дать сигнал тревоги за десять минут до взрыва – чтобы работники института успели эвакуироваться. Но ведь те, кто за Дверью, сделать этого не смогут. Она только запускаться будет половину отведенного времени. А потом еще биоконтроль…
    Нет, - он тряхнул головой. Эти жертвы – меньшее зло. Они неизбежны при любом благом начинании. Зато он избавит от опасности всю Землю – есть чем гордиться.
    Еще один блок С-4 приклеился к стене за компьютерным столом. Было уже поздно, и ученые разъехались по домам – остались в институте лишь охрана, техники вроде Игоря и те, кто непосредственно был связан с работой Двери и базы. Их должны успеть вывести. Спасти хоть кого-то из обреченных.
    Стальная балка. Игорь аккуратно установил блок с термитной смесью и нажал на кнопку таймера. Жар от термита распилит сталь, как масло. Надежно и серьезно.
    Он вышел из зала и аккуратно запер дверь.
    Уже выходя из здания института, он набрал номер Лены. По уговору они должны были покинуть здание порознь и встретиться уже у машины Игоря. Но телефон любезно заявил, что «абонент временно недоступен».
    Нехорошее предчувствие поползло у Игоря по спине. Он набрал еще один номер.
    - Организация «Портал», слушаю вас, - сказал из динамиков сухой мужской голос.
    - Игорь Савельев, служба биоконтроля Двери, - представился техник. – Мне нужна Елена Лифатьева.
    Оператор нисколько не удивился позднему звонку – в институте работали круглосуточно.
    - По вопросу?
    - Э-э, - Игорь замялся, торопливо выдумывая причину. – Уточнить по запчастям несколько моментов. Телефон не отвечает, вот позвонил вам.
    - Лифатьева уже два часа как за Дверью, вы сейчас ей не дозвонитесь, - хмыкнул голос после паузы. – Ждите, пока вернется.
    Игорь громко выругался, нажимая на «отбой». Дура! Нашла время! Зарычав от бессилия, он открыл дверцу машины и сунулся в секретный «бардачок» у кресла пассажира. В руке блеснул пистолет.
    До взрыва полчаса. Он успеет ее забрать. Должен успеть.

    9

    Настасья жадно запрокинула бутыль с минералкой – горло сушило, словно в пустыне. Она говорила на камеру, жестикулировала, войдя в роль и стараясь не показать все то недовольство, что захватило ее с самого начала репортажа. Это обещало быть интереснейшей экскурсией за пределы изученного мира – экскурсией, на съемку которой ее небольшой канал едва выбил разрешение, да и то потому, что один из редакторов по пятницам встречался в бане с кем-то из Портала и пил с ним пиво. Сама Настасья отправилась сюда благодаря внешности – редактор почему-то считал, что хорошенькая блондинка, употребляющая слова вроде «квантование тензора энергии-импульса материи» или «Т-дуальность десятимерного пространства-времени», позволит читателю не чувствовать себя идиотом.
    Правда, никаких таких выражений Настасья употреблять не собиралась. Вдобавок выданный ей в сопровождение ученый, даром что физик-англичанин, тоже соображал, что зрителя не стоит загружать терминологией и рассказывал максимально просто. Да и выглядел он не то чтобы похожим на стереотипного ученого сухаря-ботана – ни тебе белого халата, ни пробирки в руке, в общем, совсем не то. И сам он был сухопарым и маленьким, а лицо – нежное, молодое, хотя по возрасту Эдвин Корриган успел уже перешагнуть за тридцатник. И одет - мятая футболка с какой-то сексапильной рыжей девицей на груди, потрепанные джинсы да завершающие образ очки в тонкой черной оправе. Хакер какой-нибудь. Или студент. Но никак не специалист по М-теории, одно определение которой повергает в трепет непосвященных.
    И все было бы прекрасно, если бы кроме них двоих и оператора рядом никого не было. Но увы, экскурсия подразумевает группу, и группа была отвратительной. Хоть и состояла из семи человек, не считая солдат охраны.
    Проблема заключалась в том, что из этих семерых двое были депутатами, один – татуированным с ног до головы одесским рэпером, чей папаша владел немалым бизнесом на побережье Черного моря, двое – светскими львицами, один – пареньком вида «хакер на прогулке», и только последний оказался научным сотрудником какого-то китайского университета, попавшим сюда бесплатно в рамках договора о сотрудничестве. Остальные же заплатили немалые деньги, и в общем-то Настасья понимала политику руководства – как ни крути, а государственных инвестиций мало. А вливания от таких вот экскурсантов давали неплохую подпитку.
    Только радости от того не было ни на грош.
    Шоу-бизнес победил, - думала Настасья, передавая бутылку Эдвину. Они с физиком стояли чуть в стороне, наблюдая за рэпером. Тот что-то строчил в блокнот, одна из девушек заглядывала ему через плечо. Разве можно было представить в двухтысячные, что после закладки фундамента на научную базу всего через два месяца будут пускать туристов? Настасья не застала то благословенное время, но много слышала о нем от отца.
    На миг ей показалось, что вдали вспыхнула радуга. Настасья вгляделась в проем меж напоминавшей футуристическую лабораторию столовой и жилыми домиками – так и есть, полыхает.
    - Смотрите, - сказала журналистка. – Дверь открывается.
    Эдвин повернулся в ту сторону и замер. На лице его Настасья увидела удивление.
    - Не время, - пробормотал он. – Not yet!
    - Что? – Настасья поняла, что случилось что-то нехорошее, но и только.
    - Дверь откроется через час. Должна была. Не сейчас!
    Он махнул рукой, подзывая туристов. Те обращали внимание на ученого неохотно, рэпер и вовсе делал вид, что не слышит, продолжая беседовать с подругой. А потом со стороны Двери донеслись выстрелы.


    Если я раскритиковал ваше творчество, то это не значит, что я сделал бы лучше. Это значит, что сделав так же, я бы счел это паршивым результатом.

    Сообщение отредактировал Assez - Вторник, 15.09.2015, 11:29
     
    quantum-flgДата: Понедельник, 30.11.2015, 20:00 | Сообщение # 78
    Опытный магистр
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 444
    Статус: Не в сети
    Давно меня тут не было, но ровным счётом ничего не потеряно.

    Ну, только что удачи остаётся пожелать.
     
    ZsMДата: Понедельник, 21.12.2015, 16:38 | Сообщение # 79
    Опытный магистр
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 479
    Статус: Не в сети
    Цитата Assez ()
    Первыми в портал вошли солдаты. В черных блестящих экзоскелетах, с автоматами наперевес, пафосные и красивые, точно десантники из фантастических фильмов. В них не было никакой нужды – на той стороне давно уже все проверили два десятка зондов, но сейчас всепроисходило под прицелом телекамер, и требовалось показать настоящий профессионализм.
    Арка из синеватого металла так и манила к себе зрителей. Они не знали, что цвет специально подбирался несколько недель, дабы портал выглядел научно. В этом мире огромное значение теперь имело не только открытие, но и его внешность. И люди, приникшие к экранам, в прямом эфире наблюдавшие за прорывом в мир другой.
    Лес, - думала Ханна, глядя в проем арки. – Зеленый хвойный лес, совсем как земной.
    Техники приникли к экранам мониторов, замерли у пультов управления, старательно делая вид, что заняты чудовищно важной работой. На лицах блуждали спокойные полуулыбки, в глазах застыла решимость, придавая картине еще больше эффектности – а на самом деле хватило бы одного-единственного человека, что сидел сейчас в кресле по ту сторону стеклянного окна и меланхолично наблюдал за происходящим.
    Военные уже осматривались на той стороне. Следом должны будут войти техники, инженеры, ученые. Не менее пафосно, чем солдаты. Расставят с умным видом приборы и будут делать вид, словно изучают там что-то. И с ними – Ханна, специалист по материалам, инженер, попавшая в команду Портала только благодаря выигранному гранту.


    Желтым выделил те части, которые можно было бы написать красивее.
    Хочу отметить что слова "все, всё, это, там, тут" часто звучат правильно, но так же часто их можно заменить синонимами, делающими текст красивее. Как например в "1-ой желтой"
    1) на той стороне давно уже все проверили два десятка зондов,
    Как вам вариант предложения: местностьна той стороне уже по несколько раз проверенна двумя десятками зондов.
    2) Действие происходило под прицелом телекамер
    3) Вместо "показать профессионализм" - "нужна была показуха". Такими предложениями можно показать своё отношение к происходящему. И тогда не нужно будет дальнейшее разжёвывание.
    4) Синеватого цвета как-то неуверенно звучит. Лучше прямо написать: "синего". Или "сине-зелёного"
    5) Про разжевывание тоже отдельно скажу. Конечно можно написать: в этом мире всё в общем так-то и так-то. Но ведь куда профессиональней будет показать именно действие с собственной оценкой. Заменить "в этом мире всё ради..." на:
    Вся эта комедия нужна была для прилипших к экранам зрителей. Этакая пропаганда правительства (или чья-то) призванная запудрить мозги и дальше заставлять платить бешеные налоги.

    таким образом словом комедия показано отношение автора. Ну а дальше я написал своё мнение, к которому читателю проще присоединиться, чем на слово верить, что "в этом мире все происходит именно так..."
    Магия слов короче :)

    6) Ослабление прилагательными. Лес какой - сказочный, хвойный, земной. Здесь не ощущается темы, а ведь тема: "лес на той планете как на земле". Поэтому тему лучше и выделить. Хвойный зелёный лес, совсем как на Земле мелочь, а читать станет приятней.

    7) с техниками картина непонятная. С одной стороны автор относится к ним с усмешкой. С другой показывает, что в них "горит решимость". В итоге я как читатель, не знаю как к ним относится. Позитивно или с сарказмом.

    8) Ну и с человеком за креслом тоже не совсем понял. Почему он может заменить их всех.

    Вообще для придания "живости" таким фрагментам советую оживлять персонажей или историю. тех же техников можно было не картинными фразами "сидят у пультов, прилипли к мониторам" - любой человек все равно так и представит. А придать какую-то историю. Мол, забывший что надо играть на публику технику давай ржать в полный голос, или что-нибудь ещё. В общем рекомендую вдохнуть в них жизнь.

    В целом по рассказу - задумка интересная. Прочитал 1-ый и 9-ый. Неплохо зачато, сразу вспомнились "звездные врата". Причем очень сильно заметно влияние "российского аспекта", а значит применимо для кино. То, что нравится публике. На этом и советую сосредоточить усилия. Сделать камерный вариант (декорации тут, как я понял, поминимому) и смело идти с сценарием в кино-индустрию.


    Жизнь - это не то, ради чего стоит жить.
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Научная фантастика, космоопера, киберпанк » Портал
    Страница 4 из 4«1234
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    трэшкин, peotr, Hankō991988, JohnyThan1, Yezdigerd, Easyskanker Гость