[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Фотогалерея наших Форумчан (215) -- (Валентина)
  • Ночь, лестница, шаги... (43) -- (Verik)
  • Поздравлялки (3301) -- (Viktor_K)
  • Семья (260) -- (трэшкин)
  • Принц-дракон (0) -- (Гвидон)
  • Ищу соавтора (0) -- (darken22)
  • Дуэль профи стихосложения (11) -- (Fredi_Hozar)
  • Поэтическая страничка Alri (400) -- (Alri)
  • Страничка Ботан-Шимпо. (327) -- (Ботан-Шимпо)
  • Победители конкурса "Ох! лето красное..." (3) -- (Ботан-Шимпо)
    • Страница 6 из 6
    • «
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6
    Модератор форума: fantasy-book, Donna  
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Исторический роман, реальные истории » Варяг (Начало исторического романа)
    Варяг
    vladДата: Воскресенье, 11.09.2016, 23:10 | Сообщение # 126
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1126
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    Почему Кеттиль всех господами кличет?

    Несколько вариантов использования слова "господин"(по одному из словарей "не нашего", если можно так выразиться, времени):
    - в законах и летописях
    - как титул
    - как уважительное обращение
    Последнее как раз мой случай.
    Цитата nonameman ()
    Хитро продумана ситуация на броде. Очень понравилось.

    Спасибо, приятно слышать! ;)
     
    nonamemanДата: Понедельник, 12.09.2016, 11:12 | Сообщение # 127
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2522
    Статус: Не в сети
    Цитата vlad ()
    - как уважительное обращение
    Тогда вопрос снят :)
     
    vladДата: Четверг, 13.04.2017, 11:25 | Сообщение # 128
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1126
    Статус: Не в сети
    Дабы развеять скуку, позвольте выложить небольшой кусочек.
    Сразу скажу, выкладываемые ранее куски "Варяга" сложились в роман, и даже отправлены по издательствам, а сейчас я хотел бы выложить начало второй книги похождений Кеттиля. Условное название "Варяг. Книга вторая"
    _________________

    Пролог

    Хвала Господу!
    Я пережил еще одну зиму. С каждым годом она становится все длиннее и холоднее, и мне, дряхлому старику, всё с большим трудом удается согреться. Ни тепло скудного солнца, ни жар очага не могут растопить лед, который сковывает кровь. Остается надеяться только на приход весны, каждое утро в ожидании ее благодаря Господа за то, что позволил увидеть новый рассвет, и неизменно вознося молитвы и славя Его с наступлением ночи. Очередной день прожит, а, значит, время для того, чтобы рассказать историю своей жизни, утекает, как песок меж пальцев.
    Один из послушников отрыл створки окна, впустив в келью теплый ветер и шум. К старости я стал туг на ухо, но веселые трели скворцов и жаворонков все-таки расслышал, и улыбка тронула уста - их песни были мне более по нраву, нежели карканье воронов, неизменных попутчиков Зимы и Севера.
    Я не мог разглядеть, но, как мне кажется, чувствовал, как набухли почки на ветвях вишни, что росла за окном. Запах разведенных поблизости костров с легкостью перекрывал затхлый смрад отсыревших каменных стен.
    Мир пробуждался, а с ним возвращалась сила и в мои уставшие персты. Склонившись над желтым пергаментным листом, взял перо и только тогда заметил его обломанный конец. С сожалением покачал головой и огляделся.
    На стоявшем поблизости столе лежал маленький ножик с белой рукоятью из медвежьей кости, и я, довольно крякнув, захромал к нему.
    - Позволишь? - спросил у юного послушника, что склонился над книгой и был, по-видимому, хозяином ножа.
    Тот с сомнением посмотрел на меня.
    - Осилишь, отец?
    Горькая улыбка пробежала по губам. В его годы я легко мог управиться не только ножом, но и любым другим оружием, будь то меч, топор или копье. Но то было давно. Старость любого человека делает мудрее, однако жизненный опыт сил не добавляет.
    - Попытаюсь.
    Я взял протянутую рукоять и, с трудом сдерживая дрожь в пальцах, провел лезвием по кончику пера. Получилось плохо, и юноша сжалился над стариком.
    - Я помогу, отец.
    В его руках работа спорилась, а я, улучив момент, заглянул в книгу, над которой он работал. Юноша умел держать в руках не только нож, но и перо. Твердый почерк, ровность букв и плавность линий заставили в очередной раз вздохнуть по молодым годам.
    - Держи, отец.
    Я взял протянутое перо, поблагодарил за помощь и направился к своему столу.
    - Ты буквы-то хоть помнишь, отец? - юноша, чей привычный уклад жизни нарушила моя просьба, решил продолжить беседу.
    - Буквы? А как же! - улыбнулся я, примостившись на лавку. - Вот "Ж" - живот, жизнь. А вот "С" - слово, свет, - я как сейчас помнил отца Власия, что склонился над книгой и тыкал пальцем в строки. Говорят, годы стирают из памяти лица, и в большинстве случаев так и есть. Но черты новгородского монаха, где-то настойчивые и озлобленные, где-то расстроенные и бессильные, до сих пор стояли перед глазами. Он был старательным наставником все то время, что мы жили в поселении, именуемом Мокрым, где его усилиями и молитвами непонятные каракули стали для меня превращаться сперва в буквы, затем - в слова и целые тексты.
    - И, правда, помнишь, - улыбнулся юноша.
    Да, я помнил их всех. И все же в первую очередь в голове всплывали не названные мною буквицы, а совсем другие, мрачные и обдающие холодом. М - Морана, и Х - Хельхейм.
    Ибо вслед за мной в поселение Мокрое пришла сама Смерть.

    Часть 1
    Проклятие

    Глава 1

    Старик определенно не хотел умирать.
    Языки пламени лизали ему пятки. Дымом заволокло как его тщедушное тело, так и крону дерева, к которому он был привязан. Искры взлетали все выше, словно намеренно метя на одежду и седую бороду. Силы им не хватало, и они тут же тухли, но совсем скоро жар высушит тонкую ткань и волосы, и старик вспыхнет ярче падающей звезды. Но пока этого не случилось, он продолжал кидать полные ненависти взгляды в мою сторону.
    Я поражался его терпению. Любой другой человек уже бы извивался как червь на крючке и умолял о скорой смерти и избавлении от мучений, но он молчал. Не опускал голову, лишь крепко сжал кулаки и молчал. Вяз, к которому его привязали на расстоянии локтя от земли, был таким же дряхлым, с превратившейся в труху корой и сухими ветками. Все было сделано, чтобы казнь была быстрой, но старик определенно не хотел умирать.
    Жар от огня становился невыносимым. Мой жеребец беспокойно переминался с ноги на ногу, и только твердая рука удерживала его на месте. Я должен был довести дело до конца и не оставлять место казни, хоть и противился ее исполнению. Видят Боги, я не желал смерти старику, для которого и так любой день мог стать последним, но Аскель оказался на редкость настойчивым, и его доводы меня убедили. Однако виновным в происходящем был даже не брат, и уж конечно не обезумевший от горя старик. Всю вину за пролитую кровь я возлагал совсем на другого человека. Человека, которого в этот момент даже не было рядом, но его незримое присутствие ощущалось непрестанно.
    Новгородского князя.
    - Мокрое, - сказал мне незадолго до этого Ярослав, и его перст уткнулся в точку на карте, где сходились два русла реки. - Ты был там, ярл Кеттиль.
    Я посмотрел на указанное место. Две тонкие змейки, обозначающие русла, тянулись от Волхова, но таких кривых линий на карте было бесчисленное множество, и я пожал плечами.
    - Не помню, господин.
    - Небольшое поселение на южных рубежах новгородской земли, - пояснил князь. - Прошлым летом ты сопровождал рыцаря Херика и проходил по этим местам.
    Я внимательней посмотрел на пожелтевший лист, на котором некогда рука какого-то монаха нацарапала непонятные мне названия и прочертила линии, должные обозначать реки, леса и границы. Княжеский ноготь продолжал упираться в то место, где, по словам Ярослава, мне приходилось бывать. Между двумя голубыми линиями располагался круг потускневшего зеленого цвета, судя по всему лес, и пара треугольников. Над ними красовалась надпись, прочитать которую я был не в силах, но не доверять князю причин не было и в помине. Он указывал на поселение Мокрое.
    - Возможно, господин, - покорно ответил я. - Мы проходили через много земель.
    Прошлым летом я с Остромиром, сыном новгородского боярина Константина, сопровождал до Туровского княжества рыцаря Херика, человека короля Болеслава. Он вез с собой письмо князя, и нашей задачей было не допустить, чтобы оно попало в руки киевлян, чьи отряды заполонили все земли от Киева до Полоцка. Избежать встречи с ними нам не удалось. Более того, перехватить рыцаря Херика отправился сам Борис, сын Великого князя Владимира. Мы остановили претендента на киевский престол, и Херик избежал плена, а я нажил еще одного могущественного врага.
    Одним из таких врагов на тот момент я считал и Остромира. Хвала Богам, он перестал быть таковым, хотя поначалу, не скрывая, жаждал моей смерти. После того похода и последующей битвы в Кирьялаланде мы стали друзьями, и более верного меча я бы не сыскал во всем Новгороде.
    С тех пор минул год. Вслед за осенью и схваткой с норвежским королем Свейном и ярлом Рагнаром прошла зима. Мороз сковал не только реки, но и попытки враждующих братьев, Ярослава и Бориса, начать войну. С приходом весны они возобновились. Вместе с перелетными птицами на новгородские земли нагрянули и отряды киевлян. Их целью были мелкие поселения, которые они сжигали, убивая людей и скот. Не лучший способ двум княжествам прийти к миру, но, видимо, он высокородных князей интересовал в последнюю очередь. На кону был Киевский Стол, а он стоил многих жизней. И, похоже, Ярославу понадобились и наши.
    - Ты был там, - настаивал князь, - но допускаю, что мог и забыть. Да это не столь и важно.
    Я кивнул, готовясь выслушать волю господина.
    Мы находились в Ракоме, облюбованном князем поселении, где в свое время надо мной был устроен суд. Сейчас я сидел за тем же столом, за которым когда-то стоял в ожидании приговора. За год в убранстве комнаты ничего не изменилось, разве что добавилась еще одна икона в углу. Ярослав был набожным человеком. Тем удивительней казалась его связь с нами, людьми с Севера, почитающими старых Богов. Но, похоже, князь не путал веру с торговыми отношениями. А мы были именно торговцами. Разница лишь в том, что нашим товаром были не ткани и пряности, а жизни. Ярослав купил их вкупе с мечами, и цену конунг выторговал немалую. Близился конец срока договора, и Эймунд, помня о пользе северян в схватке с королем Свейном, мог рассчитывать получить от князя не меньше. А я, этим летом, как и прошлым, судя по всему, становился разменной монетой в торгах.
    Потому что Ярослав решил дать мне очередное задание.
     
    King-666Дата: Суббота, 29.04.2017, 09:30 | Сообщение # 129
    гвардия
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1437
    Статус: Не в сети
    vlad, Первым делом позвольте ng выразить вам своё почтение, видно настоящего профи своего дела. Я раньше как-то пропустил варяга :( но пролог новый прочитал. Стиль просто высший бал. Если честно редко такое увидишь даже в среде профи. Мне очень понравилось. Я конечно не знаю так историю, тут столько имён и т.д. мне напоминает Дюма. словно я читаю, что-то ещё не прочитанное (а я вроде все рассказы прочёл)

    Цитата vlad ()
    Остается надеяться только на приход весны, каждое утро в ожидании ее благодаря Господа за то, что позволил увидеть новый рассвет

    а тут не благодарю должно быть?

    Есть один вопрос...
    Цитата vlad ()
    - Осилишь, отец?
    ну и т.д. речь послушника ... Лично я б если б мне так сказали съездил бы в бубен за дерзость. Это только моё мнение, но речь послушника мне как-то показалась выделяющейся из рассказа, неоправданно грубой
     
    vladДата: Суббота, 29.04.2017, 12:42 | Сообщение # 130
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1126
    Статус: Не в сети
    Цитата King-666 ()
    ну и т.д. речь послушника ... Лично я б если б мне так сказали съездил бы в бубен за дерзость.

    Ну почему дерзкая эта речь? Как ни крути, а Выкать мы начали значительно позднее, чем в XI веке, когда даже к князьям обращались на Ты.
    Цитата King-666 ()
    vlad, Первым делом позвольте выразить вам своё почтение, видно настоящего профи своего дела. Я раньше как-то пропустил варяга но пролог новый прочитал. Стиль просто высший бал. Если честно редко такое увидишь даже в среде профи. Мне очень понравилось.

    King-666, огромное спасибо за такие слова! Бальзам на душу)))
     
    Viktor_KДата: Воскресенье, 30.04.2017, 18:36 | Сообщение # 131
    Виртуоз
    Группа: Издающийся
    Сообщений: 1504
    Статус: Не в сети
    vlad, такое впечатление что над текстом изрядно поработал профессиональный редактор. Всё сделано как надо, и даже лучше того. Единственной что мелькнуло в глазах это "...горькая улыбка..." в прологе. Если повествование идёт от первого лица, как я понял, то как-то по другому должно быть.

    Этот мир сложнее, чем наши представления о нём.
    Моя электронная книга ISBN 9781301110162
     
    King-666Дата: Вторник, 02.05.2017, 15:02 | Сообщение # 132
    гвардия
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1437
    Статус: Не в сети
    vlad, Я не про выканье ...
    Цитата vlad ()
    - Держи, отец.

    это одно ...
    - Держи отче... - это другое

    Я об этом говорю.

    Цитата vlad ()

    King-666, огромное спасибо за такие слова! Бальзам на душу)))

    та не за что... правда ведь
     
    nonamemanДата: Вторник, 02.05.2017, 15:10 | Сообщение # 133
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2522
    Статус: Не в сети
    Цитата King-666 ()
    - Держи отче... - это другое

    Отче - это пафосно-православно, отец, ИМХО, самое нормальное обращение, просто у современного русского человека возникает нежеланная ассоциация с гопником в подворотне. "Слышь, отец, дай закурить" и т.п.
     
    King-666Дата: Вторник, 02.05.2017, 15:14 | Сообщение # 134
    гвардия
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 1437
    Статус: Не в сети
    nonameman, может и так, не стану спорить ассоциация есть... уж от чего она фиг знает, может и моя невоспитанность, а может и просто воспитывался в те времена когда значение превратилось в
    Цитата nonameman ()
    "Слышь, отец, дай закурить"

     
    vladДата: Суббота, 22.07.2017, 19:42 | Сообщение # 135
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1126
    Статус: Не в сети
    King-666, nonameman, улыбнули с гопником и "Слышь, отец, дай закурить" :D :D С подобной стороны я бы даже не догадался посмотреть на это обращение.
    Цитата Viktor_K ()
    vlad, такое впечатление что над текстом изрядно поработал профессиональный редактор. Всё сделано как надо, и даже лучше того.

    Ой! Даже не ожидал таких слов! Спасибо! Изрядно над текстом поработал я сам пару дней, да Олег дал несколько советов. Как бы и все))

    Добавлено (22.07.2017, 19:42)
    ---------------------------------------------
    Ну и, чтоб окончательно не забыли о этой теме, напомню))
    ____________

    Потому что Ярослав решил дать мне очередное задание.
    - Поселение Мокрое находится на границе с Полоцким княжеством, - продолжил князь, оторвав, наконец, перст от карты и усаживаясь в кресло с высокой спинкой. - Небольшое, ничем не примечательное.
    - И все же тебя, господин, оно интересует, - заметил я и бросил взгляд на конунга.
    Эймунд сидел напротив, старательно изучая сделанные когда-то надписи на пожелтевшем листе. За прошедший на Руси год он достаточно хорошо научился изъясняться на местном наречии, но складывать в слова непонятные буквы было для него непосильной задачей, и я едва сдержал улыбку при виде нахмуренных бровей конунга, должных, похоже, означать, что он все-таки овладел волшебством, как сам же именовал грамоту.
    - Рядом проходит дорога на Киев, - пояснил князь. - А так же, как видишь, лес и река. И именно отсюда по всем близлежащим поселениям разлетаются отряды Бориса.
    Отряды Бориса сновали повсюду на южных рубежах Новгородского княжества, и потому приведенный Ярославом довод не показался мне весомым. Сомнение, мельком пробежавшее во взгляде, не укрылось от князя, и он добавил:
    - Мокрое - не единственное место, страдающее от набегов. Но здесь удар киевлян наиболее силен.
    - Поселение защищено? - спросил Эймунд.
    - Да, три десятка воинов - отряд достаточно велик, чтобы мелкие отряды Бориса держались подальше от пролегающей рядом дороги.
    - Но они этого не делают?
    Ярослав разочарованно развел руками.
    - Староста поселения, Вышеслав, больше думает о мошне, и воины стали его личной охраной.
    Этот ответ более походил на правду. Вряд ли какому князю понравится, что на его земле кто-то устраивает свое собственное княжество?
    - Так посади там другого человека, господин, - высказал Эймунд саму собой напрашивающуюся мысль.
    - Именно это я и хочу сделать.
    Взгляд Ярослава, устремленный на меня, говорил яснее слов, и мне оставалось лишь внимательнее прежнего всмотреться в место на карте, куда указал перед этим князь. На мгновение в комнате воцарилась тишина - только ветер, поиграв ветвями вяза за окном, врывался в открытые створки, да резкий свист кнута, пройдясь по спине скотины, заставил залиться лаем дворнягу где-то вдали.
    - Как мне поступить с провинившимся старостой? - нарушил я молчание.
    - Вышеслав вырос в тех местах, и будет тебе полезен, - задумчиво произнес князь. - Держи его при себе. И не спускай с него глаз. Позднее я дам знать, как с ним поступить, - Ярослав указал на свернутый лист бумаги, чем вызвал у меня и конунга непроизвольные смешки.
    - От твоих писем будет немного толку, - презрительно кивнул я в сторону свертка. - Разве что костер разжечь, или зад подтереть.
    Вместо ответа Ярослав только улыбнулся, а следующим утром я узнал - почему.
    - Мне поручено обучить тебя грамоте, господин, - заявил отец Власий, взгромоздясь на тощую кобылу. Выглядел он смешно - длинные ноги монаха почти касались земли, а сам он то и дело сползал с седла набок, отчего ему постоянно приходилось подпрыгивать, усаживаясь поудобнее. Но от его слов мне было не до смеха. - Читать и писать, господин.
    Именно отец Власий был тем человеком, что спас всем нам жизни в лесах Кирьялаланда, когда его хитрая уловка с отрядом мертвых всадников заставила уйти войско короля Свейна, и я после того случая по-другому стал смотреть на него. Не скажу, что мы стали дружны, но и относиться к монаху с презрением я перестал. Бесспорно, он был умен, набожен и предан, но ко всем своим достоинствам, так же обладал и недостатками - жуткой занудностью и рабской покорностью.
    - Читать и писать, говоришь? - оглянулся я, притворно зевая.
    Два десятка воинов, среди которых были и новгородцы, и северяне во главе с моим братом Аскелем, с нетерпением поглядывали на нас, и ожидали только приказа выступать.
    - Да, господин.
    Отец Власий с торжественным видом, словно явил мне чудо, показал небольшую книжонку в потрепанном кожаном переплете. Священнослужитель с томиком молитв в руках живо напомнил о епископе Зигфриде.
    "Прошло совсем немного времени, а будто вечность минула", - невольно подумал я. Сакс был тем человеком, что наградил меня хромотой и оставил на сердце рубец, участвуя с Халльвардом Ужасным в разорении Хрингарики и убийстве отца и матери. Епископ, как и ярл, были обречены. Я поклялся отомстить, и рано или поздно сделаю это, и ни Христос, ни все Боги Асгарда будут не в силах помочь им.
    - Читать и писать, господин, - повторил отец Власий, прервав мрачные думы.
    Я взмахнул рукой воинам.
    - Выступаем! - и поддал пятками в бока жеребцу. Тот в покорности мог поспорить с самим отцом Власием, и послушно двинулся, куда было велено. Ожидание, похоже, наскучило и моим людям. Начало пути они сопроводили шутками и смехом. Мальчонка лет десяти побежал за лошадьми, пытаясь ухватить одну из них за стремя. Молодая женщина вышла на крыльцо дома у дороги и, с тоской глядя на всадников, махнула рукой. Собака кинулась под ноги скакунам и, рискуя получить копытом, залилась лаем. Я наудачу прикоснулся к висящей на поясе фигурке лебедя - оберегу, что вырезала своими руками Свана, слепая рабыня. Близость со мной привела ее к смерти, и я сполна поквитался с убийцами. Девушку это не вернуло к жизни, но Боги, с которыми она могла разговаривать, несомненно, передали ей, что месть свершилась. Монах закряхтел, в который раз подпрыгнув в седле, чем вернул меня к разговору. - Для чего мне уметь читать и писать?
    - Потому, господин... - начал отец Власий, но отвлекся на настойчивую собаку. Та уже бежала рядом, и его длинные ноги могли пострадать больше всего. Он лягнул пяткой не хуже , чем лошадь копытом, едва не выругался, когда зубы клацнули в опасной близости. Вовремя опомнился и перекрестил рот. - Потому, господин, что князь может отправлять тебе послания.
    - Согласен, - кивнул я и поднял голову. Мы как раз проезжали через распахнутые городские ворота. Собака, словно отвоевав свои владения, осталась позади. Солнце милосердно пряталось за облаками. Гулко и торжественно, заставив вспорхнуть стаю голубей, зазвонил церковный колокол. Отец Власий закрыл глаза и зашептал молитву. Я не стал ему мешать, и продолжил, когда он вновь посмотрел на меня. - Согласен, послания князь будет отправлять. Но для чего мне владеть грамотой, если бумажку сможешь прочитать и ты?
    - Смогу. Но не все послания предназначены для моих глаз, господин.
    - Ты зануден, как старая шлюха, оставшаяся не у дел.
    Дорога была сухой. Дождь давно не радовал землю, и из-под копыт поднималось небольшое облачко пыли. Чтобы не наглотаться ею, пустили коней рысью. Для отца Власия быстрый ход казался пыткой. Он сосредоточенно смотрел на гриву лошади, сжимал коленями ее бока. Это мало помогало, и монах раскачивался в седле из стороны в сторону, как колокольный язык. Я старался не обращать внимания на его неуклюжие движения, но вот Аскель не упускал случая отпустить шутку.
    Он всегда был злым на язык, и я, вспоминая отца и Исрид - мать Аскеля, - давно пришел к выводу, что скверный характер достался ему от моей мачехи. Брат никогда не скрывал неприязни ко мне, и прошлым летом, перед приходом короля Свейна, даже лжесвидетельствовал против. Головы тогда должен был лишиться либо я, либо он. Норны-волшебницы вдоволь наигрались с нашими нитями судьбы, но мы оба остались живы.
    С тех пор Аскель стал более осторожен в словах. Мне же было достаточно, что его колкости не касались меня, а на остальное я закрывал глаза. Монах, в свою очередь, относился к язвительным шуткам со смирением, достойным самого Белого Бога.
    Путь нам предстоял не самый далекий.
    - Дня два. Возможно, чуть более, - ответил отец Власий на мой вопрос о том, когда мы увидим поселение Мокрое.
    - Значит, уже завтра можно ожидать встречи с киевлянами.
    - Господь на нашей стороне, и не допустит этого, - монах возвел очи к небу, словно надеялся встретиться взглядом с Богом, подтверждающим его слова.
    Мы как раз и двигались на юг, чтобы столкнуться с людьми Бориса и заставить их покинуть эти земли, поэтому слышать осторожные речи отца Власия было странно, и я промолчал, а на следующий день все увидели, что Господь, вопреки словам монаха, был на стороне Киева.
    Свидетельством тому было разоренное поселение. Оно располагалось на берегу небольшой речушки. У кромки воды лежала вверх дном пара лодок. Сохла, растянутая на рогатинах, длинная рыболовецкая сеть. Ни одной живой души среди десятка дворов мы не заметили. Зато убитая псина на дороге, чьё тело облепили мухи, и сожженный дотла дом сразу бросились в глаза.
    Грим, молодой северянин, спрыгнул с лошади и подбежал к пепелищу. Почерневшие от огня стены, на удивление, устояли. Сквозь рухнувшую крышу и дверной проём пробивался дымок - похоже, набег произошел совсем недавно. Грим заглянул внутрь и тут же отошел в сторону. Глоток свежего воздуха не помог, и парня стошнило.
    - Господь Всемогущий! - воззвал к небу отец Власий, медленно подойдя к дому и уставившись в черноту, после чего осенил себя крестом.
    Пользы от Христа оказалось больше, нежели от свежего воздуха, и монах остался стоять на месте, пока Грим вытирал губы.
    На полу сожженного дома лежали сжавшиеся от жара огня тела. Женщины, мужчины, или дети - понять было невозможно. Руки словно молили о пощаде, устремляясь к небесам. Безмолвные рты застыли в вечном крике боли и ужаса.
    - Предайте их земле, - велел я и отвернулся.
    Это заняло немного больше времени, чем я ожидал. Давно не питаемая дождями земля поддавалась с трудом, и мои люди обливались потом, выкапывая могилы.
    - Мы зря тратим время, - заметил Аскель и даже не попытался скрыть недовольство в голосе.
    Брата навязали мне в спутники Эймунд и Ярослав, и понять замысел этого приказа я был не в состоянии. Секрета из взаимной неприязни мы не делали, и старались как можно меньше общаться, а то и вовсе избегали встреч. Тем не менее, сейчас он стоял рядом, и я тоже был этим недоволен. Однако ослушаться князя и конунга не смел, и того же мог пожелать и Аскелю, потому что именно меня назначили командующим отрядом.
    - Следи за дорогой, брат, - ответил я, и это были не пустые слова.
    Киевляне разорили поселение совсем недавно, и кто знает - возможно, до сих пор не покинули этих мест окончательно. Половина воинов, отложив щиты и сняв кольчуги, вгрызалась в землю, и мы были уязвимы, как стадо телят.
    Аскель что-то пробормотал, но открыто перечить не осмелился.
    К вечеру все мертвецы были похоронены в тени старого вяза. Отец Власий подходил к каждой могиле и на какое-то время замирал. Он закрывал глаза и читал молитвы. К нему присоединились некоторые воины, по большей части, новгородцы, которые, будучи христианами, вслед за монахом осеняли себя крестным знамением. Но так же я заметил среди них и северян. Юный Грим, потрясенный увиденным днем, был бледен, как морская пена.
    - Как бы Грим не повернулся к Мертвому Богу, - рядом со мной возник Аскель.
    Презрительный тон брата мне не понравился.
    - Из Грима получится отличный воин, и мне все равно, что будет висеть на его шее - крест или молот.
    Грим появился в Новгороде только этой весной, и не видел бойни прошлой осени. Он приплыл с одним из торговцев, после чего дал слово верности конунгу Эймунду, и тот с готовностью его принял. Наши ряды изрядно поредели, и новые силы были очень кстати. К тому же, я видел, с какой легкостью Грим орудовал мечом, как быстро двигался. Определенно, из него должен получиться отличный воин. Но Аскель видел только недостатки.
    - Грим слаб, - не унимался он.
    - Иметь сердце - это не слабость, - ответил я и, не давая брату вставить слово, указал на дома, что стояли с краю поселения. - На ночь остановимся здесь. Вели развести костры и располагаться на привал. В дозор первым пойду я. Вместе с Гримом.
    Ночь выдалась темной. Чистое днем небо с сумерками оказалось затянуто тучами, и только свет пары костров хоть как-то разгонял черноту.
    Я сидел на брошенном у огня седле и ворошил веткой красные уголья. Потревоженное пламя возмущалось летящими искрами и дымом, который так и норовил попасть в глаза. Малоприятное, обычно, дело, но сегодня оно было, как нельзя, кстати. Запах смерти вперемешку со слежалой соломой, навозом и рыбьей требухой никак не хотел отступать, и я с облегчением подставлял лицо дыму.
    Грим не садился. Он ходил в круге света и не спускал глаз с темных окрестностей. Рука его лежала на черене меча, и я заметил, как парень то и дело сжимал его. Грим нервничал, и мне понятны были его чувства.
    В Нореге мальчишкам с детства рассказывают о походах. О драккарах, что рассекают волну длинным носом, и гребцах, которых обдает солеными брызгами. О жарких битвах, когда меч и топор упиваются кровью, а землю устилают поверженные враги. О несметных богатствах, таких доступных и манящих.
    Я был немного старше Грима, но давно понял, что жизнь не так радужна, как поется об этом в песнях и сказках. Весло до страшных ран натирает ладони, а вода и соль безжалостно разъедают плоть. В сражениях далеко не всегда верх одерживает северянин, и даже, когда он побеждает, погибают не только враги, но и его собратья. А доступные богатства... Эйрир серебра за год службы - не огромные деньги, но даже ради него стоит изрядно попотеть.
    Мир суров, и Грим впервые с ним столкнулся. Что ж, крепче будет.
    - Ты не хочешь отдохнуть? - спросил я у него, потому как давно перевалило за полночь, и нас пора было уже менять в дозоре.
    Парень остановился.
    - Нет, господин.
    - Завтрашний день может быть трудным.
    Грим не пошевелился. Лишь меч в который раз нервно дернулся в ножнах.
    - Если бы мы шли быстрее, господин, - оставил он мое замечание без ответа и бросил взгляд в сторону вяза и свежих могил, - то могли бы спасти этих несчастных от смерти.
    Я вздохнул. Костер откликнулся частым треском и снопом искр.
    - Мы непременно столкнемся с убийцами, Грим, непременно. И за все с ними поквитаемся.
    Парень, наконец, сел напротив и уставился в огонь.
    - Они будут приходить ко мне во снах, - уверенно заявил он, и я понял, что речь идет не о киевлянах.
    - Моих родителей сожгли у меня на глазах, - слова сами слетели с языка, и я с трудом узнал собственный голос. Дым предательски попал в лицо, выдавив слезу. - Повесили, а потом сожгли. На старом древе, которое росло много лет. Затем спалили всю деревню. Даже скот не пожалели. Я все это видел, но ничем не мог помочь, - какое-то мгновение я молчал, успокаивая бешено запрыгавшее сердце. - Мы не в состоянии спасти всех, Грим. Боги за нас решают, кому жить, а кому - нет. Что мы можем, так это отомстить.
    - Ты отомстил, господин?
    Я до боли в пальцах сжал ветку, и та хрустнула. Кинул ее в огонь и мрачно произнес:
    - Ложись отдыхать, Грим.
    Он ушел. Вслед за ним лег и я.
    А на рассвете пришли гости.

     
    nonamemanДата: Вторник, 01.08.2017, 09:57 | Сообщение # 136
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2522
    Статус: Не в сети
    Так-с, добрался.
    Цитата vlad ()
    На стоявшем поблизости столе лежал маленький ножик с белой рукоятью из медвежьей кости, и я, довольно крякнув, захромал к нему.

    Странно выглядит эта запись в отношении самого себя.
    У тебя есть одна однотипная ошибка, когда ты простое предложение с однородными членами превращаешь в сложносочинённое предложение.
    Красное - подлежащее, синее однородные сказуемые. Запятой, стало быть, не надо, ибо есть союз "и"
    Цитата vlad ()
    Два десятка воинов, среди которых были и новгородцы, и северяне во главе с моим братом Аскелем, с нетерпением поглядывали на нас, и ожидали только приказа выступать.


    Цитата vlad ()
    Тот в покорности мог поспорить с самим отцом Власием, и послушно двинулся, куда было велено.

    Цитата vlad ()
    Секрета из взаимной неприязни мыне делали, и старались как можно меньше общаться, а то и вовсе избегали встреч.

    Цитата vlad ()
    Однако ослушаться князя и конунгане смел, и того жемог пожелатьи Аскелю, потому что именно меня назначили командующим отрядом.
    (здесь нет подлежащего, но это ничего не меняет).

    Но это собственно придирки, чтобы повредничать. В остальном всё отлично. Ждём-с, когда Зигфрида подвесят за яйца :)
     
    vladДата: Пятница, 02.02.2018, 19:04 | Сообщение # 137
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1126
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    У тебя есть одна однотипная ошибка, когда ты простое предложение с однородными членами превращаешь в сложносочинённое предложение.

    Есть такое, стараюсь избавиться от нее.
    Цитата nonameman ()
    Но это собственно придирки, чтобы повредничать. В остальном всё отлично. Ждём-с, когда Зигфрида подвесят за яйца

    Спасибо! Ты уже что, оба отрывка прочел?)) Ну а Зигфрид пока еще остается при яйцах, и не подвешен. В ближайшее время мой Кеттиль столкнется с другим противником.

    Добавлено (02.02.2018, 19:04)
    ---------------------------------------------
    Ладно, раз пошла такая пьянка, и все что-либо выкладывают, сделаю это и я.
    Давно я здесь не появлялся, и заметил, что и первую главу до конца не выложил, чем прямо сейчас и займусь)) Вдруг, кто прочитает, хотя и понимаю, что появляясь раз в год, рассчитывать, что кто-то помнит, о чем велась давным-давно речь, не стоит. На всякий случай напомню, это вторая книга "Варяга", первая здесь полностью не выкладывалась и лежит в издательском портфеле одного из издательств (из присутствующих на фб ее читал только nonameman). Итак, продолжение...
    ____________

    А на рассвете пришли гости.
    Меня разбудили крики и глухие удары, и сквозь туман в голове я понял, что это древки копий бьют в щиты, предупреждая об опасности.
    - Ярл Кеттиль! Господин!
    Меч лежал рядом, ладонь тут же нашла рукоять. Ее тяжесть вселила уверенность, сна как не бывало.
    Темнота уже отступила, небо окрасилось серым, поэтому, когда я встал в ряд с воинами, без труда увидел, из-за кого подняли шум дозорные.
    Перед нами стоял отряд, не больше нашего, но у него было преимущество. Около двух десятков стрел угрожало в любой момент сорваться с тетив, а мои люди только строились в стену, прикрываясь щитами. При желании неизвестные уже могли вывести из строя с дюжину противников, а потом уж покончить с остальными, однако они не торопились. И это вселяло надежду.
    За спинами стрельцов я заметил всадников. Их было двое. Шлем одного из них украшал черный волчий хвост, шею защищал кольчужный тыльник, а нащечные пластины прикрывали лицо. Руки его были свободны, но сомнений не возникало - дай мы повод, и в них мигом окажется оружие. Воин не двигался, но от его неподвижности так и веяло угрозой. Второй всадник не прятал лицо под шлемом, подозрительно смотря на строящуюся стену щитов. Он показался мне главным в неизвестном отряде, и именно к нему я обратился:
    - Кто вы? - сделал пару шагов из стены и развел руки в стороны, показывая мирные намерения.
    Несколько тетив натянулись сильнее прежнего, заставив меня обратится к Богам за помощью. Долго держать натянутым боевой лук невозможно. Сорвись стрела, и можно прощаться с жизнью - расстояние слишком мало, чтобы увернуться. Но всадник что-то сказал, похоже, успокаивая людей, и луки опустились. Стрельцы разошлись в стороны, а главарь выехал вперед.
    - - Это моя земля, и я в праве сам задать такой вопрос. Кто вы? - с вызовом бросил он.
    Я с интересом взглянул на него. Это был тучный мужчина, мало похожий на воина, важности которому добавлял только высокий конь и блестящая кольчуга. На поясе его висел меч, но представить сверкающий клинок в руках всадника получалось с трудом. И все же он вел за собой внушительный отряд, поэтому я не сомневался, кто именно стоял передо мной, и почуствовал себя увереннее. К тому же нас явно не собирались убивать. Иначе зачем давать выстроить стену щитов?
    - Мы не угрожаем вам, - я велел своим людям спрятать мечи, и те нехотя подчинились. - Уберите оружие, и я отвечу на все твои вопросы.
    Мирный жест пришелся по нраву всаднику, и он указал рукой на стрельцов.
    - Луки опущены, так что тебе не о чем беспокоиться. Можешь говорить.
    Стрелы оставались лежать на тетивах, хоть и не смотрели в нашу сторону. Немного, но большего уже не добиться, и мне оставалось только представиться:
    - Меня зовут ярлом Кеттилем. И я пришел из Новгорода.
    На губах всадника мелькнула ухмылка. Всего мгновение, и лицо вновь стало серьезным, но я успел ее заметить. Всадник определенно не вызывал доверия.
    - Вышеслав, - назвался он в свою очередь и для важности добавил: - Староста этого и соседних с ним поселений. Это ваших рук дело? - рука старосты указала на разоренные дома.
    - Нет. Я опоздал, и не видел, кто это сделал. Но не сомневайся, я узнаю.
    Толстые губы Вышеслава расплылись в улыбке, и на этот раз он и не думал скрывать ее.
    - Ты для этого пришел из Новгорода?
    В голосе старосты сквозили презрение и насмешка, но я сдержался, чтобы не ответить подобно ему.
    - Прими нас в своем доме. Дай кров, накорми нас и наших лошадей. И тогда я скажу, что мне здесь нужно, и чего желает от тебя князь Ярослав.
    Упоминание имени князя остудило пыл Вышеслава. Он развернул лошадь и бросил через плечо:
    - Что ж, ярл Кеттиль. Идите за мной, будете гостями.

    * * *

    - Их было восемь, - словно невзначай изрек я и вонзил зубы в кусок сочного жареного поросенка.
    Капля жира по губам стекла на подбородок, где затерялась в черной как безлунная ночь бороде. А я бегло взглянул на собеседников. И без того малооживленная беседа совсем прекратилась, и вокруг наступило долгое, словно полет стрелы, молчание. Только из-за соседнего стола у противоположной стены длинной залы, где сидела большая часть моих воинов, доносились смех и разговоры. Да пара дряхлых старцев грелась на скамье у разведенного очага, и один из них перебирал пальцами струны неизвестного мне инструмента, тихо что-то напевая. Несколько огромных собак, способных завалить медведя, крутились у ног и ловили брошенные кости, сопровождая еду громким рычанием.
    А люди за нашим столом молчали.
    Рядом со мной сидели Аскель, отец Власий и хускарлы Эгиль и Бьёрн. Последние двое были заложниками, коих отправил с телом Сваны Эйнар Брюхотряс. После того, как разбитое войско короля Свейна покинуло пределы Гардарики, я должен был отпустить их. Но оба воина отказались возвращаться.
    - Мы давали слово верности Толстому Свейну, - объяснил Эгиль.
    - Толстый Свейн мертв, - не отставал от него Бьёрн.
    - Мы свободны от клятв, - продолжил Эгиль.
    - Нам нужен более удачливый господин, - подвел итог Бьёрн.
    Более удачливым господином они посчитали меня. Немудрено. Особенно после того, как они увидели, какими силами мы остановили короля Свейна. Эгиль, старший из них, рассмеялся в голос. Бьёрн, молодой, но уже покрытый шрамами, воин, с нескрываемым восхищением воззрился на мертвых всадников и погладил небольшие косицы, в которые была заплетена его борода.
    Они мне нравились. Эгиль и Бьёрн не были братьями, и даже не скрепляли дружбу кровавыми клятвами. Но их никогда не видели порознь. К тому же любое оружие в их руках превращалось в неизбежную смерть для всякого, кто дерзнет встать у них на пути. Не зря все-таки они были хускарлами при короле. Только глупый господин откажется иметь подле себя подобных стражей. Толстый Свейн глупцом не был, но пущенное Остромиром бревно переломало не только кости опальному королю Норега, но и раздавило, словно яичную скорлупу, доверие Эйнара к тем, кто обязан был оберегать господина. Не спас короля, иди в в заложники, рассудил Брюхотряс. Я же от этого только выиграл. Эгиль и Бьёрн поклялись мне в верности, и сидели сейчас - в забытом Богами поселении Мокром, - рядом со мной. Возникшее молчание не заставило хускарлов оторваться от еды, но я не сомневался - они пристально наблюдают за людьми, сидящими напротив нас.
    Правды ради, из полудюжины едоков следить стоило лишь за двумя. За Вышеславом и воином, что сопровождал старосту прошлой ночью. Как и при первой нашей встрече он был немногословен. От немого его отличали только редкие односложные ответы. Шлем не скрывал теперь лицо, и я хорошо его рассмотрел. Передо мною был человек возрастом чуть более тридцати лет, с умным, все подмечающим взглядом, волевым, заросшим щетиной, подбородком и тонкими, крепко сжатыми, губами. Грудь воина прикрывала кольчуга с медными пластинами, на которых отчетливо просматривались выбитые умелой рукой тени волков. Эти звери, чтимые и северянами, определенно были по нраву хмурому воину, и то, как обращался к нему Вышеслав, только подтверждало это. Староста называл его Волчьим Хвостом, чем еще больше подогрел мой интерес. Чувство угрозы, что охватило меня прошлой ночью, никуда не делось. Волчий Хвост, по-прежнему, выглядел опасным, готовым, словно хищник, в любой момент броситься на обидчика, и заставлял следить за каждым своим словом, каждым движением. Боязни я не испытывал, но этот человек вызывал уважение. Чего при всем желании я бы не сказал о старосте.
    Вышеслав как раз смеялся над собственной шуткой, вспоминая незадачливого кузнеца, что на днях получил в грудь копытом при попытке подковать ретивого жеребца, когда я вставил слово.
    Рука с кружкой медовухи остановилась на полпути ко рту.
    - Что?
    Я посмаковал кость, кинул ее собаке - та , не моргнув, проглотила лакомство, - и окунул жирные пальцы в блюдо с водой, что стояло рядом на столе.
    - Те несчастные, которых убили. В селении, где мы встретились. Их было восемь.
    Кружка опустилась на стол, пролив через край ценный напиток.
    - Мужчины. Женщины, - продолжил я, словно не заметив замешательства старосты. - Может, дети. Не знаю. Их заперли в избе и спалили заживо.
    Вышеслав сверлил меня взглядом, но молчал, чувствуя, что я не закончил.
    - Ты находился совсем рядом, менее дня пути. Хорошая дорога, которую свежие лошади пройдут и не вспотеют. Но ты ничем им не помог. Убийцы ушли, и сейчас, возможно, жгут очередной дом, набитый людьми, пока мы тут обсуждаем незадачливого кузнеца.
    Староста усмехнулся.
    - Ты не в Новгороде, ярл Кеттиль. Там все проще. Там тысяча верных мечей и высокие, неприступные стены. Какой глупец дерзнет бросить им вызов? Сейчас ты здесь. У тебя всего два десятка воинов. И враги, коих не счесть. Сегодня они у твоего дома. А в следующий миг уже в каком-нибудь соседнем селении, режут людей и скот. Ты с людьми несешься туда, но никого не находишь. Возвращаешься, а на собственном пороге слышишь плач, стенания, и чувствуешь запах смерти. Здесь не говорят о войне, ярл Кеттиль. Здесь воюют, - он поднял кружку с медовухой и отправил в глотку. Часть напитка пролилась по подбородку на шитый узором ворот рубахи. После чего Вышеслав вытер усы ладонью и продолжил: - Я не хочу, чтобы люди погибали, и сделаю все, дабы защитить эти земли. Так и передай князю Ярославу.
    Я потянулся к запеченому гусю и оторвал крылышко.
    - Я не гонец, и пришел не для того, чтобы выслушивать объяснения.
    Староста насторожился.
    - Тогда для чего?
    - Отец Власий? - я повернулся к монаху.
    - Да, господин.
    - Письмо при тебе?
    - Конечно, господин, - тот полез в суму, в которой хранился томик со священным писанием, и достал сверток.
    Вышеслав взял протянутое письмо и в полной тишине - даже старик у очага перестал перебирать пальцами струны инструмента, - сломал печать. Бегло пробежал глазами по строкам, взглянул на меня, после чего еще раз прочитал послание князя.
    Гусиное крыло, так и не тронутое полетело в ненасытную пасть псине, а я сказал:
    - Мне поручено следить за дорогой на Новгород, господин. Твои люди подчиняются мне. Твои мечи - мои. И мы вместе, я и ты, господин, избавим эти земли от набегов киевлян.
    Пламя в очаге было несильным, и староста сидел спиной к огню. Но даже такого тусклого света хватило, чтобы я рассмотрел, как побледнело лицо Вышеслава. Он положил письмо на стол, вперив взор в сломанную печать. Эгиль и Бьёрн перестали жевать, готовые в любой момент броситься в бой. Волчий Хвост не двигался, но одна его рука покоилась на поясе, где без сомнения, висел нож.
    - Такова воля господина нашего, князя Ярослава, сына Владимира, - разорвал тишину голос отца Власия. - Да продлит Господь его леты!
    Монах перекрестился, и старосте ничего не осталось, как последовать его примеру.
    - Да будет так, - выдавил он и встал из-за стола.
    - Тебе стоило убить его, - сказал Аскель этим же вечером.
    Мы сидели в избе, отведенной нам для жилья. Скромное убранство, обязательная икона в углу, свеча на столе. Я стянул сапог и кинул его под лавку, на которой собрался спать.
    - Князь велел оставить его в живых.
    - Это глупо, - не унимался брат. Он расположился на соседней лавке, но предпочел остаться одетым. Не иначе, ожидал от старосты предательства.
    - Почему? Мы видим Вышеслава впервые. Князь знает его не в пример лучше.
    - Ты тоже знал Рагнара хорошо.
    Напоминание о ярле больно укололо в сердце. Аскель знал, что я не люблю разговоров о прошлой осени, но и злости в его словах не было. Он просто напомнил о человеческой подлости. Но к словам брата я редко прислушивался. Не стал делать этого и на сей раз.
    Беззаботно снял второй сапог и упрямо повторил:
    - Вышеслав нужен князю. Не мне спорить с ним. И не тебе.
    Аскель фыркнул и уставился в окно. На Мокрое опустилась ночь, мутное стекло не позволяло рассмотреть что-либо, находящееся на расстоянии дальше вытянутой руки, но брат не сдавался, словно надеялся доказать мне свою правоту. Неровное пламя свечи пускало причудливые тени на стены. Из-за двери, прикрытой шкурой медведя, доносился шепот. Отец Власий возносил молитвы Белому Богу.
    Я вытянулся на лавке. Сон не шел, и я сверлил взглядом низкие потолочные балки, черные от копоти.
    Свеча медленно догорала, где-то во дворах залаяла собака. Отец Власий продолжал переговариваться с Христом. А брат сгорбился у окна в ожидании предательства.
    Долго ждать не пришлось.

     
    nonamemanДата: Среда, 07.02.2018, 09:44 | Сообщение # 138
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2522
    Статус: Не в сети
    vlad, почитаю.
     
    vladДата: Четверг, 08.02.2018, 11:14 | Сообщение # 139
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1126
    Статус: Не в сети
    nonameman, привет!
    Ты то как раз в курсе этой истории)
    Буду ждать
     
    nonamemanДата: Пятница, 09.02.2018, 10:18 | Сообщение # 140
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2522
    Статус: Не в сети
    Цитата vlad ()
    Ты то как раз в курсе этой истории)

    В курсе, но этот отрывок же не читал ещё :) (точнее на момент написания уже прочитал :) )
    Цитата vlad ()
    Он показался мне главным в неизвестном отряде, и именно к нему я обратился

    Скажу без всяких обоснований и умничаний. Просто показалось, что слово "неизвестном" тут не на месте. Можно было б и просто его убрать.
    Цитата vlad ()
    вонзил зубы в кусок сочного жареного поросенка.

    Могу и ошибаться, но у тебя и в первой части они постоянно зубами вгрызались в бедных хрюшек. Никакой диеты и ЗОЖ! di Такая суровая жрачка действительно безальтернативна была (по твоим источникам)?
    Цитата vlad ()
    - Их было восемь, - словно невзначай изрек я и вонзил зубы в кусок сочного жареного поросенка.
    Капля жира по губам стекла на подбородок, где затерялась в черной как безлунная ночь бороде.

    Выделенное предложение явно гласит о Кеттиле, то бишь о самом себе, раз это его мемуары. Следовательно, подобное описание здесь не нужно. Он же не будет живописать так красивошно то, чего не видел. А уж тем более свою бороду сравнивать с безлунной ночью. Но по ощущениям ГГ - безбородый, и речь шла о Вышеславе. Тогда надо как-то его упомянуть в предложении.
     
    nonamemanДата: Пятница, 09.02.2018, 10:22 | Сообщение # 141
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2522
    Статус: Не в сети
    Цитата vlad ()
    Более удачливым господином они посчитали меня. Немудрено. Особенно после того, как они увидели, какими силами мы остановили короля Свейна. Эгиль, старший из них, рассмеялся в голос. Бьёрн, молодой, но уже покрытый шрамами, воин, с нескрываемым восхищением воззрился на мертвых всадников и погладил небольшие косицы, в которые была заплетена его борода.

    Предложение явно говорит о прошлом периоде (т.к. речь о мёртвых всадниках), но как-то сливается с основным повествованием и вызывает лёгкое когнитивное недомогание.
    Цитата vlad ()
    - Да будет так, - выдавил он и встал из-за стола.
    - Тебе стоило убить его, - сказал Аскель этим же вечером.

    И снова то же. Никак не разделены два разных эпизода, и воспринимается, как продолжение первого диалога.

    В остальном всё отлично.
    Аскеля в качестве товарища и соратника Кеттиля так и не воспринимаю. Подлейшая душонка.
     
    vladДата: Пятница, 09.02.2018, 18:58 | Сообщение # 142
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1126
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    Скажу без всяких обоснований и умничаний. Просто показалось, что слово "неизвестном" тут не на месте. Можно было б и просто его убрать.

    Согласен, вообще оно здесь левое!
    Цитата nonameman ()
    Могу и ошибаться, но у тебя и в первой части они постоянно зубами вгрызались в бедных хрюшек. Никакой диеты и ЗОЖ!

    :D Люблю, знаешь ли, сам жареную хрюшку
    Цитата nonameman ()
    Предложение явно говорит о прошлом периоде (т.к. речь о мёртвых всадниках), но как-то сливается с основным повествованием и вызывает лёгкое когнитивное недомогание.

    Цитата nonameman ()
    И снова то же. Никак не разделены два разных эпизода, и воспринимается, как продолжение первого диалога.

    Подумаю, но если честно так и задумывал эти куски. Обмозгую это дело.
    Цитата nonameman ()
    Аскеля в качестве товарища и соратника Кеттиля так и не воспринимаю. Подлейшая душонка.

    Есть такое дело)) И вообще, в этой книге ему отводится несколько больше места, чем в первой. Посмотрим, что получится.
    Цитата nonameman ()
    В остальном всё отлично.

    Спасибо большое!

    Добавлено (09.02.2018, 18:58)
    ---------------------------------------------
    Ну и продолжение..
    __________

    Глава 2

    Все началось с мальчишки лет десяти, сына хозяина дома, в котором нас поселили. Первак, как звала сына мать, или Воробей, как окликал его я, стал тем маленьким комком снега, что, падая со склона горы, увлекает за собой целую лавину. Его появление тогда оказалось первым звеном в цепи быстро сменяющих друг друга событий.
    Однако поначалу я и подумать об этом не мог, так как тот день не отличался от любого другого так же, как походили друг на друга и любые наставления и уроки отца Власия.
    - Ну же, господин, вспоминай! Только вчера об этом говорили.
    Отец Власий настойчиво указывал срезанной ветвью орешника в книгу. В голосе его сквозило раздражение. Рука нервно дрожала. Мне было жаль монаха, и я не хотел его расстраивать. Но странные символы, бегущие по строчкам, никак не желали превращаться в буквы.
    Мы сидели на берегу тихо несущей воды реки. Томик, так бережно хранимый отцом Власием, лежал на пне. Легкий ветер шевелил его страницы, и я, подражая монаху, аккуратно придерживал их за уголок. Жест с моей стороны верный - пусть знает, что его ученик, хоть и плохо понимает речи наставника, но внимает им со всем старанием.
    - О чем я твердил весь день вчерашний? - отец Власий, словно невзначай, дернул шнурок на шее, на котором висел маленький крест.
    Намек более чем понятный.
    Я взглянул на буквицу.
    - "Твердо"?
    - Ну конечно! - монах радостно всплеснул руками, будто мною была прочитана страница целиком. Перекрестился и взялся за распятие, чуть не тыча им мне в лицо. - "Твердо", будь она благословенна! "Твердо"! - нараспев повторил он. - Похожа на крест, господин. Все верно! Так и запоминай. Любая буква на что-нибудь да схожа. "Твердо" - на крест!
    Безумец! Он даже в бабе с коромыслом рассмотрел бы распятого Христа. Смех распирал меня, но я сдержался. Радость монаха была такой искренней, что омрачать ее не хотелось. Не уверен, что он с пониманием бы отнесся к тому, что в буквице, состоящей из палки с лежащей сверху поперечиной, я углядел вовсе не крест, а молот Тора. А в остальном отец Власий был прав - все эти забавные рисунки на что-нибудь да были схожи. "Слово" - на золотые браслеты, что носят воины на руках; "Шта" - на великое древо Иггдрасиль; а "Глаголи" - на виселицу. Но об этом я молчал, а просто называл буквы. Монах же приходил в восторг каждый раз, когда слышал верный ответ.
    Обучение проходило трудно, и будь мы в Новгороде, я давно спровадил бы настырного святошу. Но здесь, в Мокром, мне некуда было деваться. К тому же, появилась веская причина пойти князю навстречу и познать-таки грамоту. Ею оказался староста Вышеслав. Меня удивило, что в такой дали от града, среди лесов и рек, кто-то мог свободно читать. Я отлично помнил, как письмо Ярослава перекочевало из рук монаха в руки старосты, и тот, не моргнув глазом, прочел послание. Именно это, но никак не повеление князя, и сподвигло меня сесть за томик с писанием.
    Отец Власий, вдохновленный моим рвением, продолжил указывать ветвью в книгу и упорно что-то твердить. Я в ответ лишь кивал, изрядно устав, и появление Воробья оказалось сродни спасению. Никогда ранее так не радовался при виде маленького вихрастого сорванца!
    - Что надобно, Первак? - нахмурил брови отец Власий. Он не любил, когда нам мешали, и от пары ударов ветвью по спине мальчишку оградило только мое присутствие.
    - Господин, дозволь сказать, - тот, и глазом не моргнув, обратился ко мне. Он проявлял не больно много уважения к монаху, как его отец к христианам в целом, что, впрочем, как я заметил, было не в диковинку в этой глуши. Здесь, конечно, молились и Христу, но не забывали и о старых Богах. Одним этим мальчонка мне нравился.
    - Говори, Воробей.
    - Киевляне. Их отряд замечен там.
    Его рука указала в восточном направлении. От былого веселья не осталось и следа, и я, почувствовав, как внутри меня все сжалось от дурного предчувствия, прикоснулся к фигурке лебедя.
    За те две недели, что мы провели в Мокром, я отлично изучил окрестности. Это поселение до боли в сердце напоминало Хрингарики. Здесь, так же, как и в далеком Нореге, раскиданные в беспорядке дома ютились вдоль берега реки, а к вспаханным полям подступал лес. Развешенные для просушки многочисленные сети и резкий запах рыбы указывали на тот же, что и у северян, основной промысел, а отсутствие церкви или даже небольшой часовенки только добавляло сходства. Чем Мокрое отличалось от Хрингарики - так это невысоким частоколом вокруг поселения. Заостренные бревна, кое-где даже прогнившие и не вплотную подогнанные друг к другу, обступали поселение со всех сторон, кроме реки, являя собой хоть какую-то защиту и даря драгоценное время воинам в случае нападения. Именно такой преграды не хватило моему отцу, чтобы отбить атаку Халльварда, с тоской подумал я, когда осматривал частокол.
    После этого я несколько дней потратил, чтобы изучить близлежащий лес во всех направлениях и дорогу, что вела на Киев. Она меня интересовала в последнюю очередь. Я всего раз встречался с князем Борисом, но даже той недолгой беседы хватило, чтобы понять - он далеко не глупец. А на хорошо защищенную дорогу, которая змеёй ползла из Новгорода в Киев, мог сунуться только умалишенный. Тропы в лесной чаще заслуживали куда больше внимания. В каждый дозор помимо людей Вышеслава шли и мои воины. Волчий Хвост, как и староста, были этим недовольны. Плохо зная местность, мы задерживаем отряд, говорили они, чем вполне могут воспользоваться киевляне. Я давал им высказаться, а потом поступал, как желал сам. Им же ничего не оставалось, как подчиниться.
    Вокруг Мокрого располагались с пол десятка таких же мелких поселений, которые, как уверял Вышеслав, находились под его защитой. Вся защита, по моему мнению, сводилась к сбору дани, не давая ничего взамен, и сожженные дотла дома в день нашего появления здесь лишь подтверждали это. Я посетил их все и пытался уверить людей, что отныне им ничего не угрожает, и наши мечи тому порука. Они благодарили, угощали хлебом и рыбой с мясом. Мы уходили, но меня не покидало ощущение, что в глазах поселян царил страх, когда рядом показывался староста или его волчий прихвостень. Я пытался себя убедить, что дело в снующих тут и там киевлянах, тем более, что появлялись они часто. Их набеги стали так же привычны, как и утренние молитвы отца Власия. Мы прогоняли их, нескольких даже убили, но они, подобно мошкаре, продолжали кружить вокруг.
    Потому в вестях, принесенных Воробьем, не было ничего удивительного. И все же нутро свело от плохого предчувствия. Ибо вихрастый мальчонка в этот день уже произносил те же самые слова.

     
    nonamemanДата: Вторник, 13.02.2018, 10:10 | Сообщение # 143
    Первое место в конкурсе "Таинственное Alter Ego"
    Группа: Критик
    Сообщений: 2522
    Статус: Не в сети
    Цитата vlad ()
    Однако поначалу я и подумать об этом не мог, так как тот день не отличался от любого другого так же, как походили друг на друга и любые наставления и уроки отца Власия.

    Очень мне нравятся эти тонкие подколы в сторону христианства. Ещё в первой части радовали. Так как это пишет уже старик, то его критический взгляд остался при нём.
    Цитата vlad ()
    будь она благословенна!

    А вот это можно и в быту использовать, от ненорматива отучаться :)
    Цитата vlad ()
    Безумец! Он даже в бабе с коромыслом рассмотрел бы распятого Христа. Смех распирал меня, но я сдержался. Радость монаха была такой искренней, что омрачать ее не хотелось. Не уверен, что он с пониманием бы отнесся к тому, что в буквице, состоящей из палки с лежащей сверху поперечиной, я углядел вовсе не крест, а молот Тора. А в остальном отец Власий был прав - все эти забавные рисунки на что-нибудь да были схожи. "Слово" - на золотые браслеты, что носят воины на руках; "Шта" - на великое древо Иггдрасиль; а "Глаголи" - на виселицу. Но об этом я молчал, а просто называл буквы. Монах же приходил в восторг каждый раз, когда слышал верный ответ.

    Тут вот вышел некоторый диссонанс. Кеттиль не может вспомнить букву. Ему отец Власий показывает на крест (по идее просто похожий на букву предмет) и Кеттиль тут же вспоминает. Нелогично. Ведь ассоциации ещё не было у него в мозгу. Если бы Власий сказал, что вот мол "Твёрдо", похожее на крест, тогда привязка была бы. А если эту ассоциацию вбивали ему весь предыдущий день, то почему он не вспомнил про крест, хотя умудрился вспомнить свою ассоциацию - молот Тора.
    Цитата vlad ()
    Отец Власий, вдохновленный моим рвением,

    Может в кавычки взять? Рвением там и не пахло, он просто не мог найти повода послать Власия.
    Цитата vlad ()
    волчий прихвостень.

    Не знаю, случайно или нет, но шикарно обыграл прозвище "Волчий Хвост".

    Цитата vlad ()
    Ибо вихрастый мальчонка в этот день уже произносил те же самые слова.

    Вот это не понятно. Он что, два раза докладывал про киевлян?

    Кстати заметил такую штуку, две главы оканчиваются предложениями со словом "Ибо". Случайность, тенденция?
    В остальном всё отлично: живо, интересно.
     
    vladДата: Среда, 14.02.2018, 21:07 | Сообщение # 144
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1126
    Статус: Не в сети
    Цитата nonameman ()
    Очень мне нравятся эти тонкие подколы в сторону христианства. Ещё в первой части радовали.

    ;) стараюсь не переборщить, но мне это тоже нравится
    Цитата nonameman ()
    А вот это можно и в быту использовать, от ненорматива отучаться

    :D :D :D да будет так!
    Цитата nonameman ()
    Тут вот вышел некоторый диссонанс.

    Думаю, тут надо будет немного перефразировать
    Цитата nonameman ()
    Не знаю, случайно или нет, но шикарно обыграл прозвище "Волчий Хвост".

    ah старалси..
    Цитата nonameman ()
    Вот это не понятно. Он что, два раза докладывал про киевлян?

    al об этом в продолжении
    Цитата nonameman ()
    Кстати заметил такую штуку, две главы оканчиваются предложениями со словом "Ибо". Случайность, тенденция?

    скорее второе. нравится мне это слово.
    Цитата nonameman ()
    В остальном всё отлично: живо, интересно.

    bp bp bp спасибо
     
    Vladimir1996Дата: Суббота, 31.03.2018, 15:49 | Сообщение # 145
    Неизвестный персонаж
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 4
    Статус: Не в сети
    В среднем нормально.
     
    vladДата: Среда, 04.04.2018, 18:53 | Сообщение # 146
    Первое место в конкурсе: "Месть вопреки всему"
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 1126
    Статус: Не в сети
    Спасибо, что заглянули)
     
    Форум Fantasy-Book » Популярные авторы сайта » Исторический роман, реальные истории » Варяг (Начало исторического романа)
    • Страница 6 из 6
    • «
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6
    Поиск:

    Для добавления необходима авторизация
    Нас сегодня посетили
    Fredi_Hozar Гость