[ Новые сообщения · Обращение к новичкам · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Замок дождя (5) -- (Иля)
  • Работа 3. [Вырезано цензурой] (3) -- (Ellis)
  • Цвет мечты (5) -- (Ellis)
  • Фильм на вечер (45) -- (Ellis)
  • Работа 2. Человеский фактор (4) -- (Ellis)
  • Работа 4. Школьная история. (1) -- (Ellis)
  • Работа 1. Запретный храм (2) -- (Ellis)
  • Кто хочет подзаработать (1) -- (Verik)
  • конкурс "Школьная история" (66) -- (Verik)
  • Многомерность то Космическая Верность? (9) -- (Аванэль)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Архив - только для чтения
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Архив отрывков » Сделка ((Название будет еще корректироваться))
    Сделка
    Original_British_BoyДата: Суббота, 13.06.2009, 15:17 | Сообщение # 1
    Третье место в конкурсе "Красный Франкенштейн"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 3272
    Статус: Не в сети
    Глава I (часть)
    Я пил чай в полном одиночестве и скуке на веранде, сидя в летнем кресле. Плед спадал с моих плеч, и я то и дело поправлял его, чтобы не подхватит простуды от противного ветра пасмурного и дождливого утра…
    В этот особняк меня, верно, завела сама судьба! Она выбрала самый изощренный способ затащить меня сюда, в сырость и грязь Ирландского городишко, на веранду этого дряхлого здания, именуемого особняком барона Рассо или, если быть достоверным, покойного барона Рассо… Собственно, что тут делал я? Наверное, я бы сейчас отдыхал в какой-нибудь компании своих знакомых или был бы приглашен на очередной вечер в светской семье своих друзей или… Или это было бы мое личное дело, которым я бы занимался с большим интересом, намного большим, чем питие чая здесь, на старой веранде, в старом летнем кресле. Однако, как я уже говорил, это была сама судьба. Некогда живой Рассо был моим дедом по материнской линии. А так как он был все известным эгоистом и скрягой, то так до конца своих дней и не определил, кому в наследство достанется его дрянной особняк и жалкий клочок земли в Ирландских просторах. На мое несчастье, моя матушка померла уже десять лет тому назад от непонятной мне заразы – сердечная тоска по любовнику. Удивительно, что мой дед пережил ее на целых одиннадцать лет! Да, он был еще тот… О таком моя тетка всегда говорила: «Дольше живет тот, кто меньше всего тратит свои силы» Конечно, я никогда не прислушивался к словам тетки, но по поводу деда по материнской линии (тетка была сестрой моего отца) она была чертовски права!
    Так что, собственно, меня сюда занесло? Наверное, та самая дедова жадность, которая пользовалась у него не только привилегией, но масштабным спросом. Он не в коем случае не хотел оставлять свое наследство близким родственникам! И даже готов был написать завещание на какого-нибудь Фарада Рашида, с которым мог познакомиться во время путешествий в Турцию, но именно тогда, когда он взялся за лист и бумагу – его застал сердечный приступ. К несчастью для меня – последний. Он только успел написать одно имя – Рафэ Гассон. К моему превеликому горю, моя матушка наделила меня именно таким именем. Наверное, дед решил писать мне какое-нибудь ругательское письмо, но, сколько я не уверял в этом все казначейство, они меня не слушали и более того заранее сообщили мне о наследстве! Словом, акт составлен, завещание написано. Конечно, об этой истории я узнал совсем недавно! Может быть, я бы тогда помер бы так само, как и мой нерадивый дед, но мне вовремя подали кресло и стакан воды. И вот я и здесь…
    Я уверяю, это все судьба.
    Мне надо было немедленно собрать свой чемодан и умчаться обратно в Лондон! Но я застрял здесь, как заостряет грязь в подошве ботинок! Мне нужно было срочно распродать это никчемное имущество, но как я и ожидал, его никто не пожелал покупать! Я пытался найти здесь хоть что-то ценное для мира, но находил лишь бумаги, запасы свечей, кислое вино и старинную изношенную мебель. Вот и все. Само же здание я решил либо разрушить, либо отдать под скот какому-нибудь плешивому фермеру, которому по зарез нужен хлев. Конечно, последнее было уже моей собственной выдумкой, но хоть так я мечтал выудить хоть какие-нибудь ломаные гроши из этого наследства. Выдумки…
    Я допил чай и поднялся с кресла. Ну и утро! И это еще называется прекрасное лето? Я вспомнил Лондон, как иногда солнечно бывает там, как по вечерам устраивают званые ужины и приглашают танцовщиц из Индии… Ах, эта славная Индия! Так бы и любовался на нее с картины! Почему с картины? Я, как человек светский, совеем не привык к ее нелегким погодным условиям. Да и не мой это удел таскаться по пыльным дорогам и ночевать на пустыре! Что это за жизнь? И все таки Индия – страна вечной сказки… Но дальше танцовщиц я бы не стал ее изучать. Не мое это дело! Путешествия, экспедиции, туризм – скука! Трата жизненной силы.
    Другое дело вечера, светские сборы, балы… Новые знакомства, жизнь, которая бьет ключом, а главное комфорт и удобство. Новые знакомства, прекрасные изящные леди в шелках…
    Да… Я человек все-таки светский, урбанизированный. Не то, что этот ирландский скот! Взгляните на этих женщин! Господи, от чего экономка моего дяди такая кривая на обе ноги! Что за руки, что за уклад причесок! Нет, мне пора убираться отсюда! Иначе я рискую смешаться с этой грязью, не сегодня, так завтра соберу вещи и оставлю всю это корыто на произвол матушки-судьбы. Да! Прощай немытая земля! Да здравствует ванна и чистая постель без клопов и мышей!
    Я ушел с веранды с пустой кружкой чая, которая просто приклеилась ко мне ровно так же как этот плед, который я ежесекундно поправлял для какой-то забавы.
    -Марта! – крикнул я.
    -Да, Сэр, - отозвался взволнованный женский голос, - бегу, бегу, Сэр!
    В дверях появилась женщина средних лет в неприглядном коричневом платье и грязном переднике. Это была моя экономка, кухарка и стряпуха, короче, все слуги в одном лице. Мой дед, конечно, поскупился нанять кого-либо еще к себе на службу и теперь каждый раз, когда я звал прислугу, ко мне в комнату вбегало женоподобное существо вместе с едким запахом кухни, лука и стирки. Ах, да у меня был, кажется еще и дворецкий, но так как он исполнял роль дворецкого, конюха и лакея одновременно, я освободил его от такой важной должности, и теперь двери мне приходилось открывать самому. Что за унижение! Что дрянной дурацкий особняк! Все, еду!
    Поглядев на запачканное сажей лицо Марты, я невольно поморщился и недовольно причмокнул. Словом, да хороша девица! Сколько я мог придумать на нее гипербол! Когда я называл ее девицей – это была уже гипербола! Ее огромное пухлое тело мне напоминало шкаф, завернутый в пуховое одеяло и перетянутый ниточками передника. Сам факт, что она не носила корсета – говорил сам за себя! Она – не женщина! Я бы не сказал, что ей больше тридцати и в чем-то еще угадывалось, что она привлекательная, но… не женщина. Как мужчина, она была бы просто прехорошенькая! Но это уже мои личные мысли, потому что я невольно вспомнил француженку Софи и, сравнивая ее рядом этой женщиной, я в сотый раз убеждался, что мне пора уезжать в Лондон! К тому же я инстинктивно чувствовал, что Марта неровно ко мне дышит, иначе бы не примчалась с самого подвала сюда, на веранду третьего этажа…
    -Отнеси это, - холодно произнес я, протягивая ей кружку.
    -Да, Сэр, с удовольствием, Сэр, - раскраснелась Марта.
    -И… Марта, - поднял я на нее безразличный скучающий взгляд, - скажи Родфилу, пусть приготовит карету ландо, я хочу подышать свежим воздухом…
    -О, Сэр, - начала она по своей привычке с дрожью в голосе, - стоит ли, молодой господин? На дворе такая погода, совсем не для вас, вы непривыкший, простудитесь…
    -Марта, - недовольно оценил я ее, - когда я говорю, скажи Родфилу, ты идешь и говоришь. Это ясно? Мы, англичане, любим пунктуальность, так что давайте соответствовать стандартам приличия прислуги и господина. Ступайте.
    -Ах, Сэр, я же всего лишь, - чуть слезы не брызнули у нее. Я силой подавил смешок, скривил губы и отвернулся, - да, Сэр…
    Марта вышла, тихонько прикрыв дверь. Я облегченно вздохнул, окинув комнату безразличным взглядом, задержался немного на старой облезлой картины, некогда изображавшей портрет моего деда. Бравый был, однако, мужчина! Только я на него нисколько не похож внешне. Ростом я не велик, у меня не такой высокий лоб, не такой большой нос, как у деда. Волосы у меня темные, но не вьющиеся, у него - светлые и курчавые. Нос у меня короткий, но прямой, у него – длинный и чуть курносый. Словом, мы полная противоположность! Да, моя бабушка, Царствие ей Небесное, пока была жива, всегда говорила, что замуж вышла неудачно, поскольку деда считала некрасивым и ненадежным мужем. Конечно, это она так подшучивала, но, по правде говоря, он и правда был не из красивых.
    А меня, слава Богу, матушка наделила внешней привлекательностью, от чего… в Париже меня ждет Софи, Анастази, Жизель, Мари, в Лондоне – Элизабэтт и Катрина, а еще моя ненаглядная бедняжка Дельфина, Матильда, графиня Сарон, Леди Эжани, в Вашингтоне – маленькая и глупенькая американка Джуди, ее подруга Джэсс … Да… Чего там? В коем то веке мне взбрело в голову вспомнить всех, кто меня ждет! Так можно и до конца жизни вспоминать!
    Итак, я, не теряя ни минуты, спустился вниз к карете. И не потому, что меня влекла природа дождливого летнего утра или я решил прокатиться, но лишь потому, что я должен был поглядеть на этот забитый провинциал и решить к кому обратиться за продажей такой кучи навоза, которая мне досталась от деда. Может, и жестоко рассуждать так, но ничего другого мне тогда не приходило на ум. Я, как я уже говорил, был человеком светским, привыкшим к городской жизни столиц и больших городов. Я любил комфорт, а вместе с ним и деньги. Природа была для меня чуждой, это не моя среда, для меня нет смысла любоваться ею! Охота с друзьями или же прогулка в парке – это одно, это тоже часть цивилизованного мира, но не туризм и всякие там прозы и поэзии! В любом случае, прав я или виноват, судить было мне, и никто не имел права меня переубедить…
    В ландо я велел поднять верх из-за того, моросил мелкий дождь, и влага точно окутывала меня всего, отчего одежда становилась мокрой, и лицо противно покалывали мельчайшие капельки. Какое унижение! Ни минуты больше в этом городе! Я велел поезжать своему конюху к ближайшей кофейне, а сам сел поглубже в ландо и постарался уснуть, потому что такая погода меня жутко тянула на сон. Однако уснуть мне, конечно, не удалось. С такими-то дорогами как здесь! Я подскакивал на сидении как на диком жеребце! Мне казалось, что меня вот-вот вынесет из ландо, и я шмякнусь прямо в слякоть местных дорог! Ругая конюха Родфила на чем свет стоит, я прибегал ко всем уловкам за что-то уцепиться. Дороги размыло дождем, и они стали до невыносимости скользкими! Наконец этот дубина конюх додумался сбавить ходу и везти лошадей спокойнее. Тряска немного улеглась, но вдруг, робко высунув голову из-за крыши ландо, я понял, что Родфил свернул не на ту дорогу!
    -Ты куда едешь, дубина! – закричал я, - поворачивай!
    -Как куда? Сэр, в ближайшую кофейню!
    -Ближайшая кофейня на другой дороге, скотина! Поворачивай, говорю!
    -Никак нет, Сэр! Кофейня на этой дороге! Я точно помню!
    - Идиот! – завопил я, - Немедленно разверни карету или я прикажу тебя высечь!
    -Кому? – улыбнулся конюх, - Разве что вы сами соизволите за палку взяться!
    -Если надо, то и за ружье возьмусь! – негодовал я, - ежели ты немедленно не повернешь назад!
    -Отчего же? – упирался по-прежнему конюх, - разве я заяц, чтобы меня с ружья стрелять? Вы, господин, сядьте поглубже, а я уж вас, куда надо довезу. Я же кучер, а не вы!
    Мне ничего не оставалось, как сесть поглубже и замолчать. В минуту этого молчания какой-то холодок пробежался по моему телу, и я понял, что цепенею… «А что если этот конюх хочет завести меня, куда и убить, - подумалось мне, - я же его пару дней как знаю! Говорят, любил он деда и служил ему как верный пес! Может, меня виноватым в его смерти посчитал! Отомстить вздумал! Что ж делать-то!»
    -Останови! – вдруг повелел я.
    -Чего?
    -Останови, говорю, дубина! Мне выйти надо!
    Родфил со свистом натянул вожжи и притормозил лошадей. Белогривые жеребцы рысцой пробежались и встали… Я почувствовал, как у меня кружится голова, и трясутся ноги. Стараясь овладеть собой, я сжал в руках длинную трость, на всякий случай…
    -Отвори дверь, я выхожу!
    Конюх тяжело спрыгнул с козлов с нахмуренным выражением лица. Мне вдруг почудилось, что он схватил что-то с собой, но я не успел разглядеть, что именно… Одежда моя прилипла к телу. Я стал совсем мокрым и от пота и от мелкого вездесущего дождя.
    -Нет. Стой там. Я сам спущусь! – спасовал я.
    Конюх остановился. Я открыл дверцу, стараясь выглядеть естественно и унять дрожь в коленях. Внизу меня ожидала грязевая масса, в которую я волей не волей должен был вступить. Сомневаясь минут пять, я еще раз глянул на конюха. Его грубое твердое лицо, как не обтесанный камень не выражала ничего, и я опять подумал, что такое лицо, наверное, бывает у убийц, прежде чем они свершат преступление! И это заключение толкнуло меня в грязь окончательно. Я соскочил с кареты, и мои ноги моментально увязли в жидкой слякоти! Мои новенькие туфли! Сколько я заплатил дрянному сапожнику за их почистку! Скользя в слякоти, они покрывались чем-то даже более отвратительным, чем просто грязь! Конюх смотрел на меня своим безразличным взглядом, точно я должен был сию минуту вновь влезть в ландо, но стоял, лихорадочно соображая как поступить. Меня почти уверила версия, что Родфил задумал нечистое и так на меня волком смотрит!
    -Езжай домой, Родфил, - сказал я почти ласковым тоном, как говорят злым псам о том, какие они хорошие, - Я прогуляюсь здесь…
    -В слякоти, Сэр? - заметил Родфил с недоброжелательной ухмылкой.
    -В слякоти, - подтвердил я, - это, в общем, не твое дело. Поезжай. Скажи Марте, чтобы приготовила мне… вишневый пирог, - наплел я ерунды лишь бы от него отделаться побыстрее.
    -Но где нам взять вишни, Сэр! Яблочный разве что…
    -Вот езжай и поищи эти вишни! И оставь меня. Я сам найду дорогу, слышал?
    Родфил скривился, но все же полез обратно на козлы. Не могу описать какое облегчение я испытывал тогда, когда этот подозрительный конюх, любящий со мною переговариваться, развернул ландо и поехал неспешной рысцой в сторону дедова особняка! Я долго смотрел ему в след, стараясь определить, не задумал ли он неожиданно повернуть ко мне лошадей и чего доброго задавить! Но он не повернул, а я оставался стоять, меня точно околдовало. Я замер с цепенеющей дрожью в коленях. Не мог оторвать глаз от того места, куда удалялось ландо. Я не жалел о том, что поступил так предусмотрительно. Всякое могло случиться, а я не из тех, кто привык рисковать. Лишний раз предостеречься не помешало бы никому! Но вот только, одна незадача! Куда мне идти дальше?! Где я стою? Что это за место?
    К сожалению, осознавать всю глупость своей несвоевременной трусости я начал слишком поздно, когда ландо окончательно скрылось за горизонтом, а я остался стоять один посреди непонятной мне местности, без карты, без направлений, без подходящего костюма, в конце концов! Я огляделся… «Дурак ты, Рафэ, ну и дурак!» - проклял я себя и повертел носком своих туфель в грязи, заросшей дороги. Смешно… И что меня надоумило так поступить? Я развернулся и зашагал в противоположную сторону от кареты. Ноги мои скользили и увязали в мягкой земле, подмоченной не одним моросящим дождем. Но я уперто шел дальше, как будто в сотый раз, пытаясь себе доказать, что эта внезапная трусость была такой глупостью, какую и малолетний ребенок не свершил бы ни за что в жизни! Но пусть хотя бы этот пень конюх не думает обо мне так! Прогуляюсь… А там пойду по следам кареты!
    Неясная линия горизонта тушевалась белым туманом утра. Мне в лицо колкими иголками попадал противный дождь. Вокруг было сыро и неприятно. Воздух казался тяжелым. Я с трудом мог втягивать его в свои легкие и тут же чувствовал запах болота и мха. И куда это меня занесло, черт возьми! Где кофейня? Где утренняя газета, новости, общение – нормальное цивилизованное утро?! Что я делал один среди тумана, дождя и сырости?! Портил свой внешний и внутренний вид. Во всяком случае, мне так казалось… Проклиная дождь, я вновь остановился. Казалось, капли стали крупнее и чаще. Как бы еще под ливень не попасть из-за своей дурости! Я стал вглядываться в горизонт. Где-то там, на этом бескрайнем поле грязи и сорняков я увидел едва прорисовывающиеся силуэты деревьев. Долго не раздумывая, я развернулся к ним. Со временем, я стал чувствовать, как туфли мои совсем увязают в грязи земли. Туфли тянуло вниз, они едва держались на моих ногах! Я изо всех сил пытался удержать их пятками! Это существенно замедляло мой шаг. А дождь, тем временем, из моросящего превратился в небольшой, но все же такой назойливый. Это все говорило о том, что вот-вот темнеющее небо разразится таким громом, от которого у меня зазвенит в ушах. Я сознательно представил себя в своем безупречном костюме, обвисшим и мокрым на своих плечах, бредущий под безжалостным линем к спасательному деревцу. Как унизительно! Я выругался и пнул со злости комок грязи, который готов был проглотить мою туфлю. Может я тогда и был похож на полного идиота, но это меня задело не настолько, настолько то, что я мог бы вот-вот выйти на дорогу и показаться в кофейне в таком жалком виде! И кто бы после такого моего вида захотел бы иметь дело с покупкой треклятого особняка моего деда! О, я был зол! До темнеющей полоски деревьев оставалось еще метров двадцать-двадцать пять, а все стоял на месте, поливаемый растущим дождем и увядший в землю, как невиданное растение. Мне казалось, мое терпение вот-вот лопнет, и я вернусь в особняк только ради того, чтобы немедленно всех уволить и выругать. Сжечь все личные вещи деде вместе самим особняком и, наконец, со спокойной душой вернусь в Лондон! Одолеваемый этой безумной мыслью, я шаг за шагом стал приближаться к манящим ветвям деревьев. Я делал просто нечеловеческие усилия, чтобы сохранить свою обувь и в то же время не стоять на месте…
    Полоска деревьев оказалась вовсе не посадкой-полосой. Это было предлесье. Редкие деревца далее становились гуще. И я уже ничего не мог разглядеть в грядущей чащи. Прекрасно! Я теперь был не просто один посреди одиночества, теперь я был одним среди целого леса! Может быть, медведя я испугаюсь меньше, чем этого неотесанного конюха! Проще говоря, спасительные деревца оказались не такими уж и спасительными… Для того, чтобы укрыться от дождя, мне пришлось двигаться дольше в лес. Иногда я оглядывался назад на бескрайнее поле, где еще свежели следы уехавшего ландо, но и их сейчас размывал проклятый дождь! Наказание… Я оглядел предстоящий мне путь… Здесь начиналась неясная лесная тропка. Вдоль нее теснились большие и малые лесные деревья. Я даже не мог разглядеть, какого вида были эти деревья - глаза мне разъедал дождь. Больше всего мне приглянулась сваленная коряга почерневшая то ли от времени, то ли от какого пожара, покрытая мхом и плющом. Она весьма радовала своим положением под раскинутыми ветвями молодого дуба. Не теряя времени, скользя ногами, я подобрался к ней.
    Мои ожидания оправдались, и природа не заставила себя ждать. Небо раскроила пополам громадная молния. Почерневшие тучи точно разломались с таким оглушительным звоном, что казалось, задрожала земля. И я вздрогнул. Тучи чернее сумерек, молния ярче солнца и гром громче обрушивающийся лавины… Теперь я действительно вздрогнул и действительно от страха, наконец отбросив весь гнев и проклятья, реально представил себе где оказался. И это представление было ужасно. Я оперся о черную корягу, всем телом наклонившись вперед, в сторону пустого и бескрайнего поля. Отдельные капли просачивались сквозь ветви деревьев и падали мне на лицо, проникали через мою одежду. Вокруг меня однотонно шумел дождь звуком оштукатуривания стен, только в сотню раз громче. Я только лихорадочно соображал, что буду делать дальше. Печальное же это было соображение. Мне предстояло здесь ждать до самого окончания дождя. А что если дождь будет идти весь день? Как я потом мог найти дороги? Мне пришлось бы здесь еще и ночевать. Ну, уж нет! Я раздраженно огляделся и попытался забраться на корягу, чтобы, как ни будь присесть и устроится поудобней. К моему сожалению, мое платье не позволило мне настолько ловко на нее взобраться, и я позорнейшим образом соскальзывал вниз. Хвала Богам, это был всего лишь лес! Но если бы меня в таком положении видел кто-то, я бы трижды чертыхнулся! Наконец коряга была с горем по полам покорена, и я с самым гордым видом воссел на нее, держась за близкую мне ветку дуба. Но именно в тот самый момент, когда я уже устроился, что-то затрещало сзади звуком ломающийся веток. От неожиданности я резко подскочил и развернулся назад. «Медведь!» - мелькнуло в моей голове. Но вместо медведя я увидел иное существо. С перепугу мне показалось, что из веток и кустов выглядывает лохматая вытянутая морда, а на ней сидит какая-то тощая фигура, закутанная в черное покрывало. Не рассчитав своего страха и резкого разворота, я потерял равновесие и полетел вниз головой с коряги. Я ударился шеей о твердый булыжник и распластал руки как на распятье. В общем, ноги к верху врозь, руки в стороны и голова набекрень. От страха я умудрился еще и сознание потерять! Не помню, сколько провел я времени в беспамятстве. Может, минут пять, может и больше… Но когда я очнулся, то первое, что я увидел так это лицо… Красивое лицо, какое я еще не видел ранее. На мгновение мне показалось, что я продолжаю бредить, когда я смотрел в дивную глубину незнакомых мне глаз. Глаз, цвета, который мне сложно описать. Он был похож на голубую лазурь, но настолько холодный и прозрачный, что я бы назвал его цветом льда. Но лед бесцветен, потому было довольно глупо так говорить, но другого сравнения я не мог найти. Когда вы видите лицо, вы чувствуете человека, но тогда я человека не почувствовал. Это было лицо, образ, настолько в нем все было идеально и необычно! Тогда лицо улыбнулось, и я пришел в себя…
    Дождь кончился, и только где-то еще капали капли воды с мокрых ветвей…


    Come... And kiss my eyes...
     
    АссольДата: Суббота, 13.06.2009, 18:19 | Сообщение # 2
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 53
    Статус: Не в сети
    Quote (Original_British_Boy)
    Господи, от чего экономка моего дяди такая кривая на обе ноги! Что за руки, что за уклад причесок!

    Эстет ! :) :D

    А вообще почитала с удовольствием :)

    Quote (Original_British_Boy)
    Париже меня ждет Софи, Анастази, Жизель, Мари, в Лондоне – Элизабэтт и Катрина, а еще моя ненаглядная бедняжка Дельфина, Матильда, графиня Сарон, Леди Эжани,

    Quote (Original_British_Boy)
    к кому обратиться за продажей такой кучи навоза, которая мне досталась от деда.

    Ну подарил бы дом одной из своих девочек !
    Жмотина ! 1qqww
    AllSmail52qqw
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Архив отрывков » Сделка ((Название будет еще корректироваться))
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Igor_SS, Viktor_K, Иля, трэшкин, BatGoabab, Hankō991988 Гость