[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • конкурс "Школьная история" (53) -- (Валентина)
  • Многомерность то Космическая Верность? (8) -- (Ellis)
  • Замок дождя (3) -- (Иля)
  • музыка помогающая творчеству (146) -- (Иля)
  • Фильм на вечер (43) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (0) -- (Ellis)
  • Товарищ Каллиграфия (3) -- (virarr)
  • Страничка virarr (40) -- (virarr)
  • Зарисовка (41) -- (Hankō991988)
  • Давайте отдохнём. (909) -- (Валентина)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Научная фантастика, космоопера, киберпанк » Боливар не вынесет двоих (рассказ)
    Боливар не вынесет двоих
    JackДата: Суббота, 26.10.2013, 22:46 | Сообщение # 1
    Опытный магистр
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 406
    Статус: Не в сети
    Всё, конкурс закончился, можно рассказы выкладывать.

    Этот рассказ написан по теме:
    «Тема 1. Барьер. По ту сторону, на ту сторону, по обе стороны... Классика жанра: Фредерик Браун «Арена».

    Рассказ даже в финал не вышел. Но я и сам его удачным не считаю. Если бы просто вестерн написал – вышло бы лучше. Но конкурс научной фантастики!
    Вот этой фантастикой я рассказ и испортил.

    Боливар не вынесет двоих


    Акула Додсон встал и прислонился к дереву.
    – Очень мне жалко, что твоя гнедая сломала ногу, Боб, –
    – повторил он с чувством.
    – И мне тоже, – согласился Боб, – хорошая была лошадка.
    Ну, да Боливар нас вывезет. Пожалуй, нам пора и двигаться, Акула.
    Сейчас я все это уложу обратно, и в путь; рыба ищет где глубже,
    а человек где лучше.
    Боб Тидбол уложил добычу в мешок и крепко завязал его веревкой.
    Подняв глаза, он увидел дуло сорокапятикалиберного кольта,
    из которого целился в него бестрепетной рукой Акула Додсон.
    – Брось ты эти шуточки, – ухмыляясь, сказал Боб. – Пора двигаться.
    – Сиди, как сидишь! – сказал Акула. – Ты отсюда не двинешься Боб.
    Мне очень неприятно это говорить, но место есть только для одного.
    Боливар выдохся, и двоих ему не снести.

    О.Генри «Дороги, которые мы выбираем»

    23 августа 1865 года, Джорджия.

    Эта проклятая война отняла у Джека всё. Пока он сражался, родители умерли от тифа. Негры разбежались. Усадьбу разграбили и сожгли ненавистные янки. Ещё четыре года назад семья Стэнли была самой богатой в округе. А теперь всё, что имел Джек это: потрёпанная форма с нашивками лейтенанта, сабля в ножнах, армейский кольт на поясе и двадцать долларов в кармане. Ещё был конь – стройный вороной жеребец арабских кровей, привезённый из-за океана. Он стоил целое состояние. Но о том, чтобы его продать, не могло быть и речи. Это был друг, не раз выручавший в бою товарищ, вместе с которым они прошли всю войну. А Джек друзей не продавал.
    Бывший лейтенант армии конфедератов смотрел за закопчённые стены, оставшиеся от его дома, и у него к горлу подступал ком, а глаза щипало, но… мужчины не плачут! Джек резко выдохнул, встряхнул головой и отвернулся.
    - Проклятые янки! – прорычал за спиной Гарри Брайен. В его голосе было столько ненависти, что у впечатлительного человека по спине пробежали бы мурашки. Но лейтенант Джек Стэнли к таким не относился. Война выделала его, как дублёную кожу армейского ремня.
    - Чем думаешь заняться? – спросил Гарри.
    Джек наклонился, сорвал травинку и задумчиво пожевал.
    - Нечего нам тут делать, - наконец ответил он. - Никому мы здесь не нужны. Да и торжествующие рожи победителей видеть не могу! Так и хочется влепить пулю!
    Стэнли сжал в полоску губы и прищурил светло серые глаза, в которых сейчас горел холодный огонь.
    - Вот и я так думаю, - согласился Брайен. - Нас сейчас много таких, как ты и я. Мы легко сможем собрать отряд из парней, которые знают, как себя вести по обе стороны от мушки.
    В ответ на эту реплику Джек молча кивнул. Он и до войны был одним из лучших стрелков и наездников Джорджии, а уж теперь…. Мужчины Юга любили оружие и умели с ним обращаться. Именно поэтому в Вирджинии, в первом же сражении этой поганой войны, южане разнесли в пух и прах, умеющих только деньги считать северян.
    - Ну, хорошо, соберём мы отряд, а что дальше?
    - Как что?! Будем янки потрошить! – Гарри хищно оскалился.
    - Тогда это будет уже не отряд, а банда, - покачал головой Стэнли. - Нет, приятель, я уже навоевался. Да и закончить жизнь в петле, после всего что пережил – было бы обидно. Я хочу уехать на Запад. В Калифорнию или Аризону, слышал ещё, что перед самой войной и в Дакоте тоже золото нашли. Вдруг мне повезёт наткнуться на богатую жилу? Поработаю год, два, три, а потом уеду в Европу. И тебе, Гарри, советую поступить так же. А хочешь, вместе поедем?
    - Нет, Джек, у меня другая дорога!
    На том они и расстались.

    10 апреля 1866 года, Аризона (Дикий Запад).

    Солнце спустилось к самому горизонту, и неглубокий каньон с пологими склонами накрыла тень. Джек в последний раз встряхнул лоток, слил воду и распрямил натруженную спину. На дне плоского таза среди мелких камней блестели жёлтые крупинки. Он аккуратно выбрал их на ладонь и ссыпал в стоящую на земле чайную чашку. Присев на корточки, Стэнли размешал пальцем кучку золотого песка.
    - Не густо, - покачал головой он и уныло вздохнул, - где-то с полторы унции. И это за неделю каторжного труда! С таким везением нескоро я попаду в Европу.
    Он посмотрел на свои загрубевшие от кайла и лопаты ладони, взъерошил русые волосы и почесал в затылке. Его взгляд скользнул по кучам земли, разбросанным вдоль ручья: складывалось впечатление, что в этой долине завёлся гигантский крот. Уже полгода рылся Стэнли в жёлто-оранжевой земле Аризоны, долбил черепично-красный камень, а мечты о богатой жиле так и оставались мечтами. Он ещё раз вздохнул, подхватил чашку и направился к своей убогой хижине.

    В конце каждой недели Джек наведывался в городок Финикс. Менял в банке часть золота на купюры и делал запасы. Вторую половину дня он проводил в местном салуне. Но вовсе не для того, чтобы надраться дешёвым виски. Стэнли был равнодушен к спиртному, а если и пил, то предпочитал хорошие вина, которых в этой дыре отродясь не водилось. Просто после недели одиночества Джеку хотелось побыть среди людей, послушать, о чём говорят, узнать новости. Салуны на Диком Западе были не только местом, где пьют и едят, но и чем-то вроде клубов. А этот был знаменит ещё и тем, что хозяин салуна Фрэд Уилсон слыл большим чудаком: уж больно любил он разные диковинки. Как-то Фрэд даже съездил в Техас, чтобы собственными глазами увидеть следы человека, отпечатавшиеся в камне рядом с трёхпалыми следами каких-то допотопных чудовищ. А ещё, в прошлом году, один из старателей в поисках золотой жилы отколол кусок кварца и обнаружил, что из него торчит длинный и толстый болт, словно бы вросший в камень. Самым удивительным было то, что болт, за невесть сколько лет, не тронула ржавчина. Золотоискатель продал находку Уилсону за двадцатку. А тот положил её на полку в баре, чтобы любой желающий мог взглянуть на эту диковинку. Местные остряки прозвали это чудо природы: «Болт Адама».
    Здесь же, в салуне Фрэда, месяцев пять назад, Стэнли узнал, что в Аризоне появилась банда, грабившая почтовые дилижансы, совершавшая набеги на ранчо и нападавшая на старателей. А совсем недавно после - того, как один из бандитов раненым угодил в руки служителей закона, - стало известно, что главаря шайки зовут Гарри Брайен, и вся она состоит из бывших солдат армии Конфедерации.

    Джек поставил чашку с золотым песком на стол, так же как и всё это жилище, собственноручно сколоченный им из корявых досок, купленных в Финиксе. На улице он развёл небольшой костёр и, подхватив котелок, отправился к ручью.
    После зимних дождей склон каньона был покрыт зелёной травой с яркими пятнами красных, жёлтых и оранжевых цветов. Ниже, вдоль ручья, тянулись густые заросли чапараля. Здесь повсюду торчали высоченные кактусы самой разнообразной формы: одни были похожи на полосатые столбы, другие на лапы каких-то жабообразных монстров с нацеленными в небо пальцами разной длины.
    Зачерпнув воды, Стэнли вернулся к своему временному пристанищу, и тут его случайно брошенный взгляд зацепился за мелькавшую среди кустов фигурку всадника в широкополой шляпе. Неизвестный двигался вверх по ручью в направлении хорошо заметной издали дощатой постройки. Джек спокойно пристроил котелок над огнём, сходил в хижину за крупой, попутно проверил револьвер и повесил его на пояс. А заодно зарядил винтовку и прислонил к стене у входа.

    Когда всадник подъехал ближе, лейтенант подумал, что пословица о нечистом, которого стоит только вспомнить, как он тут же появится, возникла не на пустом месте.
    - Слышал я, что на этом ручье твой участок. Вот, ехал мимо, дай думаю, загляну к бывшему командиру, - Гарри Брайен широко улыбнулся, показав крупные белые зубы, и расправил густые торчащие в стороны усы.
    Сам Джек не следовал этой моде и, несмотря на то, что жил в полном одиночестве, каждое утро тщательно брился.
    - Я тоже рад тебя видеть Гарри. Кстати, а ты знаешь, что шериф Вильсон расклеил везде листки, в которых за тебя, живого или мёртвого, объявлена награда в три тысячи долларов?
    - Не понимаю, отчего это шериф так меня не любит, - Брайен состроил лицемерно сокрушённую гримасу. - Мы же с ним даже не знакомы! Слушай, лейтенант, - Гарри перешёл на серьёзный тон, - у меня пуля в ляжке, поможешь вынуть?
    - Ты ещё и спрашиваешь? – Стэнли укоризненно покачал головой.
    Ему была видна только левая нога, но когда Брайен со стоном слез с седла, Джек увидел, что на правом бедре, прямо поверх штанины, намотана какая-то тряпка. И повязка, и брючина ниже пропитались кровью, которая успела задубеть на солнце.
    - Я смотрю, ты с добычей, - Стэнли кивнул на перекинутые через луку мешки.
    - Повезло, - криво ухмыльнулся Гарри, - захватили фургон компании Butterfield Overland Mail, а там тридцать тысяч долларов банкнотами, и ещё тыщ на семь золота.
    Джек только присвистнул – сумма действительно была очень приличной.
    - Ну, а дружки твои где? – спросил он.
    - Дружки закончились, - вздохнул Гарри. - Не может быть во всём удача, - философски заметил он. - Не успели мы ещё ощутить себя богачами, как на другой день попали мы в засаду ганфайтеров. Один только я и ушёл. Ребят перестреляли. Может, кого и не насмерть, но таким повезло ещё меньше – подлечат и повесят!

    Ганфайтерами на Диком Западе называли быстрых и метких стрелков, входивших в отряды «Охотников за головами». Эти отряды и «Земельные конторы» (так назывались частные охранные агентства) компенсировали отсутствие официальных органов правопорядка и довольно успешно боролись с преступниками.

    - Стало быть, как только за тебя объявили награду, так тут же нашлись и желающие её получить, - констатировал Стэнли.

    Джек хоть и не пил крепких напитков, но здоровенная (на полгаллона) бутыль виски у него имелась – для медицинских целей. Здесь запросто могла укусить гадюка или пробежать по телу ядовитая многоножка, и чтобы не отдать после этого концы, надо было как следует приложиться к бутылке. Теперь это виски пригодилось для Гарри. Пока Стэнли готовил повязки и держал над огнём нож, Брайен выхлебал две кружки.
    - На, зажми в зубах, - с этими словами Джек протянул ему деревяшку и приступил к операции.

    Ночью Стэнли приснился отвратительный сон: будто он потерял коня и бежит по бескрайней равнине, и его настигают драгуны в синей форме северян. Проснулся он рано, томимый каким-то неприятным предчувствием, быстро оделся, поднялся по склону, чтобы осмотреть местность, и тут же бегом бросился обратно к хижине.
    - Проснись Гарри! – затормошил он бывшего сержанта. - Идти сможешь? А если и не сможешь – всё равно вставай, я помогу!
    - В чём дело, Джек? – Брайен спросонья непонимающе хлопал глазами.
    - Я видел отряд в две дюжины всадников. Думаю, что это «Охотники» идут по твоему следу. Ты вчера спустился в каньон ниже по ручью. Они направляются туда же. Если мы сейчас поскачем вверх по течению, то получим большую фору, прежде чем они нас заметят.
    О том чтобы бросить бывшего сослуживца без помощи, Джек даже не думал. Человек ранен, мало ли что может случиться – ещё вывалится из седла.

    Всё вышло, как и предполагал Стэнли – они таки получили фору почти в две мили. Гонка продолжалась весь день, то галопом, то рысью. На ночь беглецы остановились у кирпично-красной горы, похожей на расколотый пень, торчащий посреди жёлто-оранжевой равнины.
    Раскурив трубку, Гарри мрачно смотрел на своего коня и понимал: что им не уйти. Весь день погоня висела в двух – трёх милях у них за спиной. Но завтра, ближе к вечеру, их обязательно настигнут. Конь Брайена, кроме седока и припасов, тащил ещё мешки, набитые золотом и банкнотами. За день животное совсем выдохлось и за ночь уже не успеет восстановить силы. Завтра расстояние до преследователей будет медленно, но верно сокращаться. У Джека отличный конь и он давно бы мог оторваться от погони, но лейтенант всё время придерживал своего жеребца.
    Обычная лошадь может пройти за день двадцать пять – тридцать миль. Не важно - как. Можешь гнать её галопом, можешь ехать лёгкой рысью – итог будет один: изменится только время, но не пройденное расстояние. Чтобы проскакать больше, надо иметь вторую лошадь или арабского жеребца, как у Джека. А лучше – и то и другое!

    Брайен караулил во вторую половину ночи. Перед рассветом он тихо подошёл к Стэнли и прислушался к его ровному дыханию. Затем забрал лежавшие подле него винтовку и кольт, чтобы лейтенант, проснувшись, не влепил сгоряча пулю в предателя.
    - Прости, Джек, - прошептал Гарри, направляясь к лошадям, - ничего личного, но из этой переделки может выпутаться только кто-то один.
    Жеребец лейтенанта позволил себя оседлать человеку, которого видел рядом с хозяином, но когда тот вскочил на него верхом, Боливар заржал и попытался сбросить постороннего. За что тут же получил кулаком между ушей и шпорами под рёбра. Ещё раз заржав, жеребец сорвался в галоп.

    Проснувшись от возмущённого ржания, Стэнли хлопнул рукой по месту, где должен был лежать револьвер, но ощутил только сухую, рыхлую землю. Он моментально вскочил на ноги, но сделать уже ничего не успел. Проклятый Гарри, прежде чем садиться в седло, догадался отвести лошадей подальше. Пробежав с сотню ярдов, Джек остановился, тяжело дыша. Положение было – хуже некуда! Посреди пустыни, без коня, воды, оружия и с погоней на плечах. Шанс выкрутиться был только один: добежать до горы и укрыться в одном из узких ущелий.
    Но сделать этого Стэнли не успел. Преследователи возобновили погоню с рассветом. Оценив расстояние до них и до горы, Джек перешёл с бега на шаг, а когда восстановил дыхание и вовсе остановился. Отряд охотников разделился: два десятка всадников помчались по следу Гарри, а четверо направились к Стэнли.

    - Умеешь ты, Джек, людям жизнь испортить, – проворчал командир охотников, по прозвищу Дикий Билл, останавливая коня перед лейтенантом. – Теперь этот ублюдок скачет на твоём жеребце, да ещё и с заводной лошадью. А здорово этот Гарри тебя надул! - не упустил он случая позлорадствовать. – Ты даже не представляешь, как я расстроен! Из-за тебя мы упустили такие деньги! В общем, готовься, Джек, мы доведём тебя до первого подходящего дерева и там аккуратно повесим.
    - Без суда? – холодно спросил Стэнли, глядя с прищуром в глаза Хантера.
    - А зачем нам суд? – не смутился тот. - У меня есть свидетели, - Билл ткнул большим пальцем в сторону своих людей, - они под присягой подтвердят, что ты сначала хотел нас убить, а потом признался, что ограбил фургон, вместе с Брайеном и при этом собственноручно застрелил охранника. Ты настоящий злодей, Джек! А с подобными ребятами ни к чему всякие там формальности.
    - Ну, ты и скотина, Билл! - Стэнли презрительно сплюнул.


    Сижу, томлюсь, и отступают стены…
    Вот океан, весь в клочьях белой пены, закатным солнцем залитый гранит…


    Сообщение отредактировал Jack - Суббота, 26.10.2013, 22:48
     
    KalTДата: Суббота, 26.10.2013, 23:18 | Сообщение # 2
    Почетный академик
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 534
    Статус: Не в сети
    Цитата Jack ()
    А теперь всё, что имел Джек это: потрёпанная форма с нашивками лейтенанта, сабля в ножнах, армейский кольт на поясе и двадцать долларов в кармане.

    Это не надо, и не надо двоеточия. Просто тире.
    Цитата Jack ()
    А Джек друзей не продавал.

    А друзей Джек не продавал. так на мой взгляд мелодичнее, легче звучит.
    Цитата Jack ()
    Эта проклятая война отняла у Джека всё.

    Эта -лишнее.
    Цитата Jack ()
    Это был друг, не раз выручавший в бою товарищ, вместе с которым они прошли всю войну.

    Тавтология
    Цитата Jack ()
    Его взгляд скользнул по кучам земли, разбросанным вдоль ручья: складывалось впечатление, что в этой долине завёлся гигантский крот.

    Не надо "Его", предидущее предложение уже дало ориентир.
    Дальше все те же мелочи - небольшой избыток местоимений. Джек, почисти, текст куда как лучше станет смотреться

    Добавлено (26.10.2013, 23:18)
    ---------------------------------------------

    Цитата Jack ()
    Ганфайтерами на Диком Западе называли быстрых и метких стрелков, входивших в отряды «Охотников за головами». Эти отряды и «Земельные конторы» (так назывались частные охранные агентства) компенсировали отсутствие официальных органов правопорядка и довольно успешно боролись с преступниками.

    А это убрать из текста и сделать сноску, сбивает с ритма повествование.


    Даже если мартовские кошки
    Будут слушать,сидя на окошке
    Все равно,как можешь-так и пой
     
    JackДата: Воскресенье, 27.10.2013, 00:02 | Сообщение # 3
    Опытный магистр
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 406
    Статус: Не в сети
    Да, KalT, спасибо! О сносках я и сам подумал. Я вообще этот рассказ перепишу, если настроение появится. Выброшу из него фантастику и кое-что добавлю. Сделаю обычный вестерн.

    Добавлено (27.10.2013, 00:02)
    ---------------------------------------------
    Билл Хантер был изрядным мерзавцем, а прозвище своё он получил за бешеный нрав и необузданный характер. Дикий Билл легко приходил в ярость, вскипев, выхватывал револьвер и открывал пальбу по поводу и без оного. В своё время от петли его спасла только начавшаяся война, во время которой Хантер удачно послужил северянам в качестве разведчика, стал уважаемым человеком, поселился в Аризоне и организовал здесь отряд «Охотников за головами».
    Поэтому Джек не сомневался: если он захочет, то действительно вздёрнет бывшего лейтенанта армии, против которой недавно воевал.

    - Не горячись, приятель, - посоветовал Билл, - у тебя есть шанс размягчить моё сердце. Слыхал, небось, что рассказывают о Горе Суеверий? – Хантер кивком указал за спину Стэнли.
    - Ах, во-он оно, в чём дело, - протянул Джек, - что, Билл, самородок Майера покоя не даёт? – ехидно поинтересовался он.

    Кто дал Горе Суеверий это название – доподлинно неизвестно. Верно какой-то умник из Восточных штатов. А источником вдохновения ему, без сомнения, послужили легенды апачей.
    В этих преданиях говорилось о том, что в горе находится тоннель, ведущий в Подземный Мир. И через это отверстие злые духи насылают на землю страшные ураганы. От первых американских переселенцев дошла другая легенда, согласно которой, в Горе Суеверий находятся богатейшие золотые рудники, оставшиеся от испанцев.

    Шесть лет назад, сразу вслед за открытием в Аризоне золота, в только что основанном городке Финикс, поселился немецкий эмигрант Карл Майер. Наслушавшись легенд, он взялся исследовать Гору Суеверий, расположенную в тридцати милях от городка. Немец исчез почти на месяц, и многие уже решили, что он просто свернул себе шею, сорвавшись в какое-нибудь ущелье.
    Но вот однажды Карл заявился в салун со счастливой улыбкой на губах и большим золотым самородком в мозолистой ладони. Выслушав все полагающиеся восторженно-завистливые замечания, Майер сменял золото на деньги и на радостях закатил грандиозную пьянку. Три дня виски лилось рекой, немец пил сам, угощал всех желающих и без конца повторял, что теперь он сказочно разбогатеет, потому как нашёл просто небывалую жилу. Пропив и прогуляв почти все вырученные за самородок деньги, Майер отправился навстречу своему богатству, и с тех пор никто его больше не видел.

    - Мы нашли нору Майера, - сказал Хантер, - буквально на днях. Там до сих пор висит верёвка, по которой он спустился, чтобы уже не подняться. Мы выбрали её и измерили - глубина этого адского колодца без малого сотня футов! Никто на Западе не назовёт Дикого Билла трусом, но тебе, Джек, я признаюсь: мне становится не по себе от мысли спуститься в эту дыру. Я не боюсь тех, кого можно свалить пулей, но, чёрт его знает, приятель, вдруг эти краснокожие в чем-то, да правы? Больно уж похож этот колодец на вход в преисподнюю. Поэтому, Джек, мы сейчас вот как поступим: прогуляемся вон до той горки, - Хантер указал на тёмно-красный «пень», - ты спустишься в колодец и проведёшь там разведку. После чего мы отпустим тебя на все четыре стороны. И я по доброте душевной, так уж и быть, забуду, что ты помог скрыться этому висельнику Гарри Брайену.

    До тёмной щели в отвесной скале пришлось карабкаться по осыпи из красной щебёнки. Протиснувшись через узкий вход, лейтенант и охотники оказались в небольшой пещере. В дальнем конце которой, в полу чернела овальная дыра с неровными краями. Поперёк провала лежал корявый, неошкуренный ствол небольшого дерева. К нему был привязан конец, сложенной кольцами верёвки. Рядом на полу стоял керосиновый шахтёрский фонарь. Пока Стэнли цеплял его сзади к поясу, Билл с одним из подручных сбросили верёвочную бухту вниз.
    - Ну, как говорили на войне: хвала господу и … раздайте патроны! Давай, Джек, вперёд! – Хантер махнул ладонью.
    Стэнли опёрся левой рукой о бревно, правой покрепче ухватился за верёвку и кувыркнулся вниз. Быстро перебирая руками, он начал спускаться и вскоре оказался в полной темноте.
    Пол ударил в подошвы совершенно неожиданно, когда лейтенант полагал, что он преодолел едва ли половину спуска. Стэнли отпустил верёвку, нащупал в кармане коробок и чиркнул длинной фосфорной спичкой. Здесь колодец был много шире, чем наверху. Джек зажёг лампу и двинулся вдоль стены. Вскоре он наткнулся на низкую дыру. Пригнув голову и ссутулившись, Стэнли полез в неё и оказался в тесном тоннеле со слегка наклонным полом. На всякий случай Джек решил считать шаги – на двести десятом ход стал расширяться, и лейтенант выпрямился. Ещё через сотню шагов он оказался в продолговатой пещере. Её стены и потолок Стэнли видел, а дальний конец терялся во мраке. Свод этой пещеры был таким же красными, как и сама гора. А пол и стены футов на семь сверкали снежной белизной. Джек приблизился к стене, и у него захватило дух – в белом кварце, то там, то здесь сверкали жирным блеском толстые золотые жилы. Стэнли решил пройти дальше и вскоре наткнулся на кучу камней, из-под которой торчали ноги скелета в обрывках истлевших брюк и совершенно целых ковбойских сапогах с высокими каблуками.
    - А вот это, и есть Майер, собственной персоной, - негромко сказал Джек и покачал головой, - не повезло ему. Видно, долбил стену, и вызвал небольшой обвал.
    Стэнли начал отбрасывать камни и вскоре добрался до того, что надеялся найти – на широком поясе погибшего немца висела кобура с армейским кольтом. Это была старая модель образца сорок восьмого года, но лейтенант был безмерно рад и такому подарку судьбы.
    - С порохом в каморах за шесть лет ничего не случилось, - рассуждал Джек, - а вот за капсюля я не поручусь.
    Он достал из кармана складной нож, сковырнул с брандтрубки медный колпачок и ударил по нему камнем – раздался громкий хлопок. Стэнли сунул револьвер спереди за пояс, выдернул из штанов полы рубахи и прикрыл оружие. Он хотел уже возвращаться, но тут увидел в груде камней угол какого-то предмета. Раскопав находку, Джек обнаружил белый металлический чемодан. Открыть его не составило труда: под ручкой лейтенант увидел выпуклый рифленый квадратик, от которого шли стрелки с надписями «open» и «closed». Чемодан оказался до половины заполнен какой-то тёмно-коричневой трухой, в которую превратились лежавшие в нём когда-то вещи. Стэнли разгрёб её и обнаружил большую плоскую шкатулку, толщиной с библию. Из чего она была сделана, Джек не понял: серый материал блестел как отполированный рог. Под шкатулкой лежали листы белой бумаги, покрытые чем-то прозрачным и скользким на ощупь. На них был отпечатан, снабжённый картинками текст на английском языке. Он начинался словами: «Мы пришли из другого времени. Чтобы узнать о нас подробней, следуйте инструкции». Далее шли снабжённые подробными рисунками, наставления: что и как следует делать. Хоть ситуация и не располагала к изысканиям, Стэнли был заинтригован, и его снедало любопытство. Вот только удовлетворить его прямо сейчас не было никакой возможности. В крышку серой шкатулки было вставлено чёрное зеркало, разделённое серебристыми полосками на прямоугольники размером с игральную карту. Согласно инструкции, прежде чем выполнять прописанные операции, следовало подержать это зеркало на солнце не менее часа.

    Подъем потребовал от Джека изрядного напряжения. Влезть по верёвке на сто футов – та ещё задачка. Хорошо хоть имелись узлы, в которые можно было упираться ногами. Наверху Хантер протянул руку и помог выбраться из колодца.
    - Ну, что там, Джек? – нетерпеливо спросил он.
    - Мне жаль тебя огорчать, Билл, но, золота я там не увидел.
    Стэнли покачал головой.
    - Хочешь меня надуть? – недоверчиво спросил Дикий Билл. - Думаешь потом вернуться и заграбастать всё золото себе?
    - Не веришь, сам полезай в эту дыру, - пожал плечами лейтенант, - очень мне надо тебя обманывать, с тобой ведь хлопот потом не обёрёшься.
    - Это верно, - согласился Хантер, - но как быть с Майером?
    - Вот, вот, я же говорю: полезай, - сказал с ухмылкой Стэнли, - там завал от пола до потолка, если сумеешь его разобрать, думаю, найдёшь там немца, а возможно даже и золото. Но я бы не советовал. Потолок там весь на трещинах, как бы новый обвал не случился.
    Дикий Билл с недовольной гримасой подошёл к краю колодца, некоторое время постоял, задумчиво глядя в чёрную бездну, потом зло сплюнул. Когда он повернулся, Джек по сузившимся глазам и пустому взгляду понял, что сейчас произойдёт. Поэтому когда рука Хантера упала на рукоять револьвера, он почти одновременно шагнул вперёд и ударил Дикого Билла ногой в живот. Тот отшатнулся, взмахнул руками и рухнул в дыру. А Стэнли не теряя времени, метнулся влево и с разворота врезал кулаком в челюсть одному из «охотников» очень удачно, стоявшему, как раз под правую руку. Сбитый с ног противник крепко приложился о камни пола, а Джек крутнулся на каблуках, одновременно выхватывая револьвер. Ганфайтеры были ловкими ребятами, но и лейтенант был не прост. Он опередил их на какие-то мгновения. Один за другим в пещере громыхнули два выстрела и следом ещё один.
    Забрав длинноствольный «морской» кольт одного из убитых, Стэнли выбрался из пещеры и съехал по осыпи к стреноженным лошадям. Двух он расседлал и отпустил на волю. Потом вскочил на серого в яблоках жеребца, накинул на луку седла уздечку запасной лошади и устремился по следам Брайена и «Охотников». Но вовсе не затем, чтобы наказать Гарри, желающих там и без него было предостаточно, Джек очень хотел вернуть своего Боливара – любой ценой не останавливаясь, ни перед чем.

    Погоня по горячим следам ничего не дала, но Стэнли не сомневался: Гарри он отыщет. Тот сорвал слишком большой куш, и рано или поздно где-то засветится. Трудно жить неприметно с такими-то деньжищами. Надо просто набраться терпения. А ещё, для поисков по всей стране понадобятся средства, которые теперь можно извлечь из Горы Суеверий.

    Через какое-то время, когда Джек по свежеизготовленной верёвочной лестнице спустился в пещеру Али-Бабы (так он про себя окрестил это место), ему снова попался на глаза металлический чемодан. Стэнли надолго задумался и, в конце концов, принял самое верное, на его взгляд, решение.

    10 сентября 1866 года, Джорджия.

    Вначале Джек вёл поиски на севере, полагая, что Брайен обоснуется именно там. Но, не добившись успеха, решил отложить это дело и посетить Атланту, которую защищал два года назад.
    Стэнли приближался к городу по той же дороге, по которой пришли янки, и вспоминал четыре месяца тяжелейших боёв на подступах к городу. Слева вился ручей, на берегах которого лейтенант за два дня потерял половину своего эскадрона, отражая наскоки «синих» драгун. Дальше ему пришлось ехать мимо Оклендского кладбища, и Джек с высоты седла с горечью обозревал бесконечные ряды солдатских могил.
    - Дорого нам обошлась эта война, - подумал Стэнли, - столько было славных побед, и всё напрасно!
    Вид города тоже не улучшал настроения: Атланта медленно залечивала раны, полученные во время осады, когда янки обстреливали её из тяжёлых орудий. Но как это, ни печально, больше всего город пострадал от своих. Отступая, генерал Джон Худ приказал поджечь составы с боеприпасами, которыми была забита железнодорожная станция и вскоре там начался настоящий ад: пламя закручивалось в красно-рыжие смерчи, грохотали взрывы и в багровое от зарева небо взлетали фонтаны огня и искр. Поднявшийся ветер раздул пожар, и погнал его на жилые кварталы. За ночь выгорела вся западная часть Атланты от станции до центральной площади.
    Джек проехал по Уайтхолл-стрит до трёхэтажного здания гостиницы «Атланта», свернул на улицу Мариетты и остановился перед домом доктора Джорджа Фонтейна, который был старым другом их семьи. Стэнли привязал лошадь к низкой ограде, поднялся на высокое крыльцо и позвонил в висевший рядом с дверью колокольчик. Дверь открыла миссис Фонтейн.
    - Джек! Мой мальчик, как я рада видеть тебя живым и невредимым!
    Стройная высокая леди с заметной проседью в каштановых волосах подхватила лейтенанта под руку и потащила в дом.
    - Джордж, посмотри, кто к нам приехал! – крикнула она куда-то наверх. - Ты верно голоден с дороги? – это уже Джеку. - Садись, я сейчас!
    Энергичная мисс Фонтейн упорхнула на кухню, а в гостиную тем временем спустился доктор, являвший собой полную противоположность своей жене: невысокий плотный крепыш с коротко подстриженной бородкой и широким, почти круглым лицом.

    Дальше Стэнли накормили, выразили сочувствие по поводу потери родителей и засыпали вопросами. Самих Фонтейнов война тоже не обошла стороной, их семнадцатилетний сын погиб здесь, защищая город.
    Доктор кроме врачебной практики, являлся председателем Исторического Общества Атланты. И естественно во время обеда речь зашла и об этом:
    - Мы здесь за время войны совсем отстали от жизни, - говорил Фонтейн, ковыряя вилкой бифштекс, - но теперь, когда морская блокада снята, я получил журналы из Европы. Там оказывается, уже несколько лет кипят научные споры, которые давно выплеснулись из академических аудиторий на страницы газет. Причиной их послужили статьи Казимира Перье и Буше де Перта, которые на окраине городка Абвиль нашли огромные кости «допотопных» животных и среди них камни, напоминающие примитивные топоры или клинья. Эти почтенные джентльмены объявили, что камни изготовлены людьми, жившими в той местности ещё до Всемирного Потопа. За что господа из Французской Академии высмеяли их и заявили, что эти камни могли принадлежать римлянам, которые строили военные лагеря в землях варваров. Но названные джентльмены не успокоились. У них появились сторонники, а находки в обрывистых берегах реки Соммы продолжались. И вот теперь всё больше умных людей склоняются к мысли, что люди появились раньше, чем принято было считать, и что они являлись современниками слонов и носорогов, живших в Европе до Потопа.
    - Мистер Фонтейн, а я как раз собирался обсудить с вами одно дело, касающееся древней истории, - сказал Джек, положив вилку. - Сейчас я вам кое-что покажу.
    Он вышел на улицу, вынул из седельной сумки большой плоский свёрток и вернулся в гостиную.

    Когда Стэнли закончил рассказ об обстоятельствах находки, в комнате на какое-то время воцарилась тишина.
    - Ничего белее удивительного я в своей жизни ещё не слышал, - первым нарушил молчание доктор.
    - А почему бы нам не воспользоваться инструкцией? – робко заметила миссис Фонтейн, и они оба вопросительно посмотрели на Джека.
    - Именно для этого я и здесь, - ответил лейтенант. - Эта посылка адресована не лично мне, а… не побоюсь этой громкой фразы: всему человечеству! Исходя из этих соображений, я не стал приводить в действие шкатулку в одиночку. Кто знает, вдруг её механизм может сработать только один раз?
    - Ну, тогда, нам стоит пригласить побольше свидетелей, - забеспокоился Фонтейн, - давайте пока отложим просмотр послания. Джек, тебе надо будет съездить в редакцию газеты, пригласить редактора, фотографа и кого-то из репортёров. А я навещу нескольких друзей, и, пожалуй, приглашу ещё Гарри Брайена.
    - А что, Гарри здесь? – не поверил своим ушам Стэнли.
    - Да, - подтвердил доктор, - он купил дом в Атланте и лесопилку. Сейчас город отстраивается, можно сказать, заново, и на доски большой спрос.
    Джек только головой покачал, но ничего не сказал.

    Собрать всех зачисленных в свидетели удалось уже ближе к вечеру. Когда в гостиной появился Брайен, то он просто опешил, увидев тут Джека.
    - Здравствуй Гарри, - сказал лейтенант, - давненько мы с тобой не виделись. Ты так неожиданно уехал, что я не успел у тебя спросить: где сейчас мой Боливар?
    - Он здесь, у меня, – выдавил Брайен, - с трудом беря себя в руки.
    - Вот и отлично, - Стэнли холодно улыбнулся, - я рад, что ты позаботился о моей лошадке, но об этом мы с тобой позже потолкуем.
    Джек повторил историю шкатулки, подождал, пока уляжется удивление, и сел за стол, а остальные столпились у него за спиной. Постоянно сверяясь с инструкцией, лейтенант проделал все необходимые операции, подвёл стрелку к значку с подписью: «Пролог» и тронул пальцем нужный квадратик.
    На поднятой крышке удивительной шкатулки появилось изображение большого зала. За полукруглым столом сидело с полсотни джентльменов в строгих костюмах и несколько дам. Напротив стола располагалась кафедра, за которой стоял худощавый светловолосый мужчина лет пятидесяти.
    - Леди и джентльмены! – обратился он к присутствующим. - Накануне сто тридцатой годовщины первого полёта человека в космос, я вновь хочу поднять вопрос о межзвёздной экспедиции. Технически мы к ней готовы! Ионные двигатели с электромагнитными ускорителями, стоящие на танкерах доставляющих углеводороды с Титана, после соответствующей доработки способны разогнать звездолёт до околосветовой скорости. Совместными усилиями нескольких стран за два – три года можно построить корабль способный долететь до одной из ближайших звёзд. Единственным камнем преткновения до сих пор является вопрос о целесообразности подобной экспедиции.
    Мужчина остановился и пробежался взглядом по лицам сидящих за столом.
    - Позвольте мне, - поднял руку полный джентльмен с тонкими усиками. - Если можно, я с места. То, что профессор Сергеев скромно назвал камнем преткновения, на самом деле является несокрушимой скалой! С тем, что человечеству неплохо было бы иметь запасную планету, никто не спорит. Это нужно хотя бы для того, чтобы глобальная катастрофа не положила конец нашей цивилизации. Но мы не сможем за пределами Солнечной системы основать колонии в традиционном понимании этого слова. Я бы первый голосовал за поиск планет пригодных для жизни, если бы не одно обстоятельство: самой Вселенной для нас установлен предел в виде скорости света! – при этих словах мужчина несколько театрально воздел свой толстый перст. - А учитывая среднюю продолжительность человеческой жизни, она ничтожно мала даже для освоения ближайших звёздных систем. Не говоря уже о чём-то большем. Даже с околосветовой скоростью, путь до соседнего рукава нашей Галактики займёт четыре тысячи лет! – разволновавшийся толстяк вынул из кармана платок и промокнул вспотевший лоб. - А если говорить о местах поближе, - продолжил он после короткой паузы, - то кому нужны колонии, до которых пятнадцать – двадцать лет полёта?! Скорость света - это тот барьер, через который нам не перепрыгнуть. И пока он стоит на нашем пути, о межзвёздных полётах можно говорить лишь как о дороге «в один конец». Не столь уж и трудно найти энтузиастов-добровольцев, и отправить их на нескольких кораблях на поиски «нового дома» без надежды вернуться. Но мы не можем отправить их в неизвестность! Значит, сначала придётся посылать автоматические зонды к ближайшим экзопланетам. Что будет не так просто осуществить технически, и обойдётся такой проект немногим дешевле пилотируемого полёта. Да ещё и ответа от зонда придётся ждать десятилетия. А отправлять экспедицию с чисто исследовательскими целями – и вовсе глупо. Потому что она абсолютно ничего не прибавит к тем знаниям о Вселенной, которыми мы на сегодняшний день располагаем!
    - Отлично, доктор Вольф, - мужчина за кафедрой поднял ладонь. – А теперь, позвольте уточнить: правильно ли я вас понял. Если бы мы располагали данными о том, что посланный нами корабль сможет достичь планеты пригодной для жизни, то тогда можно было бы говорить об отправке туда добровольцев, как вы изволили выразиться: «в один конец»?
    - Да, господин Сергеев, - кивнул Вольф, - вы меня правильно поняли!
    - Отлично! – мужчина за кафедрой широко улыбнулся. - Тогда я хотел бы поделиться с присутствующими результатами исследований. Проведённых группой учёных, которую я имею честь возглавлять. Через два – три месяца они будут опубликованы. И тогда все желающие смогут ознакомиться с ними подробно. А пока, очень кратко, только самую суть. Сферическое пространственное устройство нашей Вселенной было отвергнуто много лет назад. Без достаточных, на мой взгляд, оснований. Мы с коллегами решили к нему вернуться в связи с квантовым парадоксом. Для разрешения, которого в «плоской» Вселенной было предположено наличие дополнительных измерений, которые непонятно где находятся. Согласно нашей модели: Вселенная это постоянно растущая сфера, на поверхности которой находятся «разбегающиеся» галактики. То, что мы именуем Нашей Вселенной это всего лишь токая оболочка воздушного шарика, состоящая из нескольких слоёв, которые отличаются, друг от друга только разным течением времени. Тут уместно вспомнить классический пример с космическим кораблём, двигающимся с околосветовой скоростью. Согласно Теории Относительности, время для экипажа корабля будет течь абсолютно нормально. Но относительно живущих на Земле, оно будет замедленным. И когда астронавты вернуться из полёта, который по их субъективным ощущениям длился десять лет. Они не застанут своих друзей, потому что на Земле прошло целое столетие. Теперь опять вернётся к «воздушному шару». В «слое», расположенном под нашим, время замедлено примерно так же, как в космическом корабле, достигшим семидесяти процентов от скорости света. В слое, лежащем ещё ниже время относительно Земли, течёт так же, как в звездолёте, двигающимся со скоростью семьдесят два с половиной процента от световой. Таким образом, из нашей модели следует вывод: если космический корабль разгонится до семидесяти процентов световой скорости, он полетит не к звёздам, а провалится в «нижележащий слой»! Если после этого корабль не начнёт торможение, а продолжит разгон, то провалится в следующий слой, и так далее.
    После этого заявления в зале поднялся шум.
    - Спокойней, господа, - повысил голос Сергеев, - наши теоретические выкладки легко проверить экспериментально. Достаточно построить космический корабль и разогнать его до соответствующей скорости. У нас уже есть группа добровольцев, готовых рискнуть ради науки!
    - А как они вернутся, господин Сергеев?! – выкрикнул кто-то с места.
    - А это самое интересное в нашей модели, - мужчина за кафедрой загадочно улыбнулся. - Пространство внутри «воздушного шара» - Вселенной сильно отличается от его оболочки и состоит, по нашим предположениям, из отрицательного вещества. Не антивещества, а материи, которая отталкивает вещество нашей Вселенной, так же как отталкиваются одноимённые полюса магнита. Кроме того, время внутри сферы течёт со знаком минус относительно её оболочки. Поэтому там не действуют постулаты Теории Относительности. Когда звездолёт, достигнув девяноста пяти процентов световой скорости, провалится внутрь шара, время на его борту начнёт быстро ускоряться. Относительно Земли, разумеется. Сам экипаж этого даже не почувствует. И как только оно сравняется с Земным временем, отрицательное вещество вышвырнет звездолёт обратно в наш слой, и космонавты смогут вернуться домой. Но и это ещё не всё! В одном из слоёв мы можем организовать колонию! И тогда человечество, наконец, получит вторую планету!
    - Откуда вы знаете, есть ли там пригодные для жизни планеты? – снова раздался выкрик с места.
    - Они там есть! – веско сказал Сергеев, рубанув воздух ладонью. - Если вспомнить гипотезу квантовой многомерности нашей Вселенной, то все слои должны быть точными копиями друг друга. В нашем случае с поправкой на то, что время в них течёт по-разному. То есть в «слое», расположенном под нашим, в данный момент вполне может идти строительство египетских пирамид, а где-то ниже и вовсе ещё гуляют динозавры!

    Это была единственная запись, которую удалость просмотреть. При нажатии на остальные значки появлялась надпись: «файл повреждён». Бурное обсуждение увиденного закончилось только далеко за полночь. Пока присутствующие спорили, Джек выбрал подходящий момент и подошёл к Брайену.
    - Пришла пора, Гарри, поставить в нашей истории жирную, красную точку! – жёстко сказал он. - Завтра ищи себе секундантов!

    Дуэль состоялась через день, рано утром, на берегу Персикового ручья. Секунданты отмерили дистанцию в двадцать шагов и воткнули в землю сабли. Потом открыли шкатулку с длинноствольными дуэльными пистолетами и первому предложили выбрать оружие Брайену, как «ответчику». Он схватил пистолет, не задумываясь. Стэнли взял оставшийся. Противники разошлись. Летняя духота закончилась. Утро было чудесным. Дул прохладный ветерок. Ярко сверкала не тронутая осенью зелень. В ближайшей роще заливались птицы, приветствуя солнечный восход. Думать о смерти не хотелось.
    - К барьеру! – скомандовал один из секундантов.
    Вначале противники сходились быстрым шагом, затем Гарри не выдержал и сорвался на бег. А Джек начал отсчёт мгновений: вот Брайен добежал до барьера, вытянул руку… прицелился… сейчас! Стэнли резко качнулся в сторону и в ту же секунду грянул выстрел. Пуля рванула широкий со сборками рукав белой рубахи, но тело не задела. Лейтенант спокойно дошёл до воткнутого в землю клинка и остановился.

    Когда Гарри понял что промахнулся, у него будто земля ушла из-под ног. Это был конец! Конец всему! Он повернулся и посмотрел на солнце. «Неужели, это последний восход, который мне суждено увидеть?» - с ужасом подумал молодой человек. Он даже не стал поворачиваться к противнику боком, чтобы уменьшить мишень. К чему? Стэнли как-то на спор разбил пулей с двадцати шагов куриное яйцо! Брайен молился лишь об одном: «только бы сразу! Пусть лейтенант проявит милосердие и выстрелит в голову, а не в живот».
    Стэнли прицелился и в этот миг понял, что убивать Гарри ему совсем не хочется. Злость прошла. «Разве мало на Оклендском кладбище могил наших ребят, погибших в недавней войне, чтобы добавлять туда ещё одно надгробие?» - подумал бывший лейтенант.
    - Чёрт с тобой, Гарри! Живи! – крикнул Джек и выстрелил вверх.





    Сижу, томлюсь, и отступают стены…
    Вот океан, весь в клочьях белой пены, закатным солнцем залитый гранит…


    Сообщение отредактировал Jack - Суббота, 26.10.2013, 23:57
     
    SavarДата: Среда, 19.02.2014, 12:45 | Сообщение # 4
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 64
    Статус: Не в сети
    Очень интересный сюжет! Лично мне понравился! Оригинальная гипотеза и её трактовка.
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Научная фантастика, космоопера, киберпанк » Боливар не вынесет двоих (рассказ)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Verik, Viktor_K, трэшкин, TERNOX, peotr, Ellis, Hankō991988, Karaken Гость